13 таблиц и графиков об антинаркотической статье УК. Статья ук рф хранение и употребление

13 таблиц и графиков об антинаркотической статье УК

Дело журналиста Ивана Голунова привлекло внимание к работе правоохранительных органов и судебной системы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. “Ъ” подробно изучил главную антинаркотическую статью УК — 228-ю: о чем она и как применяется на практике.

О чем статья 228 УК РФ

Статья 228 предусматривает наказание за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений или их частей, содержащих данные вещества (далее обобщенно наркотических средств).

Статья 228.1 (ее инкриминировали Ивану Голунову) — за производство, сбыт или пересылку наркотических средств.

Статья 228.2 — за нарушение правил оборота наркотических средств.

Статья 228.3 и 228.4 — за незаконное приобретение, хранение, перевозку, производство, сбыт или пересылку прекурсоров наркотических средств (то есть веществ, используемых для изготовления наркотиков).

Помимо статьи 228 со всеми частями наказания, связанные с незаконным оборотом наркотиков, содержатся в статьях 229–233 УК. КоАП также предусматривает административное наказание за преступления, связанные с наркотиками. В частности, незаконный оборот наркотических и психотропных веществ (ст. 6.8 КоАП), пропаганда наркотических средств (6.13), потребление в общественных местах (20.20).

Какое наказание грозит нарушителям

За приобретение, хранение, изготовление наркотических средств без цели сбыта (ст. 228) предусмотрено наказание (в зависимости от размера изъятых веществ):

Лишение свободы Дополнительно
В значительном размере до 3 лет* штраф до 40 тыс. руб., обязательные / исправительные работы, ограничение свободы до 3 лет
В крупном размере от 3 до 10 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1 года
В особо крупном размере от 10 до 15 лет штраф до 500 тыс. руб., ограничение свободы до 1,5 лет

*в данном случае лишение свободы не обязательное, а лишь одно из возможных наказаний

За незаконное производство и сбыт наркотиков (ст. 228.1) УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до 20 лет, в исключительных случаях вплоть до пожизненного заключения.

Какой срок грозит нарушителям по ст. 228.1 Лишение свободы
Без отягчающих обстоятельств от 4 до 8 лет
Сбыт в СИЗО, административных зданиях, на спортивных, образовательных и транспортных объектах, с помощью СМИ и интернета от 5 до 12 лет
Группой лиц по предварительному сговору, в значительном размере от 8 до 15 лет
Организованной группой, в крупном размере, с использованием должностного положения, несовершеннолетнему от 10 до 20 лет
В особо крупном размере от 15 до 20 лет, пожизненно

Дополнительно возможно назначение штрафа вплоть до 1 млн руб., ограничения свободы, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Уголовный кодекс предусматривает освобождение от уголовной ответственности за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотиков или прекурсоров для лиц, добровольно сдавших эти вещества и активно способствовавших раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, изобличению лиц, их совершивших, и обнаружению имущества, добытого преступным путем. Незаконные производство и сбыт наркотических веществ или прекурсоров (ст. 228.1 и 228.4) освобождения от ответственности не предусматривают.

Как определяется размер наркотических веществ

Значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических веществ и растений, содержащих наркотические вещества, утверждены постановлением правительства от 1 октября 2012 года №1002.

К примеру, N-метилэфедрон и его производные, сбыт которых инкриминировали Ивану Голунову, в крупном размере соответствует более 1 г вещества.

Определение размера запрещенных наркотических веществ при уголовном преследовании (граммов свыше)

Значительный Крупный Особо крупный
Кокаин 0,5 5 1500
Героин 0,5 2,5 1000
Амфетамин и его производные 0,2 1 200
Метамфетамин 0,3 2,5 500
Гашиш (анаша, смола каннабиса) 2 25 10 000
Каннабис (марихуана) 6 100 100 000
Кактус, содержащий мескалин 50 250 25 000
Кокаиновый куст (растение рода Erythroxylon) 20 250 20 000
Конопля (растение рода Cannabis) 6 100 100 000

Согласно исследованию Института проблем правоприменения «Карта наркопреступлений РФ», по данным на 2014 год, наиболее часто изымаемые правоохранителями наркотики — каннабиноиды, героин и амфетамины.

Посмотреть карту можно здесь.

О чем говорит судебная статистика

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, каждый седьмой приговор в РФ выносится по 228-й статье. Так, в 2019 году по всем составам УК РФ были осуждены 658,3 тыс. человек, из них на статью 228 со всеми частями пришлось 13,4% от всех приговоров. Для сравнения: годом ранее доля составляла 14,3% (общее число осужденных — 697 тыс.), в 2014 году — 15,2% (из 719,3 тыс.). Если брать все статьи, связанные с наркотиками, то по ним сидит четверть всех осужденных.

Самой массовой является статья 228 (приобретение и хранение без цели сбыта), на которую в 2019 году пришлось 79% всех приговоров (69,6 тыс.). На сбыт наркотиков (228.1) приходится 21% приговоров.

Большинство осужденных — молодежь (возрастная группа от 18 до 29 лет).

Самым распространенным сроком за преступления, связанные с наркотиками, является лишение свободы на 3—5 лет. При этом освобождением от наказания завершается лишь 0,3% уголовных дел.

Ст. 72.1 УК РФ дает суду возможность обязать осужденного пройти лечение от наркомании (если основное наказание не связано с тюремным заключением). В ст. 82.1 предусмотрена возможность осужденному на реальный срок добровольно пройти лечение от наркомании с отсрочкой отбывания наказания.

В докладе Института проблем правоприменения «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики» от 2017 года отмечается, что потребителей в России преследуют чаще, чем распространителей. Авторы выявили «искусственное искажение масс изъятых наркотиков со стороны правоохранительных органов». «У наркопотребителей чаще всего изымаются именно такие массы марихуаны и гашиша, которых как раз достаточно для квалификации правонарушения как уголовного преступления, и эти массы ненамного превышают значительный размер, необходимый для возбуждения уголовного дела», говорится в докладе.

Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Отдельной проблемой исследователи называют тот факт, что «под наркотиком правоохранителями понимается не чистое наркотическое вещество, находящееся в смеси, а вся смесь целиком.

Социологический взгляд на статистику наркопреступлений

По словам эксперта Института проблем правоприменения Европейского университета Алексея Кнорре, официальной статистики привлечения к ответственности сотрудников правоохранительных органов за фальсификацию дел по наркостатьям нет. Однако контент-анализ СМИ за последние 5 лет позволил выявить около 500 случаев, когда сотрудник правоохранительных органов был задержан, арестован или осужден за фальсификацию, связанную с наркотиками.

23 ноября 2010 года во время обысков в доме активистки незарегистрированной партии «Другая Россия» Таисии Осиповой нашли девять граммов героина. 29 декабря 2011 года Заднепровский районный суд Смоленска приговорил ее к 10 годам лишения свободы (ч. 3 ст. 228.1). 28 февраля 2017 года она вышла на свободу по УДО.

29 января 2013 года в Москве был задержан член территориальной избирательной комиссии района Проспект Вернадского от КПРФ и постоянный участник акций протеста Сергей Резников. При задержании полицейские нашли у коммуниста несколько граммов кокаина, но он своей вины не признал. 6 марта 2017 года Никулинский районный суд приговорил его к трем годам лишения свободы (ч. 2 ст. 228). Вышел на свободу 20 ноября 2019 года после того, как Рязанский областной суд заменил оставшийся срок штрафом в 350 тыс. руб.

20 февраля 2014 года президент «Ассамблеи народов Кавказа» Руслан Кутаев был взят под стражу в чеченском селе Гехи по подозрению в незаконном хранении трех граммов героина. 7 июля того же года он был приговорен Урус-Мартановским городским судом к четырем годам колонии (ч. 2 ст. 228). Вышел на свободу 20 декабря 2017 года.

15 апреля 2016 года по дороге в аэропорт города Грозный был задержан журналист Жалауди Гериев. Его обвинили в хранении и перевозке 168 граммов марихуаны. 5 сентября того же года Шалинский городской суд приговорил его к трем годам колонии (ч. 2 ст. 228). 30 апреля 2019 года он вышел на свободу.

9 января 2019 года в Чечне сотрудники ДПС остановили автомобиль руководителя грозненского представительства правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева. В его машине был обнаружен пакет со 180 граммами марихуаны. Сам правозащитник своей вины не признал, заявив, что наркотики ему подбросили. 18 марта 2019 года Шалинский городской суд Чечни приговорил его к четырем годам колонии (ч. 2 ст. 228 УК РФ). 10 июня того же года был освобожден по УДО.

Наказания за преступления, связанные с наркотиками, очень различаются. В частности, в Сингапуре одно из самых строгих законодательств на планете. Незаконным является хранение, потребление, производство, торговля, независимо от количества. Наказания — вплоть до смертной казни. На другом конце света Дания и Нидерланды, где употребление наркотиков вообще не является уголовно наказуемым.

В США наркотические преступления регулируются на федеральном уровне и законодательством штатов. В большинстве штатов уголовно наказуемым является не употребление, а хранение наркотиков. Приговоры с тюремным сроком грозят за хранение в большом количестве и сбыт. По данным Комиссии по приговорам США, за 2017 финансовый год большинство (95,6%) осужденных за торговлю наркотиками получили тюремные сроки. Средний срок — 70 месяцев (около 6 лет). Средний возраст нарушителя при вынесении приговора — 36 лет. Самыми распространенными наркотиками в США являются метамфетамин и кокаин. На сегодняшний день 45% заключенных в американских тюрьмах отбывают наказание за преступления, связанные с наркотиками.

Марина Бочарова, Артем Косенок, Михаил Малаев, Ольга Шкуренко

Уголовная ответственность за хранение марихуаны

Марихуана на территории РФ входит в список запрещенных веществ №1, полностью изъятых из гражданского оборота. Наказание за хранение марихуаны зависит от количества травки, обнаруженной правоохранительными органами, и цели ее приобретения или изготовления. Хранение любого наркотического средства с целью сбыта, в соответствии с законодательством, наказывается строже, чем для собственного употребления. Если травка предназначена для себя и найдена в небольших количествах, виновному грозит административная ответственность — штраф или административный арест. Уголовная ответственность за хранение марихуаны,приобретенной для личного пользования, начинается со значительного размера (6 г).

Что такое марихуана и ее действие на организм

Марихуана представляет собой наркотическое средство, полученное на основе стеблей и листьев конопли с добавлением небольшого количества цветков. Активным веществом является ТГК, которого содержится в марихуане 0,5-4 %.

Наркоманы иногда добавляют марихуану в пищу для получения одурманивающего эффекта, но главным способом ее использования является курение. Для этой цели используется самокрутка (косяк) либо папироса, в которой табак заменен травкой. Вдыхаемый дым с ТГК через легкие проникает в кровь и расходится по всему организму, в результате чего возникает наркотическое опьянение.

Активное вещество марихуаны после попадания в кровяное русло начинает действовать почти сразу же, максимальный эффект достигается через полчаса, а продолжительность действия составляет 2-4 часа, в зависимости от концентрации ТГК и чувствительности организма.

Характерные черты каннабиноидного наркотического воздействия:

— общее мышечное расслабление, ощущение легкости;

— нарушение пространственно-временного восприятия;

— беспричинный безудержный смех;

— гиперестезия звуковых, цветовых и вкусовых раздражителей.

В состоянии наркотического опьянения после употребления марихуаны изменяется восприятие вещей: цвета становятся ярче, отдельные звуки сливаются в музыку, становится еще вкуснее еда и т. д. Ход времени замедляется или наоборот ускоряется, возрастает социальная активность — человек становится общительным и болтливым.

В сочетании с алкоголем может появляться ощущение грозящей опасности, возникать беспокойство и панический страх. Появляется общая заторможенность, нарушаются мыслительные процессы и память.

Влияние марихуаны на органы человека:

— мозг — оказывает негативное влияние на ближнюю память, способность к пониманию происходящего, абстрактному мышлению и обучению;

— легкие — вызывает отрицательные эффекты, свойственные табакокурению, в усиленных масштабах — фарингиты, бронхиты, синуситы, рак, отеки, развитие различных заболеваний верхних дыхательных путей.

— сердце — повышение кровяного давления, усиление сердцебиения;

— половая система — нарушение гормонального фона, снижение тестостерона и повышение количества аномальных клеток в сперме у мужчин, нарушения овуляции и токсическое действие на плод у женщин.

Марихуана может накапливаться в женских половых органах и нарушать развитие плода, у курящих марихуану матерей рождаются дети со сниженным весом — «фетальный синдром марихуаны», по сравнению с «фетальным алкогольным синдромом» наблюдается в 5 раз чаще. При кормлении грудных детей наркотик с молоком матери переходит в организм ребенка. Травка может вызывать непредсказуемые последствия у людей с пороками сердца и страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Марихуана нарушает координацию движений, после курения «травки» замедляется реакция на звуковые и световые сигналы, снижается степень восприятия и способность к выполнению последовательных операций. У наркомана появляется потребность активно двигаться и разговаривать, в состоянии покоя принимают неестественные позы.

Марихуана действует более мягко, чем тяжелые наркотики, но в конечном итоге вызывает те же самые последствия — разрушение здоровья и деградацию личности. Последствиями употребления наркотика могут стать психические расстройства — апатии, депрессии, склонность к суициду. При отсутствии травки появляется состояние крайнего дискомфорта, что вынуждает постоянно повышать дозу.

Читайте так же:  Заявление на компенсацию за неиспользованный отпуск: образец. Заявление на отпуск за прошедший год

Марихуана приводит к быстрому привыканию, а затем — к потребности увеличивать дозу с последующим переходом на более сильные наркотики. Медицинские исследования показывают, что почти во всех случаях употребляющие героин, крэк и другие «тяжелые» наркотики, начинали с марихуаны. Каннабис и все препараты на его основе входят в список № 1 Конвекции ООН и соответствующих законодательных актов РФ, запрещены к свободному обороту.

Продолжительное употребление марихуаны приводит к серьезных нарушениям деятельности мозга и жизненно важных систем у человека. Единственный положительный эффект марихуаны — посредством блокирования рецепторов боли она способна оказывать мощный обезболивающий эффект.

Наказание за хранение марихуаны

Под хранением марихуаны понимают сам факт ее нахождения во владении определенным лицом. При этом не имеет значения место хранения и продолжительность. Наркотик может быть изъят из жилища виновного, салона автомобиля, из сумки, карманов одежды и т. д.

При обнаружении проводится медицинское обследование задержанного, наличие наркотика в крови автоматически приравнивается к употреблению марихуаны и влечет за собой административное наказание с последующей постановкой на учет в наркологическом диспансере. При обнаружении свыше 6 г марихуаны (значительный размер) заводится уголовное дело по ст. 228 — незаконное хранение, употребление и пересылка психотропных и наркотических средств без цели сбыта. Если установлено, что виновный тем или иным способом участвовал в распространении марихуаны, ему грозит уголовное дело по ст.228.1. Склонение других людей к употреблению марихуаны в любой форме — ст.230 УК РФ.

Культивирование конопли также является преступлением, за выращивание небольшого количества растений грозит административная ответственность, за обнаружение на личном участке более 20 растений — уголовное наказание.

Ответственность за хранение марихуаны определяется рядом статей Уголовного кодекса и зависит от конкретной ситуации и совокупности смягчающих и отягчающих обстоятельств (при их наличии).

Наказание могут смягчить добровольная сдача травки, справка о проблемах со здоровьем, положительные характеристике по месту работы или жительства. К смягчающим обстоятельствам при поведении уголовного расследования относятся также наличие малолетних детей на иждивении и некоторые другие факторы.

Статьи за хранение марихуаны

Марихуана относится к наиболее распространенным наркотикам, которые употребляются посредством курения. Употребление травки попадает под статью 6.9 административного кодекса, предусматривающую наказание в виде штрафа в размере 4-5 тысяч рублей либо 15 суток административного ареста. Срок давности правонарушения — 1 год, если с «травкой» попадается иностранец, его ждет выдворение из России. За ребенка, пойманного с марихуаной, отвечают родители (ст. 20.22 УК РФ). Дополнительными неприятностями поимки с наркотиками является постановка на учет в наркологическом диспансере. Лицо освобождается от административнойответственности за хранение марихуаны, если добровольно сдаст «травку», находящуюся у него, и обратится в медицинское учреждение для лечения от наркотической зависимости.

По факту хранения марихуаны в крупном и особо крупном размере возбуждается уголовное дело в соответствии со ст. 228 УК РФ.

Статья 228 предусматривает ответственность за незаконные операции с наркотическими и психотропными средствами, их аналогами и растениями, содержащими психотропные и наркотические средства. На законодательном уровне приобретение, хранение, переработка и перевозка наркотических средств запрещены.

Статья 228, ч.1 за хранение марихуаны в значительном размере предусматривает ответственность: штраф до 40 тысяч рублей либо в размере дохода виновного за период до 3 месяцев, исправительные работы сроком до двух лет, до трех лет лишения свободы и до 480 часов обязательных работ.

При обнаружении марихуаны в крупном размере, в соответствии со ст. 228, ч.2, виновному грозит лишение свободы на срок от 3 до 10 лет с ограничением свободы сроком до 1 года либо без такового, со штрафом до 500 тысяч рублей либо в размере дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Наказание за хранение «травы» в особо крупном размере — тюремное заключение на срок 10-15 лет со штрафом до 500 тысяч рублей либо без такового, с ограничением свободы на срок до 1,5 лет либо без такового.

В примечании к статье за хранение травы (ст. 228 УК РФ) рассмотрены условия освобождения от ответственности виновного лица. Виновный может быть освобожден от уголовной ответственности, если одновременно соблюдены все условия:

— имела место добровольная сдача наркотического средства;

— оказание содействия правоохранительным органам в раскрытии и предотвращении преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков, изобличение лиц, совершивших или совершающих преступление;

— оказание содействия в обнаружении средств, добытых преступным путем.

Считается, что произошла добровольная сдача наркотиков, если их владелец осуществил передачу запрещенных средств правоохранительным органам при наличии у него возможности распорядиться наркотиком иначе. Если же марихуана была изъята при задержании либо в ходе расследования, то добровольная сдача засчитана судом не будет.

Крупный и особо крупный размеры наркотических средств устанавливаются Правительством РФ.

Двести двадцать восьмая — самая «народная» статья: по статистике Федеральной службы исполнения наказаний, с 2006 года число осуждённых за наркотические преступления выросло вдвое. Про 228-ю сочиняли песни, придумывали мемы и шили шапки. Сегодня по статье, популяризированной отечественной рэп-музыкой, сидят более 130 тысяч человек — это самая большая категория, почти треть всех осуждённых. Бо?льшая часть этих людей получила приговоры за действия, не связанные со сбытом. От штрафа в 300 рублей за сбыт кокаина — до пяти лет тюрьмы за курение марихуаны: самиздат изучил, как эволюционировало антинаркотическое законодательство.

«Осенью 2015 года, точное время и дата не установлены, Нечаев А. И., имея умысел на незаконное приобретение и хранение наркотических средств, без цели сбыта, незаконно приобрёл для личного употребления, без цели сбыта, вещество растительного происхождения, которое, согласно справке об исследовании и заключению эксперта, является наркотическим средством — каннабис (марихуана), в высушенном состоянии», — гласит приговор № 1-180/2016 Комсомольского районного суда города Тольятти.

Пакетик с травой весом 11,2 грамма подсудимый поначалу хранил при себе, а затем, судя по показаниям, оставил дома до весны. Пятого апреля в 22 часа 20 минут Нечаева, которого несколько лет назад уже судили за хранение наркотиков, задержали сотрудники полиции. В ходе досмотра у него изъяли значительную дозу запрещённого наркотического вещества. Шестого мая 2016 года суд, приняв во внимание смягчающие обстоятельства — признание вины и хорошие характеристики по месту жительства, счёл Нечаева А. И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 1 УК РФ и назначил год лишения свободы.

Судьба осуждённых по наркотическим преступлениям разнообразна: статьи много раз менялись и сильно дорабатывались. Если бы А. И. попался в 2005-м, то отделался бы всего лишь административным штрафом, а если бы в 2011-м — мог бы сесть на пять-двенадцать лет за деяния в крупном размере.

Россия позже других стран начала борьбу с наркотиками на государственном уровне. Первые разговоры о том, что опиум всё-таки не для народа, начались в 1860-х годах, а например, во Франции ещё в 1845 году приняли закон, запрещающий контрабанду опия в страну. Российский император Николай Второй издал Указ о мерах по борьбе с опиокурением лишь спустя 80 лет (в 1915 году) и только на Дальнем Востоке. Такая сегрегация была не случайна: влияло соседство с Китаем, откуда опий долгие годы завозился большими партиями.

Революция в России открыла для рабочего класса рынок наркотиков — морфий, опий и кокаин. До 1917 года наркомания в стране носила ограниченный характер и почти не выходила за пределы богемной среды. Употребление наркотиков в основном относилось к категории роскоши, доступной верхним слоям общества, но после революции вещества всё больше стали выполнять развлекательную, а не только целебную функцию и для пролетариата. «Буквально через три месяца после прихода к власти большевиков Народный комиссариат внутренних дел вынужден был констатировать: „Появились целые шайки спекулянтов, распространяющих кокаин, и сейчас редкая проститутка не отравляет себя им. Кокаин распространился в последнее время и среди слоёв городского пролетариата“», — пишет исследователь советской повседневности Наталья Лебина.

В Кодексе 1922 года существовала только статья 215, карающая «приготовление ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то права» штрафом до 300 рублей или принудительными работами. В годы НЭПа дети-кокаинисты, попрошайничающие «на хлеб», становились привычным явлением, а к «марафету» и «муке» пристрастилась рабочая молодёжь. Вместе с тем советское правительство продолжило начатую в 1914 году борьбу с алкоголизмом. Ограничение на продажу алкоголя освободило «рыночное» место для кокаина и опиатов, что усугубило и без того растущую проблему употребления веществ.

В ответ на рост популярности опия и кокаина руководство страны ввело уголовное наказание за оборот наркотических средств вместе с ядами и сильнодействующими веществами. В РСФСР появился Декрет от 6 ноября 1924 года, запрещающий распространение, изготовление и хранение с целью сбыта веществ, «разрушительным образом действующих на народное здоровье». За нарушение можно было получить срок до трёх лет, при этом хранение без цели сбыта и употребление уголовно не преследовалось.

В 1925-м начали создавать наркодиспансеры, а в Москве открылось первое клиническое отделение для детей-кокаинистов. Лечение проводилось добровольно.

Впоследствии постановление о распространении и сбыте кочевало из кодекса в кодекс, дополнялось и обновлялось, долгое время наказывали только за распространение.

В 1958 году ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли новое постановление о борьбе с пьянством, ограничивающее продажу алкоголя. Очередная антиалкогольная кампания повторила ситуацию 20-х годов: предсказуемо увеличилось самогоноварение и начался резкий рост числа наркозависимых, а за ним — очередное ужесточение антинаркотической политики. В 1960 году в новом и последнем Уголовном кодексе РСФСР появился предок сегодняшней самой «народной» статьи.

Список всего, за что можно было понести уголовную ответственность, расширился в несколько раз: теперь изготовление, приобретение, хранение, перевозка, сбыт, посев и выращивание запрещённых культур грозили сроком до десяти лет с конфискацией имущества, а если ловили на рецидиве — то от шести до пятнадцати.

По мнению исследователя Артёма Сунами, Кодекс 1960 года считается особенно важным для антинаркотической политики, потому что впервые в российском законодательстве наркотики были определены как отдельная угроза. Доктор юридических наук Владимир Ведяхин писал, что предмет преступления представлялся слишком широко — до принятия Кодекса наркотические вещества стояли в одном ряду с сильнодействующими и ядовитыми, и для законодательства угроза от кокаина была сравнима, например, с мышьяком.

Из-за разрозненности антинаркотического законодательства в республиках СССР в статьях о наркотиках возникали расхождения. Где-то уголовная ответственность наступала при отсутствии цели сбыта, где-то — только в случае сбыта. Тогда в 1974 году был выпущен Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с наркоманией». В нём вводятся влияющие на меру наказания признаки: например, крупные размеры наркотических средств, действия, совершённые повторно, или по предварительному сговору, или особо опасным рецидивистом.

В семидесятые годы из-за трансформации представлений о наркотической угрозе методы борьбы с наркотиками стали более репрессивными. В августе 1974 года вышел Указ «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании больных наркоманией», согласно которому алкоголиков и наркоманов могли направить на принудительное лечение на срок от шести месяцев до двух лет. Для этого были созданы лечебно-трудовые профилактории. Фактически ЛТП были местом ограничения свободы, где основным методом лечения был принудительный труд. Пациентов держали за высоким забором и колючей проволокой, а врачи носили погоны. Подать в суд и отправить туда уклоняющихся от лечения могла общественная организация, любимый трудовой коллектив или госорган.

К концу 70-х ЛТП, подобно трудовым лагерям, начали встраивать в промышленность в качестве источников рабочей силы. «У правительства была задача — заполнить рабочие места. И тогда наркологические больницы стали появляться на базе промышленных предприятий, такие были, например у ЗИЛа и „Москвича“, — рассказывает Олег Зыков, директор Института наркологического здоровья нации. — Смысл этих больниц был в одном: заставить больных наркоманией людей пойти работать на заводы, где не хватало рук. И ЛТП были частью промышленной наркологии». Из-за дальнейших экономических изменений в девяностые необходимость в дешёвой рабочей силе на предприятиях отпала — и наркология из «промышленной» стала фармакологической.

Профилактории были знаковой частью антинаркотической политики СССР. Восемьдесят один процент участников опроса, проведённого в 2015 году «Левада-Центром», высказывались за возвращение ЛТП. Но социологи отмечают, что меры репрессивного и запретительного характера в целом довольно популярны у россиян.

Третья и самая известная антиалкогольная кампания СССР, развёрнутая Горбачёвым во время перестройки, принесла те же результаты, что и две предыдущие. Седьмого мая 1985 года было принято постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Выросли цены на алкоголь, и резко ограничились его продажи. Это, как в 20-е и 60-е, увеличило потребление наркотиков. «Кампания — это отправная позиция для антинаркотической политики всех последующих лет, — считает Зыков. — Тогда молодёжная субкультура стала экспериментировать с другими психоактивными веществами, ведь доступность алкоголя сократилась, а спрос сохранился. Достаточно быстро все позитивные эффекты от антиалкогольной кампании сошли на нет, а интерес к наркотикам стал устойчивым. Рынок психоактивных веществ очень сильно разнообразился, а их популярность выросла».

Читайте так же:  Налога на весельные лодки не было и не будет. Налог за надувную лодку с мотором

Вслед за антиалкогольной потянулась и антинаркотическая пропаганда. В июне 1987 года в Уголовный кодекс РСФСР вводятся новые составы преступлений: теперь сесть можно было за «вовлечение несовершеннолетних в немедицинское потребление лекарственных и других средств, влекущих одурманивание» и «незаконные посев или выращивание масличного мака и конопли». Двенадцатого июня 1987 года принимается постановление ЦК КПСС, где критикуются бюрократия и бездействие в борьбе с развернувшимся оборотом наркотиков. Однако колоссальных масштабов проблема достигла в следующие десятилетия. Оказалось, что «социальная среда» для наркоманов в стране всё-таки есть, и условия развитого социализма ситуацию не спасли.

В 1990 году стремительно демократизирующийся СССР решил смягчить отношение к употребляющим наркотики. Комитет конституционного надзора постановил, что Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1974 года «Об усилении борьбы с наркоманией» «необоснованно ограничивал права и свободы» граждан. Руководствуясь Конституцией, Комитет решил: если человек не нарушает общественный порядок и права других лиц, нельзя принудительно отправлять его в лечебно-трудовые профилактории. Комитет также счёл 10-ю статью Указа, предусматривающую административную и уголовную ответственность за употребление, неконституционной. Члены комиссии отмечали, что правовым основанием для статьи послужила зафиксированная в Законе о здравоохранении обязанность граждан СССР «бережно относиться к своему здоровью», тогда как к этому не принуждают ни Конституция, ни международные соглашения. Фактически Комитет признавал потребление наркотиков неотъемлемым правом индивида. Так начался самый короткий период антинаркотической политики — период либерализации.

В 1991 году Верховный Совет РСФСР отменил административную и уголовную ответственность за употребление наркотиков, вместе с отказом от смертной казни за хищение госимущества и другими человеколюбивыми инициативами. Одним из главных аргументов в пользу декриминализации эксперты называли возможность для потребителей без боязни обратиться за медицинской помощью. При этом ответственность за приобретение, хранение, сбыт и другие манипуляции с наркотиками никуда не делась.

В 1993 Ельцин, продолжая демократизацию, своим указом окончательно ликвидировал систему лечебно-трудовых профилакториев.

После распада Советского Союза Российская Федерация ещё много лет использовали принятые в СССР кодексы, в том числе уголовный и административный. Новый УК был принят только в 1996 году, в него, как и прежде, вошла серия статей, предусматривающих ответственность за наркопреступления (228–234 УК РФ), но самой распространённой стала именно 228-я.

Либерализация в наркополитике, как и всякая другая либерализация 90-х, продлилась недолго. Критики декриминализации употребления требовали вернуть административную ответственность, подчёркивая, что число наркоманов, состоящих на медицинском учёте, за четыре года декриминализации выросло более чем вдвое — с 35,2 тысячи в 1992 году до 88 тысяч к концу 1996 года. Сторонники либерального законодательства объясняют рост зависимых достаточно просто: в 90-е был запредельно высокий уровень насилия, а современная наркология считает, что уровень насилия напрямую влияет на количество зависимых. Тем не менее доводы правозащитников не убедили Верховный суд, и маятник антинаркотического законодательства двинулся в обратную сторону, к ужесточению ответственности. Российская Федерация как наследница и правопреемница СССР должна была соблюдать международные конвенции и ограничивать применение наркотических и психотропных веществ только медицинскими целями. В ту пору, как и в советское время, антинаркотическая политика в России и во всём мире была схожа.

После долгих дискуссий решение было принято, и в 1998-м вместе с Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах» в страну вернулась и административная ответственность за употребление, статья 44 появилась в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях, а затем в 2002-м перекочевала в КоАП под номером 6.9. Вместе с ними правительство опубликовало и список запрещённых к хранению и распространению веществ.

ФЗ № 3 1998 года вызывал множество нареканий. Директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков считает, что закон предложил некую системную философию, извращающую представления о наркополитике:

«Вся наркополитика России и других стран изначально направлена на снижение употребления. Это забавно, но часто сверхзадача выпадает и обсуждаются только какие-то отдельные действия, например сколько наркотиков изъяли, — отмечает нарколог. — Есть некая базовая ценность, она важна для понимания того, что есть наркополитика и у нас, и во всем мире. Наркополитика — это борьба с предложением и некие действия по снижению спроса. Говоря о наркополитике, мы должны всегда обсуждать баланс этих двух ипостасей. В нашей стране в начале 90-х это всё не учитывалось, а в головах у людей, занимающихся наркополитикой, были штампы, рождённые американской „войной с наркотиками“. Это и привело к принятию ФЗ № 3, извратившего всё, что можно было извратить».

Олег Владимирович считает, что на протяжении 90-х в мышлении российских деятелей сохранялось репрессивное отношение к наркотическим веществам, которое переносилось на людей, эти вещества потребляющих. Как и в советское время, в законодательстве преобладал достаточно репрессивный подход, из которого и произрастали проблемные юридические нормы.

До 2004 года в стране действовала «таблица доз», разработанная Эдуардом Арменаковичем Бабаяном. Дозы, которые выделял Бабаян, критиковались за слишком малое количество; так, в его таблице уголовное наказание наступало, например, за хранение, приобретение и сбыт уже 0,005 грамма героина, рассказывает Олег Зыков. С такими дозировками задержать можно было кого угодно, при такой таблице было довольно легко набрать потребителей наркотиков и приписать им действия по 228-й статье, что к тому же благоприятно отражалось на отчётности силовых структур.

В 2003 году, на исходе первого путинского срока, по инициативе президента прошла масштабная либерализация уголовного законодательства. В большом пакете поправок среди прочего были приняты изменения 228-й статьи. Теперь статья делилась на две статьи: 228 и 228.1. Первая предусматривала ответственность за хранение, а вторая — за сбыт. Тогда же «двести двадцать восьмую» дополнили примечанием: отныне размер определялся исходя из «средних разовых доз» — количества вещества, которое нужно наркоману, чтобы получить «кайф». Дозы отдельно для всех запрещённых веществ рассчитало и утвердило правительство. Крупным размером признавалось свыше десяти «средних разовых доз», а особо крупным размером — свыше пятидесяти.

Изменения в Уголовном кодексе имели обратную силу, многие дела были пересмотрены — и на свободу вышли более сорока тысяч человек.

Олег Зыков был одним из инициаторов поправок. В то время он как член Комиссии по правам человека, вместе со Львом Левинсоном и другими правозащитниками, смог пролоббировать смягчение законодательства. Главной задачей Комиссии было сместить фокус борьбы с наркоманией с потребителей на распространителей и прекратить посадки людей, приобретающих в небольших объёмах. Однако через год правительство сделало шаг назад. Дело в том, что за год использования «средних разовых доз» количество наркоманов, погибших от передозировки, значительно выросло; критики новой вариации статьи отмечали также и завышенность дозировок, попускающую мелкому сбыту. Так, допустимая доза героина составляла 0,9 грамма, гашиша — 4,9, а высушенной марихуаны — 19,9.

«При выходе из мест лишения свободы многие люди погибают от передозировки, — объясняет неудачу Зыков. — Это известный факт, люди не знают своей физиологии и качества веществ на рынке, потому массовый выход из тюрем увеличил процент передозировок, в остальном статистика была на нашей стороне: количество передозировок среди детей не изменилось, и рост смертности был связан исключительно со вчерашними заключёнными». Тем не менее в 2006 году статья была вновь пересмотрена и идея «средних разовых доз» оказалась в нормативной помойке, а правительство понизило дозировку вдвое, уголовная ответственность за хранение, например, героина наступала уже от 50 миллиграммов.

Тогда же был введён термин «смеси», и людей стали судить за куда меньшие дозы вещества. Любое количество вещества из списка запрещённых, присутствующее в смеси, автоматически превращало всю смесь в наркотическое вещество.

Одиннадцатого марта 2003 года президент Владимир Путин создал на базе одного из комитетов МВД Государственный комитет по контролю за оборотом наркотиков (Госнаркоконтроль) — орган исполнительной власти, курирующий наркополитику. Совсем скоро Госкомитет был преобразован в ФСКН — одно из самых упоминаемых в СМИ в связи с коррупцией и правонарушениями ведомств. На фоне споров о либерализации 2003–2004 годов служба только развивалась и ещё не могла оказать какого-то существенного влияния на наркополитику. В следующие несколько лет ведомство не раз критиковали за чрезмерно репрессивный и часто бездумный подход к борьбе с наркотиками. Оперативники сами сбывали наркотики, шантажировали граждан, вымогали деньги и, как и сотрудники МВД, подбрасывали вещества, чтобы улучшить статистику раскрываемости.

ФСКН также боролась с кондитерами, которые пекли булочки с маком; химиками, работающими с растворителями; ветеринарами, колющими животным кетамин, чтобы смягчить их страдания.

Четвёртого февраля 2019 года закончилось очередное «маковое дело», которое тянулось почти шесть лет и было инициировано сотрудниками ФСКН. В России запрещено производство пищевого мака, его привозят большими партиями в несколько тонн из других стран. Большие партии мака неизбежно содержат какое-то количество опиатов. Оперативники определили все 42 тонны мака наркотической смесью, дело обернулось вероятными сроками по особо крупным размерам, даже несмотря на Постановление Верховного суда, объясняющее, как и когда из смеси необходимо исключать нейтральное вещество. Спустя шесть лет суд завершился в пользу кондитеров, но этот прецедент, по мнению Олега Зыкова, не меняет общей картины.

«Мы даже не знаем, сколько сегодня людей по таким „маковым“ делам сидит в колониях, такие дела никто не пересматривает», — уверен нарколог.

Более чем через десять лет после создания, пройдя через несколько взлётов и падений, Служба падёт в межведомственной борьбе и будет ликвидирована в 2016-м указом президента, успев объявить настоящую войну синтетическим наркотикам. Полномочия ведомства, как и часть его личного состава, перейдут в МВД.

В нулевые в России развернулась целая индустрия оборота дешёвых наркотиков. Название самого популярного из них можно было встретить в каждом подъезде или на асфальте у светофора — «спайс mix, 8 999 981** **». Такая таргетированная реклама была рассчитана на школьников и студентов — из-за своей дешевизны спайсы стали популярны у тех, кто живёт на стипендию.

Спайс — это психоактивный наркотик. До 2007 года курительные смеси можно было купить в табачных ларьках — спайс не подпадал ни под один из антинаркотических законов. Производители утверждали, что эффект достигается за счёт растений с психотропным веществом. Но в 2008 году исследователи установили, что в состав входит синтетический каннабиноид, аналог или производное существующих наркотиков. После этого индустрия спайсов ушла в интернет, а размеры употребления стали неконтролируемыми. Тридцать первого декабря 2009 года постановлением правительства РФ голубой лотос, шалфей предсказателей, гавайскую розу и другие синтетические каннабиноиды, входящие в состав спайсов, запретили к обороту, а в 2010-м включили в перечень запрещённых наркотиков. С 2008 по 2014 год объём изъятий синтетических наркотиков по стране увеличился в 130 раз — со 165 килограмм до 22 тонн. А власть и антинаркотические ведомства объявили войну со спайсами.

В 2012–2015 годах несколько раз фиксировались массовые отравления спайсами и самоубийства после употребления, причём география отравлений охватила девять регионов страны. «Распространению спайсов было очень сложно помешать, — утверждает юрист Арсений Левинсон, сын известного правозащитника Льва Левинсона. — Синтетические каннабиноиды имеют свойство незначительно изменять свою формулу — и так уходить из-под контроля: новые каннабиноиды не успевали вносить в перечень, на рынке их было несколько сотен. Наркополиция говорила, что не может контролировать распространение спайсов».

Тогда в 2012 году было предложено понятие «производной» наркотического вещества, незначительно отличающейся по химической структуре от внесённых в перечень наркотиков. Запрещёнными стали не только сами вещества, но и их производные. При этом, как утверждает Левинсон-младший, из-за ввода этого понятия в перечень наркотиков стало сложно определить, какое именно вещество запрещается, «производная» — слишком общее определение. «Мы тогда обратились в ФСКН с просьбой предоставить нам список всех запрещённых производных от одного из первых синтезированных каннабиноидов. Они сказали, что сделать это невозможно, потому что число его производных — с шестнадцатью нулями». Поэтому «запрещённость» устанавливалась постфактум — в зависимости от того, относила ли экспертиза вещество к производным наркотика.

В 2013 году глава ФСКН Виктор Иванов продвигал в Госдуме законопроект, который бы наделил наркополицию возможность предварительно «запрещать» появляющиеся новые производные и вносить их в свой реестр запрещённых наркотиков для дальнейшего изучения. До этого полномочиями по включению в реестры психоактивных веществ обладал лишь Минздрав. В 2015 году закон с поправками был принят, и наркополиция получила право вести свой реестр запрещённых веществ.

«Идея реестра была правильной. Если человека задержали с веществами, которых нет ни в списке, ни в реестре, эти вещества нужно было взять на экспертизу и внести в перечень запрещённых в течение двух лет. За оборот новых потенциально опасных веществ предусматривалась более мягкая ответственность, приобретение и хранение вообще не каралось. Потребитель в таком случае рассматривался как жертва несовершенства законодательства», — объясняет юрист Арсений Левинсон.

Однако с 2015 года ни одного вещества в этот реестр не вошло — всех по-прежнему привлекали за производные наркотических веществ, а не за «новые и потенциально опасные вещества», которые, согласно законопроекту, должны были изучаться — и только тогда вноситься в перечень запрещённых постановлением правительства. Так, многие люди получали сроки за употребление веществ, которые ещё даже не были изучены и внесены в перечень запрещённых. Но сначала ФСКН, а потом МВД, к которому перешли полномочия исследовать новые производные и вносить их, предпочитали использовать старое постановление и относить все неизученные наркотики к производным.

Читайте так же:  Как вернуть товар в магазин Эльдорадо. Можно вернуть товар если он не подошел

Новые синтетические вещества изменили наркосцену — вслед за спайсами популярными стали «соли» и «спиды». По словам Арсения, сейчас уголовные дела, связанные с этими наркотиками, составляют до 35 процентов.

В 2012 году антинаркотическое законодательство вновь изменилось. По инициативе ещё живого ФСКН в УК изменились показатели размеров. К крупному и особо крупному добавили значительный, чтобы отделить потребителей и мелких барыг от настоящей наркомафии.

В то же время в Уголовный кодекс ввели возможность пожизненного заключения за сбыт наркотиков. Раньше максимальный срок заключения составлял 20 лет по статье 228.1 УК. Впервые к пожизненному сроку за контрабанду наркотиков в особо крупных размерах приговорили только в 2017 году. По версии следствия, обвиняемые с 2012 по 2015 год ввезли и попытались продать в России 600 килограммов героина.

В начале февраля 2019 года в Госдуме состоялась первая встреча рабочей группы, на которой обсуждались изменения в Уголовный кодекс. Сегодня правозащитники предлагают смягчить наказание за хранение без цели сбыта и перевести вторую часть 228-й статьи из категории тяжких преступлений в категорию преступлений средней тяжести.

Дело Голунова. Как предлагают менять наркотические законы

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

После закрытия дела журналиста Ивана Голунова о попытке сбыта наркотиков, в России встал вопрос о необходимости изменения антинаркотического законодательства. О его реформировании задумались в Госдуме и Совете Федерации, высказались и академики РАН и омбудсмен Татьяна Москалькова.

Голунов был задержан 6 июня в центре Москвы. В полиции заявили, что при досмотре у него в рюкзаке нашли пять пакетиков с мефедроном, а при обыске дома — более пяти граммов кокаина и электронные весы.

8 июня Никулинский суд Москвы отправил журналиста по домашний арест по обвинению в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Сам Голунов назвал дело сфабрикованным и связал его со своим расследованием о похоронном бизнесе.

Коллеги и адвокаты журналиста указывали на грубые ошибки и нарушения в деле Голунова. Большой скандал вызвали опубликованные МВД фотографии нарколаборатории, якобы сделанные в квартире Голунова. Позже в полиции признали, что дома у журналиста было сделано только одно из этих фото.

10 июня стало известно, что ни на одном из предметов, изъятых в квартире Голунова, не обнаружили его отпечатков, и что на смывах с рук и ногтей журналиста не нашли следов наркотиков.

На следующий день глава МВД Владимир Колокольцев объявил, что дело Голунова закрыто и все обвинения с журналиста сняты «из-за недоказаннотси его причастности к совершению преступления». Сотрудников полиции, занимавшихся его делом, отстранили от работы, а главу УВД ЗАО, где было возбуждено дело, и начальника управления по борьбе с наркотиками управления МВД по Москве уволили.

Дело Голунова вызвало огромный общественный резонанс, а также подняло дискуссию о несовершенстве российской политики в сфере оборота наркотиков. Русская служба Би-би-си собрала инициативы по изменению законодательства, которые предлагали в разных структурах, а также мнения тех, кто выступил против реформ.

Смягчить наказание за хранение без цели сбыта

Депутаты думской рабочей группы по совершенствованию антинаркотического законодательства предложили внести до конца весенней сессии (до 28 июля) законопроект о смягчении наказания за хранение наркотиков без цели сбыта. Об этом «Дождю» заявил руководитель группы, единоросс Николай Брыкин.

Глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников заявил телеканалу, что «вопиющее» дело Голунова может ускорить рассмотрение этого законопроекта в Госдуме.

Об этом законопроекте Русская служба Би-би-си писала в феврале этого года. В нем предлагается внести изменения в часть 2 и 3 статьи 228 уголовного кодекса (приобретение и хранение наркотиков в крупном и особо крупном размерах без цели сбыта).

В частности, в нем предлагается перевести статью об употреблении без сбыта из категории тяжких преступлений в категорию преступлений средней тяжести и установить наказание по ней от двух до пяти лет лишения свободы (сейчас — от трех до десяти лет).

По части 3 статьи 228 (те же действия в особо крупном размере) предлагается установить наказание от пяти до 15 лет лишения свободы (сейчас — от 10 до 15 лет).

Также в документе есть предложение внести изменения в статью 398 уголовно-процессуального кодекса (отсрочка исполнения приговора) и дать осужденным по части 2 статьи 228 возможность отрочки наказания, чтобы пройти «курс лечения от наркомании» и реабилитацию. Сейчас эта возможность доступна только для осужденных по части 1 этой статьи.

Законопроект получил положительные отзывы от МВД, Генпрокуратуры и Верховного суда. Его также одобрили в администрации президента, сообщил Би-би-си источник, знакомый с ситуацией.

Большинство участников рабочей группы (в нее входят депутаты, представители силовых ведомств, минюста и минздрава, а также правозащитники члены общественных организаций) поддержали этот законопроект еще в феврале.

Весной рабочая группа запросила у Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) данные о количестве осужденных по частям 2 и 3 статьи 228 УК для оценки числа приговоров, которые нужно будет пересмотреть, но ФСИН пока что эту информацию не предоставила, рассказал Би-би-си участник рабочей группы и эксперт Института прав человека Арсений Левинсон.

Пересмотреть перечень наркотических средств

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова призвала пересмотреть перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, и, в частности, исключить из него пищевой мак.

«Сегодня за продажу пищевого мака пострадало большое количество людей, которые, на мой взгляд, не являются общественно опасными. Это продавцы, руководители фирм, продававшие пищевой мак, разрешенный к продаже, но экспертиза показывает, что в нем есть соломка, он не очищен. Они продают каждому понемногу, но в целом за день получается большой объем продажи этого мака. Привлекали и привлекают этих людей к уголовной ответственности, и они получают очень высокие сроки наказания», — сказала она.

Она также отметила, что главным критерием наркополитики является общественная опасность деяния.

«Мы считаем этих людей общественно опасными? Я лично не считаю. В данном случае закон начинает работать формально, потому что он не отшлифован», — заявила она.

Анна Саранг, президент Фонда имени Андрея Рылькова, который помогает людям с наркотической зависимостью (в России организация включена в реестр «иностранных агентов»), говорит, что основная проблема российского законодательства заключается не в наличии или отсутствии в этом перечне тех или иных веществ, а в том, как рассчитываются размеры этих веществ.

«Самая главная проблема в том, что размер вещества считается вне зависимости от действующего вещества, а в зависимости от веса смеси, в котором есть какое-то количество этого вещества. В этом и была проблема с пищевым маком, что содержание активного вещества не измерялось, а измерялись тонны этого пищевого мака, в котором этого действующего вещества было очень мало», — сказала она.

Размеры наркотических веществ, подпадающие под уголовную ответственность, грамм
Вещество Значительный размер(часть 1 статьи 228 УК) Крупный размер(часть 2 статьи 228 УК) Особо крупный размер(часть 3 статьи 228 УК)
Марихуана 6 100 100000
Гашиш 2 25 10000
Масло каннабиса или гашишное масло 0,4 5 1000
Амфетамин 0,2 1 200
Мефедрон 0,2 2,5 500
МДМА 0,6 3 600
Метамфетамин 0,3 2,5 500
Героин 0,5 2,5 1000
Соли (производные N-метилэфедрона) 0,2 1 200
Спайсы (синтетические каннабиноиды — JWH и их производные) 0,05 0,25 500

Источник: постановление правительства «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических и психотропных средств»

Размеры веществ, подпадающие под уголовную ответственность, утверждает правительство. В примечаниях к постановлению об утверждении этих размеров говорится, что «размеры распространяются на смеси (препараты) указанного наркотического средства или психотропного вещества».

«Нужно либо вообще пересмотреть концепцию назначения наказания в зависимости от размеров вещества, которые устанавливаются правительством, либо сделать так, чтобы учитывался не вес смеси, а вес активного вещества. Это примечание к таблице нужно обязательно убрать», — считает Саранг.

Пересмотреть порядок определения размера вещества

К пересмотру порядка опредления размера наркотических веществ по весу смеси, в которых они состоят — призвал председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас.

Пока Верховный суд придерживается позиции, согласно которой, в случае если наркотические вещество содержится в составе смеси, то размер наркотического вещества определяется весом всей смеси.

«В частности, если наркотическое средство или психотропное вещество входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси. Такой подход, по мнению общественности, способствует определенным злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов», — говорится в его письма председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

Клишас попросил Лебедева высказать мнение о том, считает ли он актуальным изменить порядок определения размеров наркотических и психотропных веществ или их аналогов, если они входят в состав смеси.

Вопрос об определении размера вещества по весу смеси также поднимали правозащитники в рамках рабочей группы в Госдуме, но его пока что не стали включать в повестку.

Клишас в письме Лебедеву также сообщил, что в Совете Федерации сейчас прорабатывают вопрос об изменении антинаркотического законодательства. «В рамках данной работы комитетом, а также экспертно-консультативным советом при комитете изучается правоприменительная практика статей 228 и 228.1 Уголовного кодекса РФ», — рассказал он.

По его словам, в Совфеде также прорабатывают вопрос совершенствования положений законодательства, призванных бороться с фальсификацией доказательств, и изучают правоприменительную практику по статье 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности).

Клишас попросил Лебедева предоставить данные о лицах, в том числе должностных, которые в 2016-2019 годах были осуждены по статьям 228 и 303 УК и которым были назначены максимальные и минимальные наказания.

Анализом практики применения статей 228 и 303 займутся и в Госдуме. По поручению спикера Вячеслава Володина это сделают комитет по безопасности и противодействию коррупции и комитет по законодательству и госстроительству.

Пересмотреть дела по «наркотическим» статьям

13 июня академик РАН и бывший российский министр здравоохранения Андрей Воробьев отправил письмо президенту России Владимиру Путину, в котором потребовал пересмотреть все уголовные дела по «наркотическим» статьям 228, 228.1 (сбыт) и 229 УК (хищение или вымогательство наркотических средств).

«Почти треть всех заключенных в РФ осуждены и отбывают срок по «наркотическим статьям». Сейчас, когда один из них — Иван Голунов — освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован, был невинно осуждён, получил несопоставимое с виной наказание по этим статьям?» — цитирует письмо Воробьева «МБХ-медиа».

18 июня на сайте академического «Клуба 1 июля» (сообщество академиков РАН, не согласных с ее реформированием) появилось письмо с аналогичным призывом. Его подписали 14 академиков РАН, 21 член-корреспондент и шестеро профессоров РАН.

«Поддерживаем письмо академика А.И.Воробьева к руководству РФ, призывающее пересмотреть все уголовные дела по статьям 228, 228.1 и 229 УК и радикально реформировать систему уголовного преследования по делам, связанным с наркотиками. Только в этом случае будет возможно наладить эффективную борьбу с одной из самых страшных общественных угроз — распространением наркотиков — и ограничить злоупотребления в этой области», — говорится в письме.

Мнения против смягчения законодательства

Глава НКО «Экспертный совет по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами» Антон Цветков считает, что смягчать антинаркотическое законодательство ни в коем случае нельзя, так как «наркотики — это зло».

«Очевидно, что государство и общество проигрывает в борьбе с наркоугрозой. Это надо признать и перейти в наступление на наркоторговцев, защитить людей от этой смертельной чумы. И говорить о смягчении статьи 228 ни в коем случае нельзя. Наркотики — это зло, и ответственность за их распространение нужно только увеличивать, если мы действительно хотим решить эту проблему», — сказал он РИА Новости.

При этом он добавил, что некоторым гражданам предъявляются необоснованные обвинения по статье 228, и такие сомнительные процессы должны контролироваться как самим обществом, так и МВД.

«Вот этим действительно нужно заниматься, а не смягчать статью 228. Кроме того, необходимо усилить роль и полномочия прокуратуры при надзоре за МВД и следствием», — считает Цветков.

Евгений Ройзман, основатель фонда «Город без наркотиков» (его деятельность неоднократно подвергалась критике за жесткие методы лечения наркозависимых и применение к ним физического насилия) также высказался против смягчения статьи 228 УК.

«Статья 228 УК РФ на самом деле выверенная, очень взвешенная статья. Она вырабатывалась долго, вырабатывалась в спорах и ошибках. Наличие уголовного наказания является частью антинаркотической пропаганды и демонстрирует отношение к этому вопросу самого государства», — объяснил он свою позицию.

admin