Договор в марте 1992 г. Договор в марте 1992 г

По договору можно: российский разведчик облетел США

Российский разведчик с воздуха рассмотрел военные базы США

Российский разведчик совершил наблюдательный полет над стратегическими военными базами США. Эту операцию он осуществил в рамках Договора по открытому небу 1992 года, который позволяет его участникам совершать наблюдательные облеты территорий друг друга. Но на сегодняшний день он находится под угрозой заморозки — США обвиняют Москву в его нарушении.

Самолет ВКС России Ту-214ОН в рамках международного Договора по открытому небу (ДОН) совершил наблюдательный полет над стратегическими военными базами на территории США, передает «Интерфакс». Российский самолет отправился с авиабазы Роузкранс в штате Миссури и провел разведывательную операцию над закрытыми районами штатов Оклахома, Техас, Нью-Мексико и Колорадо.

Он находился в небе примерно шесть часов, в течение которых успел понаблюдать за рядом стратегических объектов, в том числе и за хранилищем ядерных боеголовок ВВС США на авиабазе Киртлэнд, Лос-Аламосской национальной лабораторией, где создается ядерное оружие, и хранилищем химического вооружения возле города Пуэбло в штате Колорадо.

Ту-214 «Открытое небо» — это самолет авиационного наблюдения, который был разработан на основе пассажирского лайнера. Он предназначен для выполнения заданий в рамках ДОН.

Ранее в соответствии с этим договором Россия провела наблюдательный полет над стратегическими американскими военными базами в конце марта. Его осуществил самолет Ту-154М ЛК-1, сообщал «Интерфакс» со ссылкой на источник.

Оснащенный оборудованием для фотосъемки и радиолокационного наблюдения разведчик отправился на операцию с авиабазы Грейт Фоллс, штат Монтана. Он курсировал над закрытыми районами штатов Калифорния и Невада восемь часов.

Самолет пролетел над авиабазой Эдвардс, 42-м заводом ВВС США, на котором модернизируют и собирают стратегическую авиацию, авиабазой Ванденберг, где размещены пусковые установки системы противоракетной обороны (ПРО) США, и рядом других военных объектов.

За месяц до этого в рамках ДОН наблюдение над территорией России провел военный самолет ВВС США. По данным мониторингового портала PlaneRadar, он пролетел над Читой. Скриншот, на котором виден самолет, был прикреплен к посту портала в твиттере.

Пресс-секретарь Пентагона Джейми Дэвис обратил внимание, что это была первая подобная разведка с ноября 2017 года. Он объяснил столь долгий перерыв напряженными отношениями между Москвой и Вашингтоном. По словам представителя ведомства, российской стороне известно о полете.

Международный Договор по открытому небу был подписан в марте 1992 года в Хельсинки. В нем принимают участие 23 государства-члена ОБСЕ. Документ позволяет участникам совершать наблюдательные облеты территорий друг друга, отслеживая таким образом военную деятельность и соблюдение действующих договоров в области контроля над вооружениями.

Но его реализация сейчас находится под вопросом. В августе прошлого года президент США Дональд Трамп одобрил оборонный бюджет страны на текущий год. В документе, среди прочего, был указан пункт о заморозке выполнения ДОН с Россией, пока она, как гласит текст, не вернется к его соблюдению.

Впрочем, вскоре представитель Госдепартамента США заявил ТАСС, что Вашингтон не приостановит свое участие в ДОН, а наоборот, собирается и далее выполнять данное соглашение.

«Наоборот, Соединенные Штаты сохраняют приверженность продолжению имплементации договора, как это демонстрирует разрешение на комплексное обновление парка наших самолетов для использования в рамках Договора по открытому небу, а также наши продолжающиеся усилия по модернизации нашего воздушного флота», — пояснили в американском внешнеполитическом ведомстве.

РИА «Новости» со ссылкой на свой источник в Госдепе позже уточнило, что США заморозили часть средств на реализацию ДОН до тех пор, пока против России не примут меры в ответ на нарушение договора.

Одним из камней преткновения в этой области стал наблюдательный полет российского самолета спецназначения Ту-154М-ЛК-1, который состоялся 10 августа. Американские журналисты и политологи возмутились маршрутом миссии военных из России. Им не понравилось, что он пролегал над секретными объектами США.

Самолет пролетел над Капитолийским холмом, штаб-квартирой ЦРУ, авиабазой Эндрюс, секретным правительственным бункером Маунт-Уэзер, резиденцией американского лидера в Кэмп-Дэвиде и гольф-клубом Дональда Трампа в Вирджинии.

Уже в сентябре газета The Wall Street Journal со ссылкой на источники в Пентагоне и Госдепартаменте сообщила о намерении США ограничить полеты российских военных самолетов.

Собеседники газеты отметили, что это ответная мера на якобы нарушения договора с российской стороны. Там, в том числе, упомянули, будто Москва запретила полет над Калининградской областью.

Но даже в Пентагоне отметили, что «дерзкие полеты русских» на самом деле не являются нарушением условий ДОН. Там пояснили, что это всего лишь рутинные мероприятия. Представитель военного ведомства подчеркнул, что миссия российского оборонного ведомства регламентирована и тщательно контролируется.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя намерения США, подчеркнул, что все условия ДОН нужно соблюдать без каких-либо интерпретаций.

«Здесь вряд ли есть место для интерпретаций. Нужно четко следовать положениям Договора по открытому небу. Любые претензии должны, скажем так, выдвигаться в строгом соответствии с этим договором, потому что у каждой из сторон есть обязательства в соответствии с упомянутым документом», — пояснил Песков.

Договоры между Россией и США, будущее которых под вопросом

Москва, 3 декабря — «Вести.Экономика». Президент США Дональд написал в своем «Твиттере», что хотел бы провести встречу с российским президентом Владимиром Путиным и китайским лидером Си Цзиньпином по поводу гонки вооружений.

Тем не менее в настоящий момент отношения между США и Россией нельзя назвать идеальными.

А следовательно, существует ряд договоров, будущее которых в текущей обстановке остается под вопросом.

Ниже мы расскажем о них подробнее.

Договор по открытому небу

Договор по открытому небу — многосторонний международный договор, подписанный 24 марта 1992 г. в Хельсинки представителями 23 государств-членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Целью договора является содействие укреплению доверия между государствами через совершенствование механизмов контроля за военной деятельностью и за соблюдением действующих договоров в области контроля над вооружениями.

Договор устанавливает режим открытого неба, цель которого — обеспечить возможность его участникам совершать облеты территорий друг друга.

На 2017 г. участниками договора являются 34 государства. Российская Федерация ратифицировала Договор по открытому небу 26 мая 2001 г.

Тем не менее в США этот договор вызывает критику со стороны ряда политиков. В частности, они выражают опасения относительно того, что Россия может извлечь выгоду из возможностей, которые предоставляет договор.

Голоса критиков договора звучали еще при президенте Бараке Обаме.

Так, в 2014 г. председатель комитета палаты представителей по делам вооруженных сил Майк Роджерс призвал президента Обаму отказать России в праве использовать новые российские самолеты в воздушном пространстве США.

В ответ представитель МИД РФ Александр Лукашевич заявил, что «американская сторона долгое время занимает крайне неконструктивную позицию в отношении освидетельствования российской цифровой аппаратуры наблюдения, выдвигая требования, не предусмотренные договором».

Помимо этого, США не раз выражали обеспокоенность относительно того, что Россия якобы не исполняет своих обязательств в рамках договора.

Так, согласно ежегодному отчету Госдепартамента, опубликованному в апреле, Россия нарушает соглашение, налагая ограничения на инспекционные полеты на территории 500 км от Калининграда, а также в пограничном коридоре между Южной Осетией и Абхазией.

В 2017 г. комитет Сената США по иностранным делам принял резолюцию, в которой призвал Россию соблюдать условия договора по открытому небу.

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) — договор между СССР и США, подписанный Михаилом Горбачёвым и Рональдом Рейганом 8 декабря 1987 г. в ходе советско-американской встречи на высшем уровне в Вашингтоне.

Договор вступил в силу 1 июня 1988 г. Договор впервые в истории позволил ликвидировать целый класс вооружений: стороны обязались уничтожить все комплексы баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (1000-5500 км) и малой (от 500 до 1000 км) дальности, а также не производить, не испытывать и не развертывать такие ракеты в будущем.

В соответствии с договором стороны в течение трех лет должны были уничтожить все пусковые установки и ракеты наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 километров, включая ракеты как на европейской, так и на азиатской территории СССР.

Договор предусматривал процедуры проверки инспекторами, которым надлежало следить за уничтожением ракет противоположной стороны.

К июню 1991 г. договор был выполнен: СССР уничтожил 1846 ракетных комплексов (из них около половины — произведенные ракеты, не находившиеся на боевом дежурстве), США — 846 комплексов.

В настоящее время будущее договора, ставшего одним из столпов режима контроля над вооружениями, оказалось под вопросом, поскольку Россия и США обвиняют друг друга в его нарушении.

Президент США Дональд Трамп 20 и 22 октября публично заявил о намерении выйти из ДРСМД.

Официальное уведомление на этот счет Вашингтон Москве пока не передавал. Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон отметил 31 октября, что это оповещение последует «в надлежащее время».

При этом 15 ноября заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон сказала, что американская администрация еще не приняла окончательного решения о том, следует ли Вашингтону выходить из договора.

Читайте так же:  Современные методики оценки дебиторской задолженности в организациях. Анализ рынка прав требования

Решение вопросов, связанных с выполнением положений Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) возможно при наличии политической воли, заявил посол РФ в США.

«Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что сегодня политиков и политологов, законодателей и специалистов-разоруженцев волнует вопрос о планах США выйти из Договора о РСМД, заключенного в 1987 году, — отметил он. — Хотел бы напомнить, что благодаря именно этому договору были ликвидированы два класса ракет наземного базирования средней (от 1 тыс. до 5,5 тыс. км) и меньшей (от 500 до 1 тыс. км) дальности. Это был первый в истории международный Договор в области реального ядерного разоружения. Сейчас же он стоит на грани развала».

«За годы действия ДРСМД у России и США появились претензии друг к другу по его выполнению, — продолжал посол РФ. — Мы неизменно подчеркивали готовность вести профессиональный диалог с американскими коллегами по снятию имеющихся взаимных озабоченностей. Однако администрация США предпочитает наклеивать ярлыки только на Россию, обвиняя ее в разрушении договора, а о своих «отступлениях» предпочитает умалчивать. Твердо убеждены, что если есть политическая воля, то компромисс найти можно».

Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III — двусторонний договор между Россией и Соединенными Штатами относительно дальнейшего взаимного сокращения арсеналов развернутых стратегических ядерных вооружений.

Договор был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 г. в Праге и вступил в силу 5 февраля 2011 г.

Договор рассчитан на 10 лет с возможным продлением по взаимной договоренности сторон на 5 лет.

Договором предусмотрено сокращение ядерных боезарядов до 1550 единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжёлых бомбардировщиков — до 700 единиц. Договор сменил истккший в декабре 2009 г. СНВ-I.

Действие договора СНВ-3 об ограничении стратегических наступательных вооружений истекает в 2021 г.

В американском конгрессе выдвигают условия по продлению договора СНВ-3, которые Москва считает неприемлемыми.

«Создаются дополнительные преграды, препоны на пути продления этого договора. Никакого отношения тактическое ядерное оружие к этим вопросам не имеет», — сказал посол России в США Анатолий Антонов.

Как ранее писали Вести.Экономика, на прошлой неделе сенатор-республиканец Том Коттон и конгрессмен от Республиканской партии Лиз Чейни внесли законопроект, который ограничивает продление российско-американского договора СНВ-3 после 2021 г.

В заявлении также содержатся традиционные обвинения в адрес России в нарушении действующих договоров, в частности ДРСМД. Сам документ озаглавлен как «Прекращение российской ядерной агрессии».

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний

Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний был принят 50-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН (10 сентября 1996 г.) и открыт для подписания 24 сентября 1996 г.

К настоящему времени договор подписало 183 государства.

Однако для того, чтобы он вступил в силу, его должны ратифицировать 44 государства, располагающие ядерным оружием или потенциальными возможностями его создания (их перечень составлен на основе данных МАГАТЭ).

Из этого списка документ ратифицировали 36 государств, включая Россию, Великобританию и Францию. Еще пять стран — США, Китай, Египет, Израиль и Иран — подписали, но не ратифицировали документ, а Индия, КНДР и Пакистан не подписали его.

Россия рассчитывает, что США займут четкую позицию относительно ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), заявил Антонов.

«У нас вызывает обеспокоенность ситуация с ДВЗЯИ. Напомню, что обладающие ядерным оружием Россия, Великобритания и Франция уже ратифицировали этот договор, — сказал Антонов. — Мы ждем четкой и ясной позиции США по ДВЗЯИ — договора, от судьбы которого зависят дальнейшие шаги в области ядерного разоружения и нераспространения».

Министерство иностранных дел Российской Федерации

Договор по открытому небу

Договор по открытому небу (ДОН) подписан 24 марта 1992 г. в г. Хельсинки (Финляндия) 27 государствами — участниками СБСЕ (с 1995 г. – ОБСЕ). Вступил в силу 1 января 2002 года. Государства — депозитарии – Венгрия и Канада. Договором учреждена Консультативная комиссия по открытому небу (ККОН), решения которой принимаются консенсусом.

На сегодняшний день участниками ДОН являются 34 государства: Белоруссия, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Румыния, Словакия, Словения, США, Турция, Украина, Франция, Финляндия, Хорватия, Чехия, Швеция и Эстония. ДОН открыт для присоединения других государств, в т. ч. не входящих в ОБСЕ. Разрешает создавать группы государств. Так, Россия и Белоруссия составляют одну группу, другую образуют Бельгия, Нидерланды и Люксембург.

ДОН – важное достижение в области укрепления доверия и безопасности в военной области.

Договор представляет собой детально проработанный документ, состоящий из преамбулы, 19 статей и 12 приложений. В нем содержатся определения используемых терминов, излагаются права и обязанности государств — участников, порядок осуществления наблюдательных полетов, механизм распределения квот полетов, установлены технические детали выполнения наблюдательных полетов.

В практическом плане ДОН предоставляет право государствам-участникам совершать облёты любых территорий друг друга в соответствии с согласованными квотами наблюдательных миссий. Он регламентирует проведение полётов, определяет механизм контроля его соблюдения, содержит требования к самолётам наблюдения, ограничения по составу и техническим параметрам аппаратуры наблюдения. Положения ДОН могут уточняться решениями ККОН.

Государство — участник ДОН имеет право выделять в качестве самолётов наблюдения один или более типов или моделей невооруженных самолётов. При этом самолёт наблюдения проходит освидетельствование с целью подтверждения, что воздушное судно и его аппаратура наблюдения соответствуют требованиям ДОН.

Каждая страна — участница ДОН имеет право приобретать материалы, полученные в ходе любых наблюдательных полётов в рамках Договора.

Государства-участники имеют возможность задействовать предусмотренный Договором набор аппаратуры наблюдения из следующих категорий: оптические панорамные и кадровые фотоаппараты, видеокамеры с изображением на дисплее в реальном масштабе времени, радиолокационные станции бокового обзора с синтезированной апертурой, инфракрасные устройства формирования изображения. Для каждой категории аппаратуры наблюдения установлены ограничения по пространственному разрешению на местности. Пока используются только первые две категории. Вместе с тем РФ первой установила и использует собственную цифровую видеокамеру на самолётах «открытого неба» Ан-30Б, Ту-154М ЛК и Ту-214 ОН.

Несмотря на то, что в целом Договор зарекомендовал себя полезным инструментом укрепления доверия в военной сфере, эффективность реализации его потенциала ограничивается рядом факторов. Речь идёт, прежде всего, о давнем решении стран НАТО не выполнять наблюдательные полёты над территориями друг друга. Вследствие этого Российская Федерация вынуждена рассчитывать исключительно на свои собственные возможности для получения необходимой информации по территориям этих стран, что не только создаёт определённый информационный дисбаланс, но и препятствует полному осуществлению целей Договора, противоречит его духу.

После начала известных событий на Украине и обвинений в адрес России в наращивании войск и вооружений вблизи российско-украинской границы государствами — партнёрами в рамках ДОН было проведено почти два десятка наблюдательных полётов в этом районе. Каких-либо зримых доказательств этих утверждений выявлено не было, однако это не повлияло на позиции западных стран.

С 2017 г. в русле общего нагнетания напряженности в отношениях с Россией США стали ужесточать свои подходы, обвиняя нас в нарушении Договора, прежде всего в связи с введением нами максимальной дальности полетов над Калининградской областью (500 км). Кроме того, Вашингтон заявил о планах отменить ночёвки на двух американских аэродромах, изменить максимальные дальности полетов, перераспределить аэродромы открытого неба и дозаправки и их функции.

В ответ российская сторона установила необходимость согласования ночевок на трёх аэродромах дозаправки, а также сообщила о прекращении ряда двусторонних технических договоренностей и односторонних мер, применявшихся в порядке проявления доброй воли и облегчавших ранее проведение американских миссий над Россией.

В 2019 г. ситуация с ДОН была критической – наблюдательные полеты не проводились. Причина: Грузия блокировала решение ККОН, в котором был предусмотрена миссия над ее территорией. Еще в 2012 г. грузинская сторона прекратила выполнять свои обязательства перед Российской Федерацией в части приема миссий с участием России, ссылаясь на то, что мы не разрешаем полеты в 10-километровых зонах, прилегающих к двум участкам государственной граница на Кавказе. В поиске конструктивных развязок Россия сняла это ограничение.

Однако Грузия при поддержке США, Канады, Великобритании и Германии, исчерпав договорные аргументы, стала обвинять нас в попытках «легитимизации оккупации своих регионов».

Осознавая необходимость восстановления полномасштабного функционирования ДОН для большинства государств-участников, Россия исключила из своей заявки на 2019 год полёт над Грузией. В итоге, в октябре было утверждено распределение квот наблюдательных полётов.

Принятое решение не снимает проблему нарушения ДОН. Россия оставляет за собой право вернуться к этому вопросу.

Наша позиция относительно разрешения наблюдательных полётов в 10-километровых зонах, прилегающих к двум участкам России на Кавказе, остается в силе. Придание этому решению постоянного характера будет зависеть от добровольного выполнения Тбилиси обязательств по приему наблюдательных полетов над своей территорией.

Важным событием для Договора стало освидетельствование в сентябре 2019 г. нового российского самолета Ту-214 ОН с отечественной цифровой видеокамерой «OSDCAM4060». В результате Российская Федерация первой перешла на цифровую аппаратуру наблюдения (видеокамеры) и обновила свой самолетный парк.

Договор по открытому небу. Досье

Согласно тексту документа, американская администрация теперь будет сталкиваться с «ограничениями в отношении использования бюджетных средств в целях голосования или одобрения определенных имплементационных решений Консультативной комиссии по открытому небу». Речь идет об одобрении Вашингтоном запросов других сторон ДОН на сертификацию «инфракрасных сенсоров или сенсоров с синтезированной апертурой», уточняется в законе.

Договор по открытому небу (ДОН, Treaty on Open Skies) — международный документ, установивший режим наблюдательных полетов над территорией его участников с целью контроля за выполнением соглашений в области разоружения.

Идея «открытого неба» впервые была изложена президентом США Дуайтом Эйзенхауэром на конференции глав четырех держав (СССР, США, Великобритания, Франция) в Женеве 21 июля 1955 года. Режим «открытого неба», предполагавший обмен военной информацией между СССР и США с ее проверкой путем взаимной аэрофотосъемки территорий обеих стран, предлагался в качестве одного из элементов всеобъемлющей системы контроля за военной деятельностью. Эйзенхауэр считал, что «эта идея может открыть маленькие ворота в стене разоружения». Переговоры начались в конце 1950-х годов, однако были прекращены после инцидента с американским разведывательным самолетом U-2 в мае 1960 года (был сбит в воздушном пространстве СССР).

Весной 1989 года президент США Джордж Буш — старший предложил руководству стран НАТО и Организации Варшавского договора вернуться к обсуждению этого вопроса. Первые два раунда переговоров состоялись в 1990 году в Оттаве (Канада) и Будапеште (Венгрия). Затем переговорный процесс был продолжен в Вене в 1991 и 1992 годах.

21 марта 1992 года в Вене документ был парафирован. 24 марта 1992 года в Хельсинки его подписали представители 27 стран — членов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (с 1995 года Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, ОБСЕ). Договор вступил в силу 1 января 2002 года после ратификации 20 странами (РФ ратифицировала 26 мая 2001 года).

В настоящее время участниками договора являются 34 страны ОБСЕ: Белоруссия, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Румыния, Словакия, Словения, США, Турция, Украина, Франция, Финляндия, Хорватия, Чехия, Швеция, Эстония. Договор подписала, но не ратифицировала Киргизия.

Договор предоставляет его участникам право совершать облеты территорий друг друга для наблюдения за военной деятельностью в соответствии с оговоренными в нем квотами наблюдательных миссий. Он регламентирует проведение полетов, содержит требования к самолету и аппаратуре наблюдения, устанавливает правила обработки собранных сведений. Информация поступает в банк данных, который доступен для всех участников.

Договор предусматривает возможность расширения в будущем его действия на другие области (контроль за экологическим состоянием, обстановкой в зонах чрезвычайных ситуаций, мониторинг территории и действий противостоящих сторон в рамках миротворческих операций ОБСЕ).

Маршрут полета самолета наблюдения должен проходить не ближе десяти километров от границы прилежащего государства, которое не является участником соглашения.

Договор разрешает создавать группы. Так, Россия и Белоруссия составляют одну группу государств-участников, другую образуют Бельгия, Нидерланды и Люксембург.

Договор закрепляет за каждым участником определенное количество квот (в том числе активных, когда страна выполняет инспекционные полеты над территорией другого государства, и пассивных, когда она принимает инспекции других государств). У США и группы в составе России и Белоруссии — по 42 полета в год. У Германии, Канады, Франции, Великобритании, Италии, Турции и Украины — по 12 полетов. Самая малая квота — два полета — у Португалии.

При этом целиком квоту нельзя использовать для полетов только над одним государством. Так, Россия и Белоруссия не могут совершить более четырех полетов (квота для группы) над США и двух полетов над Турцией, а США — более восьми полетов над Россией и Белоруссией.

Для проведения наблюдательных полетов Россия используют специально оборудованные самолеты Ту-214ОН, Ан-30 и Ту-154М- Лк-1, а США — Boeing OC-135B Open Skies. Предусмотрена возможность использования для наблюдательного полета самолетов, принадлежащих наблюдаемой стороне.

Самолет наблюдения не оснащен каким-либо вооружением. Установленная на нем аппаратура (аэрофотоаппараты) проходит освидетельствование представителями государств ДОН, что исключает возможность использования технических средств, не предусмотренных договором. На борту всегда присутствуют представители той страны, над территорией которой проходит полет. Полет осуществляется с определенного аэродрома. В России такие аэродромы расположены в Кубинке (Московская область), Улан-Удэ, Магадане и Воркуте.

Для инспекционных полетов с каждого из аэродромов устанавливается максимальная дальность.

Возможность каких-либо ограничений на наблюдательные полеты из соображений секретности, национальной безопасности и так далее договором не предусмотрена. Однако согласно статье VIII, наблюдаемая сторона может запретить полет, если он нарушает изложенные в документе процедуры, требования к оборудованию самолета или маршруту. Каких-либо санкций к наблюдаемой стороне за запрет полетов не предусмотрено.

Консультативная комиссия

С целью практической реализации положений ДОН государства-участники учредили Консультативную комиссию по открытому небу со штаб-квартирой в Вене (в секретариате ОБСЕ), которая формируется из представителей государств — участников. Она проводит не менее четырех сессий в год, а внеочередные сессии созываются по запросу одной или более стран-участниц. Решения в комиссии принимаются консенсусом и имеют обязательную силу.

Согласно ДОН раз в пять лет проводятся конференции по рассмотрению выполнения этого документа. Первая состоялась в феврале 2005 голду, вторая — в июне 2010 года, третья — в июне 2015 года.

Практическая проверка положений договора началась еще до его вступления в силу. Первые пробные полеты были выполнены Венгрией и Канадой в 1990 году. В 1992 году состоялся первый пробный полет над территорией России, совместно осуществленный Россией и Великобританией. С 24 марта 1992 года по 31 декабря 2001 года действовал режим временного применения договора. В настоящее время над территориями стран — участниц ежегодно совершается около ста инспекционных полетов. Тысячный по счету полет в рамках договора был проведен весной 2012 году.

В 2011 году Грузия в одностороннем порядке заявила о прекращении сотрудничества с Россией в рамках договора из-за конфликта вокруг политического статуса Абхазии и Южной Осетии (по данным на декабрь 2017 года, Грузия продолжает отказывать в полетах российским самолетам).

Взаимные претензии США и России

В 2017 году Россия и США обменялись взаимными претензиями по выполнению ДОН.

Вашингтон выдвинул в адрес Москвы обвинения в нарушении ряда условий документа. В частности, одной из претензий стало ограничение Россией в 2014 году наблюдательных полетов над Калининградской областью в 500 км. По словам представителей российского правительства, интенсивные полеты над ограниченной территорией Калининградской области (208 км с востока на запад) затрудняют нормальное функционирование авиации гражданского назначения.

Кроме того, США считают нарушением договора отказ России в проведении наблюдательных полетов в 10-километровой зоне вдоль границ с Абхазией и Южной Осетией. По мнению РФ, признающей суверенитет этих стран, соблюдение буферной зоны гарантировано условиями договора. Также Вашингтон обвиняет Москву в ограничении полетов в связи с закрытием воздушного пространства для рейсов первых лиц государства.

Москва обвиняет Вашингтон в проволочках при согласовании полетов над территориями Соединенных Штатов в Тихом океане и отмене остановки для отдыха экипажей самолетов наблюдения в ночное время суток на авиабазах ВВС США Робинс в штате Джорджия и Эллсуорт в Южной Дакоте. Кроме того, США установили ограничения для наблюдательных полетов над территорией Алеутских островов, значительно снижая их эффективность. В ответ на «односторонние шаги, связанные с созданием максимальных неудобств российским участникам «открытого неба», МИД РФ объявил об отмене ночевок американских экипажей на трех российских аэродромах.

Договор в марте 1992 г

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Между лицензиаром (юридическое лицо, зарегистрированное в РФ) и лицензиатом (юридическое лицо, зарегистрированное на Украине) заключается лицензионный договор, по которому лицензиату предоставляется право использования коммерческого обозначения и ноу-хау.
Право какого государства применимо к этому договору? В какой форме договор должен быть заключен? Необходимо ли нотариальное удостоверение договора?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
В рассматриваемом случае стороны вправе самостоятельно определить, право какого государства применяется к договору. При отсутствии соглашения сторон лицензионного договора о выборе права к такому договору применяется право страны, на территории которой лицензиату разрешается использование интеллектуальной собственности, а если такое использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности лицензиара.
Форма договора, сторонами которого являются российское и украинское юридические лица, определяется по праву страны места заключения договора. Если договор, предусматривающий предоставление использования коммерческого обозначения и ноу-хау, заключен в РФ, достаточно соблюдения простой письменной формы договора (нотариальное удостоверение договора не требуется).

Обоснование вывода:
В соответствии с п. 1 ст. 1186 ГК РФ право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных юридических лиц, определяется на основании международных договоров РФ, ГК РФ, других законов (п. 2 ст. 3 ГК РФ) и обычаев, признаваемых в РФ.
Следует отметить, что согласно абзацу второму п. 2 ст. 7 ГК РФ в случае, если международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора.
Российская Федерация и Украина являются участниками Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.1993) (далее — Конвенция), а также Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20.03.1992) (далее — Соглашение).
Пунктом 1 ст. 1210 ГК РФ предусмотрено, что стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела (п. 2 ст. 1210 ГК РФ).
Ни Конвенция, ни Соглашение не ограничивают право сторон договора выбрать своим соглашением право, применимое к этому договору. Более того, возможность такого выбора косвенно следует из ст. 41 Конвенции, п. «е» ст. 11 Соглашения, которые устанавливают, что права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Согласно пп. 2 п. 1 ст. 1215 ГК РФ в сферу действия права, подлежащего применению к договору, входят в том числе права и обязанности сторон договора.
Отметим, что согласно п. 8 ст. 1211 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон лицензионного договора о выборе права к такому договору применяется право страны, на территории которой лицензиату разрешается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а если такое использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности лицензиара. То есть, например, если стороны лицензионного договора не договорятся о выборе применимого права, а лицензиат в соответствии с условиями договора будет использовать объекты интеллектуальной собственности на территории Украины, к договору будет применяться право Украины.
В соответствии с п. 1 ст. 1209 ГК РФ форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.
Вместе с тем ст. 39 Конвенции применительно к случаям, когда сделка совершается не по поводу недвижимого имущества или прав на него, предусмотрено, что форма сделки определяется по законодательству места ее совершения. Аналогичное правило содержится в п. «г» ст. 11 Соглашения.
Поскольку договор является двух- или многосторонней сделкой (п. 1 ст. 154 ГК РФ), эти правила применимы и к упомянутому в вопросе договору.
Место заключения договора определяется в соответствии со ст. 444 ГК РФ, которая предусматривает, что в случае, если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту. Эта норма применяется и к договору, стороной которого выступает юридическое лицо, зарегистрированное на Украине, поскольку иные правила определения места совершения сделки Конвенция и Соглашение не предусматривают.
Таким образом, в рассматриваемой ситуации стороны вправе своим соглашением определить (в частности, указав это в самом договоре), применимо ли к заключенному между ними договору право Российской Федерации или Украины. Нормативные требования к форме договора будут зависеть от места его заключения, указанного в договоре, или, при отсутствии такого указания, от того, какая из сторон направит другой стороне оферту, то есть предложение заключить договор (ст. 435 ГК РФ).
Обратим внимание, что согласно ГК РФ нотариальное удостоверение договора является элементом его письменной формы (п. 1 ст. 158 ГК РФ). По общему правилу сделки юридических лиц между собой совершаются в простой письменной форме (пп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ). Нотариальное удостоверение сделок обязательно в случаях, указанных в законе, а также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась (п. 2 ст. 163 ГК РФ).
Обязательная нотариальная форма лицензионного договора ГК РФ не предусмотрена (смотрите также постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 01.11.2011 N 08АП-6484/11). Таким образом, если с учетом изложенного выше форма договора будет подчиняться требованиям законодательства РФ, этот договор достаточно будет заключить в простой письменной форме (ст. 161, п. 2 ст. 1235 ГК РФ). Если форма договора будет определяться согласно законодательству Украины, то, во всяком случае, этот договор, заключенный в простой письменной форме, не может быть признан недействительным в РФ вследствие несоблюдения формы, поскольку одной из сторон договора является российское юридическое лицо (абзац первый п. 1 ст. 1209 ГК РФ).
Также отметим следующее. Как указывают судьи, для определения правильной квалификации договора следует исходить из предмета договора, по поводу чего стороны, собственно, и заключают договор (то есть того, на что направлена воля сторон договора), а также прав и обязанностей сторон (постановление АС Московского округа от 30.07.2015 N Ф05-7037/15). Иными словами, квалификация гражданско-правового договора зависит не от его наименования, указанного сторонами в тексте договора, а от содержания прав и обязанностей сторон.
По лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах (п. 1 ст. 1235 ГК РФ).
Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Пунктом 5 ст. 1539 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель может предоставить другому лицу право использования своего коммерческого обозначения в порядке и на условиях, которые предусмотрены договором аренды предприятия (ст. 656 ГК РФ) или договором коммерческой концессии (ст. 1027 ГК РФ). В судебной практике можно обнаружить подход, в соответствии с которым эта норма указывает на то, что право использования коммерческого обозначения может быть передано другому лицу только по договору аренды предприятия или по договору коммерческой концессии (смотрите постановление Суда по интеллектуальным правам от 13.06.2017 N С01-627/2016 по делу N А68-9982/2015). Вместе с тем представлена в правоприменительной практике и иная позиция, допускающая предоставление права использования коммерческого обозначения на основании лицензионного договора (смотрите, например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2017 N 17АП-12015/17).
В свою очередь, договор коммерческой концессии предполагает предоставление пользователю комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау) (п. 1 ст. 1027 ГК РФ).
То есть признаком этого вида договора является предоставление правообладателем не только прав на коммерческое обозначение и ноу-хау, но и исключительных прав на товарный знак или знак обслуживания. Если такие исключительные права пользователю не передаются, договор не может быть квалифицирован как договор коммерческой концессии (смотрите постановления Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2015 N С01-451/2015, Второго арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 N 02АП-10948/16).
Для однозначного решения вопроса о нормах гражданского законодательства, применимых к указанному в вопросе договору, необходимо учитывать особенности его содержания, с учетом которых ему может быть дана соответствующая правовая квалификация. Так, если он является договором коммерческой концессии, предоставление права использования исключительных прав по такому договору подлежит государственной регистрации (п. 2 ст. 1028 ГК РФ), а следовательно, на основании п. 3 ст. 1209 ГК РФ может быть сделан вывод о подчинении формы этого договора российскому праву. В свою очередь, исходя из п. 1 ст. 161, п. 2 ст. 163, п. 1 ст. 1028 ГК РФ, договор коммерческой концессии может быть заключен в простой письменной (не нотариальной) форме. При отсутствии соглашения сторон договора коммерческой концессии о выборе применимого права к этому договору применяется право страны, на территории которой пользователю разрешается использование комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав, либо, если данное использование разрешается на территориях одновременно нескольких стран, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности правообладателя (п. 6 ст. 1211 ГК РФ).

Читайте так же:  НДС при экспорте в 2019 году. Договор с казахстаном пример

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3161), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter