Принуждение к заключению договора. Договор заключен на невыгодных условиях

Содержание:

Принуждение к заключению договора

Главный принцип нормального функционирования экономического пространства в обществе заключается в свободе его субъектов.

Граждане, предприниматели и корпорации самостоятельно определяют необходимость вступления в те или иные отношения. Никто другой не вправе им навязывать свою волю. Свобода договора свято чтится Гражданским Кодексом РФ и защищается Уголовным Кодексом РФ.

Понуждение к заключению договора (ст. 179 УК РФ) гарантирует наступление уголовной ответственности в отношении тех субъектов, которые в силу определенных мотивов заставляли другое лицо заключить сделку или отказаться от ее заключения.

Что такое понуждение к заключению договора, и в чем его отличие от смежных видов преступлений, поговорим далее.

Принципы свободы договора по ГК РФ

Провозглашение свободы заключаемой сделки содержится, как в ст. 1 ГК РФ, так и фигурирует на протяжении всех норм кодекса, регулирующих вопросы обоснованности и порядка заключения договоров, оснований признания их недействительными.

Принципы свободы договора в гражданских правоотношениях представлены таким образом:

  • Безусловное право на заключение договора или отказ от этого действия;
  • Право на внесение изменений в условия договора в рамках дозволенных законом положений;
  • Свобода в выборе контрагентов;
  • Равенство сторон договора на протяжении всех этапов сотрудничества.
  • Однако, существуют ситуации, когда право заключения договора при определенных обстоятельствах становится обязанностью. Такие ограничения преследует целью не предоставление привилегий одной из сторон сделки, а безопасность общества и защиту экономики.

    В установленных законом случаях уклонение от заключения договора чревато понуждением к этому действию в судебном порядке или возмещением второй стороне убытков.

    Заключение договора является обязанностью одной из сторон в определенных ситуациях:

  • На основании предварительного соглашения;
  • При заключении публичного договора;
  • Для организаций-монополистов, производящих отдельные виды продукции;
  • Заключение сделки с победителем торгов.
  • Особенности преступления

    Ст. 179 УК РФ распространяется на дееспособных граждан и хозяйствующих субъектов, обладающих равными объемами прав в рамках экономического партнерства.

    За исключением тех случаев, что были рассмотрены ранее, все остальные сделки должны заключаться на добровольной основе. Договоры, которые подписываются под давлением, незаконны.

    Сделки, заключенные под угрозами или с помощью насилия, могут быть признаны недействительными.

    Согласно ст. 179 УК РФ, преступление может происходить в двух формах:

  • Понуждение к заключению договора;
  • Понуждение к отказу от сделки.
  • Эти сделки могут быть заключены, как в бытовых отношениях, так и коммерческом партнерстве. Предметом сотрудничества могут являться любые вещи, обязательства, услуги.

    Суть содеянного преступления состоит в том, что понуждением виновная сторона заставляет потерпевшую совершать те действия, которые противоречат ее экономических интересам.

    В результате этого потерпевший теряет прибыль, обрекает себя на невыгодные условия сотрудничества.

    Какими способами происходит принуждение?

    По УК РФ принуждение к заключению договора не должно быть связано с вымогательством и может осуществляться одним из ниже представленных способов:

    • Угроза применения насилия – могут носить любой характер вплоть до угроз лишения жизни, причем, как в отношении потерпевшего, так и в отношении его родных и близких.
    • Угроза повреждения или уничтожения имущества – все, что представляет для потерпевшего ценность, может быть определено в качестве имущества, в отношении которого поступали угрозы.
    • Угроза распространения сведений, касающихся потерпевшего или его близких – оглашение, как ложных и заведомо недостоверных сведений, так и тех, что в реальности существуют, но потерпевший не желает их разглашения.
    • Угрозы могут быть осуществлены в письменной и устной форме, поступать анонимно или через третьих лиц.

      Для наступления уголовной ответственности по ст. 179 УК РФ необходимо, чтобы поступающие угрозы были реальны.

      В чем состав преступления?

      Преступное деяние по ст. 179 УК РФ считается оконченным даже тогда, когда потерпевший не совершил тех действий, которые от него требовались виновником содеянного. Для квалификации важен лишь факт принуждения с наличием конкретной угрозы.

      Если при этом имели место корыстные цели и потенциальная выгода, то действия будут подпадать под нормы ст. 163 УК РФ «Вымогательство».

      Формальный состав преступления выглядит следующим образом:

    • Быть признанным виновным за содеянное может быть только вменяемое лицо в возрасте старше 16 лет.
    • Субъективной стороной выступает прямой преступный умысел. Виновное лицо в полной мере осознает противоправность своих действий и возможные общественно опасные последствия.
    • Объектом преступления является общественная экономическая безопасность. При посягательстве не нее субъекты гражданских правоотношений ограничены в свободе сотрудничества и договоренности. Дополнительными объектами содеянного могут быть имущественные права, жизнь и свобода граждан.
    • Объективная сторона – характеризуется осуществлением принуждения к заключению договора с использованием конкретных методов оказания давления на потерпевшего. Будут учитываться способы угроз, шантаж, нанесение вреда здоровью, орудия преступления.
    • Наказание за принуждение к заключению договора

      Что ждет злоумышленника, который посягнул на ограничение договорной свободы, зависит от обстоятельств дела. Ст. 179 УК РФ описаны несколько квалифицирующих признаков, отягчающих размер вреда преступного деяния.

      Обычное неквалифицированное преступление наказывается:

    • Штрафом до 300 тысяч рублей;
    • Штрафом в размере дохода осужденного до 2 лет;
    • Ограничением свободы до 2 лет;
    • Принудительными работами до 2 лет;
    • Арестом до 6 месяцев;
    • Лишением свободы до 2 лет.
    • Дополнительным наказанием к лишению свободы может применяться штрафная санкция в размере до 80 тысяч рублей.

      После обновлений статьи в ней осталось лишь два квалифицирующих признака преступления:

    • Совершение насилия;
    • Совершение преступления организованной группой лиц.
    • При принуждении к заключению договора организованной преступной группировкой или с применением насилия размер максимальной ответственности составляет 10 лет тюрьмы.

      В качестве насилия может учитываться совершение побоев, истязаний и умышленного причинения вреда здоровью потерпевшего различной степени тяжести.

      Отличие принуждения к совершению сделки от вымогательства

      Различие двух данных видов преступлений лежит, прежде всего, в предмете содеянного.

      Предметом понуждения выступают интересы хозяйствующих субъектов, а предметом вымогательства – различные виды имущества и прав имущественного характера.

      Вымогать могут деньги, ценные вещи, финансовые инструменты, имущество.

      Кроме того, отличительными признаками двух преступлений являются:

    • При принуждении к заключению договора определенный набор прав и обязанностей получает не только злоумышленник, но и потерпевший. Другое дело, что потерпевший подписывает обычно себе кабальные условия. При вымогательстве выгоду получает только вымогатель, вторая сторона не получает ровным счетом ничего.
    • Максимальный срок лишения свободы для принудительного заключения сделки равен 10 годам, для вымогательства – 15 годам.
    • Сделка, заключенная с принуждением, может признаваться недействительной. Соглашение, которое оформляет отношения, возникшие при применении вымогательства, судом провозглашается мнимой. Мнимая сделка – это соглашение, которого по умолчанию нет. Недействительная сделка – это реальная сделка, но признанная не имеющей юридической силы.
    • При назначении размера наказания за вымогательство учитывается размер причиненного ущерба, при принуждении к соглашению – не учитывается.
    • Фактически при совершении деяния по ст. 179 УК РФ сама собственность для нарушителя не имеет значения.

      Судебная практика на 2019 год

      Количество преступлений о принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения по ст. 179 УК РФ без применения отягчающих обстоятельств ничтожно мало.

      Обычно, такие деяния осуществляются либо преступной группировкой, специализирующейся на таких преступлениях, либо с применением насилия.

      Основная проблема судебной практики состоит именно в разграничении деяний принуждения к заключению сделки и вымогательства. Все приговоры, при которых судьи первых инстанций квалифицируют содеянное по обеим статьям, отменяются вышестоящими инстанциями.

      В деле может присутствовать либо вымогательство, либо принуждение к заключению договора. Эти действия являются взаимоисключающими.

      Рассмотрим пример из судебной практики. Кировский суд Владимирской области вынес приговор в отношении граждан Иванова и Петрова по ст. 179 УК РФ и ст. 163 УК РФ за то, что они требовали от гражданки Сергеевой совершить обмен ее дорогостоящей квартиры на другую, стоящую во много раза дешевле.

      Для этого они несколько раз на глазах гражданки Сергеевой избивали ее сына, угрожали ему смертью. Сергеева, опасаясь расправы над сыном, согласилась на предложенное и переехала в квартиру за 1,5 миллиона рублей.

      Позже злоумышленниками ее собственная квартира была продана за 36 миллионов рублей, которые злоумышленники поделили между собой.

      Вышестоящий суд указал, что данное преступление является вымогательством, и не может дополнительно квалифицироваться как принуждение к заключению договора.

      Исковое заявление о понуждении к заключению сделки

      В той ситуации, когда вторая сторона обязана заключить соглашение, но пытается уклониться от этого, возможно применение мер принудительного характера.

      ГК РФ предусмотрено несколько их видов:

      • Подача иска о компенсации убытков;
      • Обращение с иском о разрешении противоречий;
      • Подача иска о понуждении к заключению договора.
      • Обращаться с иском в суд о понуждении можно только в том случае, когда ответчик в течение 30 дней не ответил на отправленную оферту истца.

        Если же оферта отклонена ответчиком или имеет место протокол разногласий по соглашению, судом будет отказано в принятии заявления по этому основанию.

        Обязательным условием для обращения в суд является тот факт, что у истца возникают убытки при уклонении второй стороны от заключения соглашения.

        Соглашение будет считаться заключенным тогда, когда принятое судом решение по заявлению вступит в законную силу – через месяц.

        Гражданские правоотношения должны осуществляться в рамках действующих правовых норм. Для наступления уголовной ответственности не всегда нужно убивать человека или похищать имущество.

        Иногда для этого просто достаточно ограничивать своими противоправными действиями экономическую свободу других граждан.

        Видео: Понуждение к заключению договора лизинга

        Кто и с какими доказательствами: оспариваем сделки правильно

        Перефразируя классика, все действительные сделки похожи друг на друга, каждая недействительная сделка оспорима по-своему, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art De Lex Art de Lex Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство ? . Если стоит цель обжаловать соглашение, то надо не основания подгонять под эту задачу, а существующие обстоятельства под них, добавляет Алмаз Кучембаев, руководитель юрагентства Кучембаев и партнеры. И один из базовых вопросов этой темы заключается в том, кто имеет право на такое оспаривание. По общему правилу подобными полномочиями обладают стороны сделки.

        В 2013 году законодатель принципиально изменил подход к оспариванию сделок. С этого момента основанием для признания сделки недействительной являются не формальные моменты, а реальное нарушение оспариваемой сделкой прав истца. Для этого презумпция ничтожности сделок, не соответствующих закону (ст. 168 ГК), изменена на презумпцию их оспоримости. То есть сами по себе нарушения закона, допущенные при заключении сделки, не позволят считать ее недействительной. Истец должен доказать суду, какие реальные неблагоприятные последствия он получил от спорной сделки.

        Роман Речкин, старший партнер Интеллект-С INTELLECT Региональный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Арбитражное судопроизводство I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство Профайл компании ?

        Но при существующем регулировании этим лицам как раз и сложнее всего оспорить соглашение, говорит Айнур Ялилов, партнер Шаймарданов и партнеры Шаймарданов и Партнеры Региональный рейтинг II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство ? . По его словам, суды ориентируют контрагентов на сохранение обязательств со строгим исполнением, а не их аннулирование. Юрист добавляет, что помешает сторонам оспорить сделку и принцип эстоппеля. Он появился в российском гражданском законодательстве пять лет назад и защищает от недобросовестного поведения контрагента, основываясь на правиле «не противоречь сам себе». Так, сторона не может требовать признать договор ничтожным, если раньше она действовала так, будто считает его действительным.

        1. Определение надлежащего субъекта, имеющего право на оспаривание.

        2. Выбор правильного способа защиты права.

        3. Выявление и формирование доказательственной базы с учетом актуальной судебной практики в отношении выбранного способа защиты.

        4. Учет сроков исковой давности и специальных сроков на оспаривание.

        Источник: Артур Зурабян, руководитель практики в Art de Lex

        Из-за перечисленных обстоятельств гораздо легче обжаловать соглашение стороннему лицу, чьи права нарушает этот документ, отмечает Ялилов. Либо тому, кто указан в законе (п. 2 ст. 166 ГК). Роман Речкин, старший партнер Интеллект-С INTELLECT Региональный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Арбитражное судопроизводство I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство Профайл компании ? , добавляет, что судебная практика последовательно расширяет круг лиц, которые имеют право на оспаривание сделок. По его словам, особенно показательна эта ситуация на примере оспаривания операций должника, совершенных в целях злоупотребления правом: «Правовым основанием для обращения в суд являются ст. 10 и 168 ГК, но в этих нормах кредитор не упоминается как лицо, которое вправе оспаривать сделки должника по выводу активов». По этой причине четко разобраться в том, кто же может оспорить ту или иную сделку, помогает именно судебная практика.

        1. При корпоративных основаниях это сама корпорация и ее участники. Другие лица, например члены совета директоров корпорации, не имеют права на иск.

        2. При банкротных основаниях это конкурсный управляющий и конкурсные кредиторы. При санации банка этими правами обладает временная администрация.

        3. Закон также допускает наличие иных специально указанных в законе истцов. Например, уполномоченных государственных органов, прокуратуры и т. д.

        Что могут оспорить прокурор и поручитель

        Так, если при совершении сделки затронуты государственные и общественные интересы, то ее может оспорить и прокурор (п. 18 Информационного письма Президиума ВАС от 13 марта 2001 г. № 62). А вот обжаловать заключенные фирмой договоры, которые противоречат целям ее деятельности, у надзорного органа уже не получится, замечает Ялилов. В деле № А40-98055/2013 прокурор наравне с другими истцами пытался оспорить продажу здания военным издательством, что привело к исчезновению активов у предприятия и его реорганизации. Но суды указали на то, что такой заявитель не относится к числу лиц, по иску которых подобное соглашение можно признать недействительным (ст. 173 ГК).

        Судебный пристав тоже может обратиться в суд с требованием признать недействительной сделку. Речь идет о ситуации, когда в отношении должника возбуждено исполнительное производство, а тот пытается продать часть своего имущества, чтобы спасти активы от взыскания. У Николая Гарина* приставы арестовали прицеп, стимулируя его скорее рассчитаться с кредиторами. Но вместо этого должник умудрился продать это имущество, пока шло исполнительное производства.

        Тогда сотрудники ФССП обратились в суд с требованием оспорить договор купли-продажи имущества. Но суд не принял у них иск, сославшись на отсутствие законных интересов у таких заявителей в спорной ситуации. Апелляция оставила такое решение без изменений. А Верховный суд отменил акты нижестоящих инстанций и подчеркнул, что приставы в этом случае могут обжаловать соглашение (дело № 77-КГ 17-7).

        ВС подчеркнул, что такое право есть у сотрудников ФССП, если при совершении сделки должник злоупотребил правом в ходе исполнительного производства, действовал в обход закона и преследовал противоправную цель избежать обращения взыскания на принадлежащее ему имущество. Хотя Речкин замечает: из п. 2 ст. 174.1 ГК («Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено») следует, что подобную сделку не нужно признавать недействительной, так как она не мешает арестовать проданный актив.

        1) Совершенные в целях вывода активов:

        – Наличие цели совершения сделки, отличной от той, которая обычно преследуется при заключении подобных соглашений.
        – Наличие злоупотребления правами, которое совершили стороны сделки.
        – Наличие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.
        – Наличие у сторон соглашения иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

        Если сделки совершены лишь для вида и прикрывают вывод активов, то доказывается одновременное выполнение следующих условий:
        – Стороны сделки не собирались ее исполнять или требовать ее исполнения.
        – При заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.

        2) Торги и сделки по ее результатам:

        – Сделка еще не исполнена заказчиком и победителем торгов.

        – При проведении торгов существенно нарушены положения профильных законов о закупках (44-ФЗ, 223-ФЗ):
        есть сведения о несоответствии конкретных положений закупочной (конкурсной/аукционной) документации требованиям законодательства о закупках.

        3) Сделки с недвижимостью, совершенные лицом, которое не понимало значений своих действий:

        – Заключения экспертов, полученные по результатам судебной психологической (психолого-психиатрической) экспертизы.

        – Подробные и точные показания свидетелей.

        – Пояснений нотариусов, которые свидетельствовали сделку.

        4) Сделки при фальсификации самого договора

        – Заключение экспертов по результатам экспертизы (химической, почерковедческой).

        Источник: Вячеслав Голенев, адвокат МКА Железников и партнеры Железников и партнеры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс ?

        С корпоративными отношениями спорные моменты в обсуждаемой теме возникают в тех случаях, когда они «осложняются» другими спорами. В частности, наследственными. Так, судам пришлось разбираться, есть ли у наследника доли в ООО право оспорить сделки, которые мог бы обжаловать наследодатель, но так этого и не сделал при жизни. Три инстанции разошлись в оценке этой ситуации (дело № А33-18938/2011). А Президиум ВАС подчеркнул, что наследник обладает теми же правами, которые имелись и у наследодателя и может защищать их при нарушении. В том числе оспорить сделки, которые в свое время привели к уменьшению стоимости полученной доли в ООО.

        Участникам обществ вообще стоит внимательнее следить за теми сделками, которые проводят их организации. В деле № А60-29583/2011 директор ООО продал недвижимость компании (нежилые помещения) сторонним лицам. Один из участников общества заметил, что сделка носит кабальный характер и попытался оспорить ее в судебном порядке, но безрезультатно. Истец уверял, что спорное имущество было бы выгоднее продать по отдельности и за более высокую цену. Кроме того, в отношении ООО возбуждено исполнительное производство, так что момент для распродажи активов не самый удачный. Но суды эти аргументы не убедили. Три инстанции указали на то, что сделку можно признать кабальной при стечении сразу нескольких тяжелых обстоятельств, а не одного. Да и условия соглашения должны быть не просто «невыгодными», а «крайне невыгодными», подчеркнули суды, отказав в иске.

        Значительно проще добиться признания сделки кабальной, если при ее заключении одну из сторон серьезно обманули. Сослан Гаджинов купил компанию «Энергия» у Андрея Тарасенко. При подписании договора купли-продажи продавец в акте-приема передачи перечислил долги, которые есть у фирмы, – 111 000 руб. Но уже после сделки выяснилось, что общая задолженность компании перед всеми кредиторами составляет около 300 000 руб. Указав на то, что Тарасенко об этом не сообщил покупателю, Гаджинов попросил признать недействительной соглашение купли-продажи организации. И суды удовлетворили требования заявителя, признав сделку кабальной (дело № А61-2982/2013).

        А вот поручителю обжаловать основное обязательство будет непросто. Компания «Южный металл» взяла кредит на 82 млн руб. в ВТБ, но смогла отдать лишь 6 млн руб. Остальную сумму банк стал требовать с поручителей, те в ответ попытались признать кредитное соглашение недействительным (дело № А32-28266/2010). Заявители уверяли, что договор займа изначально заключен на кабальных условиях. Но три инстанции подчеркнули, что поручители, не являясь стороной спорного договора, не могут его оспаривать из-за «крайне невыгодных» условий в документе.

        Поручителю покупателя-компании тоже не удастся оспорить договор купли-продажи, даже если это соглашение директор фирмы подписал, выйдя за пределы своих полномочий (п. 1 ст. 174 ГК). В соответствии с этой нормой подобную сделку суд может признать недействительной только по иску лица, «в интересах которого установлены ограничения» (п. 10 информационного письма Президиума ВАС № 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК о поручительстве»). В спорной ситуации – это компания-покупатель.

        Сделки за рамками полномочий

        Основания по оспариванию сделок из п. 2 ст. 174 ГК актуальны исключительно для бизнеса и на практике вызывают немало трудностей.

        1) Сделки, совершенные представителями или органами юрлица в ущерб интересам представляемого или организации, если другая сторона сделки должна была знать об этом.

        2) Сделки, совершенные в результате сговора либо иных совместных действий представителя или органа юрлица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам компании.

        В российских судах сложно подтвердить наличие сговора (этого требует норма), объясняет Мерген Дораев, партнер АБ ЕМПП ЕМПП Федеральный рейтинг II группа Рынки капиталов II группа Семейное/Наследственное право IV группа Арбитражное судопроизводство ? : «Исключением служат ситуации, когда есть приговор по уголовному делу, подтверждающий факт злоупотребления полномочиями». А экономические последствия от заключенного соглашения могут быть разнесены во времени с моментом его подписания, добавляет юрист: «То есть сделка, выгодная для общества в момент совершения, может нести обратный эффект из-за поменявшейся конъюнктуры рынка». Да и доказать неравноценность встречного предоставления бывает непросто, так как нет ее четких критериев, поясняет эксперт.

        – Сам представляемый или юридическое лицо, руководителем которого заключена оспариваемая сделки.

        – Участник хозяйственного общества.

        – Арбитражный управляющий в рамках банкротства.

        Что должен доказать заявитель.

        По первому основанию:

        – Совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях. Например, при неравноценности встречных предоставлений.

        – Осведомленность другой стороны об убыточном характере сделки для представляемого.

        – Отсутствие обстоятельств, позволяющих считать сделку экономически оправданной.

        По второму основанию:

        – Факт сговора или иных совместных действий в ущерб интересам представляемого.

        Источник: Мерген Дораев, партнер АБ ЕМПП ЕМПП Федеральный рейтинг II группа Рынки капиталов II группа Семейное/Наследственное право IV группа Арбитражное судопроизводство ?

        Общий подход к доказыванию состава нарушения, которое содержит обсуждаемая норма, 9-й ААС представил в своем решении по делу № А41-41596/17. Суд указал, что основания недействительности соглашения из п. 2 ст. 174 ГК являются «средством правовой защиты в тех случаях, когда контрагенты заключили сделку, которая сама по себе не запрещена законом или иным правовым актом, но при этом причиняет одной из сторон явный и очевидный ущерб».

        «В такой ситуации необходимо доказать только обстоятельства того, что сделка причинила или причинит стороне явный ущерб. А другой участник соглашения должен был знать об этом. Кроме того, спорная сделка не является экономически оправданной для стороны, которой она причинила или причинит явный ущерб».

        Этот подход может служить ориентиром для подготовки доказательственной базы по такой категории дел, считает Дораев. В подобных спорах при вынесении решения о недействительности сделок суды отталкиваются от рыночной стоимости проданных товаров или оказанных услуг, целесообразность которых истцы ставят под сомнение. Так, в деле № А40-89325/17 заявителю удалось успешно оспорить договор подряда, так как цена работ многократно превосходила рыночную. Это делало сделку экономически нецелесообразной. В другом споре суд признал соглашение купли-продажи автомобиля недействительным по п. 2 ст. 174 ГК, так как стоимость машины оказалась значительно ниже рыночной (дело № А40-14781/17).

        Обсуждаемая норма активно применяется судами и в отношении сделок тех банков, которые находятся в предбанкротном состоянии. Суд признал недействительным допсоглашение кредитной организации, которым она продлила своему акционеру срок возврата займа на 10 лет (дело № А40-151926/15). Суд указал на то, что из-за этого договора банк потерял возможность извлечь выгоду от отношений со своим должником. И акционер-заёмщик не мог не знать об этом.

        По п. 2 ст. 174 ГК две инстанции признали недействительным и соглашение Мособлбанка, который в предбанкротном состоянии пожертвовал «Национальному фонду Святого Трифона» 15 млн руб. При этом учредителем этой организации являлся председатель правления банка. Ссылаясь на это обстоятельство, суды указали, что фонд знал о том, какой ущерб банку наносит этот договор пожертвования (дело № А40-50329/15).

        Несмотря на подробное законодательное регулирование и разъяснения правоприменительной практики, остаются проблемные аспекты по вопросам оспаривания. В частности, речь идет о круге субъектов, которые могли бы обжаловать корпоративные решения, когда они приняты с целью нарушения закона и/или злоупотребления правом, замечает Зурабян: «Сделки в таком случае может оспорить заинтересованное лицо». А если дело касается корпоративных решений, то суды считают, что никакие специальные основания не дают возможности их обжаловать лицам, не входящим в число участников компании, констатирует юрист. Таким образом, бенефициары бизнеса в подобных случаях выглядят беззащитными.

        Кабальная сделка — что это

        Если навалившиеся со всех сторон неприятности загнали вас в угол, и тут появился некто с невыгодным, но спасительным для вас предложением, знайте – скорее всего, вам предложили кабальную сделку. Контрагент просто решил воспользоваться моментом и вашим отчаянным положением. Рассказываем в подробностях, что это и как с этим бороться.

        Что такое кабальная сделка

        Кабальная сделка – это сделка, которую одна из сторон совершила на крайне невыгодных для себя условиях из-за тяжелых обстоятельств, которыми воспользовалась другая сторона .

        Кабалой в древней и Московской Руси называли договор или письменное долговое обязательство, по которому работник попадал в личную или имущественную зависимость от заимодавца. Так и говорили – попал в кабалу, практически рабскую зависимость.

        В соответствии со статьей 179 Гражданского кодекс а РФ кабальной признается сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Такая сделка может быть признана судом недействительной. В результате этого признания стороны возвращают друг другу все, полученное по сделке. А потерпевшая сторона к тому же может взыскать с другой стороны убытки.

        Например!
        Если человек в результате стечения тяжелых жизненных обстоятельств был вынужден продать квартиру практически за бесценок, причем покупатель знал о проблемах продавца и специально сбил цену, пользуясь безвыходным положением контрагента, это будет считаться кабальной сделкой. Впоследствии суд может признать такую сделку недействительной. В результате квартира вернется продавцу, деньги, заплаченные за нее – покупателю.

        Сложнее будет доказать кабальность сделки юридическому лицу или предпринимателю. По общему правилу, предпринимательская деятельность осуществляется бизнесменами на свой риск, а значит коммерческий просчет, из-за которого у одной из сторон сделки произошло стечение тяжелых обстоятельств, не может стать основанием для признания сделки недействительной. Да и, в принципе, само понятие « стечение тяжелых обстоятельств» в гражданском праве характерно больше для физических лиц, а не для юридических.

        Есть даже мнение, что понятие кабальной сделки вовсе не может применяться в сфере предпринимательства. Хотя его разделяют не все – некоторые ученые-цивилисты полагают, что применять это понятие можно, но только в крайних случаях, связанных с форс-мажорными обстоятельствами.

        Причем ситуация, когда у предпринимателя не было денег, необходимых для его деятельности, не может считаться основанием для признания сделки недействительной. Ведь предприниматель мог занять эти деньги или начать процедуру банкротства, если не было возможности взять кредит.

        Признаки кабальной сделки

        Нынешнее российское законодательство определяет такие признак и кабальной сделки:

        ?? одна из сторон находится в тяжелых обстоятельствах, которые вынуждают ее совершить сделку на заведомо невыгодных условиях;

        ?? вторая сторона знает о безвыходной ситуации контрагента и использует это знание для собственного обогащения или получения иной выгоды.

        Примечательно, что кабальная сделка по ГК РФ заключается и исполняется осознанно – та сторона , что попала в трудную ситуацию, прекрасно осознает, к каким последствиям приведет заключение сделки, но не может поступить иначе из-за сложившихся обстоятельств.

        Другой важный момент – крайне невыгодные условия сделки. Не просто невыгодные, а такие, которые приведут к последствиям, способным завести участник а сделки в еще более тяжелую ситуацию, чем та, в которой он находился до совершения сделки.

        Еще один момент – законодатель говорит о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействие м которых лицо совершило эту крайне невыгодную для себя сделку, а не о какой-то одной проблеме.

        Крайняя невыгодность условий спорного договор а обосновывается тем, что они не соответствуют интересам пострадавшей стороны и существенно отличаются от условий аналогичных договор ов. К таким условиям можно отнести, например, чересчур высокую или низкую цену по сравнению с ценами по таким же договор ам.

        Признание сделки кабальной

        Кабальный договор признается таковым в судебном порядке. Причем перед судом будет стоять сразу несколько задач: установить факт кабальности сделки, установить недействительность сделки,применить последствия недействительности.

        Эти задачи связаны и вытекают одна из другой – недействительной сделку можно признать при условии подтверждения наличия всех признак ов кабальности. Доказывать это предстоит пострадавшей стороне, выступающей истцом в судебном разбирательстве.

        Если кабальная сделка будет признана судом недействительной, для сторон могут наступить такие последствия:

        ? двусторонняя реституция – стороны возвращают друг другу все, что получили в результате сделки;

        ? односторонняя реституция, примененная к виновной стороне: полученные ею доходы обращаются в доход государства, а в пользу пострадавшего одновременно с этим взыскиваются понесенные им убытки;

        ? прекращаются обязательства, которые должны были бы продолжаться в будущем – стороны остаются в условиях, существовавших на момент решения суда, а их обязанности по исполнению дальнейших обязательств по сделке прекращается.

        Закон не дает четких указаний насчет применения того или другого последствия признания кабальной сделки недействительной. В каждом конкретном деле суд руководствуется его обстоятельствами. Допустим, если речь идет о продаже за бесценок дорогой вещи, чаще всего применяется двусторонняя реституция: покупатель возвращает продавцу его имущество или, если это невозможно, его рыночную стоимость, а продавец – полученные по сделке деньги.

        При оспаривании кабальной сделки пострадавшей стороне придется доказать, что стечение тяжелых обстоятельств, под воздействие м которых ей пришлось пойти на сделку, наступили внезапно, что эта сторона не могла предвидеть или предотвратить такие обстоятельства. Также нужно будет доказать, что контрагент знал о тяжелом положении, но все равно совершил сделку в своих интересах. Кроме того, следует объяснить суду, в чем заключался интерес другой стороны: какие необоснованные преимущества или выгоды контрагент получил от этой сделки, каких не мог бы получить по другим сделкам, заключаемыми на свободном рынке.

        Однако на практике отменить сделку, даже если это невыгодная сделка , совсем не просто. Прежде всего, сделка должна соответствовать целому ряду признак ов, которые характеризуют ее как кабальную. И само по себе стечение тяжелых обстоятельств само не будет основанием недействительности сделки. Для признания этого факта необходимы еще два условия: чтобы сделка была заключена под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных условиях, и чтобы по действиям другой стороны было понятно, что она этими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

        Договор заключен на невыгодных условиях

        Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

        Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

        Обзор документа

        Письмо Федеральной антимонопольной службы от 24 декабря 2019 г. № СП/106050/18 “О направлении разъяснений по вопросу обзора правоприменительной практики при рассмотрении заявлений, дел антимонопольными органами, а также судебных решений по статье 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в случае навязывания доминантом невыгодных условий при заключении договоров”

        В соответствии с пунктом 63 Плана оказания методической помощи территориальным органам ФАС России в 2019 году, утвержденным приказом ФАС России от 19.04.2019 № 508/18, ФАС России направляет для использования в работе разъяснения по вопросу обзора правоприменительной практики при рассмотрении заявлений, дел антимонопольными органами, а также судебных решений по статье 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) в случае навязывания доминантом невыгодных условий при заключении договоров.

        Пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции содержит запрет на совершение занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом действий, выраженных в навязывании контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).

        1. Исходя из системного толкования норм антимонопольного законодательства под навязыванием следует понимать действия (бездействие) доминанта по принуждению контрагента к принятию условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора.

        Только подготовка проекта договора, содержащего невыгодные для контрагента условия, а также направление предложения о заключении договора не может являться нарушением. Для установления факта навязывания необходимо установление дополнительных обстоятельств. К таким обстоятельствам может быть отнесено: угрозы незаключения или прекращения договора, угрозы наступления негативных последствий и т.д.

        В определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.12.2016 № 301-КГ16-16827 по делу № А79-11625/2015 отмечается, что отказ от подписания дополнительного соглашения к договору холодного водоснабжения при наличии разногласий со стороны предприятия не является обстоятельством, свидетельствующим о навязывании контрагенту невыгодных для него условий договора, если эти действия не сопряжены с угрозами прекращения поставки ресурса или применения каких-либо экономических санкций.

        Следовательно, «навязыванием невыгодных контрагенту условий договора» является не только направление занимающей доминирующее положение организацией договора (дополнения к договору) с невыгодными для контрагента условиями, но и действия доминанта, связанные с понуждением контрагента к заключению договора.

        О навязывании невыгодных контрагенту условий договора будет свидетельствовать настаивание занимающей доминирующее положение организации на включение в договор спорных условий под угрозой незаключения договора или прекращения действующего договора, а также прекращение исполнения обязательств по договору. Указанные выводы подтверждаются судебной практикой.

        Так, Арбитражный суд Московского округа в постановлении от 06.02.2017 № Ф05-21931/2016 по делу № А40-195153/2015 указал, что увеличение платы по договору под страхом его расторжения со стороны общества, занимающего доминирующее положение, верно квалифицировано в качестве навязывания невыгодных условий договора.

        В постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 27.11.2014 № Ф06-16578/2013 по делу № А57-19634/2013 сказано, что доминант, злоупотребляя своим доминирующим положением на розничном рынке электрической энергии, принуждал общество при наличии действующего договора на внесение платы за электрическую энергию по точкам поставки, которые фактически отсутствовали у последнего, под угрозой отключения электрической энергии.

        Надо также иметь ввиду, что некоторые договоры имеют статус публичных. При необоснованном уклонении организации от заключения публичного договора другая сторона в соответствии со статьями 426, 445 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. В этом случае, в соответствии со статьей 446 ГК РФ условия договора, по которым имелись разногласия, также устанавливаются судом.

        Между тем, если указанная организация занимает доминирующее положение, то обычные действия по согласованию условий договора в нарушение порядка статьи 445 ГК РФ (обмен протоколами разногласий, отказ от принятия разногласий, проведение согласительных процедур и т.п.), признаются навязыванием невыгодных условий договора.

        Необходимо отметить выводы, содержащиеся в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 20.03.2014 по делу № А53-11181/2013 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 19.01.2015 № 308-КГ14-3795 было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации), где суд, признавая правильность квалификации антимонопольным органом действий доминанта по навязыванию обществу при заключении договора невыгодного для него условия об ограничении размера ответственности учреждения суммой оплаты за охранные услуги по договору из расчета за 1 календарный год и отклоняя довод учреждения о наличии у него права на такое ограничение размера ответственности, указал, что при внесении изменений в договор, который является публичной сделкой, сторона должна документально аргументировать в силу каких норм права вносятся подобного рода изменения.

        2. В рамках указанного в пункте 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции состава нарушения антимонопольного законодательства законодателем выделены формы поведения в виде навязывания условий, невыгодных контрагентам, и навязывания условий, не относящихся к предмету договора.

        Разъясняя часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 4 постановления от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства» указал, что, оценивая действия доминирующих на рынке субъектов как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Данное правило должно применяться и к такому нарушению, как навязывание невыгодных условий договора.

        При оценке невыгодности или неотносимости навязываемых условий к предмету договора антимонопольному органу необходимо оценить соответствие таких условий интересам контрагента.

        В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 2762/13 по делу № А07-23099/2011 содержатся выводы о наличии в действиях общества нарушения пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, так как доминант ставит клиентов в ситуацию, когда условием заключения договора является обязательное заключение другого договора, и тем самым лишает права заявителя принять решение самостоятельно. Такие действия в данном случае являются воздействием на волю контрагента при заключении договора, свидетельствующим о принуждении контрагента подписать договор на условиях, не относящихся к предмету договора, под угрозой наступления негативных последствий (отказ заключить обязательный для контрагента договор).

        В ходе анализа судебных решений по рассматриваемой проблематике можно выделить следующие группы навязываемых условий договора, невыгодных или не относящихся к предмету договора.

        К первой группе относятся факты включения доминантом экономически не обоснованных условий договоров.

        Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 25.07.2012 по делу № А19-14669/2011 поддержал выводы антимонопольного органа о нарушении Закона о защите конкуренции, выразившемся во включении в договор платы за технологическое присоединение при наличии уже имеющегося присоединения для нижестоящей сетевой организации. Суд подтвердил факт нарушения доминантом пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, поскольку технологическое присоединение объекта электросетевого хозяйства, принадлежащего третьему лицу, уже было осуществлено ранее и плата за технологическое присоединение взимается однократно.

        В постановлении Арбитражного суда Московского округа от 06.02.2017 № Ф05-21931/2016 по делу № А40-195153/2015 отмечено, что увеличение платы по договору под страхом его расторжения со стороны общества, занимающего доминирующее положение, верно квалифицировано как навязывание невыгодных условий договора.

        Второй группой невыгодных для контрагента условий договоров, включаемых доминантом в договор, являются условия, не имеющие технологического обоснования.

        В постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.09.2017 № Ф03-3379/2017 по делу № А04-270/2017 сказано, что действия доминанта, выразившиеся во включении в проект договора на оказание услуг по поставке питьевой воды, заключаемого с обществом, условий об обязанности поставщика обеспечить эксплуатацию бесхозяйной водопроводной сети, нарушающими пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции. Определением Верховного Суда Российской Федерации от 18.01.2019 № 303-КГ17-20676 было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

        Согласно позиции Арбитражного суда Московского округа, изложенной в постановлении от 27.04.2017 № Ф05-2611/2017 по делу № А40-36789/16-147-316, в случае исполнения технических условий на присоединение указанной доминантом максимальной мощности к энергетическому оборудованию общества присоединенная нагрузка превысит допустимые нагрузки по установленному оборудованию и допустимый длительный ток по отходящим кабельным линиям. В действиях доминанта установлено нарушение пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, выразившееся в ущемлении интересов общества, путем навязывания невыгодных условий договора об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям.

        К третьей группе навязываемых условий можно отнести условия договора, ущемляющие законные интересы организаций, которые не соответствуют законодательству Российской Федерации.

        ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 10.07.2012 по делу № А78-6489/2011 согласился с выводами антимонопольного органа, установившего в действиях доминанта нарушение пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, выразившееся в предъявлении требования о внесении платы, не соответствующей законодательно установленному размеру для заявленной потребителем максимальной мощности.

        Аналогичная позиция отражена в постановлениях Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.06.2017 № Ф03-2180/2017 по делу № А04-9939/2016, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12.12.2016 № Ф04-5125/2016 по делу № А46-2352/2016, Арбитражного суда Московского округа от 19.08.2015 № Ф05-10072/2015 по делу № А40-147969/14.

        В постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14.01.2016 № Ф08-9181/2015 по делу № А53-11783/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 19.05.2016 № 308-КГ16-3253 было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации) сделаны следующие выводы: применение коэффициента уплотнения не предусмотрено нормативно-правовыми актами, определяющими величину платы за размещение одного куб. м твердых бытовых отходов (далее — ТБО) на полигоне, следовательно, такое условие договора фактически навязано обществу, поэтому доминант, взимая плату с учетом коэффициента уплотнения, нарушает права общества, доставляющего ТБО на полигон. Суд подтвердил правильность вывода антимонопольного органа о нарушении доминантом пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, выразившемся в злоупотреблении доминирующим положением путем навязывания невыгодных контрагенту условий и применения не предусмотренных действующим законодательством коэффициентов уплотнения к фактическому объему ТБО, принимаемых на полигон для утилизации.

        ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 20.02.2013 по делу № А27-9840/2012 поддержал выводы антимонопольного органа, который установил факт злоупотребления доминантом своим доминирующим положением на рынке железнодорожных перевозок путем обязывания третьего лица оформлять не предусмотренные действующим законодательством дополнительные документы для получения груза в контейнере (уведомления на вывоз контейнера, бланк которого официально не утвержден и не предусмотрен нормативными документами).

        В указанных делах при доказывании навязывания невыгодных условий договоров суды приходили к выводу о заведомой неправомерности таких условий, которые не имеют экономического или технологического обоснования и не предусмотрены положениями нормативных правовых актов.

        Следовательно, при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства необходимо определить основания включения в договор оспариваемых условий, а также оценить относимость таких условий к предмету договора.

        3. В абзаце 2 пункта 4 постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» указано, что исходя из системного толкования положений статьи 10 ГК РФ и статей 3 и 10 Закона о защите конкуренции для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.

        При этом согласно абзацу 4 пункта 4 постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 в отношении действий (бездействия), прямо поименованных в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

        Вместе с тем, как отмечено в пункте 1.5 Разъяснений Президиума ФАС России от 07.06.2017 № 8 «О применении положений статьи 10 Закона о защите конкуренции», утвержденного протоколом Президиума ФАС России от 07.06.2017 № 11, последствия в виде ограничения конкуренции и последствия в виде ущемления интересов влекут разную административную ответственность (за исключением случаев совершения правонарушения субъектом естественной монополии, ответственность которого предусмотрена в любом случае частью 2 статьи 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

        В связи с этим, при применении пунктов 1-11 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции комиссии по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства следует определиться с вопросом о том, к каким последствиям приводят или могут привести рассматриваемые действия (бездействие): к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, либо к ущемлению интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей (за исключением указанных выше случаев, когда рассматривается дело в отношении субъектов естественных монополий).

        При этом, в случае выявления факта навязывания невыгодных условий договора о подключении (технологическом присоединении) лицам, не осуществляющим предпринимательскую деятельность, такие действия должны быть рассмотрены антимонопольным органом на предмет соответствия статьи 9.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

        С.А. Пузыревский

        ФАС разъяснила, что понимается под навязыванием невыгодных контрагенту условий договора и выделила 3 группы нарушений со стороны компаний-доминантов.

        Первая группа — включение в договоры экономически не обоснованных условий (например, доминант увеличивает плату по договору под страхом его расторжения со стороны общества).

        Вторая группа — закрепление в договорах условий без технологического обоснования (например, включение в проект договора на поставку питьевой воды обязанности поставщика обеспечить эксплуатацию бесхозяйной водопроводной сети).

        Третья группа — введение требований, ущемляющих законные интересы организаций, которые не соответствуют законодательству (например, требование внести плату, не соответствующую законодательно установленному размеру для заявленной потребителем максимальной мощности).

        Читайте так же:  Оформить недвижимость в Крыму. Как оформить сделку в крыму

    admin