Досрочное расторжение договора подряда: какие могут возникнуть вопросы у сторон и как их урегулировать. Встречный иск о упущенной выгоде

Досрочное расторжение договора подряда: какие могут возникнуть вопросы у сторон и как их урегулировать?

Согласно п. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Однако на практике далеко не всегда исполнение договора подряда завершается приемкой выполненного/завершенного/законченного строительством объекта. Нередки ситуации, когда заказчик или подрядчик по тем или иным причинам отказывается от дальнейшего исполнения договора подряда. Каковы же эти причины и что следует делать сторонам при возникновении каждой из них?

Положениями ст. 310 ГК РФ в качестве общего правила установлена невозможность одной из сторон договора по своему желанию отказаться от исполнения договора. При этом допускаются исключения из общего правила. Договор подряда является одним из таких исключений, в чем проявляется его существенное отличие от многих других гражданско-правовых договоров.

Специфика договора подряда состоит в том, что он регламентирует определенный процесс, который может длиться в течение долгого периода времени.

В связи с этим расторжение договора до момента его исполнения всегда будет приводить к ряду проблем, так как прерывание процесса исполнения обязательства, вероятнее всего, повлечет убытки для обеих сторон.

Согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ по общему правилу при досрочном расторжении договора стороны не вправе требовать возвращения исполненного по договору. Как следует из п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора», данное правило подлежит применению лишь в тех случаях, когда встречные имущественные предоставления по договору к моменту расторжения осуществлены надлежащим образом либо размеры произведенных сторонами имущественных предоставлений эквивалентны, а потому интересы сторон договора не нарушены. В случае с подрядом у сторон, как правило, возникает немалое количество вопросов, касающихся в том числе возврата неосвоенного аванса, либо взыскания недостаточного аванса, либо возможности взыскания убытков с виновной в расторжении договора стороны.

Досрочное расторжение договора подряда по инициативе заказчика

Как правило, наиболее распространенными причинами отказа заказчика от договора подряда являются следующие.

Подрядчик выполняет работу слишком медленно

Согласно п. 1 ст. 708 ГК РФ подрядчик несет перед заказчиком ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работ. Обычно в качестве ответственности за просрочку выполнения работ стороны устанавливают в договоре неустойку. При этом п. 2 ст. 715 ГК РФ дает заказчику право отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения убытков, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным.

В случае одностороннего отказа заказчика от договора (исполнения договора) полностью или частично договор считается расторгнутым согласно п. 2 ст. 450.1 ГК РФ.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 23.09.2008 № 5103/08 по делу № А21-4959/2004 сформулирована позиция, согласно которой односторонний отказ заказчика от договора подряда в отсутствие оснований, предусмотренных п. 2 ст. 715 ГК РФ, в любом случае приводит к расторжению договора, однако по основаниям и с последствиями, установленными ст. 717 ГК РФ (если иное не предусмотрено договором, заказчик вправе в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально выполненной части работы и возместив подрядчику убытки, причиненные прекращением договора). Позже эту правовую позицию поддержал Верховный суд РФ в Определении от 05.07.2016 № 305-ЭС16-2157 по делу № А40-179908/2014.

В Определении от 18.08.2015 № 305-ЭС14-8022 по делу № А40-55724/2012 Верховный суд отметил, что для того, чтобы отказаться от договора в связи с ненадлежащим исполнением подрядчиком его обязанностей, заказчик должен провести проверку работ и доказать, что при данном темпе выполнения работы будут нарушены сроки ее выполнения. Если заказчик не сможет аргументировано доказать, что имелись основания для отказа от договора в порядке ст. 715 ГК РФ, ему придется оплатить подрядчику стоимость выполненных на момент отказа от договора работ.

Подрядчик не устраняет допущенные им недостатки в работе

В силу п. 3 ст. 715, п. 3 ст. 723 ГК РФ если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков и при неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования отказаться от договора подряда либо поручить исправление работ другому лицу за счет подрядчика, а также потребовать возмещения убытков.

Заказчик может взыскать с подрядчика расходы на устранение недостатков, если договором установлено право заказчика самостоятельно устранять недостатки (ст. 397, п. 1 ст. 723 ГК РФ). Также заказчик вправе взыскать с подрядчика упущенную выгоду, если из-за некачественного и/или несвоевременного выполнения работ объект нельзя было ввести в эксплуатацию.

В случае если целью использования объекта являются нужды самого заказчика, то упущенную выгоду можно рассчитать по данным о его прибыли. Необходимо сравнить прибыль заказчика за аналогичный период до нарушения договора или после устранения нарушения (абз. 3 п. 3 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Подрядчик произвел дополнительные работы без согласования с заказчиком

В силу абз. 1 п. 5 ст. 709 ГК РФ, если возникла необходимость в проведении дополнительных работ и по этой причине — в существенном превышении определенной приблизительно цены работы, подрядчик обязан своевременно предупредить об этом заказчика. Заказчик, не согласившийся на превышение указанной в договоре подряда цены работы, вправе отказаться от договора. В этом случае подрядчик может требовать от заказчика уплаты ему цены за выполненную часть работы.

Заказчик не обязан платить за дополнительные работы, которые подрядчик с ним не согласовал (п. 5 ст. 709, п. 3, 4 ст. 743 ГК РФ), причем даже в том случае, если дополнительные работы отражены в акте приемки, подписанном представителем заказчика (см., например, Определение ВС РФ от 27.12.2016 № 310-ЭС16-12554).

Данное правило работает и в отношении госконтрактов. Так, в Определении от 26.01.2016 № 303-ЭС15-13256 по делу № А51-38337/2013 Верховный суд указал, что в соответствии с требованиями закона и государственным контрактом любое изменение объема работ требовало внесения изменений в контракт, в связи с чем без изменения государственным заказчиком первоначальной цены контракта фактическое выполнение генеральным подрядчиком дополнительных работ, не предусмотренных условиями контракта, не порождает обязанность госзаказчика по их оплате.

Досрочное расторжение договора подряда по инициативе подрядчика

Право на досрочное прекращение договора подряда по инициа­тиве подрядчика законодательно ограничено определенными условиями, при наступлении которых это право у подрядчика возникает. Если подрядчик желает досрочно расторгнуть договор подряда по основаниям, указанным в Гражданском кодексе РФ или в договоре подряда, он должен доказать наличие оснований для такого расторжения.

Заказчик не увеличивает договорную цену при увеличении стоимости материалов, предоставляемых ему подрядчиком

Согласно абз. 2 п. 6 ст. 709 ГК РФ при существенном возрастании стоимости материалов и оборудования, предоставленных подрядчиком, а также оказываемых ему третьими лицами услуг, которые нельзя было предусмотреть при заключении договора, подрядчик имеет право требовать увеличения установленной цены, а при отказе заказчика выполнить это требование — расторжения договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ.

В данном случае подрядчик должен предоставить суду следующие доказательства:

возрастания стоимости материалов и оборудования;

направления заказчику требования об увеличении установленной цены;

отказа заказчика выполнять требование об увеличении цены.

Отсутствие хотя бы одного из данных доказательств может привести к тому, что суд откажет подрядчику в расторжении договора, а заказчик взыщет с него неустойку за срыв сроков сдачи работ, так как справедливо будет полагать, что договор действовал в то время, когда подрядчик считал его расторгнутым.

Так, например, постановлением АС Дальневосточного округа от 14.12.2016 № Ф03-5938/2016 по делу № А51-2227/2016 удовлетворен иск генерального подрядчика к субподрядчику о взыскании с последнего неосно­вательного обогащения в виде неосвоенного аванса в связи с тем, что субподрядчик не представил суду доказательств подтверждения (утверждения) заказчиком заявленного подрядчиком изменения цены договора.

Заказчик не предпринял мер, направленных на устранение угрозы результату работ, несмотря на предупреждения подрядчика

Согласно п. 1 ст. 716 ГК РФ подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении:

непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материалов, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи;

возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы;

иных независящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.

В силу п. 3 ст. 716 ГК РФ если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика об указанных обстоятельствах, в разумный срок не заменит непригодные или недоброкачественные материалы, оборудование, техническую документацию или переданную для переработки (обработки) вещь, не изменит указаний о способе выполнения работы или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих ее годности, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.

Возможность отказа подрядчика от исполнения договора подряда в описанном случае закреплена также в п. 3 ст. 745 ГК РФ в отношении бытового подряда.

На необходимость оценки судами того факта, что подрядчик в соответствии с положениями ст. 716 ГК РФ предупреждал заказчика о невозможности выполнения работ в установленные сроки, обращалось внимание в постановлении Президиума ВАС РФ от 22.10.2013 № 6373/13 по делу № А40-52542/11-52-422.

Заказчик нарушает свои обязанности по договору, в связи с чем подрядчик не сможет выполнить свои обязанности в срок

Согласно п. 2 ст. 719 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда (в частности, непредоставление материалов, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи) препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (ст. 328 ГК РФ), вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

В качестве убытков суды могут взыскать:

расходы, связанные с оплатой инженерно-геологических и инженерно-геодезических изысканий (постановление АС Волго-Вятского округа от 08.09.2015 № Ф01-3518/2015 по делу № А29-7790/2014);

расходы по комплексному страхованию строительно-монтажных рисков и ответственности перед третьими лицами при производстве строительно-монтажных работ (постановление АС Дальневосточного округа от 29.03.2016 № Ф03-737/2016 по делу № А51-16326/2015);

расходы на оформление банковской гарантии (постановления АС Московского округа от 07.03.2017 № Ф05-21799/2016 по делу № А40-202736/2015, Дальневосточного округа от 12.10.2015 № Ф03-4319/2015 по делу № А37-2067/2014);

расходы, связанные с сокращением персонала (постановление АС Северо-Западного округа от 02.08.2016 № Ф07-5782/2016 по делу № А13-9825/2015).

Размер убытков, которые можно взыскать с заказчика на основании ст. 717 ГК РФ, ограничен: их можно взыскать в пределах разницы между ценой за всю работу по договору и частью цены, уже оплаченной заказчиком.

Досрочное расторжение договора подряда в отсутствие вины и/или нарушения сторонами условий закона и/или договора подряда

Заказчик всегда является инициатором заключения договора подряда. Именно он размещает предложение о заключении договора, в связи с чем ему и принадлежит основное установленное ст. 717 ГК РФ право на отказ от договора в любой момент до фактического принятия результата работы с обязанностью уплатить однако при этом подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной последним до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.

Та же возможность отказа заказчика в любой момент от исполнения договора бытового подряда указана законодателем в п. 2 ст. 731 ГК РФ. При этом в договор бытового подряда, в отличие от договора строительного подряда, сторонами не могут быть включены условия, лишающие заказчика права на возможность отказа от исполнения договора в любой момент до сдачи ему работ.

В случае недостижения сторонами договора согласия относительно объемов и сметной стоимости фактически выполненных подрядчиком работ данный вопрос может быть решен посредством проведения судебной экспертизы. Несмотря на наличие у сторон права ходатайствовать о проведении экспертизы, а у суда — отсутствия обязанности по ее назначению (см. постановление Президиума ВАС РФ от 09.03.2011 № 13765/10 по делу № А63-17407/2009), для установления объема и стоимости выполненных по договору работ требуются специальные знания, что согласно ч. 1 ст. 82 АПК РФ предполагает необходимость назначения судебной экспертизы (см. Определение ВС РФ от 23.06.2016 № 305-ЭС16-4366 по делу № А40-41724/2015).

Читайте так же:  Государственный нотариус в евпатории. Государственный нотариус в евпатории

В Определении от 05.07.2016 № 305-ЭС16-2157 по делу № А40-179908/2014 Коллегия ВС РФ по экономическим спорам указала, что в случае заявления заказчиком отказа от договора на основании ст. 717 ГК РФ удерживание подрядчиком суммы неотработанного аванса безосновательно, является в силу положения ст. 1102 ГК РФ неосновательным обогащением и подлежит возврату заказчику. В то же время при одностороннем отказе от выполнения договора на основании ст. 717 ГК РФ заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные последнему расторжением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. При этом при взыскании убытков суду надлежит исследовать доказательства, подтверждающие размер ущерба и наличие причинной связи между досрочным прекращением договора и причиненными подрядчику убытками (п. 19 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»).

Отметим, что в качестве убытков стороны договора не могут взыскать друг с друга штрафные санкции, которые выплатили своим контрагентам (Определение ВС РФ от 15.12.2015 № 309-ЭС15-10298 по делу № А50-17401/2014).

При одностороннем отказе от договора подряда подрядчик обязан вернуть заказчику аванс за вычетом стоимости транспортных расходов и монтажных работ, по которым заказчик не заявлял претензий, даже несмотря на тот факт, что смонтированный объект не соответствует условиям договора (Определение ВАС РФ от 28.09.2009 № ВАС-11813/09 по делу № А40-52121/08-82-450).

Общие последствия одностороннего отказа от исполнения договора подряда

В случае прекращения договора подряда по основаниям, предусмотренным законом или договором, до приемки заказчиком результата работы, выполненной подрядчиком (п. 1 ст. 720 ГК РФ), заказчик вправе требовать передачи ему результата незавершенной работы с компенсацией подрядчику произведенных затрат.

В силу положений ст. 729 ГК РФ подрядчик вправе получить компенсацию, если заказчик потребовал передать ему неоконченный результат работ (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 21.07.2017 № Ф01-2889/2017 по делу № А43-3537/2015, ФАС Московского округа от 26.12.2012 по делу № А40-21692/12-151-221).

При этом на основании ст. 729 ГК РФ могут быть взысканы не любые расходы подрядчика и не в любом объеме. Так, на основании указанной нормы подрядчик не вправе требовать компенсации затрат на выполнение работ в размере, превышающем цену договора (п. 2 ст. 709 ГК РФ), компенсации затрат на выполнение не согласованных с заказчиком дополнительных работ (п. 5 ст. 709, п. 4 ст. 743 ГК РФ), оплаты работ, выполненных с неустраненными или не­устранимыми недостатками (п. 1 ст. 723 ГК РФ).

Претензионный порядок: судебная практика

Вопросы по претензионному порядку, ответов на которые нет в законе.

Год назад изменили претензионный порядок, но оставили без внимания спорные случаи. Роман Речкин, ИНТЕЛЛЕКТ-С, изучил судебную практику после изменений и разъяснил в статье, когда нужно и когда не нужно направлять претензию.

1. Подавать ли претензию заново, если изменили предмет или основание иска (ст. 49 АПК РФ)?

Если истец меняет предмет или основание иска, возникает ситуация искусственного несоблюдения обязательного претензионного порядка: претензия направлялась с одним требованием, а иск (в случае изменения предмета) рассматривается формально уже с другим требованием.

ВАС РФ в п. 2 письма от 19.02.1993 №С-13/ОП-58 «О некоторых вопросах, возникающих в деятельности арбитражного суда» разъяснял, что АПК РФ не предусматривает обязательного соблюдения претензионного порядка, если изменяется предмет либо основание иска или увеличивается размер исковых требований. Несмотря на ликвидацию ВАС РФ и неясный статус данного письма, оно до сих пор иногда упоминается арбитражными судами (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 июня 2017 года по делу №17АП-6663/2017), хотя юридическая сила этого разъяснения более чем сомнительна.

Поэтому арбитражные суды, приняв заявление истца об изменении предмета иска, как правило, оставляют исковое заявление без рассмотрения по основанию несоблюдения ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

Иной подход был выработан судами для случая изменения основания иска. Так, в одном из дел исковое заявление было возвращено арбитражным судом по мотиву несоблюдения обязательного претензионного порядка, поскольку «в материалы дела предоставлена претензия со ссылкой на статью 717 Гражданского кодекса РФ, тогда как основанием предъявленного иска является статья 715 Гражданского кодекса РФ».

Однако апелляционный суд, отменяя определение суда первой инстанции и направляя вопрос на новое рассмотрение, исходил из доказанности соблюдения истцом досудебного порядка урегулирования спора. В претензии истец сформулировал конкретные требования к ответчику: попросил его перечислить конкретную сумму, указал конкретные обстоятельства, являющиеся основанием для перечисления денежных средств. Сумма неосновательного обогащения и неустойки, заявленная в претензии, совпадает с указанной в иске, обстоятельства возникновения также совпадают. Эта позиция была поддержана кассационным судом (постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 февраля 2019 г. №Ф05-1132/18 по делу №А40-145735/2017).

В другом деле арбитражный суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения, поскольку в претензии содержалось требование об оплате по договору, а иск был подан о взыскании неосновательного обогащения (в этой же сумме). Определение о возврате искового заявления было отменено апелляционным судом. Кассационный суд, соглашаясь с позицией апелляции, отметил: «То обстоятельство, что в претензии истец просил оплатить стоимость выполненных дополнительных работ в размере 5.263.542,22 руб., а в исковом заявлении просил взыскать неосновательное обогащение в размере 5.263.542,22 руб., не может служить основанием для признания претензионного порядка урегулирования спора не соблюденным. Кроме того, как правомерно отмечено судом апелляционной инстанции, из текста претензии усматривается предмет, основание предъявленного иска, а также размер суммы заявленных требований, в связи с чем правомерно пришел к выводу о том, что направленная ответчику претензия предшествовала подаче иска по тождественному предмету и основанию» (постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 марта 2017 года по делу №А40-175380/16).

2. Нужно ли направлять отдельную претензию для взыскания неустойки (пени) или процентов по ст. 395 ГК РФ?

Направлять отдельную претензию по неустойке или процентам нет необходимости. По общему правилу, в подобной ситуации следует руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ: если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, которые взыскиваются на основании статьи 395 ГК РФ (абз. 2 п. 43 постановления Пленума ВС от 24.03.2016 №7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»). Этого подхода придерживаются большинство судов.

Однако Девятый арбитражный апелляционный суд в одном из дел истолковал данное разъяснение ограничительно, придя к выводу, что оно «относится к случаю одновременного предъявления требований о взыскании суммы долга и суммы процентов». Суд указал: «Претензия, направленная в рамках иного судебного дела, рассмотренного по существу, не может распространять свое действие на все возможные исковые требования ответчика, которые могут быть заявлены в дальнейшем». Соответственно, обращаясь с заявлением о взыскании только процентов на основании статьи 395 ГК РФ, истец должен принять отдельные меры по соблюдению претензионного порядка (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 марта 2019 года по делу №09АП-66045/2017, в кассационном порядке пока не обжаловано).

Тот же самый Девятый арбитражный апелляционный суд занял прямо противоположную позицию в аналогичной ситуации, когда основной долг (с соблюдением претензионного порядка) был взыскан в рамках другого дела, а в рассматривавшемся деле взыскивались только проценты по ст. 395 ГК РФ. Суд указал: «Поскольку подан иск о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ, в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства, в отношении которого имеется вступившее в законную силу судебное решение, то у суда первой инстанции не имелось оснований для вывода о несоблюдении истцом претензионного порядка и возвращении искового заявления» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2019 года по делу №А40-23151/18, в кассационном порядке пока не обжаловано; аналогичная позиция – постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 февраля 2019 года по делу №А40-239096/17, в кассационном порядке не обжаловалось).

В другом похожем деле апелляционный суд особо отметил: «Заявленное дополнительное обязательство о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами связано с основным долгом, следует его судьбе, все обстоятельства, в том числе о наличии долга у ответчика перед истцом, выяснены и установлены судом по делу №А40-165944/16, в связи с чем нет единственного иска о взыскании исключительно процентов за пользование чужими денежными средствами, а есть последующий спор, связанный с основным о взыскании долга» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2019 года по делу №09АП-884/2019, в кассационном порядке не обжаловалось).

3. Нужно ли направлять повторную претензию в случае замены ответчика или привлечения второго ответчика (в порядке ст. 47 АПК РФ)?

При замене ответчика или привлечении соответчика возникает ситуация искусственного несоблюдения обязательного претензионного порядка: претензия направлялась одному ответчику, а исковые требования адресованы другому.

Московские суды в подобных случаях чаще всего оставляют исковое заявление без рассмотрения. Позиция Арбитражного суда Уральского округа применительно к привлечению соответчика или замене ненадлежащего ответчика гораздо мягче. В Рекомендациях рабочей группы по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ, от 25.11.2016 №5/2016 (п. 3), суд указал: «Ненаправление истцом привлекаемому к участию в деле соответчику либо вступающему в дело надлежащему ответчику претензии или иного документа в целях урегулирования спора не влечет последствий, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, в виде оставления искового заявления без рассмотрения».

Интересную позицию в ситуации с заменой ответчика сформулировал Девятый арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела №А40-118104/16. Арбитражный суд г. Москвы, заменив по ходатайству истца ненадлежащего ответчика, оставил иск без рассмотрения. Не согласившись с таким подходом, апелляционный суд указал: «Замена ненадлежащего ответчика надлежащим была произведена судом по ходатайству истца в порядке ст. 47 АПК РФ в ходе рассмотрения дела, в связи с чем, правовых оснований для применения судом на данной стадии процесса положений ч. 5 ст. 4 АПК РФ, регулирующих порядок досудебного урегулирования спора, не имелось. Более того, оставление иска без рассмотрения по основаниям несоблюдения досудебного порядка на стадии замены судом ненадлежащего ответчика на надлежащего в порядке ст. 47 АПК РФ лишит правого смысла совершение такого процессуального действия, предусмотренного АПК РФ, как замена ненадлежащего ответчика надлежащим» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2017 года по делу №09АП-44060/2017, в кассационном порядке не обжаловалось).

4. Как действует новая редакция ч. 5 ст. 4 АПК РФ, если иск был подан в период действия «старой» редакции, когда претензионный порядок был обязателен, а вопрос об оставлении иска без рассмотрения разрешается арбитражным судом после 12 июля 2017 года, когда направление претензии обязательным уже не является?

В одном из дел иск о признании договора недействительным был подан в апреле 2017 года, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора по такому требованию было обязательным. 19 июля, уже после вступления в силу новой редакции ч. 5 ст. 4 АПК РФ, ответчики заявили о несоблюдении истцом претензионного порядка. Арбитражный суд первой инстанции согласился с ними и оставил исковое заявление без рассмотрения.

Отменяя определение Арбитражного суда Московской области, суд апелляционной инстанции исходил из того, что на момент вынесения этого определения требование об обязательном соблюдении претензионного порядка по искам о признании договора недействительным уже не было установлено федеральным законодательством.

С позицией апелляционного суда согласился Арбитражный суд Московского округа, добавив, что в данном конкретном случае исправить обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения, стало невозможно, поскольку обязательное соблюдение досудебного порядка урегулирования спора о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности уже не требуется (постановление Арбитражного суда Московкого округа от 29 января 2019 г. №Ф05-20728/17 по делу №А41-30231/2017).

Однако в другом деле арбитражные суды в аналогичной ситуации заняли противоположную позицию. Истец обратился в суд в июне 2017 года с иском о признании сделок недействительными и о применении последствий их недействительности. То есть иск был подан в период действия «старой» редакции, когда обязательный претензионный порядок был обязателен, а рассматривался вопрос 13 июля, уже после отмены обязательного претензионного порядка по данным требованиям. Определением Арбитражного суда города Москвы от 13 июля 2017 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 сентября 2017 года, исковое заявление было возвращено заявителю. В этом деле кассационный суд согласился с нижестоящими судами (постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2017 г. №Ф05-19255/17 по делу №А40-124347/2017).

Читайте так же:  Партия пенсионеров России. Приказ 893 от 12.11.2009

5. Обязателен ли претензионный порядок при взыскании убытков, не вытекающих из договора?

Не нужно направлять претензию, если требование о взыскании убытков возникло не в связи с договорными отношениями или сделками и не вследствие неосновательного обогащения. Так считают большинство судов. Чаще всего эту позицию можно встретить в спорах компаний с госорганами.

Пример: общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия расходов на проведение историко-культурной экспертизы земельного участка на месте строительства газопровода. Суды первой и апелляционной инстанций возвратили исковое заявление в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора.

Отменяя судебные акты, кассационный суд указал, что общество заявило требование о взыскании убытков, которое основано на положениях гражданского законодательства, но не связано с договорными отношениями и возникло не вследствие неосновательного обогащения. В такой ситуации федеральный закон не предусматривает обязательность соблюдения досудебного порядка урегулирования спора (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 декабря 2017 г. №Ф07-14409/17 по делу №А66-12867/2017).

Аналогичный подход был применен при рассмотрении иска потребительского общества о взыскании с Министерства финансов Республики Крым денежных средств в счет возмещения стоимости имущества, которое передали в собственность региона. То есть речь шла о возмещении убытков, которые не вытекают из договора, сделки или неосновательного обогащения. Арбитражный суд Центрального округа пришел к выводу, что нет закона, который устанавливал бы обязательный досудебный порядок урегулирования спора по таким требованиям (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 16 января 2019 г. №Ф10-6160/17 по делу №А83-13684/2017).

6. Нужно ли направлять претензию, если иск по корпоративному спору подает не участник корпорации, а сама корпорация?

ООО обратилось в суд, чтобы оспорить крупную сделку, совершенную без согласия общего собрания участников. По существу этот спор носит корпоративный характер, однако формально, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ, к корпоративным относятся споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) о применении последствий недействительности таких сделок. Именно формальный подход стал причиной возврата искового заявления.

Апелляция отменила определение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение. Кассационный суд, в свою очередь, отменил апелляционное постановление (постановление Арбитражного суда Московского округа от 20 июля 2017 г. №Ф05-10110/17 по делу №А40-35170/2017).

Точку в этом деле поставил только Верховный Суд РФ: определением Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 2 апреля 2019 года по делу №305-ЭС17-17083 кассационное постановление было отменено, а постановление апелляционного суда оставлено в силе. Таким образом, корпоративный характер спора не зависит от того, предъявлен ли иск участником корпорации или самой корпорацией. В любом подобном случае направление претензии не требуется.

7. Обязателен ли претензионный порядок при взыскании выплаченного страхового возмещения в порядке регресса?

Взыскание с ответчика в порядке регресса выплаченного истцом страхового возмещения – спор, возникающий из гражданских правоотношений. Подобные требования не входят в перечень случаев, по которым установлено исключение по соблюдению обязательного досудебного порядка. Поэтому в одном из дел суд кассационной инстанции отклонил довод истца о необязательности соблюдения им досудебного порядка разрешения спора (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 декабря 2017 г. №Ф07-15187/17 по делу №А56-57700/2017).

Противоположную позицию занимает Девятый арбитражный апелляционный суд, отменяя определения об оставлении таких исков без рассмотрения. Пример: страховая компания (истец) выплатила страхователю деньги на основании договора добровольного страхования, то есть вне рамок закона об ОСАГО, который устанавливает обязательный претензионный порядок разрешения споров. Исходя из этого, апелляционный суд пришел к выводу, что соблюдение обязательного претензионного порядка разрешения такого спора не требуется (см. постановления Девятого арбитражного суда от 28 декабря 2017 года по делу №09АП-66743/2017, от 26 декабря 2017 года по делу №09АП-65724/2017 и др.).

8. Оставит ли суд без рассмотрения иск, поданный до истечения 30-дневного срока для ответа на претензию или вообще без направления претензии?

По общему правилу, если иск предъявлен без предварительного направления претензии либо до истечения срока для ответа на претензию, суды исходят из того, что обязательный претензионный порядок не соблюден.

Например, в одном из дел договор предусматривал рассмотрение претензий в течение 30 дней с даты их получения. Претензия была вручена 29 мая, следовательно, иск мог быть подан не ранее 29 июня, однако это случилось 6 июня, и суд оставил требование без рассмотрения (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 января 2019 г. №Ф04-5590/17 по делу №А81-1104/2017).

Арбитражный суд Поволжского округа в подобной ситуации особо отметил: «Соблюдение претензионного порядка урегулирования спора подразумевает не просто формальное направление требований другой стороне, а предоставление ей возможности в установленный срок разрешить обращение заявителя и дать на него мотивированный ответ». Поэтому если общество направило ответчику претензию 10 марта, а исковое заявление в суд – 16 февраля, то суд считает обоснованным оставление искового заявления без рассмотрения (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20 октября 2017 г. №Ф06-24999/17 по делу №А65-3561/2017).

При этом Верховный Суд РФ ориентировал арбитражные суды на необходимость учета целей и реальной возможности досудебного урегулирования спора: «Если из обстоятельств дела следует, что заявление ответчика об оставлении иска без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора направлено на необоснованное затягивание возникшего спора, суд на основании части 5 статьи 159 АПК РФ отказывает в его удовлетворении» (см. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ №4 (2015), утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 23.12.2015).

Арбитражный суд Уральского округа творчески применил этот подход при рассмотрении ситуации, когда претензия по встречному иску вообще не направлялась. По первоначальному иску было заявлено требование о взыскании задолженности и неустойки по договору поставки, предметом встречного иска являлось требование о признании этого договора незаключенным. Суд пришел к следующему выводу: «Из существа требований истца по первоначальному иску и его системной позиции по делу явно следует, что им не признаются заявляемые истцом по встречному иску доводы о незаключенности договора, положенного в основу требований по первоначальному иску, и отсутствуют намерения урегулировать спор по данному вопросу. В данном случае позиция ответчика по встречному иску по вопросу заключенности договора уже выражена и фактически исключает возможность досудебного урегулирования спора. Учитывая, что формальное соблюдение лицом, предъявившим встречный иск, который подлежал рассмотрению в рамках принятого к производству первоначального иска, досудебного порядка урегулирования спора не обеспечит эффективной судебной защиты, возвращение встречного искового заявления ввиду несоблюдения истцом по встречному иску претензионного порядка урегулирования спора привело к необоснованному затягиванию разрешения возникшего спора и ущемлению прав одной из его сторон, суд апелляционной инстанции правомерно отменил определение арбитражного суда первой инстанции о возвращении встречного искового заявления» (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10 ноября 2017 г. №Ф09-7345/17 по делу №А47-5169/2017).

В другом деле ответчик только в кассации заявил довод о несоблюдении истцом претензионного порядка, хотя принимал участие в рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций. Кассационный суд это учел и указал: «Из поведения ответчика не усматривается намерения добровольно и оперативно урегулировать возникший спор во внесудебном порядке, поэтому оставление иска без рассмотрения в данном случае приведет к необоснованному затягиванию разрешения возникшего спора и ущемлению прав истца» (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 февраля 2019 г. №Ф02-7417/17 по делу №А69-5307/2016).

Обзор практики по вопросам привлечения к ответственности руководителя и иных лиц, входящих в состав органов управления юридического лица

Руководитель организации (в том числе бывший) на основании ч. 2 ст. 277 ТК РФ возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями, только в случаях, предусмотренных федеральными законами (например, ст. 53.1 ГК РФ, ст. 25 Закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», ст. 71 Закона «Об акционерных обществах», ст. 44 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.). Расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства, согласно которым под убытками понимается реальный ущерб, а также неполученные доходы (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ).

С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник (п. 5 ст. 44 Закона № 14-ФЗ).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2015 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации».

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда он принял решение без учета известной ему значимой информации; не принял мер по получению значимой информации до принятия решения; совершил сделку с нарушением обычных для юридического лица процедур.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда он действовал при наличии конфликта интересов, не раскрывая о нем информацию; скрыл от участников юридического лица достоверную информацию о сделке; совершил сделку без необходимого одобрения; после прекращения полномочий не передал документы об обстоятельствах, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица; действовал в ущерб интересам юридического лица, о чем знал или должен был знать (например, заключил заведомо невыгодную сделку или сделку с фирмой-«однодневкой»).

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.

При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62.

В силу ч. 2 ст. 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.

Отказ в иске о признании недействительной крупной сделки, сделки с заинтересованностью или то обстоятельство, что сделка не оспаривалась, сами по себе не препятствуют удовлетворению требования о возмещении убытков, причиненных обществу лицами, названными в статье 53.1 ГК РФ, п. 5 ст. 71 Закона об акционерных обществах и п. 5 ст. 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а также не препятствуют удовлетворению иска об исключении из общества участника (акционера) (п. 1 ст. 67 ГК РФ, ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), заключившего данную сделку в ущерб интересам общества (в том числе в качестве единоличного исполнительного органа) либо давшего указание ее заключить или голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников (акционеров).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2019 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Читайте так же:  Оформление наследства на земельный участок. Вступить в наследство на дом и землю

Судам надлежит устанавливать, какое значение для последующей деятельности должника имеют совершенные сделки по отчуждению имущества должника в пользу аффилированных контрагентов, оценивать степень ухудшения финансового положения должника, определять, привело ли совершение данных сделок к возникновению кризисной ситуации, приведшей к банкротству должника; приводить мотивы привлечения указанных лиц к солидарной ответственности.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2019 № Ф09-7946/18 по делу № А07-16224/2016.

При отсутствии доказательств совершения сделок от имени должника с превышением имевшихся у доверенного представителя полномочий, доверенный представитель не относится к числу лиц, контролирующих должника, а лишь исполняет обязанности по представлению интересов компании, управляющей должником, в отношениях последнего с иными лицами, его действия в любом случае контролируются компанией.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.11.2019 № Ф05-1344/2016 по делу № А41-61037/2014.

Требование о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника удовлетворено, поскольку с момента прекращения полномочий генерального директора у него имелась обязанность по обеспечению сохранности документов бухгалтерской отчетности, а также их реальной передаче новому генеральному директору, в связи с чем то обстоятельство, что фактически он не осуществлял полномочия директора, не освобождает его от субсидиарной ответственности, доказательств передачи документации должника и его материальных ценностей в полном объеме новому руководителю должника либо конкурсному управляющему не представлено.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.11.2019 № Ф05-8345/2017 по делу № А41-38448/2016.

Судом может быть отказано в удовлетворении требования о взыскании убытков, так как бывшим директором представлены доказательства расходования полученных под отчет средств на нужды общества, при этом не доказано, что действия директора не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание неблагоприятных последствий для общества.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.07.2019 № Ф09-3301/18 по делу № А71-11167/2016.

Требование о взыскании убытков с руководителя общества может быть удовлетворено, если будет доказано перечисление денежных средств в пользу номинального юридического лица в отсутствие договора и доказательств встречного предоставления; первичных документов, подтверждающих реальность хозяйственных операций, в счет которых производилась оплата.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.11.2019 № Ф09-7503/16 по делу № А60-28568/2015.

Государственная регистрация некоммерческой организации возлагает на заявителя обязанности, связанные с ответственностью за деятельность юридического лица, которое им не учреждалось.

Определение Верховного Суда РФ от 13.07.2019 № 307-ЭС17-18333 по делу № А56-50756/2016.

По общему правилу, необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Требование о взыскании убытков в размере невозвращенных подотчетных сумм удовлетворено, в качестве доказательств материалы дела представлена ведомость сч. 71 «Работники организации», книга учета доходов и расходов, заявление директора о выдаче ему под отчет денежных средств со своей визой о выдаче, свидетельские показания главного бухгалтера.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29.10.2019 № Ф06-37938/2019 по делу № А72-105/2019.

При рассмотрении заявлений о включении рядовых гражданско-правовых кредиторов суд осуществляет более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с общеисковым гражданским процессом, то есть основанием к включению являются ясные и убедительные доказательства наличия и размера задолженности.

Определение Верховного Суда РФ от 04.06.2019 № 305-ЭС18-413 по делу № А40-163846/2016.

Обзор практики применения трудового законодательства

1.Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.05.2019 N Ф02-1843/2019 по делу N А19-13085/2017

Суд согласился с судами нижестоящих инстанций, которые пришли к выводу о том, что факт принятия на работу работницы за несколько месяцев до возникновения у указанного лица права на отпуск по беременности и родам не свидетельствовал в рассматриваемом случае о направленности действий предпринимателя на необоснованное получение средств фонда социального страхования. Как при этом пояснил суд, согласно ст. 64 ТК РФ запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. Нормы законодательства о страховании не ставят факт выплаты пособия в зависимость от степени трудового участия лица, претендующего на выплату пособий. Законодатель не наделил Фонд социального страхования Российской Федерации полномочиями по проверке экономической целесообразности решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью.

2.Определение Верховного Суда РФ от 21.06.2019 N 306-ЭС16-14132(3) по делу N А55-31819/2009

По мнению суда, по смыслу ст. 136 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. 236 ТК РФ для получения процентов (денежной компенсации) не требуется ни предварительного письменного обращения работников к конкурсному управляющему как к представителю работодателя, ни предъявления ими соответствующих требований в порядке ст. ст. 71 или 100 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Судебный акт о начислении суммы процентов не выносится, в реестр требований кредиторов они не включаются. Эти суммы исчисляются самим арбитражным управляющим при расчетах с кредиторами и погашаются им одновременно с погашением основных требований работников до расчетов с реестровыми кредиторами третьей очереди удовлетворения. В таком же порядке исчисляются и погашаются в составе текущих требований кредиторов второй очереди удовлетворения проценты, предусмотренные ст. 236 ТК РФ, за задержку выплаты текущей заработной платы и других текущих платежей, причитающихся работникам (п. 2 ст. 134, п. 1 ст. 136 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п. 1 ст. 6 ГК РФ).

3.Апелляционное определение Омского областного суда от 25.04.2019 по делу N 33-2608/2019

Ответчик сослался на отсутствие необходимого финансирования. Суд отклонил указанный довод, разъяснил, что указанное обстоятельство основанием для освобождения от выплаты компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК РФ, не является.

4.Апелляционное определение Саратовского областного суда от 24.05.2019 по делу N 33-3637/2019

Суд отклонил доводы работника (ответчика) о том, что на основании ст. 393 ТК РФ он должен был быть освобожден от уплаты государственной пошлины. По мнению суда, поскольку иск о взыскании ущерба с работника был удовлетворен, с него была правомерно взыскана государственная пошлина, поскольку законом возможность освобождения от уплаты такой госпошлины работника по иску работодателя не установлена.

5.Апелляционное определение Саратовского областного суда от 24.05.2019 по делу N 33-3643/2019

По мнению суда, сославшегося на п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 N 52, в отношении руководителя действуют общие правила привлечения работников к материальной ответственности, предусмотренные ТК РФ, с особенностями, установленными ст. 277 ТК РФ, и которая возникает по общему правилу при условии противоправности его действий (бездействия), наличия ущерба работодателю, причинной связи между виновными действиями (бездействием) руководителя и наступившим ущербом, вины руководителя.

6.Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.04.2019 N 33-4267/2019 по делу N 2-5213/2017

По мнению суда, разъяснившего порядок применения ст. ст. 233, 242, 277 ТК РФ, ответчик (руководитель подразделения работодателя) являясь сотрудником истца (работодателя) используя подотчетные денежные средства работодателя, обязан был действовать в интересах данного юридического лица добросовестно и разумно. При этом суд пояснил, что добросовестность и разумность при исполнении своих трудовых обязанностей заключается в принятии им всех необходимых и достаточных мер для достижения максимального положительного результата от экономической деятельности и в надлежащем исполнении своих обязанностей.

7.Апелляционное определение Челябинского областного суда от 16.04.2019 по делу N 11-5328/2019

Суд, анализируя положения ст. ст. 187 и 196 ТК РФ, пришел к выводу о том, что работнику, направленному на повышение квалификации, гарантируются такие же трудовые права, как и лицам, трудящимся полное рабочее время, по сути, законодателем установлено, что период нахождения работника на курсах повышения квалификации приравнивается к выполнению своих прямых обязанностей по должностям, предусмотренным соответствующими списками (в рассматриваемом случае речь шла о «Списке профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет по правилам статьи 80 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» (утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 N 463)).

8.Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.03.2019 по делу N 33-3395/2019

Суд разъяснил, что в силу ч. 1 ст. 21 и ч. 1 ст. 22 ТК РФ заключение трудового договора является правом не только для работника, но и для работодателя (для последнего — в порядке и на условиях, которые установлены названным Кодексом, иными федеральными законами). По мнению суда, при рассмотрении дел об отказе в заключении трудового договора в целях оптимального согласования интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор, и с учетом того, что исходя из содержания ст. 8, ч. 1 ст. 34, ч. 1, 2 ст. 35 Конституции РФ и абз. 2 ч. 1 ст. 22 ТК РФ работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала) и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя, а также того, что ТК РФ не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, необходимо проверить, делалось ли работодателем предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных заведений, размещено на доске объявлений), велись ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям ему было отказано в заключении трудового договора.

9.Решение Верховного суда Удмуртской Республики от 10.01.2019 по делу N 7-4/2019

Суд, анализируя ст. ст. 11, 136, 236 ТК РФ, пришел к выводу о том, что при нарушении сроков выплаты заработной платы в силу императивных норм трудового законодательства работодатель обязан выплатить заработную плату с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Банка России от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

10.Апелляционное определение Челябинского областного суда от 24.04.2019 по делу N 11-4956/2019

Суд указал, что согласно ч. 8 ст. 220 и ст. 237 ТК РФ работодатель обязан компенсировать моральный вред, причиненный повреждением здоровья работника, в порядке и на условиях, предусмотренных федеральными законами. При этом суд пояснил, что трудовое законодательство не содержит понятия морального вреда. Его определение дается в ст. 151 ГК РФ — это нравственные или физические страдания.

11.Апелляционное определение Свердловского областного суда от 13.03.2019 по делу N 33-3557/2019

Суд, анализируя ст. ст. 21, 237 ТК РФ, пришел к выводу о том, что общими основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действия или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

12.Апелляционное определение Свердловского областного суда от 15.02.2019 по делу N 33-2558/2019

Суд согласился с судом нижестоящей инстанции, который, разъясняя порядок применения нормы п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, отметил, что ст. ст. 79, 261 ТК РФ, устанавливающие порядок прекращения срочного трудового договора и гарантии беременным женщинам и женщинам, имеющим детей, при расторжении трудового договора, не устанавливают каких-либо ограничений для расторжения трудового договора в связи с истечением срока действия срочного трудового контракта беременной женщины либо женщины, находящейся на больничном по беременности и родам либо в отпуске по уходу за ребенком. Указанные положения законодательства не могут рассматриваться как умаляющие гарантии прав женщин, работающих по срочным трудовым договорам, по сравнению с другими категориями граждан, так как при заключении такого договора истица знала о срочном характере заключаемого с ней договора и была согласна на предложенные условия.

13.Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 03.05.2019 по делу N 33-8787/2019

Суд согласился с судом нижестоящей инстанции, который, разъясняя порядок применения ч. 1 ст. 191 ТК РФ, отметил, что лишение работника премии не должно производиться с соблюдением требований, которые предъявляются к порядку привлечения работника к дисциплинарной ответственности. Премия по своему правовому характеру относится к поощрительным, стимулирующим выплатам, входящим в ту часть оплаты труда, право на которую возникает при выполнении работником соответствующих условий, достижении определенных результатов по службе (в работе). Уменьшение или полное лишение премии за конкретный период в связи с упущениями по работе, нарушением рабочей дисциплины является следствием ненадлежащего выполнения работником своих трудовых (служебных) обязанностей, в результате чего у него не возникает право на поощрительное вознаграждение, установленное за добросовестное исполнение служебных обязанностей.

admin