КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении. Заявление дознавателю о возбуждении уголовного дела

КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором. Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2019 г. Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет. В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2019 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2019 г.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению. КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке. КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки. С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц. В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще. Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении. После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным. «Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела. «Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат. Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела. В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь. Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.

Задача № 8. Тема: ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

В городской отдел внутренних дел с устным заявлением обратилась гр-ка Волкова с просьбой привлечь к уголовной ответственности соседа по квартире Мусаева в связи с тем, что он изнасиловал ее девятнадцатилетнюю дочь Тамару. Дочь, пояснила она, потрясена случившимся и сама не смогла прибыть, чтобы росить о привлечении соседа к уголовной ответственности. Начальник отдела дознания, предупредив заявительницу об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК и взяв у нее о том подписку, возбудил против Мусаева уголовное дело по признакам ч. 1 ст. 131 УК.

Проверка заявлений и сообщений о преступлении. Способы и сроки проверки.

Виды решений, принимаемых в стадии возбуждения уголовного дела.

Оцените правильность принятого по заявлению решения.

1. Проверка заявлений и сообщений о преступлении. Способы и сроки проверки.

Порядок проверки сообщений о преступлении регламентирован ст.ст. 144 — 145 УПК РФ.

Так, в первую очередь, Кодекс акцентирует внимание, что дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

При проверке сообщения о преступлении указанные должностные лица получают объяснения, образцы для сравнительного исследования, при необходимости истребуют документы и предметы, изымают их в порядке, установленном УПК, назначают судебную экспертизу, принимают участие в ее производстве и получать заключение эксперта, производят осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, также они вправе требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по мотивированному ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить срок проверки до 10 суток срок.

При необходимости производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления (ч. 3 ст. 144 УПК РФ).

2. Виды решений, принимаемых в стадии возбуждения уголовного дела

В соответствии с ч. 1 ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

Согласно ч. 1 ст. 148 УПК РФ при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

3. Исходя из условий задачи: потерпевшая 19-летняя Тамара Волкова не смогла лично обратится в ОВД с письменным заявлением о привлечении к уголовной ответственности гр. Мусаева за совершение изнасилования. В связи с этим, с указанным заявлением обратилась ее мать.

Следует отметить, что согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131 УК РФ («Изнасилование») относятся к уголовным делам частно-публичного обвинения, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Таким образом, для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 131 УК РФ необходимо заявление потерпевшей Тамары В., поскольку она является совершеннолетней, которое может быть отобрано органом дознания в ходе проведения доследственной проверки (т.е. проверки в порядке ст. 144) по заявлению ее матери. В противном случае, в отсутствии ее заявления — возбуждение дела — незаконно, одного заявления матери потерпевшей — недостаточно для возбуждения уголовного дела по указанной статье.

Согласно ч. 6 ст. 141 УПК РФ заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя.

Возбуждение уголовного дела как стадия уголовного судопроизводства

Дата публикации: 15.02.2019 2019-02-15

Статья просмотрена: 344 раза

Библиографическое описание:

Лукошкина С. В., Ишмеев Ю. В. Возбуждение уголовного дела как стадия уголовного судопроизводства // Молодой ученый. ? 2019. ? №7. ? С. 194-196. ? URL https://moluch.ru/archive/245/56550/ (дата обращения: 28.06.2019).

Уголовное судопроизводство России как деятельность уполномоченных лиц, связанных с возбуждением, расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации [1] (далее — УПК РФ) представляет собой полиструктурную систему, включающую определенные стадии. Стадия возбуждения уголовного дела является одной из ключевых стадий. В статье рассмотрены вопросы возбуждения уголовного дела, определены цель, задачи и содержание стадии возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, стадия уголовного процесса, возбуждение уголовного дела, цели и задачи возбуждения уголовного дела, самостоятельность стадии судопроизводства.

Текстуально нормы о возбуждении уголовного дела размещаются в VII УПК РФ, включающем две главы — главу 19 «Поводы и основание для возбуждения уголовного дела» (ст. ст. 140–145 УПК РФ) и главу 20 «Порядок возбуждения уголовного дела» (ст. ст. 146–149 УПК РФ). Данной стадии присущ специфический круг участников, поводы и основание возбуждения уголовного дела, сроки и порядок рассмотрения сообщения о преступлении, процедура возбуждения, а также итоговое решение в виде акта о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.

Стадии возбуждения уголовного дела присущи собственные цели, задачи и содержание. Цель стадии возбуждения уголовного дела — установление условий, перечисленных в уголовно-процессуальном законе, которые необходимы для возбуждения уголовного дела в соответствии с принципами законности и обоснованности уголовного процесса. Поводы к возбуждению уголовного дела должны отвечать ряду требований: быть реальными, законными и достаточными. Перед анализируемой стадией стоят специфические задачи, свойственные только стадии возбуждения уголовного дела, а именно:

– своевременная реакция уполномоченных органов в виде принятия правовых решений в случае получения сообщения о совершении преступления (возбуждение уголовного дела), а также отказ от расследования, если деяние не содержит признаков преступления (отказ от возбуждения уголовного дела);

– предотвращение готовящегося преступления;

– пресечение совершающегося преступления;

– фиксация следов совершенного преступления.

Содержанию стадии возбуждения уголовного дела свойственен определенный временной период, в течение которого следователь или дознаватель в установленном уголовно-процессуальном законом порядке осуществляет деятельность, именуемую предварительной проверкой заявлений, сообщений о преступлении, в целях установления оснований для возбуждения уголовного дела [2, с. 31]. При этом собираются и получаются в рамках установленного уголовно-процессуальным законом требований, различные материалы и объяснения, которые касаются конкретного дела, с последующим мотивированным постановлением следователя или дознавателя в возбуждении по этим материалам уголовного дела или об отказе в его возбуждении [3, с. 67].

Данная стадия так же включает самостоятельную деятельность по рассмотрению и разрешению ряда вопросов, предшествующих решения по заявлению или сообщению о преступлении [4, с. 302–303]. Акт возбуждения уголовного дела является юридическим фактом, влекущим последующее расследование и разрешение дела по существу.

Указанные факторы позволяют выделить стадию возбуждения уголовного дела как самостоятельный этап российского уголовного судопроизводства. Возбуждение уголовного дела — это не только процессуальное решение или правовой институт, а прежде всего самостоятельный этап, который всегда присутствует, если имеет место уголовное судопроизводство [2, с. 31–32].

Последнее десятилетие, одной из наиболее ярких дискуссий, после принятия УПК РФ в научной среде является спор о том, нужна ли стадия возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве, либо данная стадия является избыточной. Существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Первая заключается в том, что стадия возбуждения уголовного дела является необходимой и важной стадией уголовного судопроизводства, первичным ее элементом. Исследователи, придерживающиеся данной точки зрения, полагают, что отказ от данной стадии повлечет нарушения законности в учетно-регистрационной системе [5, с. 118–119]. Так же исследователи отмечают, что в советское время стадия возбуждения уголовного дела была создана как защита личности от государственного и политического произвола [5, с. 118], и ее ликвидация является ошибочной [6, с. 141–143]. Г. Г. Турилов полагает, что «стадия возбуждения уголовного нужна, тем более в современных условиях постоянного роста числа преступлений и правовой безграмотности населения. Она позволяет отсеивать подавляющее число необоснованных заявлений и сообщений о преступлениях, регистрируемых в правоохранительных органах» [7, с. 114].

Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, полагают, что отказ от стадии возбуждения уголовного дела необходим и неизбежен. В. М. Быков отметил, что стадия возбуждения уголовного дела нередко является помехой для быстрого реагирования на преступления в силу запретов проведения некоторых следственных действий [8, с. 186]. При этом, дальнейшая судьба стадии возбуждения уголовного дела определяется авторами по-разному, в зависимости от того, какой теории уголовного процесса они придерживаются. Одни полагают, что нет необходимости выделения этапа возбуждения уголовного дела в качестве отдельной стадии и ее необходимо объединить со стадией предварительного расследования [9, с. 68]. Наиболее радикальные предложения состоят в ликвидации возбуждения уголовного дела как самостоятельной стадии [10, с. 36], а также в выведении из сферы уголовно-процессуального регулирования правовых отношений, возникающих в связи с поступившим в правоохранительные органы сообщением о преступлении, и в регламентации их не УПК РФ, а общеправовым нормативным актом [11, с. 24].

На наш взгляд, радикально избавляться от стадии возбуждения уголовного дела нецелесообразно, так как она выступает своеобразным фильтром и гарантией соблюдения законности инициации процесса возбуждения уголовного дела. В целом, следует согласиться, что стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании. «В стадии возбуждения уголовного дела имеются механизмы, позволяющие следствию и дознанию экономить время, огораживая их от «бесперспективных» в судебном аспекте уголовных дел, направляя усилия и средства на расследования более сложных, опасных и резонансных преступлений» [12, с. 190].

Вопрос о реформировании стадии возбуждения уголовного дела требует дальнейшего комплексного исследования с учетом исторических, правовых и социально-экономических факторов.

  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (в ред. ФЗ от 27.12.2019 г. № 533-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.
  • Антонова А. А. О роли стадии возбуждения уголовного дела в реализации назначения уголовного судопроизводства // Современные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Материалы всероссийской научно-практической конференции, посвященной 85-летию профессора В. С. Митричева. — Саратов, 2015. — С. 31–33.
  • Исупова Е. А. Вопрос о целесообразности стадии возбуждения уголовного дела в современном уголовном процессе России // Перспективы развития науки в современном мире: Сборник статей по материалам IV международной научно-практической конференции. В 5-ти частях. — Уфа, 2017. — С. 66–69.
  • Кругликов А. П. Уголовный процесс. — М.: Норма, 2015. — 688 с.
  • Давлетов А. А., Кравчук Л. А. Стадия возбуждения уголовного дела — обязательный этап современного отечественного предварительного следствия // Российский юридический журнал. — 2010. — № 6. — С. 114–120.
  • Мамедов Р. Я. Стадия возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе // Апробация. –2016. — № 7 (46). — С. 141–143.
  • Турилов Г. Г. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном процессе: современное состояние и перспективы // Актуальные проблемы судебной, правоохранительной, правозащитной, уголовно-процессуальной деятельности и национальной безопасности: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. — Краснодар, 2016. — С. 112–118.
  • Быков В. М. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства. — Казань: Юрайт, 2008. — 369 с.
  • Филатенкова М. С., Живогляд А. О. К вопросу о значении стадии возбуждения уголовного дела в современном уголовном судопроизводстве России // Государство и правовая система российской федерации в условиях информационного общества: сборник статей Международной научно-практической конференции. — Уфа, 2017. — С. 67–69.
  • Деришев Ю. В. Стадия возбуждения уголовного дела — реликт «социалистической законности» // Российская юстиция. — 2003. — № 8. — С. 34–36.
  • Химичева Г. П. Уточнить процедуру доследственной проверки // Уголовное судопроизводство. — 2012. — № 1. — С. 23–26.
  • Машталев В. В., Тореев В. А. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела в досудебном производстве // Инновационные механизмы решения проблем научного развития: сборник статей Международной научно-практической конференции. — Уфа, 2019. — С. 189–191.
  • Читайте так же:  Ставки земельного налога. Земельный налог аренда земельного участка

    Как написать заявление о возбуждении уголовного дела?

    Чтобы наказать виновника за совершение уголовного преступления, необходимо возбудить дело. Главным основанием для его возбуждения по УПК РФ является поступление письменного заявления от потерпевшей стороны.

    Заявление о возбуждении уголовного дела должно быть правильно оформлено и доставлено до нужного адресата.

    Во всех ли случаях требуется письменное заявление для инициирования расследования происшествия, и кто может принимать такие заявления, поговорим далее.

    Поводы для возбуждения дела

    В ст. 140 УПК РФ прописаны несколько оснований для возбуждения уголовного дела. Среди них указаны:

  • Постановление прокурора о решении вопроса об уголовном преследовании;
  • Явка с повинной;
  • Поступление сообщения о преступлении;
  • Заявление о преступлении.
  • Большая часть уголовных дел возбуждается именно на основании заявления о преступлении, которое поступает от потерпевшего.

    Потерпевший, пострадав от подозреваемого, в большей степени, чем кто-либо иной, заинтересован в совершении правосудия и восстановления справедливости. Реже, но все же поступают, заявления от свидетелей произошедшего инцидента.

    Но в этом случае, нередко, возникают истории, когда излишне впечатлительные люди бегут в полицию даже тогда, когда нет состава преступления или произошедший инцидент был ими неправильно понят.

    Заявление о привлечении к уголовной ответственности

    Человек, ставший жертвой преступника, должен заявить о свершившемся в полицию. Это возможно тогда, когда в результате преступления о не пострадал в той степени, которая бы препятствовала ему в обращении к правоохранителям.

    По УПК РФ заявление о преступлении может быть подано в двух формах: устной и письменной.

    Заявление обязательно должно быть правильно адресовано по подсудности. Для этого потребуется осведомиться о том, какие дела рассматривает тот или иной суд, к какому судебному участку относится территория, на которой совершено преступление. Такие же сведения должны быть получены в отношении территориальных отделений полиции.

    Устное заявление имеет ряд особенностей:

  • Устное заявление о преступлении заносится в специальный протокол;
  • Протокол подписывается заявителем и лицом, которое его приняло;
  • В протоколе обязательно указываются данные заявителя;
  • Когда устное сообщение оглашается в рамках следственных действий или судебных заседаний, оно фиксируется непосредственно в протоколах этих процессуальных мероприятий;
  • Если заявитель не может присутствовать при составлении протокола, сообщение о преступлении оформляется рапортом.
  • Всегда и при устном, и при письменном заявлении о возбуждении уголовного дела заявителя предупреждают об ответственности за заведомо ложный донос.

    Уголовное дело не может быть возбуждено на основании анонимного заявления о преступлении.

    Дело, хоть и не может быть возбуждено после анонимного доноса, но все же на основании него могут быть проведены следственные действия, разрешенные к осуществлению до возбуждения уголовного дела. После того, как преступление подтвердится, дело просто возбудят по другим основаниям.

    Чем грозит заведомо ложный донос?

    Об ответственности за ложный донос предупреждаются все заявители о преступлениях. Если в процессе следственных действий или судебного разбирательства будет доказано, что информация, содержащаяся в заявлении, является выдумкой, заявитель будет отвечать по ст. 306 УК РФ.

    Ложный донос – это тоже уголовное преступление. Потерпевший за такую выходку может быстро переменить свой статус на подсудимого по новому делу.

    Согласно ст. 306 УК РФ за ложный донос предусмотрена следующая ответственность:

  • Штраф до 120 тысяч рублей;
  • Лишение свободы до 2 лет;
  • При ложном обвинении о совершении тяжких или особо тяжких преступлений – штраф до 300 тысяч рублей или 3 года тюрьмы;
  • Обвинение с намеренной фальсификацией доказательств — 6 лет лишения свободы.
  • Вот Вам и повод подумать дважды перед тем, как оговаривать невиновных людей.

    Как правильно написать заявление?

    Ваше заявление обязаны принять вне зависимости от того, в печатном или рукописном варианте оно выполнено. Чем быстрее Вы его напишите, тем лучше и больше шансов найти злоумышленника и быстрее восстановиться в нарушенных правах.

    Как написать заявление о возбуждении уголовного дела? Требования к оформлению заявления о возбуждении уголовного дела выглядят следующим образом:

    • Наименование адресата с указанием начальника отделения полиции или прокуратуры, куда подается заявление.
    • Контактные данные заявителя (ФИО, адрес и телефон для обратной связи).
    • Обязательно по центру прописывается слово «заявление».
    • Описание обстоятельств произошедшего с максимальной детализацией событий (дата, время, место, свидетели, доказательства, орудия преступления).
    • Информация о преступнике, какая известна (имя, приметы, адреса или телефоны).
    • Абзац о том, что заявитель осведомлен об ответственности по статье за ложный донос.
    • Перечень прилагаемых документов. Чем объемней будет этот список, тем больше вероятность возбуждения уголовного дела.
    • Дата подачи заявления и подпись заявителя.

    Если заявление подается доверенным лицом, в нем обязательно нужно указать данные этого субъекта.

    Как правило, в каждом отделении полиции или на судебном участке на стендах представлены образцы заявлений, по которым подготовить документ не составит труда.

    Возбуждение уголовного дела без заявления потерпевшего возможно в том случае, если он в силу зависимого или беспомощного положения не может его подать самостоятельно. Тогда этим делом займутся сами сотрудники следствия.

    Куда подавать заявление о возбуждении уголовного дела?

    Если даже Вы территориально неправильно определите то отделение, в которое подадите заявление, оно будет впоследствии верно перенаправлено в нужную инстанцию.

    Возбуждать уголовные дела в стране может несколько инстанций, в частности:

  • Прокуратура. Она осуществляет надзор за соблюдением законодательства, и может самостоятельно возбуждать дела или рассматривать жалобы на полицию, отказавшую в возбуждении уголовного дела.
  • Органы дознания. Дознаватели возбуждают те дела, которые требуют предварительных следственных действий, после чего передают их в следствие.
  • Следственные органы и полиция. Возбуждают любые дела, проводят различные следственные мероприятия и действия.
  • Суды. Возбуждают только дела частного обвинения, когда заявление поступает от потерпевшего непосредственно в суд. Такая процедура распространяется на три вида преступлений: клевета, побои и причинение легкого вреда здоровью.
  • Лучше всего обращаться с заявлением в полицию или просто позвонить по телефону 02. Когда наряд полиции прибудет на место происшествия, Вы сможете прям при них заполнить заявление о возбуждении уголовного дела.

    Но бывают случаи, когда выносится отказ в принятии заявления. Для этого должны быть веские причины, такие как:

  • Отсутствие самого преступления;
  • Давность привлечения к ответственности по данной статье превысила срок;
  • Подозреваемый по делу скончался;
  • Преступное деяние относится к категории административных проступков, а не уголовных преступлений.
  • Письменное заявление необходимо подавать в двух экземплярах, на втором из которых должна ставиться отметка о его принятии.

    Если у Вас не будет отметки о принятии, трудно будет контролировать процессуальные сроки возбуждения уголовного дела. Само заявление вносится в книгу учета преступлений, а заявитель на руки получает специальный талон.

    При необоснованном или незаконном отказе сотрудников полиции принимать заявление о возбуждении уголовного дела, их действия должны быть обжалованы в вышестоящие инстанции.

    Сроки возбуждения уголовного дела с момента подачи заявления

    Тот самый талон, который получает на руки заявитель при подаче обращения в полицию, содержит информацию о дате и времени, в которое оно было принято. Считать срок возбуждения уголовного дела необходимо именно с этой даты.

    По общему правилу на проверку заявления о возбуждении уголовного дела отводится 3 дня. Данный срок может быть продлен в силу определенных оснований.

    Продление осуществляется на 10 или даже на 30 дней тогда, когда требуется взаимодействие с другими органами для предоставления относящейся к обстоятельствам дела документации. Чаще всего, такое продление происходит при экономических преступлениях.

    После окончания срока на рассмотрение заявления выносится один из ниже представленных правовых вердиктов:

  • Возбуждение уголовного дела;
  • Отказ в его возбуждении;
  • Перенаправление материалов дела в другую инстанцию.
  • Если дело все же возбуждается, сотрудники полиции обязаны уведомить об этом заявителя. После этого начинается досудебное следствие по уголовному делу.

    Срок рассмотрения заявления в полиции о возбуждении уголовного дела дополняется сроком осуществления следственных действий.

    Срок следственных действий по уголовному делу на 2019 год установлен в 2 месяца. При определенных обстоятельствах он также подлежит пролонгации.

    Возможны следующие варианты его увеличения:

    • На 3 месяца по решению руководителя следственного отдела;
    • На год при возникновении трудностей в расследовании;
    • На больший срок при наличии существенных обстоятельств, выдвинутых сотрудниками высших должностей следствия.
    • Образец заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения

      Мировому судье судебного участка №12

      Ленинского района Челябинской области

      Потерпевшая: Сергеенко Ольга Николаевна, 12.12.1987 года рождения,

      Проживающая по адресу: г. Челябинск, ул. Дронова, д.12

      Лицо, привлекаемое к уголовной ответственности: Никитюк Игорь Тимурович

      проживающий по адресу: г. Челябинск, ул. Жукова, д.13

      о возбуждении уголовного дела частного обвинения

      16 апреля 2019 года в моем доме по адресу: г. Челябинск, ул. Дронова, д.12 на меня совершил нападение моей сосед Никитюк И.Т. Я готовила на кухне пирожки, мои окна были открыты. Ко мне постучал сосед и высказал претензию о том, что у него в доме неприятно пахнет от моей готовки. Я сказала, что не имею отношения к его запахам в доме, после чего он меня ударил кулаком по лицу слева в глаз. Я начала кричать, на что из соседней комнаты выбежала моя дочь Елизавета. После ее появления сосед еще раз меня ударил по голове ладонью. При этом он высказывал в мой адрес оскорбления. В момент совершения преступления он находился в состоянии опьянения. На лице к вечеру у меня появился синяк под глазом и шишка на голове. Я незамедлительно обратилась в больницу и сняла побои.

      Считаю, что в действиях Никитюк Игоря Тимуровича содержится состав преступления, предусмотренного ст. 116 ч.1 УК РФ.

      На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 20, 318 УПК РФ

      1. Принять к производству уголовное дело в отношении Никитюк Игоря Тимуровича, проживающего по адресу: ул. Жукова, д.13.
      2. Привлечь Никитюк Игоря Тимуровича к уголовной ответственности по ст. 116 ч.1 УК РФ «Побои».
      3. Истребовать из отдела полиции №3 Ленинского района г. Челябинска материал проверки по моему заявлению с актом судебно-медицинского освидетельствования.

      За заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 УК РФ предупреждена.

      Чем быстрее будет подано заявление о возбуждении уголовного дела и привлечения к ответственности виновного в преступлении, тем быстрее органами дознания и следствия будут собраны все доказательства и улики по делу.

      Для правильного оформления заявления и подачи его нужному адресату лучше воспользоваться юридической помощью или советами сотрудника полиции или суда, принимающих у Вас заявление.

      Комментарий к указанию Генерального прокурора РФ от 29 января 2008 года N 14/49 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении подследственности уголовных дел»

      (Рыжаков А. П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008)

      Подготовлен для системы КонсультантПлюс

      КОММЕНТАРИЙ К УКАЗАНИЮ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РФ ОТ 29 ЯНВАРЯ 2008 ГОДА N 14/49 «ОБ УСИЛЕНИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ ЗАКОНА О СОБЛЮДЕНИИ ПОДСЛЕДСТВЕННОСТИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ»

      Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 19 августа 2008 года

      Сведения об авторе

      Рыжаков Александр Петрович, кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Международного юридического института при Министерстве юстиции РФ, а по совместительству профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, профессор кафедры правовых дисциплин Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, член редакционной коллегии научно-практического журнала «Правовой аспект», автор более 525 публикаций, в том числе 135 книг и 11 CD-rom дисков по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, он же автор учебников по дисциплинам «Уголовный процесс» и «Правоохранительные органы» для высших юридических учебных заведений, постатейных комментариев к старым и новым УПК РФ (РСФСР), АПК РФ и ГПК РФ (РСФСР). Общий объем публикаций превысил 4500 авторских листов.

      Негативная практика несоблюдения на местах закрепленных в законе правил подследственности побудила Генерального прокурора РФ подписать специальное указание [5]. Оно адресовано нижестоящим прокурорам. Однако правильное понимание сути заложенных в него идей необходимо не только прокурорам и другим работникам прокуратуры, но и должностным лицам всех остальных органов предварительного расследования. Имеющие место нарушения подследственности, как верно замечает Генеральный прокурор РФ, могут привести к признанию доказательств по делу не имеющими доказательственной силы. А это, в свою очередь, может отрицательно сказаться на судьбе любого участника уголовного процесса, заинтересованного в исходе дела. Это одна сторона исследуемого правового явления. Другая, не менее важная сторона заключается в том, в каких формулировках Генеральный прокурор РФ дает свои разъяснения. Они могут на местах быть неправильно поняты, и это вновь может стать непреодолимым препятствием на пути установления истины по делу. Смотрите сами. В п. 1.2 комментируемого указания высшее должностное лицо прокурорского надзора государства требует «не допускать незаконного возбуждения и расследования уголовных дел о преступлениях, указанных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, следователями органа, не участвовавшего в их фактическом выявлении». Означает ли это, что, по мнению Генеральной прокуратуры РФ, орган предварительного расследования, к которому поступило заявление, к примеру, о нарушении авторских прав, не вправе при наличии к тому фактических оснований возбудить по такого рода факту уголовное дело, так как выявлено преступление было не им, а заявителем? Позволительно ли распространять правила ч. 5 ст. 152 УПК РФ, пусть даже и по аналогии (аналогия в уголовном процессе не запрещена), на все виды подследственности или же таковые касаются лишь признака территориальной подследственности? Ознакомление с текстом указания N 14/49 порождает возникновение и иных вопросов, ответы на которые мы постараемся дать в настоящем Комментарии. Прежде чем приступить к буквальному толкованию выраженных Генеральным прокурором РФ в искомом указании идей, сформулируем те положения, от которых необходимо отталкиваться, то есть приведем здесь общую характеристику закрепленного в основном в ст. 151 УПК РФ (к которой в указании идет постоянная апелляция) института подследственности в уголовном процессе. Подследственность — это совокупность признаков преступления (общественно опасного деяния), по которым его расследование в полном объеме относится к компетенции строго определенного органа предварительного расследования, конкретной структурной единицы ведомства (допустим, не просто к компетенции следователя, а к компетенции следователя определенного военного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ). Общепринято выделять следующие виды (признаки) подследственности: 1) предметная или, иначе, родовая; 2) альтернативная (смешанная); 3) персональная; 4) территориальная; 5) подследственность по связи дел. Предметная подследственность определяется признаками, относящимися к квалификации преступления. Каждый состав преступления правомочен расследовать в полном объеме конкретный следователь или орган дознания. В зависимости от того, какое преступление предполагается (или точно установлено), совершено, его должно расследовать строго определенное учреждение или должностное лицо. Предметная подследственность установлена ст. ст. 150 и 151 УПК РФ. В ст. 150 УПК РФ закреплены составы преступлений, по которым производится дознание. В ст. 151 УПК РФ определяет, по каким составам преступлений предварительное следствие производится следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ, а по каким — также следователями органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотиков, органов внутренних дел. Исключения из правила предметной подследственности закреплены в п. п. 11 и 12 ч. 2 ст. 37, ч. 4 ст. 150 УПК РФ. Согласно данным нормам права прокурор вправе изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи. Ему также предоставлено право изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ с обязательным указанием оснований такой передачи. Смешанная (альтернативная) подследственность характеризуется тем, что расследование некоторых категорий преступлений в зависимости от тех или иных обстоятельств может входить в компетенцию либо одного, либо другого органа. К примеру, расследование бандитизма, контрабанды, невозвращения на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран подследственно тому органу, который выявил это преступление. Возбудить уголовное дело по преступлениям, подследственным следователям, может и орган дознания. Тем не менее смешанная подследственность касается лишь органов предварительного следствия. То есть органы дознания не наделены правом осуществлять предварительное следствие в полном объеме по преступлениям, предусмотренным ч. 5 ст. 151 УПК РФ. По общим правилам территориальной подследственности основная часть предварительного расследования должна производиться и все оно оканчиваться в том месте (районе), где совершено или же было завершено совершение преступления. Между тем из этого правила есть и исключения. В целях обеспечения наибольшей быстроты, объективности и полноты расследования предварительное следствие и дознание могут производиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей. По не подследственным (по территориальному признаку подследственности) конкретному следователю (дознавателю и др. ) уголовным делам указанные последние вправе в пределах своей компетенции производить любые неотложные следственные действия, после чего дело должно быть передано руководителю следственного органа (прокурору) для направления по подследственности. ——————————— Здесь и далее термином «следователь (дознаватель и др.)», если иное специально не оговорено, подменяется целая группа субъектов уголовного процесса, состоящая из руководителя следственного органа, руководителя (члена) следственной группы, следователя, органа дознания, начальника подразделения дознания, а равно дознавателя.

      Персональная подследственность — это совокупность признаков, зависящая от того, какой субъект совершил либо предполагается, что совершил преступление. К примеру, производство предварительного следствия обязательно по всем делам о преступлениях, совершенных должностными лицами органов федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы охраны РФ, органов внутренних дел РФ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотиков, таможенных органов РФ, военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей. Более того, если преступление, по которому в обычном порядке предварительное следствие не обязательно, совершено указанными лицами, предварительное следствие по нему в полном объеме производится следователем Следственного комитета при прокуратуре РФ. Составы некоторых преступлений объективно связаны между собой. Расследование и судебное рассмотрение таковых целесообразно производить одновременно. Для разрешения данной проблемы предусмотрена подследственность по связи дел. Дела, к примеру, о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, о злоупотреблении должностными полномочиями, о получении и даче взятки, о служебном подлоге и других преступлениях, перечисленных в ч. 6 ст. 151 УПК РФ, расследуются тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено уголовное дело. Вот от этой общей посылки и будем отталкиваться при разъяснении положений, которые посчитал необходимым отразить в своем указании N 14/49 Генеральный прокурор РФ. В связи с содержанием абз. 1 имеющегося в документе введения отметим, что, несмотря не существенное изменение Федеральным законом от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» статуса прокурора в уголовном процессе, функция прокурорского надзора, в том числе и за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное следствие, у прокуратуры осталась. Именно практика реализации данной отрасли прокурорского надзора привела к необходимости подготовки анализируемого указания. Это первое, на что хотелось бы обратить внимание правоприменителя. Но есть и второе. Генеральный прокурор РФ с самого начала своего указания говорит о подследственности не только при расследовании уголовных дел, но и при разрешении сообщений о преступлениях. Вернее, им указывается на несоблюдение требований уголовно-процессуального законодательства о подследственности при разрешении сообщений о преступлениях. Есть такие требования? Если обратиться к УПК РФ, нельзя отрицать их наличия. Да вот только к подследственности ли они относятся? Если говорить о том понятии «подследственность», с которого мы начали настоящий Комментарий, а также исходить из аксиомы существования в российском уголовном процессе принципа публичности, на стадии возбуждения уголовного дела разрешается не подследственность материала (заявления, сообщения), а его подведомственность. Разрешая вопрос подведомственности, орган предварительного расследования отвечает на вопрос, вправе ли конкретный орган предварительного расследования возбудить уголовное дело о таком преступлении. На стадии возбуждения уголовного дела еще рано ставить вопрос, вправе ли следователь (дознаватель и др.) окончить по уголовному делу предварительное расследование. Подследственность и подведомственность — похожие, но все же отличающиеся друг от друга правовые институты. Хорошо было бы Генеральному прокурору РФ учитывать данное обстоятельство в последующих своих приказах и указаниях. Чтобы было ясно, о чем мы ведем речь, необходимо сделать некоторые пояснения и в связи с этим чуть отойти в сторону от буквального толкования текста указания N 14/49. Согласно ч. 2 ст. 21 УПК РФ в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь (дознаватель и др.) принимает предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Это обязанность органа предварительного расследования. И вряд ли такой мерой является направление материала проверки (заявления, сообщения) по подследственности вместо принятия решения о возбуждении уголовного дела по подведомственному (но не подследственному) следователю (дознавателю и др.) преступлению и производства неотложных следственных действий. Именно на производство неотложных следственных действий настраивает законодатель правоприменителя содержанием закрепленных в ч. 5 ст. 152 и ст. 157 УПК РФ правовых положений. Редакция ч. 5 ст. 152 и ст. 157 УПК РФ приводит некоторых процессуалистов к утверждению, что сообщения о преступлении передаются по подследственности в случае отсутствия «неотложной ситуации» [3. С. 381]. Иначе говоря, если есть необходимость производства неотложных следственных действий, должностное лицо возбуждает уголовное дело и производит таковые, если нет — передает заявление (сообщение) о преступлении по подследственности. Однако такая позиция имеет слабые стороны. Во-первых, в ней не учитывается ситуация получения заявления (сообщения) о неподведомственном преступлении (к примеру, органом внутренних дел заявление о преступлении, совершенном одним из лиц, в отношении которых ст. 448 УПК РФ предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела). Во-вторых, сторонники данной точки зрения могут быть уличены в несколько вольной трактовке ч. 5 ст. 152 и ч. 1 ст. 157 УПК РФ. Буквальное толкование названных норм указывает на обязанность органа дознания и органа предварительного следствия при наличии признаков преступления, подследственного другому органу предварительного расследования, возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. И в той и в другой статье (в ч. 5 ст. 152 и ч. 1 ст. 157 УПК РФ) говорится, что в указанной ситуации следователь (дознаватель и др.) «производит неотложные следственные действия» (возбуждает уголовное дело), а не «вправе произвести неотложные следственные действия». Использованная законодателем формулировка указывает на то, что, по его мнению, после возбуждения уголовного дела всегда есть необходимость производства неотложных следственных действий. Тем не менее редакция п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, а теперь еще и текст комментируемого указания Генерального прокурора РФ всегда будут приводить к разночтению положений, закрепленных в ч. 5 ст. 152 и ч. 1 ст. 157 УПК РФ. Этого можно было бы избежать, если бы в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ говорилось не о подследственности, а в указании N 14/49 не только о подследственности, но и о подведомственности. Проблема соотношения указанных понятий наглядно демонстрируется на примере разграничения компетенции между следователем и органом дознания. В литературе встречаются утверждения, что орган дознания не вправе возбуждать дела, подследственные следователям; что он должен передавать заявления (сообщения) о таких преступлениях по подследственности. Однако в пределах своей компетенции возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия в равной мере обязаны как орган предварительного следствия, так и орган дознания (дознаватель и др.). Пока не выполнены все неотложные следственные действия, орган дознания по предусмотренной для него ч. 3 ст. 40, ст. 157 УПК РФ категории дел обладает теми же правами и обязанностями, что и любой иной орган предварительного расследования. В начале уголовного процесса различие компетенции следователей и органов дознания по фактам, находящимся в пределах компетенции последних, но подследственным следователям, заключается, прежде всего, в том, что следователи вправе (и обязаны) производить по делу не только неотложные, а орган дознания — одни лишь неотложные следственные действия. Производство же неотложных следственных действий по подведомственным им преступлениям — обязанность как того, так и другого органа, если, конечно, дело находится в его производстве. Уголовно-процессуальный закон предусмотрел два вида передачи (направления) от одного органа предварительного расследования находящегося у него в производстве уголовного дела (заявление или сообщение о преступлении) другому. Это: — передача сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ); — направление уголовного дела следователем руководителю следственного органа, а дознавателем — руководителю следственного органа либо прокурору в связи с тем, что все неотложные следственные действия выполнены, или по иным основаниям (п. 2 ч. 2 ст. 38, п. 3 ст. 149, ч. 5 ст. 152, ч. 3 ст. 157 УПК РФ). На практике в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ (а ранее в порядке аналогичной ст. 114 УПК РСФСР) обычно направлялись материалы проверки, а не одно лишь заявление (сообщение) о преступлении. Между тем в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ говорится о передаче по подследственности не материалов предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, а самого сообщения. Такая формулировка статьи исключает возможность передачи по подследственности материалов предварительной проверки. Как правильно отмечал А. М. Ларин, «на практике руководители органов дознания произвольно избирают менее сложное, менее ответственное решение о передаче заявления (сообщения) по подследственности… и уклоняются от возбуждения уголовного дела о неподследственном преступлении» [4. С. 83]. В наше же время редакция положений, составляющих содержание указания Генеральной прокуратуры РФ, может также нацеливать правоприменителя на нарушение общих правил публичности российского уголовного процесса. Между тем п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ не может быть применен в рассматриваемой ситуации к отношениям между следователем и органом дознания и потому, что на момент получения заявления (сообщения) об отнесенном к ведению органа дознания факте производство по нему предварительной проверки и неотложных следственных действий находится в пределах процессуального статуса и органа дознания, и органа предварительного следствия одновременно. Как уже было отмечено выше, такого рода передача заявления (сообщения) о преступлении нарушила бы требования ч. 2 ст. 21 УПК РФ. Приступив к предварительной проверке заявления (сообщения) о преступлении и обнаружив основание для возбуждения уголовного дела, орган дознания в соответствии с ч. 3 ст. 40, ч. 2 ст. 21, ч. 1 ст. 146 и ст. 157 УПК РФ обязан принять предусмотренное законом решение. Законодатель же наличие фактических оснований для возбуждения уголовного дела связывает лишь с таким решением, как возбуждение уголовного дела. Право передать дело следователю у органа дознания появляется только после производства всех неотложных следственных действий, направленных на установление события преступления, изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления. Своевременное возбуждение уголовных дел и одновременно с этим проведение неотложных следственных действий являются надежным средством охраны прав граждан и соблюдения законности [1. С. 104]. Напротив, волокита при возбуждении уголовного дела, связанная с затратами времени на передачу заявления, сообщения о преступлении из одного органа предварительного расследования в другой, приводит часть процессуалистов к убеждению в необходимости принятия окончательного для этой стадии решения только тем органом, который первый получил заявление (сообщение) о преступлении [9. С. 86]. Правильно отмечал в этой связи А. Я. Дубинский: «Нельзя лишать орган дознания предоставленного им законом права возбуждать уголовные дела, отнесенные к подследственности следователя» [2. С. 196]. Сотрудниками органа дознания тем не менее могут выявляться преступления, не только отнесенные законом к их ведению. Нельзя не согласиться с утверждением М. А. Петуховского, что «предварительную проверку заявлений или сообщений о преступлении могут производить только те государственные органы и должностные лица, которые правомочны принимать по ним решения» [7. С. 49 — 51]. Поэтому в случае получения сведений о совершении деяния, содержащего признаки иного (для командиров воинских частей и соединений, начальников военных учреждений и гарнизонов, к примеру, — не совершенного военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона; для начальников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы — не совершенного против установленного порядка несения службы сотрудниками соответствующих учреждений и органов, к тому же не совершенного в расположении указанных учреждений и органов иными лицами и т. д.) преступления, орган дознания должен принять заявление, сообщение о преступлении и направить его по подследственности в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ. Правоприменителю следует знать, что употребленное в ч. 1 ст. 145 УПК РФ понятие «подследственность» не идентично тому, которое приведено в ч. 5 ст. 152 УПК РФ. Это омонимы. Подследственность, закрепленная в ст. ст. 151, 152 УПК РФ, указывает на то, какой следователь (дознаватель и др.) вправе закончить предварительное расследование по делу. Это понятие приобретает свое уголовно-процессуальное значение не при разрешении сообщения о преступлении, а гораздо позже — на этапе, начинающемся после производства неотложных следственных действий. Подследственность же, о которой идет речь применительно к стадии возбуждения уголовного дела, — это не подследственность, а подведомственность. Основное ее назначение заключается в том, что она подразделяет происшествия на те заявления (сообщения), которые государственный орган вправе разрешать, и на те, что выходят за пределы его компетенции. Недаром согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ следователь (дознаватель и др.) принимает по заявлению (сообщению) о преступлении решение «в пределах компетенции». Органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы, к примеру, не вправе отказывать в возбуждении, возбуждать уголовные дела по фактам, не связанным с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 168, 219, 261 УК. Так же обстоят дела и с некоторыми другими органами дознания, правоспособность которых ограничена ст. ст. 40, 151 и 157 УПК РФ. Но не только указанными нормами ограничена подведомственность органов предварительного расследования. Иногда следователь (дознаватель и др.) не имеет права возбудить или отказать в возбуждении конкретного уголовного дела в связи с наделением этим правом лишь строго ограниченного круга должностных лиц. Соответственно возбуждение такого уголовного дела выходит за пределы компетенции любого другого органа предварительного расследования. Причем если орган или должностное лицо не уполномочены возбуждать уголовное дело по данному конкретному факту совершения общественно опасного деяния, то они не вправе и проводить по нему предварительную проверку в полном объеме. Названная правовая позиция нашла свое отражение, к примеру, в Федеральном законе от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» [8]. Согласно требованиям ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» только органы прокуратуры (следователи Следственного комитета при прокуратуре РФ) могут проводить проверку сообщений о фактах правонарушения, совершенного прокурором или следователем Следственного комитета при прокуратуре РФ, и возбуждать против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления). Таким образом, следователь (дознаватель и др.) не всегда вправе возбудить конкретное уголовное дело. В ряде случаев компетенция органа дознания и дознавателя ограничена подведомственными им происшествиями. К примеру, капитаны морских и речных судов, находящиеся в дальнем плавании, вправе возбуждать уголовные дела только о преступлениях, совершенных на данных судах (п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК РФ). Следователи (дознаватели и др.) не вправе возбудить уголовное дело в тех случаях, когда законодатель право его возбуждения в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования. Так, согласно требованиям ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела принимается: 1) в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, Генерального прокурора РФ, судьи, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя, аудиторов Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в РФ, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, кандидата в Президенты РФ, члена Центральной избирательной комиссии РФ с правом решающего голоса и председателя избирательной комиссии субъекта Российской Федерации — Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ; 2) в отношении Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ — исполняющим обязанности Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ; 3) в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления, члена избирательной комиссии и комиссии референдума с правом решающего голоса — руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту Российской Федерации; 4) в отношении прокурора, руководителя следственного органа, следователя — вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ. Законом предусмотрены дополнительные условия возбуждения уголовных дел как названной, так и некоторых других категорий преступлений. Обычно это получение согласия на возбуждение уголовного дела у определенного должностного лица (к примеру, п. п. 13 и 14 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) или коллегиального органа. Наличие таких условий, ограничивающих пределы компетенции (подведомственности) следователя (дознавателя и др.), налагает специфический отпечаток на использованное в ч. 1 ст. 144 УПК РФ понятие «любое совершенное или готовящееся преступление» и соответственно на понятие «подследственность», употребляемое Генеральным прокурором РФ в комментируемом указании. Получается, что названные должностные лица (органы) не только не обязаны, но и не вправе принимать и проверять заявление (сообщение) о любом преступлении. Они обязаны принять и проверить заявление (сообщение) о любом подведомственном им совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении. А вот когда орган предварительного расследования располагает сведениями о совершении не подведомственного ему преступления, он принимает решение, предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, то есть направляет сообщение по подследственности (подведомственности) на стадии возбуждения уголовного дела. В пределах же своей компетенции (подведомственности) органы предварительного расследования не только вправе, но и обязаны самостоятельно завершать стадию возбуждения уголовного дела и поэтому не должны применять п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ. Они обязаны самостоятельно рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о преступлении — возбудить или отказать по нему в возбуждении уголовного дела. Именно поэтому, а не в связи с предоставленным п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ полномочием по поступившему заявлению, сообщению в первую очередь решается вопрос о подведомственности. То есть перед государственным органом или должностным лицом, осуществляющими уголовный процесс, встает задача выяснить, какой орган (должностное лицо) вправе возбудить по данному факту уголовное дело. Если орган, получивший заявление (сообщение) о преступлении, не вправе согласно закону возбуждать по данной категории преступлений уголовные дела, то он не может и отказать в этом. В его компетенции остается лишь передача заявления (сообщения) о преступлении по подследственности в тот орган, который уполномочен на принятие одного из указанных решений. В исключительных случаях заявление (сообщение) о таком преступлении может быть передано и в орган предварительного расследования, которому дело не подследственно, а лишь подведомственно разрешение заявления (сообщения) о преступлении. Вот в чем заключается содержание требований уголовно-процессуального законодательства о подследственности при разрешении сообщений о преступлениях. Именно на искоренение нарушений таковых одновременно с устранением фактов несоблюдения правил подследственности, думается, нацеливает правоприменителя Генеральный прокурор РФ в комментируемом нами документе. После вышеприведенного разъяснения становится более понятно, какие случаи подразумеваются в абз. 2 вводной части указания N 14/49. Это те случаи, когда, во-первых, принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела не по факту, а в отношении лица. И во-вторых, таким лицом прежде всего является тот гражданин, особенность возбуждения уголовного дела в отношении которого определена ст. 448 УПК РФ, а равно прокурор либо следователь самого Следственного комитета при прокуратуре РФ. Вопрос о возможности отказа в возбуждении уголовного дела по материалам проверки заявления (сообщения) о совершении иным указанным в п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ лицом, деяния, содержащего признаки объективной стороны состава преступления, останется спорным, пока законодатель прямо не закрепит в законе соответствующие запрет либо дозволение. Поэтому, думается, в настоящее время называть нарушением закона отказ в возбуждении уголовного дела не следователем Следственного комитета при прокуратуре РФ, а другим органом предварительного расследования (при отсутствии оснований отвода и наличии фактических оснований принятия соответствующего решения) по факту действий, осуществленных, к примеру, гражданином, проходящим военные сборы, не вполне последовательно. Нет в законе запрета вынесения органом предварительного расследования такого процессуального решения. И ст. 151 УПК РФ тем более такового не содержит. И второе, уже более однозначное толкование. Когда в итоге рассмотрения заявления (сообщения) орган предварительного расследования приходит к выводу, что в деянии, о котором сообщалось, отсутствует состав преступления, ни о какой подследственности преступления не может быть и речи. Если, к примеру, в орган внутренних дел обратились с заявлением о деянии, содержащем вероятные признаки объективной стороны умышленного убийства, но человек, об убийстве которого сообщалось, на следующий день после регистрации заявления пришел домой. В такой ситуации орган дознания вправе сам вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Предусмотренного ст. 105 УПК РФ и подследственного следователям Следственного комитета при прокуратуре РФ преступления в этом случае не было. И правила подп. «а» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ никаким образом не распространяются на разреше ния заявления о рассматриваемом деянии. В абз. 3 указания N 14/49 закреплено два вида нарушений. Первое из них — «факты нарушения ст. 151 УПК РФ в стадии возбуждения и расследования уголовного дела». Что есть нарушение ст. 151 УПК РФ в стадии расследования уголовного дела, понятно — предварительное следствие в полном объеме должны осуществлять те следователи, которым в соответствии с требованиями названной статьи закона уголовное дело подследственно. Это же положение касается и производства дознания в том же объеме. Сложность вновь возникает лишь с фактами нарушения ст. 151 УПК РФ в стадии возбуждения уголовного дела. Мы бы не рекомендовали буквально толковать данную фразу. Конечно, ст. 151 УПК РФ посвящена не разрешению заявлений (сообщений) о преступлении. И соответственно на стадии возбуждения уголовного дела прямо (буквально) нормы, содержащиеся в ст. 151 УПК РФ, нарушаться не могут. Однако, с одной стороны, как мы уже обосновали, указанные нормы в единстве с другими уголовно-процессуальными правилами являются в ряде случаев препятствием на пути возбуждения уголовного дела (отказа в возбуждении уголовного дела и даже производства предварительной проверки сообщения о преступлении) иным, помимо строго определенного в законе органа предварительного расследования (должностного лица). С другой стороны, в ст. 151 УПК РФ применительно к правилам альтернативной подследственности говорится о выявлении преступлений. А таковое, безусловно, осуществимо до начала стадии предварительного расследования. Соответственно, упоминая о фактах нарушения ст. 151 УПК РФ в стадии возбуждения уголовного дела, Генеральная прокуратура РФ тем самым также указывала на несоблюдение некоторыми органами предварительного расследования требований ч. 5 ст. 151 УПК РФ. Однако более подробную, чем уже была сделана, характеристику этого института мы пока отложим до анализа текста п. 1.2 указания. Второе выявленное Генеральной прокуратурой РФ и отраженное в абз. 3 вводной части указания нарушение является скорее несоблюдением процессуальной формы. В анализируемом месте указания N 14/49 не говорится, что прокуроры незаконно передают органам предварительного расследования уголовные дела о преступлениях, не отнесенных законом к их подследственности. Право изъятия и передачи дела в другой орган предварительного расследования у прокуроров имеется. Однако прокуроры забывают, что они не имеют права реализовывать свой уголовно-процессуальный статус вне процессуальной формы. И коль законодатель в п. п. 11 и 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ требует указывать основания передачи дела другому органу предварительного расследования, прокурор обязан это учитывать при составлении соответствующих своих постановлений. Другое дело, что такое нарушение вряд ли стоит относить к числу обстоятельств, ставящих под сомнение допустимость доказательств, собранных органом предварительного расследования, которому уголовное дело прокурор таким образом передал. Вряд ли, если в постановлении прокурора отсутствовала мотивировка, к примеру, изъятия уголовного дела у органа дознания и передачи его следователю, все последующие действия следователя, принявшего дело к своему производству, станут незаконными. Хотя, несомненно, следует помнить о возможности в этом случае заявления соответствующего и уже обоснованного ходатайства о признании того или иного или даже всех собранных сведений недопустимыми для использования в деле в качестве доказательств. Данному возможному негативному последствию нарушения правил подследственности и посвящен абз. 4 вводной части указания N 14/49. Генеральный прокурор РФ напоминает, что в соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в редакции от 6 февраля 2007 года) доказательства должны признаваться полученными с нарушениями закона, если их собирание и закрепление осуществлены ненадлежащими лицом или органом. И несмотря на то, что постановления Пленума Верховного Суда РФ, на одно из которых ссылается Генеральная прокуратура РФ, не содержат в себе норм права, они обязательны для исполнения всеми судами общей юрисдикции. И этот факт не может не учитываться в своей деятельности органами предварительного расследования. Последние, так же как и прокурор, должны постоянно сверять собственные действия с тем, как таковые рекомендует реализовывать высший орган правосудия нашего государства. В целях недопущения в дальнейшей практике органов предварительного расследования нарушений правил подследственности и подведомственности уголовных дел Генеральным прокурором РФ дается ряд указаний. Первое: «Немедленно реагировать на установленные факты нарушения подследственности. Принимать меры к отмене незаконных постановлений и направлять материалы в тот орган предварительного расследования, который правомочен выносить решение в соответствии со ст. 151 УПК РФ» (п. 1.1 указания). «Немедленно реагировать» означает возложение на заместителей Генерального прокурора РФ, начальников главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры РФ, прокуроров субъектов Российской Федерации, городов и районов, других территориальных и приравненных к ним прокуроров специализированных прокуратур специальной обязанности — в случае выявления нарушений подследственности при организации проверок исполнения органами предварительного расследования требований федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях реагировать на таковые в течение последующих 24 часов. Актом реагирования является и вынесение прокурором мотивированного постановления об отмене незаконного постановления дознавателя и направлении материала (уголовного дела) в тот орган предварительного расследования, который правомочен выносить решение в соответствии со ст. 151 УПК РФ. В этой связи хотелось бы отметить, что прокурор вправе отменить лишь постановление нижестоящего прокурора и дознавателя (органа дознания, начальника подразделения дознания), но не следователя и тем более не руководителя следственного органа (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Если прокурором выявлен факт нарушения правил подследственности органом предварительного следствия, он обращается к соответствующему руководителю следственного органа, а в случае необходимости и к вышестоящему руководителю следственного органа с требованием об устранении нарушений федерального законодательства. Последние вправе отменить незаконное постановление подчиненного им следователя или же нижестоящего руководителя следственного органа. А теперь охарактеризуем самый неоднозначный пункт указания N 14/49 (п. 1.2). Требование проверки соблюдения положений ст. 151 УПК РФ при осуществлении надзора за законностью не вызывает возражений. Фраза «При осуществлении надзора за законностью возбуждения уголовных дел» — в пределах тех границ, которые очерчены предыдущими рассуждениями, тоже. Наверное, могут быть и еще какие-то обстоятельства, при которых следует принимать во внимание учет положения ст. 151 УПК РФ. Мы не считаем, что наши рассуждения — последняя и самая верная инстанция. Мы лишь указываем правоприменителю на пути толкования предписаний, закрепленных в указании N 14/49. И напоминаем, что ст. 151 УПК РФ напрямую касается лишь предварительного расследования в полном объеме, а не рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении. Однако в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, о которой идет речь в п. 1.2 комментируемого указания, упоминается о деятельности, предшествующей предварительному расследованию. Законодатель дозволяет производство предварительного следствия следователями органа, выявившего эти преступления. В развитие данного положения Генеральный прокурор РФ требует «не допускать незаконного возбуждения и расследования уголовных дел о преступлениях, указанных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, следователями органа, не участвовавшего в их фактическом выявлении». Буквальное толкование формулировки приведенного здесь указания Генеральной прокуратуры РФ позволяет заключить следующее. Первое: возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях, указанных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, следователями органа, не участвовавшего в их фактическом выявлении, бывают законными и незаконными. Прокурорам предписано не допускать лишь незаконного возбуждения и расследования уголовных дел о соответствующих преступлениях следователями органа, не участвовавшего в их фактическом выявлении. Второе: непозволительно в рассматриваемой ситуации возбуждать и расследовать уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ. Но не запрещается возбудить уголовное дело, не производя по нему предварительного расследования в полном объеме, завершить свою деятельность на данном этапе досудебного производства неотложными следственными действиями и передачей уголовного дела руководителю следственного органа для направления его по подследственности. Осталось охарактеризовать лишь институт выявления преступления. Что значит участвовать в выявлении преступления? «Выявить» означает «сделать явным, обнаружить, вскрыть» [6. С. 107]. Иначе говоря, выявление есть активная деятельность, в нашем случае органа предварительного расследования. Вряд ли таковой является получение заявления (сообщения) о преступлении. Преступление может быть выявлено, и о преступлении может быть сообщено. Соответственно правила ч. 5 ст. 151 УПК РФ распространяются лишь на следователей органа, активные и целенаправленные действия которого привели к обнаружению деяния, содержащего признаки соответствующего преступления. Итак, может быть две ситуации: органу предварительного расследования: — неизвестно о деянии, содержащем признаки преступлений, перечисленных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ; — известно о соответствующем деянии. О совершении преступления следователю известно: — в связи с поступлением в орган предварительного расследования заявления (сообщения) о преступлении, в том числе и явке с повинной; — в связи с непосредственным обнаружением органом предварительного расследования признаков преступления. Лишь в последнем из случаев следователь органа, которым непосредственно обнаружены признаки преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 151 УПК РФ, вправе произвести по уголовному делу предварительное расследование в полном объеме или, как записано в указании N 14/49, возбудить и расследовать уголовное дело. Следовательно, полномочия следователей (дознавателей и др.) в зависимости от их компетенции, формы и содержания повода для возбуждения уголовного дела распределяются следующим образом: 1. Когда орган предварительного расследования не знает о совершенном преступлении, он не приступает к осуществлению уголовно-процессуальной деятельности. 2. Если возбуждение уголовного дела по данной категории преступлений выходит за пределы компетенции органа дознания, принимается предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ решение о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ. 3. Когда следователю, которому преступление не подследственно по признаку предметной подследственности, или в орган, где работает такой следователь, поступило заявление (сообщение) о рассматриваемом преступлении, следователь при наличии к тому фактических оснований обязан возбудить уголовное дело, произвести неотложные следственные действия и передать уголовное дело руководителю следственного органа для направления по подследственности. 4. При наличии в распоряжении следователя, которому предварительное следствие о преступлении подследственно в соответствии с ч. 2 ст. 151 УПК РФ, повода и фактического основания для возбуждения уголовного дела последним должно быть принято решение о возбуждении уголовного дела и осуществлено предварительное расследование в полном объеме. 5. Возбудить уголовное дело и произвести предварительное расследование в полном объеме по преступлению, указанному в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, вправе также следователь органа, активными действиями которого был вскрыт (обнаружен) факт совершения искомого преступления. Но это лишь право, а не обязанность такого следователя. Соответственно, если указанный следователь посчитает нецелесообразным производство предварительного расследования о выявленном преступлении в полном объеме, он может этого не делать. Тем не менее с него не снимается обязанность возбудить уголовное дело, произвести неотложные следственные действия и передать дело руководителю следственного органа для направления по предметной подследственности. Если исходить из того, что производство неотложных следственных действий есть часть предварительного расследования, то позволительно его так и именовать. Только данное толкование анализируемого правового института позволяет понять, что такое законное и соответственно незаконное возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях, указанных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, следователями органа, не участвовавшего в их фактическом выявлении. Законной является деятельность, указанная нами выше в п. п. 3 и 4. Незаконными следует признать возбуждение и расследование уголовных дел о преступлениях, указанных в ч. 5 ст. 151 УПК РФ, органами дознания по не подведомственным им преступлениям, а также производство предварительного расследования в полном объеме по анализируемой категории преступлений следователями, о которых речь идет в п. 3 наших вышеизложенных разъяснений. В п. п. 1.3 и 1.4 комментируемого указания прокурорам предписывается осуществление мер, направленных на искоренение нарушений, о которых велась речь в абз. 3 вводной части данного нормативного акта. Причем если в вводной части говорилось лишь об отсутствии указаний на основания передачи прокурором органам предварительного расследования уголовных дел о преступлениях, не отнесенных законом к их подследственности, то в п. 1.3 указания N 14/49 уже отмечается наличие случаев необоснованного изъятия прокурорами в порядке п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК РФ уголовных дел у органов дознания. Таким образом, на местах следует изживать два вида нарушений: — незаконное изъятие уголовного дела у органа дознания в целях передачи его следователю; — отсутствие в постановлении о таком изъятии и передаче дела другому органу расследования мотивировки принятого решения (оснований такой передачи). Прокурорам следует принимать все возможные предусмотренные законом меры, чтобы исключить из практики прокурорского надзора как те, так и другие правонарушения. В п. 1.4 комментируемого указания помимо повторного акцентирования внимания нижестоящих прокуроров на необходимость выносить мотивированное постановление об изъятии уголовного дела у органа предварительного расследования с обязательным указанием оснований передачи дела следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ Генеральный прокурор РФ попытался сформулировать перечень случаев, когда такое возможно. По его мнению, реализация прокурором своего полномочия, предусмотренного п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, законна лишь в случаях: — расследования умышленных преступлений, за совершение которых предусмотрены наказание свыше пяти лет лишения свободы либо исключительная мера наказания; — связанных с особой сложностью расследования как в связи с противодействием таковому, так и в связи с необходимостью проведения большого числа следственных действий, расследования многоэпизодного (многотомного) уголовного дела; — связанных с особо большой общественной значимостью уголовного дела; — допущения органом предварительного расследования, у которого дело изымается, существенных либо неоднократных нарушений норм закона. При наличии последнего из фактических оснований изъятия уголовного дела у следователя (дознавателя и др.) в адрес его руководства рекомендуется направлять требование не только об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), но и о привлечения следователя (дознавателя и др.), нарушившего закон, к ответственности (ч. 2 ст. 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Причем сразу следует отметить, что изыматься уголовное дело может как у любого органа дознания, так и у любого органа предварительного следствия федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). Прокурор не вправе изымать уголовные дела лишь у следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ. Мы употребляем термин «изымать», хотя, несомненно, просто изъять уголовное дело у органа предварительного расследования прокурор не вправе. Помимо обязательных условий, о которых мы уже упомянули, прокурор должен соблюдать требование единства двух действий в процессуальном решении. Он вправе изымать и передавать уголовное дело, изымать у одного органа предварительного расследования, а передавать другому — в нашем случае следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ. Итак, в случае неоднократного нарушения органом предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) норм закона прокурор вправе изъять у него уголовное дело и передать следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ. Что понимается в данном случае под нарушением? Мы не будем сейчас анализировать и характеризовать институт состава правонарушения. Наш вопрос касается другого момента. Может быть ситуация, когда следователь (дознаватель и др.) не считает нарушением то, что, по мнению прокурора, нарушением является? Несомненно, может. Как быть в таком случае? Когда речь идет о нарушении закона органом дознания (дознавателем), было или нет нарушение, определяет прокурор. Мнение самого дознавателя, начальника подразделения дознания и даже начальника органа дознания в данном случае может учитываться, но особой роли оно не играет. Иначе обстоят дела с ситуацией, когда мнение прокурора расходится с представлениями следователя о том же самом действии (решении). Прокурор не имеет права отменять постановления следователя, а равно давать указания о производстве следователем тех или иных процессуальных действий. Конечно же, он не может привлечь следователя к какой-либо ответственности. В каждом случае выявления деяния, по мнению прокурора, являющегося нарушением уголовно-процессуального закона, последний обязан и вправе обратиться к следователю с требованием устранить нарушение федерального законодательства, допущенное в ходе предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Следователю, в свою очередь, предоставлено право не согласиться с оценкой прокурором своих действий (решений). В этом случае следователь обязан представить руководителю следственного органа свои письменные возражения на требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия (ч. 3 ст. 38 УПК РФ). После этого руководитель следственного органа рассматривает указанное требование прокурора, а также письменные возражения следователя и дает следователю письменные указания об исполнении указанных требований либо информирует прокурора о несогласии с его требованиями (ч. 4 ст. 39 УПК РФ). Если руководитель следственного органа считает необходимым исполнение следователем требования прокурора, то уголовно-процессуальное нарушение имело место. Иное мнение следователя по этому поводу вряд ли кого будет волновать. Но что делать, когда прокурор считает, что нарушение имело место, а руководитель следственного органа и, конечно же, следователь — нет. Мы бы рекомендовали в такой ситуации действия (решения) следователя не относить к кругу тех, неоднократность которых говорит о наличии фактических оснований принятия прокурором решения в порядке п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. И вот почему. Если иначе толковать данную ситуацию, то у прокурора появляется право изымать у органа предварительного следствия федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ любое уголовное дело, когда нарушения и в помине не было. Для этого прокурору нужно несколько раз обратиться к следователю с требованием устранить якобы имевшее место нарушение федерального законодательства, допущенное в ходе предварительного следствия. Вряд ли указанную возможность хотел предоставить прокурору законодатель, уполномочив руководителя следственного органа ч. 4 ст. 39 УПК РФ принимать окончательное решение по поводу того, следует ли исполнять соответствующее требование прокурора. И последнее. В п. 1.4 говорится о нарушениях норм закона, а не о нарушении уголовно-процессуального закона. Что же, перепредъявление обвиняемому обвинения, то есть неправильное применение уголовного закона (неверная квалификация), в случае неоднократности также может быть основанием изъятия уголовного дела у одного следователя и передачи его другому — следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ? Мы бы не стали столь расширительно толковать указание Генерального прокурора РФ. Нам представляется, что, несмотря на избранную последним формулировку, в п. 1.4 комментируемого указания под нарушениями норм закона понимается прежде всего нарушение требований УПК РФ. Хотя, несомненно, в случае совершения следователем органа предварительного следствия федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) преступления в ходе производства предварительного следствия дело у него должно быть изъято. В п. 3 комментируемого указания Генеральный прокурор РФ от подчиненных ему прокуроров в пределах их компетенции требует «при выявлении нарушений закона, случаев необоснованной передачи прокурорами органу предварительного расследования уголовных дел о преступлениях, не отнесенных законом к его подследственности, принимать соответствующие меры прокурорского реагирования». Мы уже подробно анализировали данный вопрос. Хотелось бы уточнить лишь то, что вышестоящий прокурор согласно п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ вправе отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора. Это и есть та основная мера прокурорского реагирования, о которой идет речь в п. 3 указания N 14/49. В то же время не следует забывать, что в соответствии с положениями, закрепленными в ч. ч. 1 и 2 ст. 41.7 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», за неисполнение или ненадлежащее исполнение прокурорами своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, Генеральный прокурор РФ имеет право налагать на них следующие дисциплинарные взыскания: — замечание; — выговор; — строгий выговор; — понижение в классном чине; — лишение нагрудного знака «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации»; — лишение нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации»; — предупреждение о неполном служебном соответствии; — увольнение из органов прокуратуры. О наложении какого-либо из данных взысканий начальник главного управления (управления) Генеральной прокуратуры РФ, прокурор субъекта Российской Федерации (приравненный к нему прокурор специализированной прокуратуры) вправе обратиться с представлением к Генеральному прокурору РФ.

      Список использованной литературы

      1. Григорян А. С. К вопросу об обеспечении соблюдения социалистической законности при расследовании дел о поджогах // Соц. законность и охрана прав граждан. Воронеж, 1963. С. 104. 2. Дубинский А. Я. Правовые и организационные проблемы исполнения процессуальных решений следователя: Дис. докт. юрид. наук. Киев, 1984. С. 196. 3. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с. 4. Ларин А. М. Структура возбуждения уголовного дела // Сов. государство и право. 1978. N 5. С. 83. 5. Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении подследственности уголовных дел: указание Генерального прокурора РФ от 29 января 2008 года N 14/49 [Электронный ресурс]. Справочная система КонсультантПлюс Технология 3000: Информационный банк Законодательство ВерсияПроф. М., 2008. 6. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 57 000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. 797 с. 7. Петуховский М. А. Возбуждение уголовных дел о преступлениях, совершенных осужденными ИТУ. Рязань, 1977. С. 49 — 50. 8. Собр. законодательства РФ. 1995. N 47. Ст. 4472. 9. Таджиев Х. С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент: Фан, 1985. С. 86.

      Читайте так же:  Пособие при рождении ребенка: размеры, как оформить. Как оформить деньги на ребенка

    admin