Бог забирает лучших»: на сороковины Захарченко жители Донецка помянули Батю. Штраф батя

Поддержка от грамотных юристов. жалоба на врача поликлиники Бесплатные консультации для МСК.

«Бог забирает лучших»: на сороковины Захарченко жители Донецка помянули Батю

В Донецке проходят траурные мероприятия в память о погибшем сорок дней назад главе ДНР Александре Захарченко. У кафе «Сепар», в котором 31 августа произошел теракт, служится панихида. На сороковины Захарченко жители Донецка рассказали корреспонденту Федерального агентства новостей о том, каким был для них лидер республики.

Мужчина на улице Донецка представился Игорем Николаевичем.

«В первую очередь, он был главой нашего государства — молодого, но государства. И он был прекрасным человеком», — говорит собеседник ФАН.

Про гибель лидера ДНР Игорь Николаевич высказался однозначно.

«Это акт международного терроризма, — заявил он. — Как еще можно расценивать это убийство? Так не воюют…»

Боец Народного ополчения Донбасса с позывным «Шиша» сообщил, что Александр Захарченко был для него другом. Известие о гибели главы ДНР он встретил сдержанно.

«Хладнокровно. Прорвемся. Мы отомстим», — отчеканил Шиша.

Уже немолодой человек со шрамами на лице, в военной форме с погонами СА на плечах, рассказал, что был вместе с погибшим с первых дней антибандеровского восстания в Донецке.

«На одном этаже Гособладминистрации были с ним. Он был для меня и другом, и боевым товарищем», — рассказал собеседник ФАН.

В первую очередь, Захарченко был лидером народа, уверен еще один прохожий по имени Владимир.

«Личности такого масштаба очень редко появляются, — признался он. — И бог так устроил, что на нашей земле был лидер — Александр Владимирович Захарченко, который повел весь народ за собой».

По мнению Владимира, главное теперь не останавливаться на достигнутом, идти вперед.

«Наша задача — удержаться и продолжить отстаивать те идеалы Русского мира и справедливости, которые мы подняли на лозунги в 2014 году», — отметил прохожий.

Депутат Народного Совета ДНР Олег Степанов выразил мнение многих дончан. Это все равно что операцию провели без наркоза, привел он аналогию.

«Такая страшная боль. Захарченко своим примером показал, что нам надо объединиться. Он говорит всем нам: делайте свое дело так, как я делал».

Поэтому в данный момент надо сплотиться и не показывать слабости, рассказал народный избранник.

«Каждый из нас, кто встал на этот путь, готов к любым испытаниям, — признался Степанов. — Мы знаем, что бог забирает лучших. Захарченко сумел объединить и запустить эту машину. И теперь мы должны эту машину поддерживать».

Михаил Чурон, общественный деятель цыганской диаспоры Донецка, согласен с этим мнением.

«Мне трудно говорить, потому что мы потеряли своего лидера. Это лидер, который понял Донецкую народную республику. Хочу сказать ему за это большое спасибо и — Царство Небесное! Благодаря Захарченко наша республика выстояла. Теперь ДНР осиротела, потеряла Батю. Мы скорбим. Очень больно», — рассказал Чурон.

Еще один прохожий, Иван Новиков, поделился с ФАН мнением о погибшем.

«За четыре года он сделал столько, сколько Украина за 20 лет сделать не смогла. Город убирают и приводят в порядок», — добавил дончанин.

Методы, которые используют враги Донбасса, лежат вне закона, уверен Иван, однако возмездие неотвратимо.

«Они называют нас террористами, а бомба — это оружие как раз террористов. Так что делайте выводы», — предложил он.

Воины могут поражают противника из стрелкового оружия, пушек, танков, а бомбами в лифтах и ресторанах работают террористы, добавил прохожий.

«Убит наш лидер, но остается надежда, что его дело будет продолжено, несмотря ни на что, — считает Иван Новиков. — Я надеюсь, что новое руководство не пойдет на сговор с врагом, с теми, кто действует террористическими методами и желает нас просто уничтожить физически, очистить пространство Донбасса. Они ведь в Киеве не скрывают этого».

Пожилая женщина рассказала, что Батя был ей как сын.

«Нам очень тяжело. Республика осиротела. Нужно отомстить врагам. Будь проклят этот… не Порошенко, а именно Потрошенко со своим приплодом. Извините, хотелось бы выругаться. Он поймет, что такое горе, только когда потеряет своих детей и внуков. Я проклинаю его каждый день».

Но мы все равно прорвемся, считает женщина.

«Донецкие — сильные. Мы все уповаем на Владимира Владимировича Путина, молимся за него как за нашего покровителя. Мы надеемся на него и уповаем на Бога».

Девушка по имени Ангелина тоже поделилась с корреспондентом ФАН своими переживаниями.

«Батя был для меня настоящим лидером, настоящим мужчиной, — рассказала она. — Он храбро вел себя не только в политике, но и сражался с оружием в руках. Он любил детей. Я знаю, что у него были сыновья».

Она не была знакома с Захарченко лично, но эта трагедия резанула ее по живому.

«Я хочу сказать ему человеческое спасибо за то, что он жил ради республики, что поднимал ее практически с нуля. Да, многое не получалось, давалось с трудом, — призналась девушка. — Но не ошибается тот, кто ничего не делает. Он жил ради Донбасса и остался верен ему до конца. Царствие ему Небесное, пусть земля ему будет пухом! Вечная слава!»

Тимофей Павлович пришел к кафе «Сепар» помолиться за душу Александра Захарченко.

«Он моложе меня в два раза. Хороший был мужик, солдат, — перечисляет прохожий. — Четверо детей…»

Станут ли дончане жестче после этого убийства, спросили мы.

«Я как был мирным человеком, так и останусь, — ответил мужчина. — Но я за него голосовал. Царствие ему Небесное!»

Женщина по имени Анастасия у кафе «Сепар» присоединилась к разговору.

«Александр Владимирович был настоящим Батей для нас всех. Мы сами из Краматорска, переселенцы. Приехали оттуда в 2015 году, — рассказала Анастасия. — Спасибо, нас не бросили, оказывали помощь. Сейчас очень тяжело, когда узнала об этой потере: как родного человека не стало. Очень больно».

В Донбассе потеряли слишком многих и слишком многое, добавила женщина. Она сама бросила квартиру и переехала в Донецк с дочкой и внучкой. Есть ли надежда, что граница ДНР будет восстановлена?

«Конечно, — уверенно отвечает собеседница ФАН. — В 2015 году мы ехали, думали, на месяц, на два, и нас снова освободят. Но, как видите, мы еще здесь. Я ехала в Донецк и знала, что Александр Владимирович — как воздух для нас. Теперь стало труднее дышать».

Дороги на севере Псковской области разбиты лесовозами. И день и ночь они возят древесину в Европу. Проплешины в лесу тут и там. Про деревню Турец говорят, что она «на три трубы». Это значит, что здесь зимуют три отважные семьи. До райцентра 70 километров. Автолавка на базе ГАЗ-66 зимой не может проехать в Турец. Останавливается в трех километрах и ждет покупателей. Что там говорить про «скорую»? Даже настаренький джип встал в пяти километрах от цели. Водитель Илья Владимирович Васильев пытался лопатой поспособствовать движению, да и плюнул. Пошли по сугробам в Турец к главному фигуранту «дела о трех соснах» и родному брату Сергею Васильеву.

В документах следствия фигурирует шесть сосен. Но доказать в суде прокуроры смогли только три. Суд, однако, насчитал за шесть. Местная математика.

От колхоза «Красный Турец» не осталось ничего. Даже развалины молочно-товарной фермы утонули под сугробами. Летом приезжают на своих машинах дачники из Питера. Но вот мостик в 2017 году не выдержал. Рухнул под тяжестью вахтовки энергетиков. Конечно, турчане стали писать и главе администрации Плюсского района, и даже губернатору. Глава с грустью сообщил, что в бюджете нету денег и даже не посоветовал держаться. А от заместителя губернатора пришло содержательное письмо о том, что дорога Ляды — Котоши находится в превосходном состоянии. Они ему про свой тупиковый мостик, а он им рапортичку про Фому и Ерему.

Мужики обиделись и плюнули на эти издевательства. Ездить-то надо! И вот пенсионеры-дачники скинулись на доски, скобы, цемент, гвозди и солярку кто по 500 рублей, кто и по 800. Собрали 14 700 рублей. Но этого было мало. Вот тогда-то бревна, как утверждают подсудимые, нашли неподалеку в лесочке. Они были уже спилены. Это потом подсудимый Митрофанов после совета адвоката возьмет на себя три сосны.

К осени 2017-го мост был готов. Руководил строительством военный инженер-строитель полковник в отставке Илья Васильев. Кстати, в Турце все так и называют постройку «Мост братьев Васильевых». Но беда пришла откуда не ждали.

Гуляли по лесу сотрудники одной известной на Псковщине фирмы, чьи лесовозы разбивают дороги. И наткнулись на свежие пеньки. Их начальник по фамилии Ермолаев написал заявление. Безобразие! Наказать, чтоб неповадно было!

…Звонким лаем нас встретила собака Карат. Кое-как добрались до избы Васильевых. В сарае два петуха и шесть курочек. Но зимой они не несутся. Чувствуют неладное. Ведь если областной суд оставит приговор в силе, то придется Сергею Владимировичу попрощаться с домом, продать свою бензопилу и старенький трактор Т-25. Другие два фигуранта так вообще неплатежеспособны. Безработные. Да и попивают еще.

Сели за стол. Картоха в чугунке из русской печи это просто объедение. Сергей живет здесь круглый год. Инвалид. Но снег у дома регулярно чистит. Летом грибы. Осенью ягоды. Да и большая семья — четыре брата и две сестры — помогают. Конечно, достали припасенную бутылочку. Для разговора. А разговор получился горше водки.

Читайте так же:  Списание основных средств: образцы приказов. Приказ о создании комиссии по списанию основных средств школы

— Где же справедливость? — вопрошал Сергей Владимирович. — Мы старались для народа. Из каждого чайника: самоуправление, самосознание, волонтерство. Надо чувствовать себя хозяином на земле. Только так спасем Россию.

— О! Вы еще вспомните: «Дети! Вы хозяева лагеря! От вас требуется что?»

— Конечно, дисциплина и порядок должны быть. Но разрушенный мост — это непорядок. И равнодушие чиновников — это непорядок. Мы все сделали сами. Без помощи государства. Когда пришли полицейские, мы предлагали выкупить древесину по двойной цене. Закон это позволяет. А те ни в какую! Им дело уголовное нужно справить, звездочки получить. Наши адвокаты — бывшие полицейские. Что им говорят, то и творят. Нас чуть в ловушку не затянули. Убеждали пойти на упрощенный порядок рассмотрения. Хорошо, добрые люди подсказали, что так я признаю свою вину. А я не признаю! Нет моей вины. Деревья не пилил. Показания свидетелей суд не принял. Буду идти до конца! Хоть до страшного Страсбургского суда! Вы что думаете, это единственный мостик на дороге от большака? Как бы не так! И все эти мостки мы своими руками возводили. Только не спрашивайте, откуда дерево брали. А тут какие-то подозрительные охотники взялись. Ясно, что они лес обследовали на предмет аренды. Чтобы вырубить его весь и вывезти в Европу. И вот наши пеньки им встали поперек горла. Мы письмо Путину будем писать! Как же так? Он обращается к народу, а его чиновники все перевирают.

Часы пробили 12 раз. Часики старые, приставов не заинтересуют. Пора спать. Письма президенту пишутся с утра. Пес Карат устроился на половичке. Над Турцом опустились желтые звезды.

А утром мы сели писать письмо президенту.

— Мы в писанине не очень. У нас старший брат Юрий, блокадник, хорошо пишет. Может, поможешь нам?

— А о чем письмо-то? Если жаловаться на чиновников или судей, то ответ будет известен. Спор хозяйствующих субъектов. Есть другие инстанции. Прокуратура, например.

— Да писали и туда. Все без толку. Мы просто хотим, чтобы в Кремле знали, как мы живем. Нет, на жизнь, в общем, жаловаться грех. Но почему нам мешают жить достойно? Почему на нас плюют, а когда мы сами плюем на ладошки и делаем дело, то нас судят? Наш батя Владимир Васильевич Васильев сражался на Невской Дубровке. На знаменитом Невском пятачке. Плечом к плечу с батей нашего президента. Неужели они сражались за то, чтобы мы сейчас судились с чиновниками за 9 кубов древесины?

Я посоветовал написать письмо самостоятельно. Вмешиваться в этот горький порыв мне не хотелось. Да слова из Сергея Владимировича и так шли мудрые и убедительные. Что такое полгода условно для сельской местности? Легкое дуновение ветерка с Колымы. Да и деньги можно собрать. Дачники приедут — скинутся. Тут другое важно. Боль и честь. Боль за страну и честь офицеров Васильевых.

За лесом мы перестали видеть людей. А они и есть Россия. Кубометр стал важнее человеческой судьбы. Так и людей скоро не останется. Да я бы на месте начальства премию выписал братьям Васильевым. Ах да, денег нет… Кто-то скажет: пеньки есть? Деревья спилены? Закон нарушен? Будет, конечно, прав. Но кто обязан следить, чтобы «скорая» или автолавка приехали в Турец? И где эти чиновники были? Ждать и терпеть унижения братья Васильевы не стали. Поступили как настоящие мужики. Я думаю, оба Владимира с Невского пятачка ими гордились бы.

…Когда я уезжал, Сергей Владимирович достал пожелтевшие от старости листки писчей бумаги и стал выводить корявым почерком: «Уважаемый Владимир Владимирович…»

Дикий, дикий север: в Приамурье объявили войну нелегальным золотодобытчикам и китайским артелям

В девятнадцатом веке на Амуре бушевала настоящая золотая лихорадка: за россыпями ехали тысячи охотников за удачей и банды китайских искателей. Незаконная добыча и продажа золота, контрабанда, криминал процветали в тайге. Невероятно, но в XXI веке история повторяется: сегодня на севере Приамурья работают десятки диких бригад, правда, в их арсенале не деревянные лотки, а современные драги и техника. При этом, как и 150 лет назад, хищническую добычу ведут китайские компании. Ситуация принимает катастрофические масштабы, поэтому региональные власти и силовики решили объединиться для борьбы с нелегальной золотодобычей.

«Батя, мы тут хозяева!»

«Творят, что хотят» — так описывает работу нелегалов в амурской тайге известный в регионе золотодобытчик, председатель артели «Александровская» Анатолий Кулиашвили. В отрасли он почти 40 лет, почти 30 лет его артель успешно работает в Зейском районе. За эти годы она добыла больше шести тонн драгметалла, перечислила государству сотни миллионов рублей налогов. Однако последние годы законопослушным компаниям в амурской тайге стало не только тесно, но и опасно.

— Десятки бригад: на наших месторождениях армяне, китайцы, — говорит Кулиашвили. — Техника на каждой речке. Поставили рядом с нашим участком промприбор, я как-то встречаю и говорю: «Ребята, мы там работаем!» А мне в ответ: «Батя, где захотим, там золото и моем — мы тут хозяева!»

В этом году Кулиашвили и директор еще одной артели получили угрозы — не прямые. Им просто намекнули, что если будут возмущаться, то и машина может перевернуться, или еще какой-то несчастный случай в тайге произойдет. «Я тут 45 лет живу. Амурская область — родная для меня, за мной стоит коллектив, их семьи. А дикари пришли урвать, заработать, уничтожить нашу природу и уехать, — констатирует председатель «Александровской». — При этом нас постоянно проверяют, контролируют, а нелегалам на все законы наплевать».

Золото приравняли к песку

С каждым годом дикарей в тайге все больше. В этом сезоне в северных районах — Зейском, Тындинском, Селемджинском, Магдагачинском, Сковородинском и Тындинском — работало 30 нелегальных бригад. Больше всего дикарей в Зейском районе. Парадокс в том, что силовики знают конкретные места добычи и даже владельцев теневого бизнеса, но не могут их остановить — закон не позволяет. Сегодня за нелегальную золотодобычу предусмотрено административное наказание — штраф от 3 до 5 тысяч рублей. «Незаконные бригады моют от 5 до 15 килограммов за сезон. Цена одного килограмма — 2,2 миллиона рублей. Что для них административные штрафы в три тысячи?» — разводят руками представители правоохранительных органов.

252

предприятия золотодобычи работает в Амурской области. Из них 17 процентов имеют иностранных инвесторов

— Сегодня в Административном кодексе за незаконную добычу золота, как драгметалла, нет специализированной ответственности. Она попадает под часть 1 статьи 7.3 «Незаконная добыча недр». Золото, можно сказать, приравнивается к песку — один и тот же вид ответственности, — подчеркивает Благовещенский межрайонный природоохранный прокурор Олег Зюбин. — А вот за незаконную добычу янтаря, нефрита и полудрагоценных камней предусмотрена другая статья и введены отдельные штрафы: для физлиц от 200 до 500 тысяч рублей, для юрлиц — от 10 до 60 миллионов.

За добычу золота без лицензии составляются десятки протоколов. Нарушители платят мизерный штраф и возвращаются в тайгу — и так из года в год.

Уголовное наказание для нелегалов предусмотрено — за незаконную перевозку и хранение золота. Однако и здесь закон слишком добр. И с каждым годом добрее. Если раньше в Уголовном кодексе размер похищенного или находящегося в незаконном обороте металла, за который наступает уголовная ответственность, составлял 1,5 миллиона рублей, то сейчас — 2 миллиона 250 тысяч. То есть реальный срок можно получить, если вора или перевозчика металла поймают сразу с килограммом золота. Поэтому черные старатели или скупщики везут золото с участков мелкими партиями. А при задержании уверяют, что просто нашли его в лесу.

Воруют у государства

Проблема нелегальной золотодобычи приобретает глобальный характер — ее решение региональные власти, руководители силовых структур и надзорных органов обсуждали на большом совещании при губернаторе. Главное предложение — возбуждение не административных, а уголовных дел по фактам хищения у государства. Ведь стоимость запасов золота на некоторых участках, где идет хищническая добыча, достигает 300 миллионов рублей. Это реальный инструмент для работы правоохранителей: в таком случае у незаконных артелей будут арестовывать и изымать технику. А руководителям грозят уже не штрафы, а реальные сроки.

Уголовная ответственность грозит и тем, кто должен бороться с нелегалами, а на самом деле действует вместе с ними. «Мы фиксируем массовое предательство в правоохранительных и надзорных органах, утечки графиков предстоящих проверок — приезжают группы, а техники и людей на участках уже нет. У нас есть конкретные фамилии, эти люди, предающие своих же коллег, понесут наказание по всей строгости закона», — обещают силовики.

Нулевая квота для иностранцев

Сегодня в амурскую золотодобычу активно идет китайский капитал. Однако работают бизнесмены из КНР в теневом секторе, констатируют правоохранители. Юридически в компании только директор — гражданин РФ, а на участках работают китайцы. Как правило, они находятся в России по коммерческим и деловым визам, оформленным в китайском консульстве. Спецслужбы их находят и выдворяют, но поймать всех гастарбайтеров в тайге просто нереально — в этом году на месторождениях Приамурья было более тысячи иностранцев.

Батя, где захотим, там золото и моем — мы тут хозяева!

По квотам на иностранную рабочую силу трудится лишь малая часть. Впрочем, и к ним претензий не меньше. Главная — экологическая.

Читайте так же:  Осаго в Челябинске. Страховка осаго челябинск за 1500

Вот, что остается после китайских старателей. Фото: «Зейский вестник».

— У них нет техпроектов на разработку, они используют просто варварские технологии добычи, — констатируют правоохранители. — Например, в Зейском районе предприятие по документам использует конкретный промприбор. А в действительности китайцы построили на реке Иликан трубопроводы диаметром до 50 сантиметров, берут оттуда воду и сбрасывают в реку Гилюй. Вода там желтого цвета. И таких примеров очень много. Они просто убивают наши реки.

При этом гастарбайтеры никого не боятся. «Вы посмотрите, что вокруг поселка творится, китайцы повсюду, шлагбаумы понаставили: ни за грибами, ни за ягодой не пройти — не пускают», — возмущаются жители поселка Береговой.

Видя масштабы проблемы, региональные власти пошли на беспрецедентные меры.

— На 2019 год я подписал нулевую квоту по иностранной рабочей силе для золотодобычи, ни одного иностранца работать в этой сфере не будет, — говорит губернатор Василий Орлов. — Фактически они воруют ресурсы, не получая лицензии, не заявляя никаких квот на иностранную силу, не платя налоги, не возмещая ущерб, абсолютно не соблюдая природоохранное законодательство. С таким беспределом мы будем бороться.

Такая мера будет действовать не один год — до наведения полного порядка в тайге.

Лицензия для частника: разрешить нельзя запретить

Последние 20 лет вопрос незаконной золотодобычи на амурском севере имеет не только криминальный, но и социальный аспект.

— Одного силового вмешательства мало — нужно решать проблему комплексно. Если проанализировать ситуацию, то незаконная добыча идет рядом с поселками, где массовая безработица, нет серьезных предприятий и рабочих мест, — отмечает генеральный директор ОАО «Прииск Соловьевский» Федор Сидоров. — Я вот в прииске «Дамбуки» работал — у нас в Береговом даже мысли не было, чтоб кто-то золото воровал в лесу. А после того как в 90-х предприятие практически перестало существовать, люди пошли в лес. То же самое с прииском «Октябрьский». Нужно этим людям, которые без работы идут в тайгу и усугубляют проблему, давать шанс. Например, упростить получение лицензий для малого бизнеса. Сегодня требования к крупному бизнесу зачастую избыточны, а что говорить о малом?

— Давно поднимается вопрос разрешить добычу золота частным лицам, — напоминает замгенерального директора УК «Петропавловск» Андрей Лущей. — В той же Канаде или Австралии лицензию частнику выдают день в день с момента подачи заявки. А у нас частных лиц к добыче золота вообще не пускают. Будет лицензия — будет порядок.

Эту позицию поддержал зампред Правительства России, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев во время последнего визита в Амурскую область.

— Добыча золота — довольно сложный вопрос. Амурские власти предлагают закупить дроны, чтобы лучше контролировать территорию, увеличить штрафы, а то и в тюрьму сажать, — подчеркнул Трутнев. — В Магадане ровно противоположное предложение. Они говорят: на те месторождения, куда у крупных компаний никогда руки не дотянутся, потому что они мелкие или уже выработанные, пустите старателей. Разрешите людям зарабатывать для себя, для семьи. Можно и туризм организовывать, как наши соседи делают. Честно говоря, мне больше нравится магаданское предложение. Старательская деятельность станет легальна, а бюджет будет получать налоги. Легализованный бизнес, как правило, гораздо легче контролировать.

Материал наших коллег, который мы сегодня публикуем, написан кровью сердца главного редактора газеты Елены Павловой. Лена родом из тех суровых северных мест. Там в поселке Береговой живет ее мама, и каждый приезд Лены домой — это как общественная приемная для жителей отдаленных северных селений. Обитатели поселка и рассказали журналистке о том, что творится в окрестной тайге. Так родился материал о нелегальных золотодобытчиках. Каждая поездка домой для нее, как спецкомандировка, из которой она привозит глубокие, честные и резонансные материалы. По ним узнаешь жизнь страны и людей, в ней живущих.

В XIX веке на Амуре бушевала настоящая золотая лихорадка: за россыпями ехали тысячи охотников за удачей. Незаконная добыча и продажа золота, контрабанда, криминал процветали в тайге. Невероятно, но в XXI веке история повторяется: сегодня на севере Приамурья работают десятки диких бригад, правда, в их арсенале не деревянные лотки, а современные драги и техника. При этом, как и 150 лет назад, на месторождениях хищнически работают азиатские компании. Ситуация принимает катастрофические масштабы, поэтому региональные власти и силовики решили объединиться для борьбы с нелегальной золотодобычей.

«Творят, что хотят» — так описывает работу нелегалов в амурской тайге известный в регионе золотодобытчик, председатель артели «Александровская» Анатолий Кулиашвили. В отрасли он почти 40 лет, 30 лет его артель успешно работает в Зейском районе. За эти годы она добыла больше шести тонн драгметалла, перечислила государству сотни миллионов рублей налогов. Однако последние годы законопослушным компаниям в тайге стало не только тесно, но и опасно.

— Десятки незаконных артелей, — говорит Кулиашвили. — Техника на каждой речке. Поставили рядом с нашим участком промприбор, я как-то встречаю и говорю: «Ребята, мы там работаем!» А мне в ответ: «Батя, где захотим, там золото и моем — мы тут хозяева!»

В этом году Кулиашвили и директор еще одной артели получили угрозы — не прямые. Им просто намекнули, что если будут возмущаться, то и машина может перевернуться, или еще какой-то несчастный случай в тайге произойдет. «Я тут 45 лет живу. Амурская область — родная для меня, за мной стоит коллектив, их семьи. А дикари пришли урвать, заработать, уничтожить нашу природу и уехать», — констатирует председатель «Александровской».

Золото приравняли к песку

С каждым годом дикарей в тайге все больше. В этом сезоне в северных районах — Зейском, Селемджинском, Магдагачинском, Сковородинском и Тындинском — работало 30 нелегальных бригад. Парадокс в том, что силовики знают конкретные места добычи и владельцев теневого бизнеса, но не могут их остановить — закон не позволяет. Сегодня за нелегальную золотодобычу предусмотрено административное наказание — штраф от 3 до 5 тысяч рублей. «Незаконные бригады моют от 5 до 15 килограммов за сезон. Цена одного килограмма — 2,2 миллиона рублей. Что для них административные штрафы в три тысячи?» — разводят руками представители правоохранительных органов. — Сегодня в Кодексе об административных правонарушениях за незаконную добычу золота, как драгметалла, нет специализированной ответственности. Она попадает под часть 1 статьи 7.3 «Незаконная добыча недр». Золото, можно сказать, приравнивается к песку — один и тот же вид ответственности, — подчеркивает Благовещенский межрайонный природоохранный прокурор Олег Зюбин. — А вот за незаконную добычу янтаря, нефрита и полудрагоценных камней предусмотрена другая статья и введены отдельные штрафы: для физлиц от 200 до 500 тысяч рублей, для юрлиц — от 10 до 60 миллионов.

За добычу золота без лицензии составляются десятки протоколов. Нарушители платят мизерный штраф и возвращаются в тайгу — и так из года в год. Уголовное наказание для нелегалов предусмотрено — за незаконную перевозку и хранение золота. Однако и здесь закон слишком добр. И с каждым годом добрее. Если раньше в Уголовном кодексе размер похищенного или находящегося в незаконном обороте металла, за который наступает уголовная ответственность, составлял 1,5 миллиона рублей, то сейчас — 2 миллиона 250 тысяч. То есть реальный срок можно получить, если вора или перевозчика металла поймают сразу с килограммом золота. Поэтому черные старатели или скупщики везут золото с участков мелкими партиями. А при задержании уверяют, что просто нашли его в лесу.

Воруют у государства

Проблема нелегальной золотодобычи приобретает глобальный характер — ее решение региональные власти, руководители силовых структур и надзорных органов обсуждали на большом совещании при губернаторе. Главное предложение — возбуждение не административных, а уголовных дел. Ведь стоимость запасов золота на некоторых участках, где идет хищническая добыча, достигает 300 миллионов рублей. Это реальный инструмент для работы правоохранителей: в таком случае у незаконных артелей будут арестовывать и изымать технику. А руководителям грозят уже не штрафы, а реальные сроки.

Уголовная ответственность грозит и тем, кто должен бороться с нелегалами, а на самом деле действует вместе с ними. «Мы фиксируем массовое предательство в правоохранительных и надзорных органах, утечки графиков предстоящих проверок — приезжают группы, а техники и людей на участках уже нет. У нас есть конкретные фамилии, эти люди, предающие своих же коллег, понесут наказание по всей строгости закона», — пообещали силовики.

Нулевая квота для иностранцев

Сегодня в амурскую золотодобычу активно идет китайский капитал. Однако работают бизнесмены из КНР в теневом секторе, констатируют правоохранители. Юридически в компании только директор — гражданин РФ, а на участках работают китайцы. Как правило, они находятся в России по коммерческим и деловым визам, оформленным в консульстве. Спецслужбы их находят и выдворяют, но поймать всех гастарбайтеров в тайге просто нереально — в этом году, по оценкам правоохранителей, на месторождениях Приамурья было более тысячи иностранцев.

По квотам на иностранную рабочую силу трудится лишь малая часть. Впрочем, и к ним претензий не меньше. Главная — экологическая.

— У них нет техпроектов на разработку, они используют просто варварские технологии добычи, — констатируют правоохранители. — Например, в Зейском районе предприятие по документам использует конкретный промприбор. А в действительности оно построило на реке Иликан трубопроводы диаметром до 50 сантиметров. Работники берут оттуда воду и сбрасывают в реку Гилюй. И таких примеров много. Они просто убивают наши реки.

При этом гастарбайтеры никого не боятся. «Вы посмотрите, что вокруг поселка творится, китайцы повсюду, шлагбаумы понаставили: ни за грибами, ни за ягодой не пройти — не пускают», — возмущаются жители поселка Береговой.

Читайте так же:  Какие права и обязанности у собственников земли. Налог ижс и днп

В этом году региональные власти пошли на беспрецедентные меры.

— На 2019 год я подписал нулевую квоту по иностранной рабочей силе для золотодобычи, ни одного иностранца работать в этой сфере не будет, — заявил губернатор Амурской области Василий Орлов. — Фактически они воруют ресурсы, не получая лицензии, не заявляя никаких квот на иностранную силу, не платя налоги, не возмещая ущерб, абсолютно не соблюдая природоохранное законодательство. С таким беспределом мы будем бороться.

Такая мера будет действовать не один год — до наведения полного порядка в тайге.

Лицензия для частника: разрешить нельзя запретить

Последние 20 лет вопрос незаконной золотодобычи имеет не только криминальный, но и социальный аспект.

— Одного силового вмешательства мало — нужно решать проблему комплексно. Если проанализировать ситуацию, то незаконная добыча идет рядом с поселками, где массовая безработица, нет серьезных предприятий и рабочих мест, — отмечает генеральный директор ОАО «Прииск Соловьевский» Федор Сидоров. — Я вот в прииске «Дамбуки» работал — у нас в Береговом даже мысли не было, чтоб кто-то золото воровал в лесу. А после того как в 90-х предприятие практически перестало существовать, люди пошли в лес. То же самое с прииском «Октябрьский». Нужно этим людям, которые без работы идут в тайгу, давать шанс. Например, упростить получение лицензий для малого бизнеса. Сегодня требования к крупному бизнесу зачастую избыточны, а что говорить о малом?

— Давно поднимается вопрос разрешить добычу золота частным лицам, — напоминает замгенерального директора УК «Петропавловск» Андрей Лущей. — В той же Канаде или Австралии лицензию частнику выдают день в день с момента подачи заявки. А у нас частных лиц к добыче золота вообще не пускают. Будет лицензия — будет порядок.

Эту позицию поддержал зампред правительства России, полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев во время последнего визита в Амурскую область. «Добыча золота — довольно сложный вопрос. Амурские власти предлагают закупить дроны, чтобы лучше контролировать территорию, увеличить штрафы, а то и в тюрьму сажать, — подчеркнул Трутнев. — В Магадане ровно противоположное предложение. Они говорят: на те месторождения, куда у крупных компаний никогда руки не дотянутся, потому что они мелкие или уже выработанные, пустите старателей. Разрешите людям зарабатывать для себя, для семьи. Можно и туризм организовывать, как наши соседи делают. Честно говоря, мне больше нравится магаданское предложение. Старательская деятельность станет легальна, а бюджет будет получать налоги. Легализованный бизнес, как правило, гораздо легче контролировать. А на каждом метре реки, под каждой елкой мы ни дрон не повесим, ни полицейского не поставим. Поэтому, мне кажется, нужна определенная либерализация.

Этот материал опубликован в рамках редакционного партнерства «Российской газеты» с региональными и местными изданиями. В их числе — общественно-политическая газета «Амурская правда» (г. Благовещенск). «РГ» предоставляет печатным и онлайновым СМИ-партнерам лицензию на неограниченное использование контента «Российской газеты» и научно-популярного журнала «Родина». В свою очередь «РГ» принимает к публикации на своих полосах журналистские материалы из региональных и местных газет, интересные, на наш взгляд, читателям федерального СМИ. «РГ» приглашает к такому сотрудничеству все заинтересованные редакции в регионах России (тел. для контактов +7 (499) 257-40-64).

Комментарий от Минприроды РФ

Ответственность пора усилить

«Скорее всего, золотопромышленники проявляют озабоченность в отношении незаконной добычи на смежных с предоставленными им лицензионными участками участках нераспределенного фонда недр. В практике Росприроднадзора имеются случаи нарушения границ смежных лицензионных участков. Пресечение выявленных нарушений обеспечивается рейдовыми и внеплановыми контрольно-надзорными мероприятиями, — сообщили «Российской газете» в Минприроды России. — На участках недр нераспределенного фонда в случае поступления информации о безлицензионной добыче драгоценных металлов рейдовые мероприятия организуются и проводятся правоохранительными органами с привлечением Росприроднадзора».

В целом поддерживая повышение эффективности борьбы с нелегальной добычей полезных ископаемых и усиление ответственности за самовольную добычу полезных ископаемых, в министерстве отметили, что в постановлении Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2011 г. N 6-П указано, что в качестве административного наказания не допускается конфискация орудия совершения правонарушения, принадлежащего на праве собственности лицу, не привлеченному к административной ответственности за данное правонарушение и не признанному виновным в его совершении. «Вместе с тем административное правонарушение может быть совершено орудием, не находящимся в собственности правонарушителя. Можно говорить о том, что и судебная практика исходит из применения дифференцированных санкций в зависимости от значимости совершенного административного нарушения».

— Кроме того, необходимо отметить, что уголовная ответственность за незаконную добычу и оборот драгоценных металлов уже предусмотрена статьей 49 Закона «О недрах» и статьями171 и 191 УК РФ, — напомнили в минприроды. — Лица, осуществляющие пользование недрами без лицензии, помимо административной ответственности могут быть привлечены к уголовной ответственности при наличии в их действиях признаков состава преступления, предусмотренного статьей 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Необходимость ужесточения ответственности требует веских обоснований, в том числе наличия статистических данных об устойчивой тенденции увеличения роста числа совершаемых правонарушений, несмотря на активное применение мер административного и уголовного наказания и увеличение размеров денежных взысканий.

Кроме того, на фоне проработки вопроса о вольном приносе ужесточение мер ответственности либо окажется недействующей нормой, либо повлечет противоправные действия по отношению к вольноприносителям, полагают в ведомстве, а для решения вопроса по снижению порога хищения крупного размера требуются официальные данные по численности перевозчиков и общему весу похищенных драгоценных металлов, имеющиеся в распоряжении правоохранительных органов.

Батя из Англии получил письмо от чиновницы и застыдил её на весь Facebook. Он лишь внимательно прочёл документ

Британец Дэниел Мур устроил своему пятилетнему сыну преждевременные каникулы и получил сообщение о штрафе от местного чиновника по образованию. Но в тексте глава департамента сама допустила семь орфографических ошибок. За такую оплошность женщине досталась оценка три с минусом от находчивого бати, а также сюрприз, за которым может последовать реальное увольнение.

Англичанин Дэниел Мур живёт в графстве Девон вместе со своей женой Самантой, дочерью Элис и сыном Чарли.

Как пишет Telegraph, весной 2019 года семья запланировала отдых на Майорке, а для этого отцу пришлось забрать из школы пятилетнего первоклассника-сына раньше, чем учебный год подошёл к концу. Так Дэниел и поступил, что положило начало истории о качестве образования в его графстве.

Со времени отдыха Муров за границей прошло два месяца, когда Дэниел получил письмо от отдела образования и обучения Девона. Документ был написан главой департамента и сообщал мужчине о штрафе в размере 60 фунтов (5 100 рублей), который он получает за несвоевременные каникулы маленького Чарли.

Впрочем, рассказывая об этом в фейсбуке, мужчина беспокоился совсем не о денежном взыскании. Куда больше его волновал вопрос, как человек, отвечающий за сферу образования целого графства, мог прислать ему такую бумагу. Прочитав письмо, Дэниел обнаружил в нём кучу ошибок и опечаток.

Так, вместо английского определённого артикля the в письме значилось hte. Прилагательное «guilty» («виновный») превратилось в непереводимое «guitly». Существительное «note», предполагавшее слова «записка», или «уведомление», стало «notie», что уже заставляет сомневаться в оправдании вроде простых опечаток.

Дэниел также отметил, что словосочетание «amount of penalty» («сумма штрафа») слилось воедино и стало «amountof penalty».

В другой фразе — «as detailed above» («как описано выше») — политик тоже допустил несколько подозрительных оплошностей, написав «dtealied».

После пары последних ошибок Дэниел заявил, что даже у начинающего ученика к письму возникнут вопросы. В том числе к сокращению «cred» вместо «credit» («кредитная») и «date of issus» на месте «date of issues» («дата выпуска»).

Всего ошибок было семь. Дэниелу оставалось уповать на то, что чиновница просто спешила вновь приступить к работе с образованием графства, а не заставляет других пятилетних писать за неё служебные извещения.

Ещё большую иронию письму добавляла приписка о том, что читать документ следует с особой внимательностью. Подчеркнув эту строку и тщательно указав на все ошибки, Дэниел поставил главе департамента оценку три с минусом. Он также дал политику учительское напутствие.

Три с минусом. Вы должны сильнее стараться. «Глава сферы образования…» Ну, камон!!

Мужчина уточнил, что штраф он обязательно выплатит, но не станет сдерживаться от того, чтобы устроить чиновнице сюрприз и от себя.

За несколько дней пост Дэниела собрал почти 3 тысячи оценок и 789 комментариев. Подписчики подкованного в орфографии бати решили, что не стоит ограничивать троллинг специалиста по образованию одним лишь письмом.

Тот, кто писал это письмо, доказал, что грамматика — не его сильная сторона. Автор думал, что родители необразованные и не заметят орфографических ошибок? Я бы отправила письмо обратно и написала, что заплачу только после того, как они перестанут оскорблять мою грамотность.

Удивительно, что они ещё не обвинили во всём технологии. Может быть, у них на компьютере просто нет автоматической проверки орфографии.

В России чиновнику из Екатеринбурга, наоборот, досталось за попытку блеснуть знанием русского языка. Директор Центрального парка культуры Роман Шадрин раскритиковал журналистов за неправильное описание зоны отдыха и получил за это от активных юзеров сайта «Грамота.ру», а читая аргументы чиновника, пользователи вспомнили об особенностях мышления дошкольников.

Проблемы с употреблением слов нашлись и у Ксении Собчак. В своём инстаграме российская знаменитость попыталась рекламировать водородную воду. После этого подписчиков больше всего волновало, где была Ксения во время своих первых уроков по химии в школе.

admin