Наследство с алиментами. Гражданское право алименты

Содержание:

Наследство с алиментами

Вопрос, который встал перед судьями Краснодарского края, оказался необычным и важным- кто из наследников будет погашать задолженность, которая образовалась у гражданина на момент его смерти? С решением местных судей по этому наследственно-алиментному делу Верховный суд не согласился и объяснил, как правильно поступать в подобных ситуациях и что об этом говорят нормы закона.

Все началось с судебного иска в Советский районный суд Краснодара, который принесла мать девочки. Она попросила взыскать неустойку за несвоевременную уплату алиментов с матери своего бывшего мужа.

История этой семьи такова — мужа истицы в свое время лишили родительских прав и присудили ему выплачивать дочери алименты. Было заведено исполнительное производство. Но денег своей дочери этот человек при жизни так и не платил. А через несколько лет он умер. Прямыми наследниками умершего оказались его мать и дочь, которая так и не получила от отца алиментов.Наследством же стала квартира ее отца.

Жилье, судя по кадастровой стоимости, оценивалось не намного дороже, чем долг по алиментам на момент смерти хозяина квартиры. Квартиру оценили в 1 миллион 796 тысяч, а долг по алиментам составил 1 миллион 123 тысячи рублей.

Мать девочки посчитала, что бывшая свекровь, как наследница, должна отвечать по долгам сына, которые появились из-за невыплаченных алиментов. Районный суд решил взыскать с бывшей свекрови неустойку за то, что ее сын не платил алименты. Сумма взыскания — 562 тысячи рублей. Апелляция посчитала решение районного суда правильным. Ответчица дошла до Верховного суда, не соглашаясь с таким решением. Проверив материалы дела, там сказали, что есть основания для отмены решений местных судов.

Изучение дела Верховным судом показало, что после смерти мужчины двое наследников — мать и дочь приняли наследство. Но при жизни мужчина практически не платил алименты и его долг на момент смерти составлял 632 900 рублей.

Свои разъяснения Верховный суд начал с Гражданского кодекса, где все сказано про наследство и что в него входит. В статье 1112 этого кодекса говорится, что не входят в состав наследства «права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя», в частности, и право на алименты. В следующей статье Гражданского кодекса — 1175-й прописано, что наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. И каждый из наследников отвечает по долгам в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Затем Верховный суд напомнил про свой пленум (№ 9 от 29 мая 2012 года), где говорилось о судебной практике по делам о наследстве. Там было сказано, что имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они «неразрывно связаны с личностью наследодателя». В частности, в состав наследства не входит право на алименты и алиментные обязательства — о чем говорится и в Семейном кодексе.

Выплата алиментов, которые взыскивают по суду, прекращается со смертью того, кто их получает или кто их выплачивает (статья 120 Семейного кодекса).

Из всего перечисленного Верховный суд делает вывод — не связанные с личностью наследодателя имущественные права и обязанности входят в состав наследства. К наследникам одновременно переходят как права на наследственное имущество, так и обязанности по погашению долгов наследодателя, если таковые были на момент смерти. Если наследник должника принял наследство, то он сам становится должником кредитора наследодателя, но в пределах стоимости перешедшего к нему имущества. Не наследуются и с момента смерти должника прекращаются на будущее обязательства по уплате алиментов. Так как они неразрывно связаны с личностью должника.

По решению суда о взыскании алиментов на гражданина возлагается обязанность ежемесячно платить определенную сумму. А ее неуплата становится долгом. По закону, долг алиментщика, если он образовался по его вине, увеличивается из-за неустойки в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Если к наследнику переходит долг по алиментам, то к нему переходит и обязанность платить неустойку, начисленную на момент смерти наследодателя. Но это в случае, если долг появился по вине умершего . Обязанность платить неустойку и долг по алиментам — это долги, не связанные с личностью, и поэтому наследник обязан эти долги выплатить в пределах имущества, которое ему перешло.

Поэтому районный суд правильно решил, что обязанность платить неустойку по алиментам на день открытия наследства переходит по наследству. Но районный суд отказал ответчице — бывшей свекрови в применении срока исковой давности для долга по алиментам. Райсуд в своем решении заявил, что «на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется». И апелляция с этим согласилась. Но с отказом применять срок исковой давности не согласился Верховный суд.

По Семейному кодексу (статья 9) исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из семейных отношений. Исключение — если срок установлен кодексом. Но в том же Семейном кодексе (статья 4) сказано, что к имущественным и неимущественным отношениям между членами семьи, если они не урегулированы Семейным кодексом, применяется гражданское законодательство. По Гражданскому же кодексу (статья 196) общий срок исковой давности — три года. В том же Гражданском кодексе записано, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено в споре, является основанием для отказа в иске.

Все сказанное означает, что суд может по заявлению стороны спора применить исковую давность и отказать в иске (совсем или частично) о взыскании неустойки из-за пропуска срока давности отдельно по каждому просроченному месячному платежу. Дело в том, что обязанность платить алименты носит ежемесячный характер. Поэтому, по мнению Верховного суда, вывод местного суда, что срок исковой давности считается с даты смерти наследодателя — «не основан на законе».

И вот вывод высокой судебной инстанции — поскольку срок давности по иску о взыскании неустойки по алиментам исчисляется отдельно по каждому просроченному месячному платежу, то для правильного разрешения спора местному суду надо было установить, по каким из месячных платежей срок исковой давности не пропущен. Но краснодарский суд эти обстоятельства не определил как юридически значимые, и они не получили оценки суда.

Поэтому этот спор краснодарским судам придется пересматривать по новой, но с учетом разъяснений Верховного суда РФ.

Алиментные соглашения супругов и бывших супругов: порядок заключения и исполнения Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Шиловская Анна Леонидовна, Незнамова Алла Андреевна, Кулешов Георгий Николаевич

Авторы статьи анализируют правовое регулирование порядка заключения и исполнения алиментных соглашений супругов и бывших супругов, и в частности, правовое регулирование алиментного соглашения. Делается вывод о том, что алиментное соглашение в надлежащей форме имеет силу исполнительного листа и может быть предъявлено непосредственно к исполнению службой судебных приставов. Авторы резюмируют, что алиментное соглашение носит признаки как гражданско-правовой сделки, так и особой сделки семейного права и может наделить алиментными правами и обязанностями как лиц, указанных в законе в качестве плательщиков (получателей) так и иных лиц.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Шиловская Анна Леонидовна, Незнамова Алла Андреевна, Кулешов Георгий Николаевич,

Alimony agreements between spouses and former spouses: order of maintenance and execution

The Authors analyze legal regulation of the procedure of conclusion and execution of agreements, maintenance of spouses and former spouses, and in particular, legal regulation of the maintenance agreement. It is concluded that the maintenance agreement in proper form has the force of a writ of execution and may be issued directly to the execution by the bailiff service. The authors summarize that the maintenance agreement is in the signs as a civil transaction, and special transactions family law and can provide for alimony rights and duties of persons specified in the law as payers (recipients) and other persons.

Текст научной работы на тему «Алиментные соглашения супругов и бывших супругов: порядок заключения и исполнения»

?АЛИМЕНТНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ

5. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО; ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО; СЕМЕЙНОЕ ПРАВО; МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.03); КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО; ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.07)

5.1. АЛИМЕНТНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ: ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ

Шиловская Анна Леонидовна, канд. юрид. наук, доцент. Должность: доцент. Место работы: Российский государственный социальный университет. Подразделение: кафедра гражданско-правовых дисциплин. E-mail: [email protected]

Незнамова Алла Андреевна. Должность: старший преподаватель. Место работы: Российский государственный социальный университет. Подразделение: кафедра гражданско-правовых дисциплин. E-mail: [email protected]

Кулешов Георгий Николаевич, канд. юрид. наук. Должность: доцент. Место работы: Российский государственный социальный университет. Подразделение: кафедра гражданско-правовых дисциплин. E-mail: [email protected]

Аннотация: Авторы статьи анализируют правовое регулирование порядка заключения и исполнения алиментных соглашений супругов и бывших супругов, и в частности, правовое регулирование алиментного соглашения. Делается вывод о том, что алиментное соглашение в надлежащей форме имеет силу исполнительного листа и может быть предъявлено непосредственно к исполнению службой судебных приставов.

Авторы резюмируют, что алиментное соглашение носит признаки как гражданско-правовой сделки, так и особой сделки семейного права и может наделить алиментными правами и обязанностями как лиц, указанных в законе в качестве плательщиков (получателей) так и иных лиц.

Ключевые слова: алименты, алиментные обязательства супругов, семейное право, Семейный кодекс, исполнительное производство.

ALIMONY AGREEMENTS BETWEEN SPOUSES AND FORMER SPOUSES: ORDER OF MAINTENANCE AND EXECUTION

Shilovskaya Anna Leonidovna, PhD at law, Associate Professor. Position: Associate Professor. Place of employment: Russian State Social University. Department: civil-legal disciplines chair. E-mail: [email protected] Neznamova Alla Andreevna. Position: senior lecturer. Place of employment: Russian State Social University. Department: civil-legal disciplines chair, -mail: [email protected] Kuleshov Georgiy Nikolaevich, PhD at law. Position: Associate Professor. Place of employment: Russian State Social University. Department: civil-legal disciplines chair. E-mail: [email protected]

Annotation: The Authors analyze legal regulation of the procedure of conclusion and execution of agreements, maintenance of spouses and former spouses, and in par-

ticular, legal regulation of the maintenance agreement. It is concluded that the maintenance agreement in proper form has the force of a writ of execution and may be issued directly to the execution by the bailiff service.

The authors summarize that the maintenance agreement is in the signs as a civil transaction, and special transactions family law and can provide for alimony rights and duties of persons specified in the law as payers (recipients) and other persons.

Keywords: alimony, alimony obligations of spouses, family law, Family code enforcement proceedings.

В российском семейном праве алименты относятся к разряду личных обязательств имущественных по содержанию. Как отмечает, С.А. Муратова, «. алиментное обязательство — это урегулированное нормами семейного права имущественное правоотношение, возникающее на основе соглашения сторон или решения суда, в силу которого одни члены семьи обязаны предоставить содержание другим ее членам, а последние вправе его требовать» [6, с. 375]. Предметом алиментного обязательства являются действия плательщика алиментов по передаче имущественного содержания получателю алиментов, и, так как алиментное обязательство является правоотношением, то оно имеет следующие элементы: объект обязательства (действия плательщика алиментов по передаче имущественного содержания получателю алиментов); стороны обязательства: плательщик и получатель алиментов; содержание (право получателя требовать уплаты алиментов и обязанность плательщика уплатить их).

Читайте так же:  Правовые позиции Верховного суда по налогам и страховым взносам. Штраф 212-фз

В Семейном кодексе РФ (далее — СК РФ) закреплены обязанности по содержанию одними членами семьи других. Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, а также нетрудоспособных совершеннолетних детей, взрослые дети обязаны содержать нетрудоспособных родителей, также эти обязанности корреспондируются другим членам семьи. При нормальных взаимоотношениях в семье содержание предоставляется естественно, как само собой разумеющееся действие, без каких-либо дополнительных условий, таких, как соглашение или решение суда. Содержание должно включать в себя предоставление жилья, питания, одежды и т.п., то есть того, в чем наделяемая содержанием сторона объективно нуждается.

Вместе с тем, если случается какой-либо сбой в семейных отношениях (например, развод), указанные в законе лица имеют право потребовать предоставление им денежного содержания на условиях, определенных СК РФ. Все эти имущественные взаимоотношения внутри семьи и являются источниками алиментных обязательств, закрепленных Разделом V СК РФ.

На основе отдельных норм главы 16 СК РФ можно дать определение соглашения об уплате алиментов

Пробелы в российском законодательстве

(алиментное соглашение) — это соглашение между лицом, уплачиваемым алименты в силу закона и их получателем, подлежащее нотариальному удостоверению, о предоставлении единовременно или периодически содержания в определенном размере и форме.

К особенностям соглашения об уплате алиментов можно отнести: субъектный состав; свобода выбора сторонами порядка, способа, размера уплаты алиментов; обязательная нотариальная форма; сила исполнительного листа [4; 5]. Достаточно направить его судебному исполнителю или непосредственно администрации предприятия, учреждения или организации, в которой работает должник, которые будут производить взыскание алиментов [9].

Соглашение должно содержать в себе: сведения о лицах, совершивших его, одно из которых является плательщиком алиментов, а другое — получателем, место их жительства; сведения о лице, которому перечисляются алименты, место его жительства; размер алиментов и порядок перечисления денежной суммы; срок действия соглашения [2, с. 86]. Также в соглашении указываются права и обязанности плательщика алиментов и их получателя.

Размер денежного содержания, сроки и порядок его уплаты определяются супругами в соглашении самостоятельно. В этом случае супруги вольны регламентировать как денежный, так и неденежный (имущественный) характер выплат, установить единовременную (разовую) или постоянную выплату содержания. Любое ограничение, налагаемое законодательством на данные условия соглашения (брачного договора) противоречило бы принципам гражданского права, т.к. ограничивало бы в этом случае свободную законную волю сторон.

С целью защиты от инфляции, в соглашении, возможно, предусмотреть индексацию размера алиментов, при отсутствии, индексация производится в соответствии с законом. Способ определения курса указывается в соглашении об уплате алиментов.

Единовременный порядок уплаты алиментов не соответствует, по моему мнению, сущности алиментиро-вания, ведь чтобы обеспечить необходимые условия существования получателя алиментов, сумма, уплачиваемая единовременно, должна быть достаточно крупной, ведь очень сложно предугадать, сколько продлится период нетрудоспособности нуждающегося члена семьи. А единовременная выплата алиментов будет являться оптимальной при выезде плательщика на постоянное место жительства в иностранное государство.

Соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Соглашение об уплате алиментов можно изменить или расторгнуть, в письменной форме и нотариально удостоверив. Если одна из сторон считает, что «. данное соглашение должно быть расторгнуто или что должны быть изменены условия соглашения, а другая сторона не согласна с этим, то первая сторона вправе обратиться в суд с иском о расторжении или изменении условий соглашения» [3, с. 503].

Рассмотрим следующий пример: бывший супруг Р. платил алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка по соглашению, размер алиментов был установлен в твердой денежной сумме [7; 8]. Индексация производилась в соответствии с увеличением МРОТ.

У Р. родился ребенок во втором браке. Одновременно с этим бывший супруг был переведен на другое место работы, где его фактический заработок снизился в

1,5 раза по сравнению с прежним. Плательщик алиментов пытался решить дело мирным путем, но бывшая супруга не пошла на уступки и не согласилась изменить размер алиментов в соглашении. Тогда Р. подал заявление в суд о признании алиментного соглашения недействительным, и суд, рассмотрев все обстоятельства, вынес постановление о расторжении. Истец в обоснование своих требований представил в суд справку с места работы о доходах, свидетельство о заключении второго брака, свидетельство о рождении второго ребенка, справку на супругу с биржи труда, удостоверяющую, что она является безработной.

Разрешая споры об изменении, расторжении соглашения об уплате алиментов либо о признании такого соглашения недействительным, необходимо учитывать, что «.к заключению, исполнению, расторжению и признанию, недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы Гражданского кодекса РФ, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок» [1, с. 104-105].

Соглашение об уплате алиментов может быть признано недействительным в судебном порядке, в случаях: не соответствия закону или иному правовому акту; нотариально не удостоверенного; совершенного лицом, не обладающим дееспособностью в полном объеме; мнимого или притворного; совершенного лицом, не способным понимать значение своих действий; совершенного под влиянием заблуждения, насилия, обмана.

Соглашение может быть заключено и по результатам проведения процедуры медиации [10, с. 47-50].

В то же время представляется нецелесообразным вводить в брачный договор пункт, регулирующий алиментные обязательства по ряду причин. Во-первых, брачный договор в отличие от алиментного соглашения, не имеет силы исполнительного листа, хотя и удостоверяется нотариально. Поэтому в случае неисполнения супругом алиментных обязанностей, указанных в брачном договоре, алиментополучателю придется обращаться в суд за взысканием алиментов, что сопряжено с дополнительными хлопотами и расходами.

По нашему мнению, наиболее целесообразным было бы исправить коллизионность статей СК РФ, исключив из п. 1 статьи 42 СК РФ формулировку «определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию», а соответствующие права и обязанности регулировать исключительно алиментным соглашением супругов (бывших супругов) в соответствии со ст. 89 и 90 СК РФ.

Лица, состоящие (состоявшие) в незарегистрированном сожительстве не имеют права на алименты ни по семейному, ни по гражданскому законодательству (подобные отношения не подлежат правовому регулированию), и в этом случае в гражданском соглашении о содержании можно применить семейно-правовые нормы об алиментных соглашениях в порядке аналогии закона, так как аналогия между институтами одной отрасли или отрасли и подотрасли права всегда возможна. С другой стороны, необходимо помнить о положениях п. 2 ст. 1 Ск РФ — признается брак, заключенный только в органах записи гражданского состояния. Под супругами как в семейном, так и в гражданском законодательстве понимаются лишь лица, заключившие (зарегистрировавшие) такой брак, поэтому суду в подобных случаях надлежит руководствоваться скорее буквой закона, нежели аналогией.

АЛИМЕНТНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ

Проведенный анализ соглашения об уплате алиментов, позволяет сделать следующие выводы. Соглашениям об уплате алиментов посвящена глава 16 СК РФ, но, не смотря на это легальное определение такого соглашения, отсутствует. В СК РФ отсутствуют статьи, посвященные содержанию алиментного соглашения, при этом имеется необходимость разобраться, какие условия соглашения являются существенными. Систематическое толкование статей Ск РФ позволяет сделать вывод о том, что существенным условием соглашения является способ уплаты алиментов, который определяется сторонами, можно предусмотреть несколько способов уплаты, такой вариант может быть удобен, и востребован при алиментировании.

Содержание соглашения об уплате алиментов напоминает некоторые предусмотренные гражданским законодательством договоры, которые предусматривают длительные, а иногда и пожизненные или бессрочные платежи в пользу граждан (например, договор ренты, пожизненного содержания с иждивением и т.п.) Также представляется, что добровольное возложение на себя обязанности ни в коем случае не будет являться алиментным соглашением, а будет являться гражданско-правовой сделкой. СК РФ, помимо заключения соглашения об уплате алиментов, предусматривает также возможность включения пункта о выделении денежного содержания одному из супругов в брачный договор.

Анализируя вышесказанное, можно говорить об ограниченном круге субъектов алиментного соглашения, с одной стороны лица, субъекты алиментных отношений приобретают субъективное право на содержание и как следствие обладают правомочием по суду требовать предоставления алиментов, а с другой — лица, которые несут соответствующую правовую обязанность.

Следует заметить, что при наличии между сторонами нотариально заверенного соглашения об уплате алиментов, получатель алиментов не может подать иск о взыскании алиментов.

В этом случае он может: а) подать иск о признании соглашения недействительным; б) подать иск о расторжении (изменении) соглашения об уплате алиментов).

Плательщик алиментов также может подать иск о признании соглашения недействительным и взыскании полученных сумм алиментов с получателя, в случае, если соглашение об уплате алиментов заключено с ответчиком под влиянием обмана (вариант: угроз, насилия) со стороны ответчика.

Таким образом, можно сформулировать следующие выводы относительно алиментного соглашения — оно: 1) имеет силу исполнительного листа, может быть предъявлено непосредственно к исполнению службой судебных приставов; 2) носит признаки как гражданско-правовой сделки, так и особой сделки семейного права; 3) может наделить алиментными правами и обязанностями как лиц, указанных в законе в качестве плательщиков (получателей) так и иных лиц.

1. Борисов Б.А. Комментарии к Семейному кодексу. М.: Информационно — издательский дом «Филинъ». 1998. С. 104-105.

2. Гришин И.П., Гришина И.И. Семейное право: Вопросы и ответы. — 2-е зд. — М.: ИД Юриспруденция, 2003. С.86.

Шиловская А.Л. Незнамова А.А. Кулешов Г.Н.

3. Домашняя юридическая энциклопедия. Обратитесь к адвокату. — М.: Олимп; ООО «Издательство АСТ — ЛТД», 1998. С.503.

4. Ленковская Р.Р., Владимирова О.В. Порядок и правила совершения нотариальных действий в РФ В сборнике: Актуальные проблемы российского законодательства. Сборник статей. Сборник статей. МОСКВА, 2011. С. 96104.

5. Ленковская Р.Р. Правовое регулирование нотариальной деятельности в Российской Федерации В сборнике: Образование-Экономика-Право: процессы трансформации и критерии эффективности. // Материалы VII Международной научной конференции. Ответственные редакторы В.Е. Бочков, Ю.С. Руденко, А.В. Семенов. 2011. С. 168-172.

6. Муратова С.А. Семейное право: учебник — Изд-во: Юнити-Дана, 2010. С.375

7. Незнамова А.А. Практика разрешения имущественных споров, связанных с нарушением прав детей // Актуальные проблемы российского законодательства. 2014. С. 94-101.

8. Шиловская А.Л., Золотарева А.Е. К вопросу об обязанности родителя, проживающего отдельно, нести дополнительные расходы на содержание несовершеннолетнего ребенка // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2016. № 1. С. 180-182.

9. Шиловская А.Л. Повышение эффективности осуществления родительских прав и обязанностей с помощью соглашения об уплате алиментов // Исполнительное право. 2015. № 2. С. 25-30.

10. Шиловская А.Л. Повышение эффективности гражданского и уголовного процесса с помощью медиации. // Юридический мир. № 10, 2013 г. С. 47-50.

на статью «Алиментные соглашения супругов и бывших супругов: порядок заключения и исполнения» доцента кафедры гражданско-правовых дисциплин РГСУ Шилов-ской Анны Леонидовны, старшего преподавателя кафедры гражданско-правовых дисциплин РГСУ Незнамовой Аллы Андреевны, доцента кафедры гражданско-правовых дисциплин РГСУ Кулешова Георгия Николаевича

Рецензируемая статья представляется актуальной в современный период развития семейного права, так как проблематика договорного регулирования различного рода семейных имущественных отношений объективно нуждается в развитии.

Авторы статьи анализируют правовое регулирование порядка заключения и исполнения алиментных соглашений супругов и бывших супругов, и в частности, правовое регулирование алиментного соглашения.

Можно согласиться с авторами в том, что алиментное соглашение носит признаки как гражданско-правовой сделки, так и особой сделки семейного права и может наделить алиментными правами и обязанностями как лиц, указанных в законе в качестве плательщиков (получателей) так и иных лиц.

Читайте так же:  Как вернуть товар в магазин IKEA. Возврат мебели в икеа

В целом, статья Шиловской А.Л., Незнамовой А.А., Кулешова Г.Н. отражает современные подходы к рассмотрению и анализу проблем, возникающих в области гражданского судопроизводства.

Статья рекомендуется для публикации в открытой печати и ранее не использовалась.

Алименты в банкротстве: поиск баланса интересов

Статья написана в соавторстве с Александрой Дубовой.

Алименты в банкротстве – тема свежая. Сейчас мы наблюдаем, как подходы, которые складывались в суде общей юрисдикции по взысканию алиментов, адаптируются в делах о несостоятельности. Но есть сферы семейного права, по-новому заигравшие в призме банкротного законодательства. Вопросы соразмерности начисляемых алиментов, а также неустоек по ним обсуждаются во многих процессах о банкротстве граждан. За последнее время в практике назрел вопрос о поиске баланса между интересами кредиторов и детей гражданина-банкрота. На проблему уже неоднократно обращал внимание Верховный Суд РФ.

Согласно статистическим данным Федресурса за весь период 2017 года суды приняли 29 876 решений о признании граждан банкротами. Лидером, конечно, является Москва, где несостоятельными за 2017 год стали 2473 гражданина. При пересчете же банкротов на количество населения на 1 месте стоит Вологодская область с показателем 120 банкротов на 100 тысяч населения.

Переходя к сути темы, хотелось бы начать с порядка подачи заявления о выплате алиментов в деле о банкротстве.

Заявление о включении требования по алиментам может быть подано в арбитражный суд в двухмесячный срок с даты опубликования сообщения о признании обоснованным заявления о признании должника банкротом (п. 2 ст. 213.8 Закона о банкротстве). Такой срок может быть восстановлен по уважительной причине. В случае введения процедуры реализации имущества у супруги(га) должника есть ещё два месяца на включение в реестр (п. 4 ст. 213.24 Закона о банкротстве).

Заявление рассматривается по общим правилам проверки обоснованности заявления о включении в реестр требований кредиторов (ст. 71 Закона о банкротстве, п. 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Требование об уплате алиментов включается в первую очередь реестра (п. 3 ст. 213.27 Закона о банкротстве). Требования по алиментам, возникшие после введения процедуры реструктуризации, являются текущими. Выплаты по ним происходят до удовлетворения требований реестровых кредиторов, в т.ч. алиментных (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.12.2016 N Ф07-11521/2016 по делу N А21-7733/2015; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2019 N 09АП-22488/2019 по делу N А40-54653/17).

По общему правилу алименты за прошедший период могут быть взысканы в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд (абз. 2 п. 2 ст. 107 СК РФ). Однако если у кредитора есть на руках нотариальное соглашение об уплате алиментов или исполнительный лист о взыскании алиментов взыскание алиментов происходит за весь период (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.04.2019 N Ф05-13364/2017 по делу N А40-61240/2016).

Если должник работает, алименты взыскиваются в денежной форме в зависимости от заработка. Если нет, из размера средней заработной платы в Российской Федерации на момент взыскания задолженности (п. 4 ст. 113 СК РФ, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2017 N 18АП-4853/2017 по делу N А76-20008/2016).

Поиск баланса интересов в судебной практике.

Впервые Верховный суд РФ обратил на проблему внимание в определении СКГД Верховного Суда РФ от 27 октября 2017 года № 310-ЭС17-9405(1,2). Из определения следует, что финансовый управляющий обратился с заявлением о признании недействительным соглашения об уплате алиментов на содержание ребенка.

По истории дела должник по нотариальному соглашению обязался выплачивать алименты на содержание детей в размере 90 % от суммы ежемесячной заработной платы. Первая и апелляционная инстанции не нашли в действиях сторон соглашения злоупотребления правом и намерения причинить вред кредиторам.

Арбитражный суд Центрального округа отменил судебные акты первой и апелляционной инстанции и специально отметил, что спорное соглашение заключено с целью воспрепятствования обращению взыскания на доходы должника, так как оставшимися после выплаты алиментов 10 % от заработной платы невозможно в какой-либо мере погасить требования кредиторов.

Далее дело попало в Верховный Суд РФ, который отменил постановление АС Центрального округа. По мнению высшей инстанции, интересы детей важнее чем интересы остальных кредиторов Интересы детей должны быть всегда в приоритете. Ухудшение положения остальных кредиторов соглашением об уплате алиментов не повод для признания его недействительным.

Верховный Суд посчитал, что явного завышения алиментов нет и выплаты в 90 % от заработка это необходимые денежные обязательства, которые нужны для поддержания достойного уровня жизни трех детей, удовлетворяя их разумные потребности в материальном обеспечении.

На вопрос о том, а где граница явного завышения алиментов, Верховный суд РФ не ответил. Данное дело стало прецедентным. В справочно-правовых системах уже можно найти с десяток судебных актов со ссылкой на определение ВС РФ (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.12.2017 № Ф04-5437/2017 по делу № А67-2456/2017; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.12.2017 № Ф04-5455/2017 по делу № А27-182/2017; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.02.2019 № Ф05-3484/2017 по делу № А41-103866/15; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.11.2017 № Ф05-19628/2016 по делу № А40-184304/2015 и т.д.)

В отсутствие четкой позиции нижестоящие суды пытались самостоятельно найти признаки злоупотребления правом. Суды нередко сталкиваются с ситуацией, когда прикрываясь благородной целью – защитой интересов детей, их родители пытались вывести из под взыскания весь свой доход и имущество.

В деле № А27-27034/2016 в реестр должника заявлено требование в размере 50 000 000 руб. на уплату алиментов. В рамках дела о банкротстве финансовый управляющий обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным соглашения об уплате алиментов в сумме 49 957 539,5 руб., оставшуюся сумму признать обоснованной для уплаты в пользу ребенка.

Исследовав всю совокупность доказательств, суд пришел к выводу о явной несоразмерности суммы в 50 000 000 руб. на содержание ребенка, в связи с чем, оспариваемое соглашение подлежит признанию недействительным в сумме 49 500 000 руб., поскольку совершено в пределах года до возбуждения дела о банкротстве, т.е. в период подозрительности.

В части 500 000 рублей отказал в удовлетворении финансового управляющего во избежание нарушений прав несовершеннолетнего ребенка должника, который в силу своего возраста не мог и не должен был осознавать финансовое положение своего отца, являющегося должником по делу о банкротстве.

Суд отметил, что ребенок должника нуждается в особом уходе, что подтверждается в деле соответствующими медицинскими документами. Для поддержания здоровья ребенка и его нормальной жизнедеятельности суд снизил сумму алиментов до 500 000 рублей (сумма за 9 месяцев) из расчета 55 500 рублей ежемесячно. В апелляции решение устояло.

Что касается рядовых банкротств, без шестизначных цифр по алиментам, можно отметить тенденцию по максимальному исключению из конкурсной массы доходов должника на содержание детей. Суды со ссылкой на определение СКГД Верховного Суда РФ от 27 октября 2017 года № 310-ЭС17-9405(1,2) устанавливают размер алиментов фактически равный заработку должника, тем самым, исключая возможность обращения взыскания на доходы должника.

В деле № А67-2456/2017 финансовый управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об исключении из конкурсной массы должника денежных средств в размере прожиточного минимума для проживания должника-банкрота, а также на троих несовершеннолетних детей.

Согласно справкам 2-НДФЛ от августа 2017 г. среднемесячный доход самого должника составил 21 334 руб., а супруги должника – 11 085 руб.

Величина прожиточного минимума в Томской области во втором квартале 2017 года для трудоспособного населения составляла 11 539 рублей в месяц, а для детей – 11 251 руб. в месяц.

Принимая во внимание, что оба родителя должны содержать детей в равном объеме, независимо от величины их доходов, Арбитражный суд Томской области пришел к выводу, что на содержание несовершеннолетних детей, находящихся на иждивении у должника, из конкурсной массы подлежит исключению денежная сумма в размере по 1/2 прожиточного минимума на каждого несовершеннолетнего ребенка – всего 16876,5 руб., исходя из расчета по 5 625,5 руб. за каждого ребенка в месяц, а не в полном объеме, как заявлял финансовый управляющий.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда решение первой инстанции отменено. Апелляция пересчитала размер алиментов исходя из 11 251 руб. на ребёнка. Суд посчитал, что на каждого ребёнка алименты необходимо рассчитывать в полном объёме от прожиточного минимума.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа поддержал вынесенное постановление апелляцией, применяя ссылку на определение СКГД Верховного Суда РФ от 27 октября 2017 года № 310-ЭС17-9405(1,2) с соответствующими формулировками о невозможности противопоставления интересов ребенка с интересами кредиторов.

В итоге весь доход должника исключается из конкурсной массы, т.к. размер алиментов и размер собственного содержания выше чем доход должника (21 334 руб. против 45 292 руб.).

Уточнение позиции

Следующим шагом на пути поиска критериев разумности выплачиваемых алиментов стало Определение Верховного Суда Российской Федерации от 2 августа 2019 года по делу № 305-ЭС18-1570, в котором коллегия уточнила Определение № 310-ЭС17-9405(1,2).

В рамках дела № А40-184304/2015 в Арбитражный суд города Москвы обратилась бывшая супруга должника с заявлением о включении в реестр требований кредиторов 32 000 000 руб. основного долга по соглашению об уплате алиментов (ежемесячные выплаты на двух детей в размере 4 000 000 на каждого). Конкурсный кредитор в лице банка обратился с заявлением о признании соглашения недействительной сделкой, ссылаясь на статьи 10, 168 Гражданского кодекса РФ.

Суд первой инстанции признал данное соглашение обоснованным, и включил данное требование в первую очередь, апелляционная и кассационная инстанции поддержали его.

В связи с этим банк обратился в Верховный Суд Российской Федерации, который отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил данное дело на новое рассмотрение.

В Определении по делу № 305-ЭС18-1570 Верховный Суд РФ говорит, что в ситуации несостоятельности обязанного к уплате алиментов лица существенное превышение размера алиментов относительно доли от дохода, которая подлежала бы уплате по закону, может вызывать у кредиторов должника обоснованные претензии, поскольку от объема первоочередных платежей зависит удовлетворение их требований в процедуре банкротства.

При разрешении такого рода споров судам необходимо обеспечить баланс интересов с одной стороны — несовершеннолетнего в получении содержания, который должен обеспечиваться независимо от несостоятельности плательщика алиментов, с другой – кредиторов, заключающийся в недопущении недобросовестного увеличения кредиторской задолженности. Сохранение ребенку прежнего уровня его материального обеспечения, существенно превышающего установленные законом нормы, не может быть реализовано за счет кредиторов. Иной подход посягает на основы правопорядка и стабильность гражданского оборота.

Для признания сделки об уплате алиментов в качестве недействительной необходимо установить, что согласованный супругами размер алиментов носит явно завышенный и чрезмерный характер, что причиняет вред кредиторам должника. При этом следует исходить из абсолютной величины денежных средств, выделенных ребенку и уровня доходов плательщика алиментов. Превышение размером алиментов разумных достаточных потребностей ребенка в материальном содержании влечет признание соглашения недействительным в части такого превышения, но в любом случае с сохранением в силе соглашения в той части, которая была бы взыскана при установлении алиментов в судебном порядке.

Таким образом, критерий, сформулированный Верховным судом РФ, заключается в установлении достаточных потребностей ребенка в материальном содержании. Нижний предел достаточности равен региональному МРОТ, а верхний — зависит от многих факторов: болен или здоров ребёнок, нужен ли за ним специальный уход и т.п. Но в определении содержится ясная идея о том, что защитой детей нельзя прикрывать незаконные действия родителей.

Неустойка за просрочку в выплате алиментов.

А) В какую очередь включать?

По поводу включения неустойки в реестр требований кредиторов в судебной практике стал возникать вопрос, в какую очередь включать такое требование. В первую, как и основное, или в третью, подлежащую удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. В целом суды сразу справились с этой задачей и стали включать неустойку в третью очередь.

Читайте так же:  Статья 228 УК РФ: поправки и изменения в 2019 году. Удо по ст 228 ч 2

Так в рамках дела о банкротстве № А27-19200/2015 бывшая супруга должника выступила с заявлением о включении в первую очередь реестра требований неустойки в размере 35 710 437, 43 руб., ссылаясь на статью 213.27 Закона о банкротстве.

Согласно материалам дела, решением районного суда с должника в пользу кредитора взысканы алименты на содержание двух детей в твердой денежной сумме, соответствующей 600 МРОТ на каждого ребенка начиная с 26 февраля 2008 года по день их совершеннолетия.

Арбитражный суд Кемеровской области указал, что неустойка является специальной мерой имущественной ответственности, которая применяется при образовании задолженности по алиментам. В связи с неурегулированием в ст. 213.27 Закона о банкротстве вопроса о возможности либо необходимости включения неустойки за неуплату алиментов в первую очередь реестра требований кредиторов должника, суд руководствуясь общей нормой п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве об очередности удовлетворения требований по взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, включил неустойку в третью очередь реестра требований кредиторов должника. При этом он исходил из того, что неустойка, предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ, является мерой ответственности, которая применяется при образовании задолженности по алиментам, а не компенсацией либо капитализацией неполученных алиментов.

В Части взыскания неустойки интересно еще одно дело №А50-22705/2015, в котором бывшая супруга в качестве кредитора заявила требования о включении в реестр кредиторов должника 9 549 021,26 руб., в том числе: 1 601 261,33 руб. основной долг по уплате алиментов, 7 947 759,93 руб. неустойка.

Сумму основного долга суд включил в первую очередь реестра требований в полном объеме.

Б) Подлежит ли неустойка снижению?

Долгое время в судебной практике встречался подход о невозможности снижения неустойки по алиментам на основании ст. 333 ГК РФ. Этот подход был закреплен в Обзоре судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.05.2015.

Он гласил, что уменьшение неустойки положениями статьи 115 СК РФ не предусмотрено. Впоследствии данный подход был изменен в Постановлении Конституционного Суда РФ от 06.10.2017 N 23-П, который разрешил применение ст. 333 ГК РФ для снижения неустойки.

Следует отметить, что до сих пор встречаются суды, которые отказываются снижать неустойку по алиментам (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 18.04.2019 N Ф03-1256/2019 по делу N А73-8093/2017). Но это дело скорее исключение.

Всё же практика идет по пути снижения неустоек. В деле № А50-22705/2015 бывшая супруга в качестве кредитора заявила требования о включении в реестр кредиторов должника 9 549 021,26 руб., в том числе: 1 601 261,33 руб. основной долг по уплате алиментов, 7 947 759,93 руб. неустойки.

Суд посчитал, что такая сумма является завышенной и снизил неустойку в два раза. Самое интересное, что суд первой инстанции включил неустойку в первую очередь реестра требований кредиторов. Семнадцатый апелляционный суд поправил коллег из первой инстанции и включил требование по неустойке в третью очередь. Первая кассация оставила постановление апелляции в силе. Определением Верховного Суда РФ № 309-ЭС16-15803 (2) в передаче кассационной жалобы на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда и постановление Арбитражного суда Уральского округа для рассмотрения отказано.

ВС: Алименты в 8 млн руб. в месяц имеют явно завышенный характер

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в своем Определении № 305-ЭС18-1570 по делу № А40-184304/2015 указала, что выплата алиментов, существенно превышающих установленные законом лимиты, не может производиться за счет кредиторов.

В апреле 2015 г. Александра и Александр Мамедовы заключили соглашение об уплате отцом ежемесячных алиментов на содержание по 4 млн руб. каждому из двоих сыновей. Александр уплатил детям 8 млн руб. за один месяц, после чего выплаты прекратил.

В октябре 2015 г. в отношении Александра Мамедова банком было инициировано дело о банкротстве. В январе 2016 г. Александра Мамедова в рамках дела о банкротстве супруга обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов 32 млн руб. задолженности по алиментному соглашению.

Альфа-Банк как конкурсный кредитор просил признать алиментное соглашение недействительной сделкой по ст. 10, 168 ГК РФ. Банк ссылался на недобросовестное поведение должника и направленность сделки на искусственное увеличение кредиторской задолженности, указывал на несоответствие размера алиментов принципу разумности. Однако первая инстанция признала требование Александры Мамедовой обоснованным, включила его в первую очередь реестра. Апелляция и кассация оставили решение в силе.

Суды ссылались на недоказанность злоупотребления сторонами сделки и платежеспособность должника по выплате алиментов, которая подтверждалась декларациями о доходах, справками об обмене валюты, договорами купли-продажи недвижимости и долей в обществах.

Не согласившись с решениями, банк подал кассационную жалобу в Верховный Суд со ссылкой на существенные нарушения норм права.

Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, упоминая ст. 81 СК РФ, указала, что при несостоятельности плательщика алиментов существенное превышение их размера относительно доли от дохода, уплачиваемой по закону, может вызывать у кредиторов должника обоснованные претензии, поскольку от объема первоочередных платежей зависит удовлетворение их требований в процедуре банкротства.

ВС пояснил, что при разрешении таких споров суды должны обеспечить баланс интересов несовершеннолетнего ребенка и кредиторов, заключающийся в недопущении недобросовестного увеличения кредиторской задолженности. Сохранение ребенку прежнего уровня его материального обеспечения, существенно превышающего установленные законом нормы, не может происходить за счет кредиторов. Иной подход, по мнению ВС, посягал бы на основы правопорядка и стабильность гражданского оборота.

Верховный Суд указал, что для признания сделки об уплате алиментов недействительной необходимо установить, что согласованный супругами размер алиментов носит явно завышенный и чрезмерный характер, причиняя вред кредиторам должника. При этом следует исходить из абсолютной величины денежных средств, выделенных ребенку, и уровня доходов плательщика алиментов.

ВС также отметил, что нижестоящие суды не проверили доводы банка о том, что на дату заключения соглашения должник отвечал признакам неплатежеспособности. Так, он имел значительную просроченную задолженность перед иными кредиторами, в том числе перед бывшей супругой Людмилой Горловой по соглашению об уплате алиментов от 2005 г.; в отношении него возбуждены исполнительные производства, арестовано принадлежащее ему имущество.

Кроме того, ВС РФ выявил, что нижестоящие инстанции фактически устранились от установления реального уровня дохода должника, подтвердив его финансовую состоятельность документами от 2002–2003 гг., которые не свидетельствуют о его платежеспособности на момент заключения спорной сделки в 2015 г.

В результате обособленный спор возвращен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Юрист АБ «Линия права» Вячеслав Калабин отметил, что исследуемое определение повторяет ранее сформированные выводы ВС РФ. Во-первых, об обязательности обеспечения баланса интересов несовершеннолетнего и кредиторов. Во-вторых, о доказывании заявителем явно завышенного и чрезмерного характера размера алиментов для признания соглашения недействительным. В-третьих, о необходимости при определении разумности или чрезмерности размера алиментных платежей, установленных оспариваемым соглашением, исходить из абсолютной величины денежных средств, выделенных ребенку, и уровня доходов плательщика алиментов.

«Ориентир на абсолютную величину денежных средств, т.е. на конкретную сумму в рублевом эквиваленте, а не на процентное соотношение от доходов плательщика позволяет определить: не превышает ли размер алиментных платежей уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина. Если превышает, то, вероятно, это свидетельствует о злоупотреблении со стороны лиц, заключивших соглашение», – отметил Вячеслав Калабин. Определение ВС, по его мнению, является важным в силу того, что Верховный Суд напоминает об обязательности оценки реального уровня дохода должника, иначе решение нельзя считать объективным, а баланс интересов – соблюденным.

Партнер, руководитель Новосибирского офиса Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Анна Шумская согласилась с позицией ВС РФ, отметив, что она повторяет принципы, ранее озвученные в Определении № 310-ЭС17-9405 (1, 2) от 27 октября 2017 г., о котором ранее писала «АГ».

Эксперт отметила, что в рассматриваемом деле «границы разумности, о которых говорил еще КС РФ в своем Постановлении от 14 мая 2012 г. № 11-П, полностью деформированы и утрачены, поскольку размер ежемесячных алиментных обязательств, исчисляемых миллионами рублей, выходит за эти рамки».

По мнению Анны Шумской, оценка разумности размера алиментов, согласованных бывшими супругами, есть понятие субъективное, и в любом случае лучше отталкиваться от действительных нужд ребенка и необходимости сохранения привычного ему уровня жизни. «Однако представить себе уровень жизни ребенка, которому для удовлетворения его нужд ежемесячно требуется 4 млн руб. (поскольку оба родителя должны прилагать равные усилия для его содержания), представить сложно», – заключила она.

Адвокат АП г. Москвы, медиатор Виктория Дергунова отметила, что споры, когда интересам кредиторов по возврату долга противопоставляются интересы детей по алиментному соглашению, все чаще становятся предметом рассмотрения высших инстанций.

Она также сослалась на упомянутое Определение от 27 октября 2017 г., в котором суд подчеркнул, что долг перед детьми важнее, чем долг перед другими кредиторами, нарушение интересов которых не должно быть основанием для признания алиментного соглашения недействительным. Исключением является случай, когда размер выплат превышает «разумные потребности» детей. По мнению адвоката, именно таким исключением стало настоящее дело, «в котором Верховный Суд предпринял попытку установить баланс между двумя правовыми категориями: правом ребенка на необходимый уровень жизни и правом кредитора получить надлежащее исполнение».

Как указала Виктория Дергунова, настоящее дело отличают два значимых для его разрешения обстоятельства: момент заключения алиментного соглашения – оно было подписано после появления признаков неплатежеспособности должника, а также размер алиментов, который был явно завышен и превышал «разумно достаточные» потребности ребенка. Именно эти два обстоятельства позволили ВС оценить алиментное соглашение фактически как мнимое, заключенное в целях создания искусственной кредиторской задолженности.

Виктория Дергунова отметила, что «при соблюдении определенных условий (момент заключения, размер алиментов, соответствие требованиям исполнимости) алиментное соглашение является эффективным инструментом защиты семейных активов в банкротных спорах, особенно с учетом того, что помимо выплаты алиментов в счет содержания ребенка получателю алиментов (т.е. супруге) по алиментному соглашению может передаваться движимое и недвижимое имущество».

Специализирующаяся на семейных делах адвокат «Инфралекс» Ирина Зимина отметила, что в данном деле Верховный Суд впервые отходит от приоритета интересов ребенка и становится на сторону кредиторов, по-прежнему ссылаясь на необходимость соблюдения баланса интересов детей и кредиторов. По ее мнению, таким образом ВС РФ старается пресечь попытки недобросовестных должников вывести имущество из конкурсной массы, заключая фиктивные соглашения со своими бывшими женами, устанавливая алименты, размер которых зачастую в сотни раз превышает размер ежемесячного прожиточного минимума, установленный в том или ином регионе РФ для несовершеннолетних детей.

Руководитель практики банкротства «Инфралекс» Станислав Петров добавил к этому, что хотя напрямую в определении не говорится об изменении порядка доказывания в делах о банкротстве граждан, именно это лежит в основе позиции Суда: «Если раньше бремя доказывания в делах о признании недействительным соглашения об алиментах полностью лежало на заявителе, то теперь эта обязанность возлагается и на плечи суда».

Как отметил эксперт, суд должен самостоятельно оценить обстоятельства, при которых заключено соглашение. И если суд придет к выводу о том, что при таких обстоятельствах размер алиментов превышает «разумные» пределы, то поведение должника расценивается как недобросовестное. «Если раньше установление размера дохода должника требовалось только как один из элементов позиции по доказыванию завышенного размера алиментов, теперь же суд обязан определять размер дохода должника при рассмотрении заявлений о включении требований на основе соглашения об алиментах», – заключил Станислав Петров.

admin