Разрешение МВД на ввоз прекурсоров. Образец заявления в фскн

Разрешение МВД на ввоз прекурсоров

Для легального ввоза, вывоза или транзита по территории РФ некоторых видов продукции компания обязана оформить такой документ, как разрешение МВД. Документ необходимо предоставить в таможенные органы. Ранее его называли разрешением ФСКН, поскольку выдачей документа занималась Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков. На сегодняшний день ФСКН прекратила свое существование. Полномочия и функции данной структуры взяло на себя соответствующее подразделение Министерства внутренних дел.

На какие виды продукции оформляют разрешение МВД?

Разрешение на ввоз прекурсоров оформляется на те виды продукции, которые содержат вещества с наркотическим и психотропным эффектом. Перечень данных веществ представлен в соответствующем постановлении, которое вступило в силу в 1998 году. Вещества из списка подразделяются на несколько групп исходя из состава и класса опасности. В группу товаров, которые содержат подконтрольные компоненты, включены:

  • Наркотические средства и фармацевтические препараты с психотропным воздействием;
  • Некоторые виды лакокрасочной продукции, растворителей, клея, чернил и других видов продукции с содержанием ацетона, толуола, серной и соляной кислоты;
  • Стоматологические материалы.
  • Если вам необходимо уточнить, содержит ли продукция сильнодействующие компоненты, вы можете обратиться за консультацией к специалисту «БЕСТ – сертификация» и получить всю необходимую информацию о разрешительных документах, которые вам потребуются для легального ввоза или вывоза.

    Нюансы оформления разрешения МВД.

    Следует знать, что существуют списки наркотических средств, психотропных веществ , прекурсоров наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации. Для каждого списка определен круг заявителей.

    1. Наркотические средства и психотропные вещества, внесенные в списки I и II перечня, прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ, внесенные в список I и таблицу I списка IV перечня — имеют право ввозить только государственные унитарные предприятия, имеющие соответствующую лицензию на оборот.

    2. Психотропные вещества, внесенные в список III Перечня — имеют право ввозить юридические лица, имеющие соответствующую лицензию на оборот. Лицензия выдается Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения.

    3. Прекурсоры, внесенные в таблицы II и III списка IV перечня — имеют право ввозить юридические лица.
    Частные предприниматели и физические лица не могут претендовать на получение разрешения МВД на ввоз прекурсоров, поскольку это запрещено на законодательном уровне.

    Какие документы необходимы соискателю?

    Процедура оформления разрешения начинается с предоставления заявителем в контролирующие инстанции перечня документов. Сюда входят:

    • Заявление юридического лица на оформление разрешения на прекурсоры;
    • Заверенные копии документов о государственной регистрации бизнеса;
    • Заверенная копия контракта с поставщиком или получателем продукции и приложения к нему;
    • Техническая документация на товар, а именно данные о составе, содержании подконтрольных веществ, производителе, стране происхождения;
    • Заверенные копии документов, подтверждающих занимаемую должность и наличие полномочий у подписанта заявления действовать от лица компании.
    • Получить разрешение требуется не только импортерам, но и экспортерам. В случае вывоза товара, кроме основных документов, нужно предоставить бумагу, выданную уполномоченным органом страны назначения. Такой документ подтвердит законность ввоза продукции с содержанием психотропных веществ на территорию иностранного государства.

      Важно: Разрешение страны-импортера, предоставленное на иностранном языке, должно быть переведено на русский и заверено нотариусом.

      Порядок проведения административной процедуры

      Мероприятие по получению разрешения на транзит товаров, подлежащих обязательному контролю, состоит из нескольких этапов:

    • В первую очередь нужно изучить химический состав продукции. Это позволит определить необходимость в получении разрешения МВД на ввоз прекурсоров;
    • На втором этапе заполняется заявление на оформление, прилагаются необходимые копии правоустанавливающих и технических документов;
    • На третьем этапе комплект подписанных и заверенных документов направляется в ГУНК;
    • В финале, после рассмотрения документов, разрешение передается заявителю.
    • Причины отказа в выдаче разрешения МВД

      В выдаче разрешения на психотропные и иные вещества может быть отказано по ряду причин. К основным относятся наличие в документе нестыковок или недостоверной информации, неправильное заполнение заявления. В таком случае документы возвращаются заявителю для доработки. Также разрешение МВД на ввоз прекурсоров нельзя получить, если появятся достоверные сведения о том, что лицензия или контракт с иностранным партнером были аннулированы.

      Оформление заключения МВД занимает не более 10-15 рабочих дней. Срок отсчитывается с момента обращения заявителя. По истечении срока разрешение на прекурсоры (или отказ в его предоставлении) направляется почтой заявителю по указанному им адресу. Разрешение может получить представитель заявителя, по доверенности. Государственная пошлина за предоставление услуги не взимается.

      Специалисты компании «БЕСТ-сертификация» постоянно контролируют движение документов по вашей заявке, чтобы исключить затягивание сроков.

      Вы гарантированно сможете избежать задержек с получением документа вследствие неточностей при подаче сведений.

      Как выглядит разрешение на ввоз прекурсоров?

      Документ оформляется согласно требованиям действующего регламента на специальном бланке установленного образца. Следует знать, что в случае изменения адреса или других реквизитов компания, которая получила разрешение, должна обратиться в контролирующее ведомство, чтобы провести перерегистрацию документа.

      Разрешению на ввоз прекурсоров присваивается индивидуальный номер. Оно может быть оформлено только на разовую партию товара на имя определенной организации. Также, в обязательном порядке разрешение содержит данные о наименовании и объеме перевозимой продукции. Документ обладает ограниченным периодом действия и действителен в течение 12 месяцев после оформления.

      Дополнительную информацию по вопросам, касающимся выдачи разрешений на импорт и экспорт прекурсоров, можно получить у специалистов компании «БЕСТ-сертификация». Это можно сделать по телефону или через форму Онлайн заказа.

      «Народная» 228-я. Кого на самом деле сажают за наркотики

      Человек имеет право.»Народная» 228-я. Кого на самом деле сажают за наркотики. Анонс

      No media source currently available

      Человек имеет право. Анонс

      Почему наркотрафик в России не прекращается, а дела крупных поставщиков не доходят до суда?

      • Почти каждый четвертый российский заключенный сидит за наркотики. В 2017 году виновными признаны 102 217 человек, оправданы единицы.
      • За решетку в основном попадают наркозависимые, а не крупные наркоторговцы и организаторы наркотрафика. Крупный трафик в страну поступает свободно.
      • Работа правоохранительных органов становится абсолютно формальной, многие дела создаются искусственно – для отчетности.
      • По мнению экспертов, антинаркотическое законодательство и правоприменительная практика фактически разлагают правовую систему страны.
      • Наркозависимсть – серьезная социальная проблема, настоящей борьбы с которой в современной России не происходит.
      • Марьяна Торочешникова: Более 100 тысяч человек в России ежегодно судят по так называемым наркотическим статьям Уголовного кодекса. В 2017 году, например, виновными были признаны 102 217 человек, оправданы единицы. Однако, изучая приговоры, вынесенные по наркостатьям по всей стране, юристы и правозащитники отмечают: в России под суд идут в основном те, кто употребляет и делит между собой малейшие граммы наркотиков. Часто масса вещества, за хранение и сбыт которого судят наркоторговцев, исчисляется в тысячных грамма, то есть за решетку в основном попадают наркозависимые, а не крупные наркоторговцы и организаторы наркотрафика.

        Почему так происходит? Спросим у Алексея Федярова, руководителя юридического департамента Благотворительного фонда помощи осужденным «Русь сидящая», и Арсения Левинсона, юриста программы «Новая наркополитика» Института прав человека.

        Арсений Левинсон: У нас с 2006 года беспрерывно происходит ужесточение законодательства, связанного с незаконным оборотом наркотиков, поскольку это популистская тема. Политики для собственной популярности, чтобы делать вид, что они как-то противодействуют угрозе наркомании, ужесточают уголовное законодательство. Это дошло до того, что у нас сейчас введено пожизненное лишение свободы за наркотики, и самые большие сроки получают именно за наркотики, таких сроков нет даже за убийства. По некоторой категории дел законодатель не позволяет судьям назначать наказание меньше 15 лет лишения свободы. Это приводит к тому, что самые многочисленные категории осужденных – это осужденные за наркотики.

        Марьяна Торочешникова: Значит, было много наркоторговцев, которые участвуют в этом незаконном обороте, а правоохранительные органы так хорошо работают, что всех переловили, и скоро их почти не останется?

        Алексей Федяров: У нас парадоксальная ситуация. Параллельно идут два процесса. Первый – систематическая популистская стигматизация этих статей и ужесточение наказания. И параллельно практически абсолютно брошена работа по пресечению крупного трафика. Крупный трафик в страну поступает практически свободно, наркотики практически в свободном доступе. Это автоматически влечет за собой увеличение количества потребителей, наркозависимых становится все больше и больше. А работа правоохранительных органов становится абсолютно формальной, статистической.

        Классическая ситуация – на прием приходит юноша лет 20 и с абсолютно светлыми глазами говорит: «Вот я сейчас на подписке, думаю, что мне дадут три-четыре года условно. У меня четверть грамма амфетамина, которые я отдал своему другу». – «А что тебе вменили?» – «Часть 3-ю 228-й прим., пункт Б, значительный размер». Я говорю: «Ты понимаешь, что у тебя срок будет от 8 до 15 лет? Тебе адвокат это разъяснил?» – «Нет». Адвокат был по назначению, он ничего не разъяснил, сказал: «Признаемся – и уйдешь на условный». Он не понимает, куда он вляпался.

        Марьяна Торочешникова: Часто поводом для возбуждения уголовного дела по наркостатье становится провокация.

        Марина Антонова, мать осужденной Карины Поздняковой: В такую ситуацию может попасть каждый. Кто-то из ваших знакомых может позвонить, попросить помощи: «Я себя плохо чувствую, привези мне хоть хлеба». И могут абсолютно спокойно приписать, что вместе с хлебом вы привезли наркотики.

        Светлана Шестаева, мать осужденной Евгении Шестаевой: Преступление «нарисовали» оперативные сотрудники, его по факту вообще не было.

        Корреспондент: «Незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств» – 228-я статья Уголовного кодекса России. За 2017 год по этой статье были осуждены более ста тысяч человек, в их числе – дочери Марины Антоновой и Светланы Шестаевой, Карина и Евгения. В феврале 2014 года Карине позвонила ее старая знакомая, умоляла помочь, достать ей дозу. Карина действительно купила дозу своей знакомой Анне. Накануне девушка была задержана сотрудниками полиции за сбыт метадона. Сама Карина, по словам ее мамы, наркотиков никогда не употребляла.

        Марина Антонова: Это и есть подстрекательство, склонение и провокация – через заинтересованное лицо сотрудники полиции задерживают других людей. Не признал вину – все, идешь по полной, по третьей части.

        Корреспондент: Карину судили именно по 3-й части 228-й статьи «Сбыт в значительном размере». Антонова уверена: ее дочь стала жертвой провокации сотрудников полиции. В деле Поздняковой мать нашла массу нарушений со стороны следствия.

        Марина Антонова: По правилам, если человека задерживают и вещество изымают прямо на месте, происходит опечатка, на месте происшествия составляется протокол. В наших делах ничего такого нет. Два постановления абсолютно идентичные, слово в слово, подписаны одним и тем же человеком, не зарегистрированы, не засекречены.

        Корреспондент: Проверка, которую возбудили по факту выявленных нарушений, ни к чему не привела.

        Марина Антонова: Эта проверка проходила два с половиной года, отменялась 14 раз, потому что так устроена эта система, что все наши жалобы отправляют тем, на кого мы жалуемся.

        Евгения Шестаева: Меня обвиняют в сбыте наркотических средств в особо крупном размере. И предварительное следствие до сих пор не может объяснить факт моего задержания. Я якобы была задержана по статье либо 91, 92 УПК РФ, либо я была задержана с поличным, либо все-таки меня задержали по факту административного правонарушения.

        Корреспондент: Евгению Шестаеву задержали в июле 2015 года на станции метро «Отрадное» в Москве, когда она встречалась с разработчиком сайта для ее магазина. В ходе обыска у девушки якобы обнаружили наркотики. Это подтверждают понятые.

        Светлана Шестаева, мама Евгении: У них это от зубов отскакивает, что моя дочь говорила, что ее просила передать какая-то знакомая. Это является существенным моментом, на который ссылается суд. И моя дочь при допросе этого дополнительного свидетеля Данилина спросила: «Вы уверены, что эта фраза прозвучала из моих уст, а не кто-то ее сказал и вы начали ее повторять?» – и вот Данилин подтвердил, что это говорила не она, а оперативник.

        Корреспондент: В апреле 2016 года суд вынес Шестаевой приговор – 13 лет лишения свободы за сбыт и покушение на сбыт наркотических средств. Но кроме 228-й статьи, в приговоре появилась еще одна – «Покушение на убийство трех лиц».

        Светлана Шестаева: Суд первой инстанции признал, что это был технический сбой, то есть это был абзац, который выпал из компьютера в момент выведения печати с компьютера на принтер.

        Корреспондент: Дело отправили на новое рассмотрение, но суд вновь не видит многочисленных нарушений со стороны сотрудников правоохранительных органов и факта фальсификации дела.

        Светлана Шестаева: Самое главное, что у нас есть алиби. В наших материалах дела мы обнаружили штраф за административное правонарушение, выписанный 17-го числа, то есть в день задержания: дочь находилась в состоянии опьянения на территории метрополитена.

        Корреспондент: По словам Евгении Шестаевой, когда ее привели в комнату полиции, сотрудница сразу же осмотрела ее и проверила содержимое сумки, после чего полицейские составили протокол об административном правонарушении. Допрос на суде одного из сотрудников подтверждает это. Вызывают подозрения и подписи Шестаевой на протоколах. Независимая экспертиза доказала, что лишь одна из них подлинная. Суд игнорирует эти и другие доводы защиты. Шестаева до сих пор находится в СИЗО в Печатниках.

        Марьяна Торочешникова: Почему в большинстве уголовных дел, связанных с наркотиками, в приговорах можно увидеть «в неустановленное время», «в неустановленном месте», «неустановленные лица» что-то сделали, и на основании этого, когда вообще ничего не установлено, суд РФ выносит приговор? Как это вообще возможно?

        Арсений Левинсон: Нет стимула устанавливать. Правоохранительная деятельность сводится к очковтирательству, к изображению каких-то усердных действий.

        Алексей Федяров: Вот пример из уголовного дела, которое было у меня в производстве. Небольшой околоток, отдел Наркоконтроля в области, три человека и начальник – троих осудили, а начальник прошел краем, как свидетель. Надо давать показатели, а район сельский, вымирающие поселки, деревни, там практически нет героина. Ребята научились выращивать марихуану, мак, сами опера делают соломку, гашиш, в гараже специально все оборудовали. И есть же люди, которые употребляют, и сегодня кому-то не повезло, взяли за хранение. «Так, сегодня нам надо взять притон». Берут одного, дают пластиковую бутылку, говорят: «Вот тебе, иди покури у этого на кухне, а бутылку там оставь». Покурил, уходит, они поднимаются, находят бутылку, и человека тащат: «У тебя притон». Все, 234-я.

        Марьяна Торочешникова: И этих людей осудили?

        Алексей Федяров: Осудили и за сбыт, и за превышение, и за фальсификацию доказательств – дали шесть лет шесть месяцев, потом снизили до пяти с половиной лет.

        Арсений Левинсон: Система благосклонна к своим.

        Марьяна Торочешникова: А почему человека привлекают к уголовной ответственности, собираются судить за эти сотые грамма амфетамина, если российское законодательство не преследует людей, которые употребляют наркотики? И если даже ты передаешь это другу, ты же не продаешь, не извлекаешь из этого выгоду, то есть вроде тоже не за что судить?

        Арсений Левинсон: Это очень опасное заблуждение. Любая форма передачи является сбытом наркотиков, и неважно, получает ли человек за это деньги. Верховный суд пресекает возможности какого-либо смягчения участи людей, которые обвиняются в сбыте, а на самом деле не являются сбытчиками. Это совершенно неправильная правоприменительная практика: если передал что-то – это сбыт. Неважно даже, были там меченые деньги, оперативно-розыскные мероприятия. Ловят двух потребителей наркотиков, одного заставляют сказать, что он дал другому наркотик, а второму говорят: «Тебе передал он», – и они дают такие показания, один получает десять лет лишения свободы, а другой условное наказание.

        Именно так и фабрикуются, то есть искусственно создаются дела для отчетности, а не пресекается реальный наркотрафик, не борются с реальным распространением наркотиков. На людях делают деньги и статистику. Большинство осужденных осуждаются даже не за распространение, а именно за хранение и приобретение наркотиков в крупном размере. А крупным размером у нас очень часто признаются совершенно неадекватные размеры. Амфетамин свыше одного грамма – это крупный размер, а 0,2 – значительный, от 8 до 15 лет. При этом среднестатистически на рынке меньше одного грамма приобрести невозможно, то есть человек всегда приобретает в крупном размере. Получается, что любое приобретение наркотиков и их употребление криминализовано и является тяжким преступлением.

        Марьяна Торочешникова: Но про употребление же нет специальной статьи.

        Алексей Федяров: Для того чтобы употребить, нужно взять в руки. А взял в руки – это уже приобретение и хранение.

        Арсений Левинсон: Например, для марихуаны установлены более адекватные размеры наркотических средств, то есть значительным размером, с которым наступает уголовная ответственность, являются шесть граммов. И вот хранение и употребление до шести граммов марихуаны влечет только административную ответственность – до 15 суток, штраф от четырех-пяти тысяч рублей, а еще очень часто обязание пройти лечение и реабилитацию, но это не подпадает под уголовную ответственность.

        Алексей Федяров: Есть показательные приговоры, и везде – 6,6, 6,5, 6,7 граммов – чуть побольше 6. Это классическая оперская история. Проблема еще в том, что эксперты ведомственные, сейчас они все в МВД и все подчиняются одному руководителю – опер, следователь и эксперты. Это связка. Следователь всегда на связи с экспертом. Возбуждено дело, эксперт говорит: «Ребята, у нас тут 5,5 грамма». – «У тебя что, чая нет или табака из сигареты?» И вот она, пожалуйста, смесь, и получилось уже 7 или 8 граммов.

        Марьяна Торочешникова: А разве неважно, сколько там содержится именно конкретного вещества, за которое будут судить человека?

        Алексей Федяров: Мой приятель, который был экспертом-химиком в Экспертно-аналитическом центре МВД в одном из субъектов, а теперь давно на пенсии, говорит: «Как я им завидую! Мы эту марихуану зубочисткой отделяли от примесей, чтобы взвесить. А сейчас тебе принесли, ты взвесил и можешь даже не высушивать».

        Арсений Левинсон: Именно низкие требования судов к доказыванию обвинений и к экспертизам порождают то, что размер определяется по общему весу смеси, и это тоже идет от Верховного суда. Это несправедливо! Получается, что люди, причастные к реальному трафику чистого героина, несут меньшую ответственность, чем те, кто потом смешивает этот героин.

        Марьяна Торочешникова: А может, это и правильно – вот так сразу всех наказывать, чтобы другим неповадно было? И тогда вообще к наркотикам никто не притронется.

        Арсений Левинсон: Это не работает. Во всем мире уже понимают, что это в первую очередь проблема здравоохранения, социальная проблема, которая должна решаться не уголовно-правовыми методами. В России, например, беда с наркологической помощью, у нас сотни колоний, в которых содержатся наркозависимые, и при этом на всю страну только четыре государственных реабилитационных центра, где наркозависимые могут получить реальную помощь. Центры хорошие, но это почти не поддерживается государством, и не принимается реальных мер для снижения уровня наркотиков в обществе.

        Алексей Федяров: Наркотики абсолютно свободно ходят практически по всем зонам. Недавно в ярославской колонии был скандал – человек умер от передоза. Закрывают в основном студентов, людей до 30 лет. Ну, хорошо, они отсидят 10, 15 лет и выйдут к 30–40 годам. Ни образования, ни денег, ни связей, ни навыков… Из зоны строгого режима обычно выходят принудительно маргинализированные люди – и что, обществу станет от этого легче? И самое главное: эти люди перестают верить кому бы то ни было, а государству они просто никогда не будут верить.

        Марьяна Торочешникова: Почти каждый четвертый российский заключенный сидит именно за наркотики. На одном из недавних заседаний Совета по правам человека при президенте России первый зам. директора ФСИН Анатолий Рудый предложил ввести для наркоманов замещающую терапию, что уменьшит число наркозависимых в местах лишения свободы.

        Россия исключила для своих граждан, подверженных наркозависимости, возможность получать заместительную терапию. Подобный метод лечения используется более чем в 70 странах мира, в число которых входит и Украина. Поэтому после аннексии Россией Крыма в 2014 году около 800 наркозависимых остались перед выбором – уехать на материковую Украину или пройти детоксикацию в российских реабилитационных центрах. По данным ООН, после этого от 80 до 100 человек скончались в результате суицида или передозировки, хотя российские власти заявили, что из бывших пациентов заместительной терапии в Крыму скончалось семеро, и по другим причинам.

        Корреспондент: Крымчанин Кирилл прогуливается по кладбищу в Симферополе, где похоронены его друзья: они умерли из-за того, что перестали получать заместительную терапию.

        Кирилл: Многие после отмены заместительной терапии начали употреблять что попало, где что найдут, всякие психотропные вещи, которые очень сильно разрушают здоровье: тот же «крокодил» дает большой процент смертности.

        Корреспондент: До 2014 года 806 крымчан получали от Украины заместительную терапию, но Россия полностью свернула эту программу. Кирилл вспоминает, как переживал резкую принудительную отмену терапии, искал нелегальные наркотики.

        Кирилл: Чуть меньше года я не спал. Депрессия, раздражение – месяцев пять-шесть это точно было. Кости выламывало. Но самое худшее, что надо было опять что-то искать.

        Антон Басенко, менеджер проекта в Альянсе общественного здоровья: Из этих 806 было всего 60 счастливчиков, которые смогли переехать в другие регионы Украины либо пройти полноценную детоксикацию.

        Корреспондент: Ирина ухаживает за сыном с инвалидностью, поэтому не смогла ни продолжить терапию на подконтрольной Украине территории, ни пройти реабилитацию в России. Вспоминает, как в Крыму ее обещали вылечить без лекарств.

        Ирина: Нас сразу предупредили, что медикаментозного лечения нет, нам будут внушать: бросайте, все будет хорошо, у вас изменится жизнь. Мы говорили, что мы больные люди, нам будет тяжело физически, а они отвечали: «Нет, это у вас в мозгах, все пройдет».

        Корреспондент: Заместительная терапия – это не лечение от наркозависимости, так считает частный нарколог Асан Кадыров. После аннексии он переехал из Крыма и открыл свою клинику в Киеве.

        Асан Кадыров: Метадоновая программа не решает вопрос лечения, не убирает наркотики, она только адаптирует человека к жизни. И это его право. Никто не имеет права взять и запретить это.

        Корреспондент: Польза от такой терапии есть, говорит врач. Наркозависимые, которые принимали метадон или бупренорфин, реже совершали преступления, а если и болели ВИЧ, туберкулезом или гепатитом С, то начинали лечение, тем самым уменьшая масштабы эпидемий.

        Марьяна Торочешникова: Заместительная поддерживающая терапия наркозависимых с использованием метадона и бупренорфина одобрена ООН и применяется во многих странах мира. Однако в России она противозаконна и встречает резкое противодействие со стороны представителей правоохранительных органов и значительной части врачебного сообщества. Например, на запрос Европейского суда по правам человека, на рассмотрении которого находится жалоба нескольких наркозависимых россиян, российские власти ответили, что введение программ заместительной метадоновой терапии повышает риски увеличения незаконного оборота наркотиков, роста уровня коррупции и угрозы терроризма.

        Михаил Голиченко, адвокат: К настоящему времени заявителей в Европейский суд четыре, и все они считают, что отказ им, как людям, живущим с хронической зависимостью от опиоидов, является нарушением трех фундаментальных статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это нарушение права на защиту от пыток, права на уважение частной жизни и права на свободу от дискриминации.

        В 2014 году Европейский суд коммуницировал жалобу. Российская Федерация ответила на нее несколькими аргументами. Первый – это риски, связанные с заместительной терапией, в связи с тем, что якобы метадон и бупренорфин будут уходить на черный рынок. Другие риски – наркотизация страны, рост смертности, заболеваемости инфекционными заболеваниями, преступности, коррупции в системе здравоохранения, «разрушение потенциала страны, формирование терпимости к наркотикам, дестабилизация наркоситуации в России, дискредитация антинаркотической политики».

        Мы от имени заявителей ответили, что если есть доступ к эффективным методам лечения, которые рекомендует Всемирная организация здравоохранения, то наркоситуация в стране стабилизируется, потому что люди, у которых в силу их хронического заболевания есть возможность для эффективного лечения, меньше употребляют или совсем не употребляют незаконные наркотики. По сути, происходит не дестабилизация наркоситуации, а, наоборот, подрыв черного рынка.

        Далее доводы России были о том, что отечественные методы лучше. Здесь мы ссылались на данные ННЦ наркологии, на заявления директора ФСКН и представителей Министерства здравоохранения, многократно говоривших о том, что эффективность российской системы лечения наркомании крайне низкая. Люди вынуждены несколько раз в год проходить лечение, которое, как правило, заключается в детоксикации, а потом они выходят и через некоторое время очень высока вероятность того, что они опять начнут употреблять.

        Для человека, живущего в России с опиоидной зависимостью, вне доступа к заместительной терапии, жизнь превращается в каждодневное преодоление тяжелейшего хронического заболевания. Без помощи государства, включая помощь в доступе к заместительной терапии, отношение к человеку можно приравнять к пытке.

        Марьяна Торочешникова: Что нужно делать для того, чтобы тебя никогда не схватили за наркотики?

        Алексей Федяров: Умереть!

        Арсений Левинсон: Антинаркотическое законодательство и правоприменительная практика фактически разлагают правовую систему в России. Они устанавливают такие низкие требования к доказыванию преступления и такие широкие полномочия для сотрудников полиции, что незащищенными оказываются все. Если можно без доказательств преследовать наркомана, то дальше это можно будет делать в отношении любого. Полицию наделили правом направлять пешеходов на медицинское освидетельствование, а если ты отказываешься, то тебя привлекают к ответственности как за употребление наркотиков. А потом это распространяется на политических активистов, на любых неугодных. Если можно осудить наркозависимого человека, подбросив ему наркотики, то дальше можно осудить Оюба Титиева, как сейчас это происходит в Чечне, кристально честного человека, который точно не мог совершить это преступление. Осудить можно любого.

        Марьяна Торочешникова: Насколько реально в современном российском суде добиться оправдательного приговора по наркостатье?

        Арсений Левинсон: Царица доказательств – по прежнему признание вины, судебное соглашение. У нас десятые доли оправдательных приговоров, и люди понимают, что лучше признаться, и тебе дадут чуть меньше, чем сопротивляться (хотя на самом деле это не так).

        Алексей Федяров: И именно наркодела привели к тому, что сам институт досудебного соглашения о сотрудничестве потерпел изумительный по глубине крах. В Новосибирске человек идет на соглашение о сотрудничестве, раскрывает небольшой синдикат, дает показания, участвует в оперативно-разыскных мероприятиях, и еще двух человек, организаторов этого небольшого, но очень организованного треста удается задержать с поличным. В итоге в отношении него дело не выделяют, направляют в суд, и он получает 12,5 лет, а эти два, которые не признают вину и борются до конца, получают по 11.

        Арсений Левинсон: Заплатили, наверное. Коррумпированность этой системы тоже совершенно поразительна, у нас наказания очень часто продаются.

        Марьяна Торочешникова: А правда, что сами оперативники предлагают заплатить им, чтобы прекратить дело?

        Арсений Левинсон: Это, можно сказать, значительно смягчает градус репрессий. Если бы у некоторых людей не было возможности откупиться, они бы садились на 10–15 лет. Люди переписывают машины, дома, продают квартиры, для того чтобы откупиться от этих «оборотней в погонах». То, что доходит до судов, это десятая доля того, что «раскрывают» оперативники, кого они ловят, с кого собирают оброк.

        Марьяна Торочешникова: А вообще есть эффективное решение проблемы?

        Алексей Федяров: Вы не поверите, насколько это несложно при наличии политической воли. Нужно просто перестроить саму систему, убрать эту «палочную» систему и сказать: «Ребята, чем больше у вас в районе наркотиков, тем хуже». И поставить задачу по пресечению крупного трафика.

        Арсений Левинсон: Основное решение, наиболее востребованное в обществе, это изменение уголовной политики, изменение законодательства и УК, то есть как минимум смягчение ответственности за приобретение и хранение наркотиков в крупном размере. Наше предложение было поддержано уполномоченным по правам человека, министр Колокольцев выступил с заявлением, и Путин уже в 2015 году давал поручение привести часть 2-ю статьи 228-ой в соответствие со степенью ее общественной опасности, то есть снизить размер наказания. У нас дела по хранению и приобретению наркотиков были ресурсом для поддержания статистики по тяжким преступлениям. Нужно перевести эту статью из категории тяжких в категорию преступлений средней тяжести. Но все это заканчивается одними словами. А дальше это упирается не только в «палочную», но и в судебную систему. Без судебной реформы даже изменения в УК не приведут ко многому.

        Алексей Федяров: Если судьи перестанут зависеть от исполнительной власти, от ФСБ, как это было в 90-х годах, ситуация резко изменится. По крайней мере, подделки перестанут так легко проходить в судах.

        Арсений Левинсон: И надо перестать относиться к потребителям наркотиков как к преступникам. Это болезнь, и решать это надо соответствующими средствами. Но сейчас основную тяжесть уголовных репрессий несут именно потребители, нижнее звено: никогда нет раскрытия реальных сетей, крупных каналов поставки наркотиков. И у полиции нет стимула это делать, их задача – отчитаться о раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. У нас 40% женщин сидят в колониях за наркотики, чаще всего – за хранение.

        Администрация Константиновского района Амурской области

        Блок схема действий для получения лицензии.

        Федеральным законом от 30.10.2019 № 386-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования лицензирования деятельности по перевозкам пассажиров и иных лиц автобусами», в том числе внесены изменения в Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Данные изменения ВСТУПИЛИ В силу с 01.03.2019.
        Постановлением Правительства РФ от 27.02.2019 № 195 утверждено Положение о лицензировании деятельности по перевозкам пассажиров и иных лиц автобусами (далее — Положение).
        В соответствии с Положением, лицензируемая деятельность включает:
        — перевозки пассажиров автобусами лицензиата на основании договора перевозки пассажира или договора фрахтования транспортного средства (коммерческие перевозки ):
        — перевозки автобусами иных лиц лицензиата для его собственных нужд.
        В то же время лицензирование не осуществляется в отношении перевозок, выполняемых автобусами: пожарной охраны; скорой медицинской помощи; полиции; аварийно-спасательных служб; военной автомобильной инспекции; федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности; федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны; Вооруженных Сил Российской Федерации; войск национальной гвардии Российской Федерации; следственных органов Следственного комитета Российской Федерации; в отношении перевозок, выполняемых автобусами без использования автомобильных дорог общего пользования.
        Блок схема действий для получения лицензии.
        Имелась действовавшая по состоянию на 28 февраля 2019 года лицензия на осуществление деятельности по перевозкам пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для
        перевозок более восьми человек (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется по заказам либо для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя), при этом:
        а) для индивидуального предпринимателя: изменение места жительства, имени, фамилии и (в случае, если имеется) отчества, реквизитов документа, удостоверяющего личность, не производились и соответствуют сведениям, содержащимся в ранее выданной лицензии;
        б) для юридического лица: реорганизация юридического лица в форме преобразования, изменение наименования, адреса места нахождения не производились и соответствуют сведениям,
        Отсутствовала лицензия по состоянию на 28 февраля 2019 года, либо сведения в лицензии не соответствуют действительности на момент подачи заявления.

        Скачать на сайте: http://ugadn28.tu.rostransnadzor.ru/ в разделе «Деятельность» «Лицензионно-разрешительная деятельность» «Государственные услуги» упрощённую форму заявления на предоставление лицензии (формы разные для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей), а также сведения об автобусах. «Деятельность» «Лицензионно-разрешительная деятельность» «Государственные услуги» форму заявления на предоставление лицензии (формы разные для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей), а также сведения об автобусах.

        Заполнить форму заявления, а также сведения об автобусах и
        приложить:
        а) копию свидетельства о регистрации транспортного средства в отношении каждого автобуса соискателя лицензии и, если автобусы соискателя лицензии не являются собственностью соискателя лицензии, а используются на ином законном основании, копии документов, подтверждающих указанное основание владения автобусом соискателя лицензии;
        б) заполненную опись прилагаемых документов (опись
        прилагаемых документов произвольной формы, образец размещён на сайте). Оплатить госпошлину в размере 7500 руб. Реквизиты для оплаты размещены на сайте: http://ugadn28.tu.rostransnadzor.ru/ в разделе «Деятельность» «Лицензионно-разрешительная
        деятельность» «Реквизиты для оплаты госпошлины».
        Весь комплект документов предоставить в Восточно-Сибирское МУГАДН.
        В случае, если заявление о предоставлении лицензии оформлено с нарушением требований и (или) документы представлены не в полном объеме, в течение трех рабочих дней со дня приема заявления о предоставлении лицензии Восточно-Сибирское МУГАДН вручает соискателю лицензии уведомление о необходимости устранения в тридцатидневный срок выявленных нарушений и (или) представления документов, которые отсутствуют.

        Заполнить форму заявления, а также сведения об автобусах и
        приложить:
        а) копию приказа о назначении работника соискателя лицензии ответственным лицом за обеспечение безопасности дорожного движения — в случае, если лицензируемая деятельность будет осуществляться наемным работником соискателя лицензии;
        б) копию договора с медицинской организацией или индивидуальным предпринимателем, имеющими лицензию на медицинскую деятельность в отношении работ по медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым), — в случае, если предрейсовые (послерейсовые) медицинские осмотры водителей осуществляются в соответствии с таким договором;
        в) копия свидетельства о регистрации транспортного средства в отношении каждого автобуса соискателя лицензии и, если автобусы соискателя лицензии не являются собственностью соискателя лицензии, а используются на ином законном основании, копии документов, подтверждающих указанное основание владения автобусом соискателя лицензии;
        г) заполненную опись прилагаемых документов (опись прилагаемых
        документов произвольной формы, образец размещён на сайте). Оплатить госпошлину в размере 7500 руб. Реквизиты для оплаты размещены на сайте: http://ugadn28.tu.rostransnadzor.ru/ в разделе «Деятельность» «Лицензионно-разрешительная деятельность» «Реквизиты для оплаты госпошлины».

        Весь комплект документов предоставить в Восточно-Сибирское МУГАДН.
        В случае, если заявление о предоставлении лицензии оформлено с нарушением требований и (или) документы представлены не в полном объеме, в течение грех рабочих дней со дня приема заявления о предоставлении лицензии Восточно-Сибирское МУГАДН вручает соискателю лицензии уведомление о необходимости устранения в тридцатидневный срок выявленных нарушений и (или) представления документов.

        Сейчас мы вам подбросим!

        Публикуем секретные рекомендации Генпрокуратуры, соблюдение которых сократило бы число сидящих по «наркостатьям» как минимум вдвое

        Антинаркотический рейд. Фото: С. Красильников / ТАСС

      • В публикации «Соблюдайте ваши инструкции» («Новая» № 62 от 10 июня 2019 г.) мы упомянули «методические рекомендации», разработанные Генеральной прокуратурой России еще в 2015 году и регламентирующие порядок проведения ОРД (оперативно-разыскной деятельности) и ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий) по уголовным делам, связанным с распространением наркотиков.

        После консультаций с юристами мы приняли решение обнародовать текст этого документа,

        который полностью называется «Методические рекомендации по обеспечению законности при подготовке и проведении органами наркоконтроля и внутренних дел проверочной закупки наркотических средств и психотропных веществ»

        (Читайте ее полный текст ниже на этой странице!)

        У нашего решения есть общественно значимый и вполне практический смысл. Участники уголовного разбирательства по ст. 228 находятся в неравных условиях.

      • Оперативники и следователи знакомы с рекомендациями (если не знакомы — это вопрос к их руководителям), но игнорируют или прямо нарушают их.
      • Прокуроры тоже в курсе, но между необходимостью покрывать смежников и неукоснительным соблюдением собственной нормативки, судя по всему, выбирают первое.
      • А вот обвиняемые и их защитники с засекреченными «рекомендациями» попросту не знакомы и не могут использовать документ в целях защиты от преследования.
      • Если бы требования Генпрокуратуры соблюдались неукоснительно, то количество приговоров по 228-й оказалось бы как минимум вдвое меньше.

        Более того, если будет принят внесенный группой депутатов законопроект, снижающий тяжесть наказания по отдельным частям ст. 228, это приведет к массовому пересмотру ранее вынесенных приговоров. И вот тогда нужно будет не просто формально снижать срок, но и смотреть на то, в какой мере он вынесен в соответствии со строгой буквой рекомендаций. Так получится неформальная, но массовая амнистия.

        «Рекомендации» — это, конечно, не закон. Но есть два очень важных момента.

        Во-первых, рекомендации, разработанные Управлением по надзору за производством дознания и оперативно-разыскной деятельности Генеральной прокуратуры России — это разъяснение норм, прописанных в законах. И они ничуть не выходят за рамки закона.

        Кроме того, для сотрудников прокуратуры любого уровня рекомендации Генпрокуратуры равносильны приказу Генерального прокурора, который они обязаны соблюдать беспрекословно. То есть,

        если сотрудник прокуратуры видит, что в материалах, собранных полицией и представленных, например, в суд, ОРД и ОРМ проводились не так, как это расписано в «методических рекомендациях», сотрудник прокуратуры обязан вернуть все материалы в полицию и не поддерживать ходатайства следствия, к примеру, об избрании меры пресечения.

        А в «деле Ивана Голунова», как мы уже знаем, прокуратура поддержала ходатайство следствия об аресте журналиста, хотя должна была остановить правовой произвол еще до направления материалов дела в суд для избрания меры пресечения подозреваемому.

        Надо сказать, что «методические рекомендации» появились не случайно. Дело в том, что в 2010–2015 годах Европейский суд по правам человека вынес целую серию судебных решений, связанных с «наркотической» ст. 228 УК РФ. И в этих решениях ЕСПЧ указал на факты полицейских провокаций («Банникова против России», «Дружинин против России», «Золотухин против России» и ряд других). И именно эти решения ЕСПЧ вынудили Генпрокуратуру, МВД и госнаркоконтроль (в то время еще не ликвидированный) признать, что откровенные фальсификации уголовных дел по ст. 228 УК приняли системный и массовый характер. И что остановить этот конвейер правового произвола можно, только четко регламентировав порядок проведения ОРД и ОРМ по уголовным делам, связанным с распространением наркотиков, исключающий провокации, подбросы, фальсификации доказательств.

        Нельзя не обратить внимание и вот на какой момент. Почему Генеральная прокуратура обратила пристальное внимание именно на такой вид ОРМ как «проверочная закупка»? Дело в том, что это чуть ли не единственное серьезное доказательство того, что наркодилер действительно хранил наркотики с целью сбыта. В конце 90-х – начале 2000-х именно «проверочная закупка» ложилась в основу уголовных дел о сбыте наркотиков. Когда человеку выдавались меченые деньги, он покупал наркотики, наркодилера тут же задерживали и изымали у него меченые деньги. Позже наркополицейские начали упрощать себе жизнь, отказываясь от проведения «проверочной закупки». А если и проводили этот вид ОРМ, то он стал больше походить на провокацию преступления. Тогда-то и были разработаны «методические рекомендации». Но, увы, наркоборцы просто проигнорировали разъяснения Генпрокуратуры.

        «Вывести из-под удара полицейских будет сложно». Социолог Кирилл Титаев — о том, насколько типичным было дело против Голунова и как нам гуманизировать уголовное законодательство

        И последнее, о чем мы не можем не рассказать. У нас нет сомнений, что «методические рекомендации» Генпрокуратуры — не фейковый, а настоящий документ. Еще в прошлом году управлением ФСБ по Тюменской области было возбуждено уголовное дело № 11807710001000027 по факту утечки документов с грифом «Секретно» и «Совершенно секретно» из прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа. В конце марта из Тюмени в Москву прилетал следователь СО РУ ФСБ по Тюменской области майор Трунев, в чьем производстве находится это уголовное дело. В Москве Трунев допросил в качестве свидетеля специального корреспондента «Новой» Ирека Муртазина, которому еще осенью прошлого года неизвестный передал копии этих документов.

      • Редакция «Новой газеты»

      как действовать правильно: пошаговая инструкция

      ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА
      РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

      МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
      ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ЗАКОННОСТИ
      ПРИ ПОДГОТОВКЕ И ПРОВЕДЕНИИ ОРГАНАМИ НАРКОКОНТРОЛЯ И ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
      ПРОВЕРОЧНОЙ ЗАКУПКИ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
      Введение

      В судебной системе Российской Федерации в настоящее время окончательно утвердились требования, предъявляемые к порядку, а также условиям осуществления и надлежащей фиксации результатов оперативно-розыскной деятельности (далее — ОРД), формированию которых в значительной степени способствовала практика рассмотрения жалоб по уголовным делам Европейским Судом по правам человека (далее — ЕСПЧ).

      Вместе с тем данный вопрос все еще остается актуальным в правоприменительной практике оперативных подразделений, в том числе при проведении ФСКН России и МВД России проверочной закупки наркотических средств и психотропных веществ (далее — проверочная закупка).

      Так, с учетом негласного характера проведения названного оперативно-розыскного мероприятия (далее — ОРМ), а также использования конфиденциальных источников информации существуют различные трактовки понятия достаточности оснований для проверочной закупки, допустимости и пределов использования ее результатов. Это обстоятельство зачастую влечет признание недопустимыми доказательств на стадии досудебного производства и при рассмотрении уголовного дела в суде.

      Указанные недостатки свидетельствуют об отсутствии единой методики и должной эффективности прокурорского надзора за законностью осуществления ОРД.

      В этой связи следует обратить особое внимание надзирающих прокуроров на соблюдение требований и условий подготовки и проведения оперативными подразделениями ФСКН России и МВД России проверочной закупки.

      Особенности порядка организации и проведения проверочной закупки.

      1. 1. Понятие проверочной закупки

      В статье 6 Федерального закона от 12.08.1995 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Федеральный закон №144) приведен исчерпывающий перечень ОРМ, к числу которых отнесена проверочная закупка. В то же время в данном федеральной законе не раскрываются ее содержание и порядок осуществления.

      Понятие проверочной закупки отражено в Федеральном законе от 08.01.1998 № 3-ФЗ (ред. от 03.02.2015) «О наркотических средствах и психотропных веществах», которым установлено, что проверочной закупкой является оперативно-розыскное мероприятие, при котором с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования (статья49).

      В настоящее время под проверочной закупкой в ведомственных нормативных правовых актах ФСКН России и МВД России понимается создание контролируемой оперативным подразделением ситуации, в ходе которой приобретаются наркотические средства и психотропные вещества путем заключения возмездной сделки с лицом, обоснованно подозреваемым в совершении преступления, с целью получения информации о его вероятной преступной деятельности, а также решения иных задач ОРД (пункт 23 Инструкции [1], пункт 34 Наставления [2]).

      [1] Инструкция об организации оперативно-розыскной деятельности в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденная приказом ФСКН России от 08.08.2005 № 0026 (далее — Инструкция от 08.08.2005)

      [2] Наставление об основах организации и тактики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденное приказом МВД России от 04.04.2013 №001 (далее — Наставление)

      1.2.Основания и условия проведения поверочной закупки

      С учетом требований Федерального закона № 144 и сложившейся правоприменительной практики общим основанием для проведения проверочной закупки являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

      Указанное основание конкретизировано лишь в Наставлении, пунктом 34.3 которого предусмотрено, что до осуществления проверочной закупки целесообразно проведение иных ОРМ, подтверждающих подозрения о реализации продавцом предметов, веществ, в том числе наркотических.

      Данная правовая норма соответствует позиции ЕСПЧ о том, что «в делах, в которых основное доказательство получено за счет негласной операции, такой как проверочная закупка наркотиков, власти должны доказать, что они имели достаточные основания для организации негласного мероприятия» [3].

      [3] Постановление ЕСПЧ от 12.10.2012 по делу «Веселов и другие против Российской Федерации».

      Достаточность данных для проведения проверочной закупки является условной категорией и определяется обстоятельствами каждого конкретного случая с учетом устоявшихся критериев судебной практики.

      Например, элементами, характеризующими противоправную деятельность конкретного лица или намерение ее осуществить, являются в том числе его осведомленность о видах наркотических средств, действующих на них ценах, способность их незамедлительно достать, материальная выгода от сделки, которые зафиксированы посредством специальных технических средств в ходе негласного наблюдения, а также записи телефонных или иных переговоров подозреваемого лица с поставщиком наркотиков (жалобы в ЕСПЧ №18757/06 «Банникова против Российской Федерации», №67537/01 «Шаннон против Соединенного Королевства» и другие).

      Вместе с тем сведения о том, что в прошлом лицо привлекалось к уголовной ответственности, в том числе за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, а также простое утверждение оперативных сотрудников о наличии информации, свидетельствующей о причастности фигуранта к распространению наркотиков, нельзя признавать достаточными.

      Так, рассмотрев жалобу Дружинина И.В. от 12.11.2009 №556/10, ЕСПЧ прямо указал, что, получив лишь сведения от информатора и не проверив их, правоохранительные органы не имели достаточных данных, позволяющих подозревать заявителя в сбыте наркотиков. Организовав проверочную закупку, они вполне осознавали, что Дружинин И.В. мог продать наркотики впервые в результате воздействия информатора-покупателя.

      Следует иметь в виду, что любая информация, касающаяся существующего намерения совершать преступление, должна быть проведена путем проведения таких ОРМ, результаты которых в последующем возможно предоставить органу предварительного расследования и проверить в судебном заседании.

      Кроме того, задокументированная информация должна однозначно свидетельствовать о том, что преступление было бы совершено без вмешательства правоохранительных органов.

      В противном случае следует вести речь о провокации преступления, то есть о нарушении статьи 5 Федерального закона №144,

      содержащей категорический запрет на подстрекательство, склонение и побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

      Необходимо принимать во внимание, что к провокации или подстрекательству к совершению преступления относятся любые действия, которые могут быть истолкованы как оказание давления на человека с целью совершения им правонарушения. В частности, к ним можно отнести инициативное обращение лица, негласно содействующего оперативному подразделению, к сбытчику с повторной просьбой о продаже наркотиков, несмотря на первоначальный отказ, настойчивые напоминания, повышение цены сверх средней, ссылки на абстинентный синдром покупателя в целях возбуждения чувства сострадания.

      Например, в ходе рассмотрения ЕСПЧ жалобы Золотухина М.Б. от 03.05.2007 № 24009/07 исследовались обстоятельства подстрекательства заявителя к сбыту наркотиков со стороны информатора, несколько раз звонившего ему, в том числе в присутствии представителей правоохранительных органов, и предлагавшего продать наркотики. Данные обстоятельства, как и факты неоднократного участия информатора в других проверочных закупках в отношении иных лиц, были выявлены ЕСПЧ в ходе рассмотрения указанной жалобы и не подвергались надлежащему анализу со стороны национальной судебной системы.

      Это нам подбросили. 40 тысяч раз. Как математически доказать существование массовых фальсификаций по наркотическим статьям УК

      Проверяя законность производства проверочной закупки, следует учитывать, что активное участие правоохранительных органов в переговорах фактически побуждает лицо к реализации наркотиков. Поэтому как до проведения проверочной закупки, так и в процессе ее осуществления сбытчик должен сам сообщить о наличии у него возможности реализовать наркотическое средство и (или) предложить это. К тому же такие сведения должны быть документально подтверждены (например, зафиксированы в результате прослушивания телефонных переговоров или наблюдения с использованием негласной аудиозаписи).

      «Это чистая косметика, а не реформа». Эксперты — о «новом старом» законопроекте по либерализации антинаркотического законодательства

      Следует также иметь в виду, что ЕСПЧ сформулирован категорический вывод о необходимости четкого разделения форм использования лиц, конфиденциально содействующих оперативным подразделениям, в качестве источника информации и их участия в негласных мероприятиях. Отдельно подчеркнуто, что их роль должна оставаться строго пассивной, чтобы не подстрекать к совершению преступления, что труднодостижимо, когда проверочная закупка совершается информатором, действующим в качестве покупателя (жалоба «Худобин против Российской Федерации» от 29.10.1999 № 59696/00).

      С учетом изложенных позиций предлагается алгоритм документирования фактов незаконного сбыта наркотических средств и психотропных веществ дифференцировать на ряд основных взаимосвязанных этапов по подготовке, проведению проверочной закупки и использованию ее результатов.

      Этап №1. Проверка первичных данных о возможной причастности лица к незаконному сбыту наркотиков

      Основание: поступление в оперативное подразделение данных, предусмотренных подпунктом 1 пункта 2 части 1 статьи 7 Федерального закона № 144.

      Цель: предварительная проверка полученной оперативной информации, необходимая для принятия решения о проведении проверочной закупки.

      Цель обеспечения последующего использования результатов ОРД в доказывании формирования умысла у объекта вне зависимости от вмешательства правоохранительных органов может быть достигнута путем проведения следующих ОРМ, не предполагающих какого-либо воздействия на проверяемое лицо:

      — опрос с зашифровкой цели лиц из окружения фигуранта (соседей, сослуживцев, знакомых и др.) на предмет установления фактов его контактов с гражданами, употребляющими наркотические средства, иного подозрительного поведения (при отсутствии угрозы расшифровки оперативного интереса);

      — прослушивание телефонных переговоров фигуранта, снятие информации с используемых им технических каналов связи;

      — наблюдение, в том числе осуществляемое оперативно-поисковыми подразделениями, за предполагаемым сбытчиком наркотиков с документированием оперативно значимых действий и контактов. Применение в ходе указанного ОРМ специальных технических средств по фиксации разговоров объекта с окружением или возможными покупателями, содержащих данные о его инициативном предложении приобрести наркотики или участии в их систематическом сбыте неопределенному кругу лиц.

      На данном этапе возможно использование конфиденциального содействия лиц, имеющих оперативные подходы к объекту и (или) предоставивших первичную информацию (далее – первичные конфиденты), при проведении соответствующих оперативно-технических мероприятий. При этом их линия поведения в отношении фигуранта должна носить исключительно пассивный характер. Допускается содействие в оборудовании объекта проведения оперативно-технического мероприятия, а также в форме личного использования специальных технических средств. Какое-либо активное воздействие на поведение объекта оперативной проверки, в том числе выражающееся в просьбах и уговорах сбыть наркотики, запрещается.

      Этап №2. Подготовка и проведение ОРМ «проверочная закупка».

      Основание: задокументированные результаты ОРМ, которые могут быть предоставлены органу предварительного расследования без ущерба интересам ОРД и проверены в уголовно-процессуальном порядке, прямо или косвенно свидетельствующие о причастности фигуранта к незаконному обороту наркотиков.

      Цель: документирование возможного факта сбыта наркотических средств; пресечение преступной деятельности фигуранта (при принятии решения о его задержании).

      На данном этапе оперативный сотрудник подбирает лицо для участия в качестве покупателя при проведении проверочной закупки (далее – покупатель). Указанное лицо не должно являться первичным конфидентом. Согласие гражданина на участие в ОРМ в качестве покупателя в обязательном порядке должно быть оформлено в виде письменного заявления с отражением его ознакомления с признаками неприемлемых провокационных действий.

      Следует отметить, что при наличии задокументированных результатов первичных ОРМ, отвечающих указанным требованиям, в качестве покупателя может выступать также и оперативный сотрудник.

      В ходе организации проверочной закупки в органах ФСКН России оперативный сотрудник составляет рапорт на ее проведение, который представляет начальнику оперативного подразделения. При необходимости к рапорту прилагается проект плана проведения проверочной закупки, а также другие необходимые документы (справка-меморандум, выписка из агентурного сообщения и т.п.) (пункт 9 Инструкции) [4].

      [4] Инструкция о порядке организации и проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденная приказом ФСКН России от 22.06.2009 №0025 (далее – Инструкция от 22.06.2009).

      Постановление о проведении проверочной закупки выносится оперативным сотрудником ФСКН, организующим ее проведение, и состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.

      Вводная часть должна включать в себя наименование документа, место и дату его вынесения, фамилию, инициалы, должность и специальное звание лица, вынесшего постановление.

      В описательной части постановления в обязательном порядке должны быть указаны суть имеющейся оперативной информации, когда, где, в течение какого срока планируется провести проверочную закупку, что является предметом проверочной закупки и конкретная цель проводимого ОРМ. Описательная часть постановления должна заканчиваться ссылкой на статью 6 и 8 Федерального закона №144.

      Одновременно необходимо учитывать, что ведомственным приказом запрещается отражать в описательной части постановления о проведении ОРМ номер и (или) наименование дела оперативного учета, а также любые данные о лицах, оказывающих конфиденциальное содействие (в том числе псевдонимы). Указанные ограничения обеспечивают соблюдение принципа конспирации в связи с последующим направлением постановления следователю и ознакомлением с ним участников уголовного процесса.

      В резолютивной части постановления излагается решение о проведении ОРМ, принятое лицом, вынесшим постановление, указывается его должность, специальное звание, фамилия, инициалы.

      Постановление о проведении проверочной закупки выносится в одном экземпляре и утверждается в ФСКН России директором ФСКН России (его заместителем в соответствии с распределением обязанностей); в территориальном органе ФСКН России – начальником территориального органа ФСКН России (его заместителем в соответствии с распределением обязанностей).

      Следует иметь в виду, что начальникам территориальных органов ФСКН России разрешается предоставлять начальникам межрайонных (городских) отделов право утверждения лишь постановлений о проведении проверочной закупки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых не запрещена либо оборот которых не ограничен (пункт 10 Инструкции от 22.06.2009).

      В системе МВД России перед вынесением постановления о проведении проверочной закупки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, предусматривается подготовка оперативно-служебных документов, содержащих имеющиеся сведения о продавце, задачах, решаемых данным ОРМ, расчет привлекаемых сил и средств (пункт 34.1 Наставления). Указанное постановление утверждается руководителем, правомочным на осуществление ОРД (перечень руководителей определен приказом МВД России от 19.06.2012 № 608 «О некоторых вопросах организации оперативно-розыскной деятельности в системе МВД России»). При подготовке оперативным подразделением МВД России проведения проверочной закупки, в отличие от требований ФСКН России, в каждом случае составляется план с указанием позиций, предусмотренных пунктом 34.4 Наставления.

      При проведении проверочной закупки должны в обязательном порядке использоваться аудиозапись и (или) видеозапись, и(или) киносъемка, и (или) фотосъемка,

      а также могут использоваться другие технические и иные средства, не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде.

      Уполномоченным прокурорам надлежит помнить, что при наличии объективных причин, препятствующих использованию технических средств при проведении проверочной закупки, оперативный сотрудник представляет до начала проведения указанного ОРМ начальнику оперативного подразделения территориального органа наркоконтроля мотивированный рапорт.

      Начальник оперативного подразделения принимает решение о возможности проведения ОРМ без использования технических средств (пункт 4 Инструкции от 22.06.2009).

      Порядок проведения проверочной закупки детально регламентирован лишь в нормативном правовом акте ФСКН России и заключается в следующем.

      Перед началом проведения проверочной закупки оперативный сотрудник в присутствии не менее двух очевидцев (аналог института понятых в уголовном процессе) должен досмотреть лицо, имитирующее роль «покупателя», на предмет фиксации отсутствия у данного лица при себе, в его одежде, находящихся при нем вещах, используемом транспортном средстве наркотических веществ, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, денежных средств; иных материалов и предметов, свободный оборот которых на территории Российской Федерации ограничен или запрещен.

      Лицу, имитирующему роль «покупателя», выдаются технические средства (с указанием сведений об аудио- и видеоносителе информации, а также применяемых мерах по обеспечению невозможности его подмены, например, путем опечатывания соответствующего отсека) и денежные средства (предметы), предназначенные для использования в качестве средств платежа в ходе проверочной закупки, которые предварительно копируются и (или) фотографируются, и (или) описываются их индивидуальные отличительные признаки (вид валюты, количество, номинал, серия и номер каждой купюры), и (или) помечаются специальными средствами. При необходимости привлекается специалист. Результат оформляется соответствующим актом.

      После проведения проверочной закупки в присутствии не менее двух очевидцев лицо, имитирующее роль «покупателя», обязано выдать оперативному сотруднику закупленные наркотики и ранее переданные ему технические и денежные средства (при наличии таковых), о чем составляется соответствующий акт.

      В случаях, когда проведение проверочной закупки направлено на непосредственное пресечение преступной деятельности сбытчика наркотиков, предусматривается его задержание. В свою очередь, при задержании лица, в отношении которого проводилась проверочная закупка, в соответствии с пунктом 13 Инструкции от 22.06.2009 оперативный сотрудник должен провести его досмотр, получить у задержанного образцы для сравнительного исследования (смывы с ладоней, подногтевое содержимое или срезы ногтей). При необходимости осматриваются одежда и карманы на предмет наличия следов специального вещества или наркотического средства (иного закупаемого вещества), производится изъятие соответствующих образцов с одежды. Результат оформляется соответствующим актом.

      Следует отметить, что действующим Федеральным законом №144 основания и порядок проведения задержания и досмотра задержанных лиц в ходе осуществления органами внутренних дел и наркоконтроля оперативно-розыскной деятельности не предусмотрены.

      Указанные вопросы в зависимости от конкретных обстоятельств регламентированы Федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» (пункт 13 части 1 статьи 13 «Права полиции (для ОВД), статья 14 «Задержание»), КоАП РФ (статья 27.3 «Административное задержание», статья 27.7 «Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице») и УПК РФ.

      При этом, учитывая наличие различных видов физического ограничения свободы лиц в связи с осуществлением мер государственного принуждения и соответствующих им особенностей процессуального оформления, действия оперативных сотрудников по изъятию предметов, переданных покупателем сбытчику в ходе проверочной закупки, на практике целесообразно документировать в следующих правовых режимах.

      Так, после получения данных о состоявшейся сделке по купле-продаже наркотиков оперативные сотрудники вступают в контакт со сбытчиком, представляются, объявляют о проведении в отношении его ОРМ, разъясняя соответствующие права и обязанности. После этого ему предлагается выдать имеющиеся у него предметы и пояснить их происхождение, предъявив для осмотра содержимое карманов одежды и ручной клади. В случае добровольной выдачи денежных средств и иных предметов, представляющих оперативный интерес, в том числе наркотиков, последние изымаются в порядке пункта 1 части 1 статьи 15 Федерального закона №144 с составлением протокола в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

      Голунов вытаскивает всех. От солидарности — к общероссийской кампании-228. «Новая газета» призывает начать борьбу с фальсификациями по «наркотическим» статьям

      Для удостоверения указанных действий, при наличии условий, определяемых оперативной обстановкой, могут быть привлечены с их согласия отдельные лица, отвечающие требованиям, предъявляемым к понятым в уголовном судопроизводстве.

      В случаях, требующих обязательного проведения задержания сбытчика наркотиков, соответствующие действия оперативных сотрудников организуются во взаимодействии с органом предварительного следствия и осуществляются по основаниям и в порядке, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством.

      Как правило, решению задач по пресечению функционирования организованных преступных групп и преступных сообществ, установлению всех их участников, каналов поступления и мест производства наркотиков предшествует проведение целой серии проверочных закупок, в ходе которых по замыслу оперативной разработки до определенного момента не производится задержание «рядовых» сбытчиков при обязательном условии документирования их действий и изъятия наркотиков из незаконного оборота.

      При этом по результатам первоначальных проверочных закупок с учетом соблюдения требований УПК РФ в разумные сроки возбуждаются уголовные дела, в рамках которых при принятии решения о реализации материалов ОРД с одновременным пресечением криминального поведения фигурантов и производится их уголовно-процессуальное задержание.

      Верховный Суд Российской Федерации в этой связи предлагает учитывать, что проведение очередной проверочной закупки у одного и того же лица должно быть обоснованно и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями, и с обязательным вынесением нового постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность [5].

      [5] Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.06.2012

      Следует обратить внимание на то, что кроме указанных оперативно-служебных документов пункт 14 Инструкции от 22.06.2009 обязывает оперативных сотрудников окончательные результаты проверочной закупки оформлять предусмотренным соответствующим приложением актом. К нему прилагаются документы, подтверждающие совершение сделки (при их наличии), приобретенные (изъятые) предметы, вещества и продукция, другие необходимые материалы.

      Кроме того, результаты проверочной закупки оперативный сотрудник должен доложить рапортом лицу, утвердившему постановление о ее проведении.

      В рапорте излагаются:

      — основные результаты проведенного мероприятия;

      — материалы, отражающие ход и результаты проверочной закупки, а также закупленные и изъятые в ходе ее проведения ценности, предметы, вещества, продукция. Указывается, куда и в каких целях они были представлены или должны быть направлены;

      — предложения по дальнейшему использованию или месту хранения документов, в которых отражены подготовка и ход проведения проверочной закупки, закупленных и изъятых в ходе ее проведения ценностей, предметов, веществ, продукции;

      — при необходимости предложения по мерам обеспечения безопасности участвовавших проведенной проверочной закупке лиц;

      — другие необходимые сведения.

      К рапорту должен быть приложен акт проведения ОРМ «проверочная закупка» и акт о расходовании выделенных на проведение проверочной закупки денежных средств (пункт 15 Инструкции от 22.06.2009).

      В системе МВД России результаты проверочной закупки также оформляются актом (пункт 34.8 Наставления).

      Предложенный алгоритм документирования хода и результатов проведения проверочной закупки не противоречит требованиям Наставления и может использоваться в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел.

      (Заключительный этап) Использование результатов проведенного оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка»

      Порядок предоставления результатов ОРД органу предварительного расследования или в суд достаточно подробно регламентирован Инструкцией [6].

      [6] Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденная приказом МВД России, Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России ФСКН России, СК России №776/703/509/507/1820/42/535/398/68 от 27.09.2013 (далее – Инструкция от 27.09.2013)

      Каких-либо существенных особенностей предоставления результатов ОРМ «проверочная закупка» в порядке статьи 11 Федерального закона №144, требующих отдельного изложения, не имеется.

      При этом на практике зачастую допускаются следующие нарушения в деятельности оперативных подразделений, которые следует учитывать при реализации надзорных полномочий:

      — результаты ОРД предоставляются в орган предварительного следствия одновременно в виде рапорта об обнаружении признаков преступления и сообщения о результатах ОРД;

      — подготавливаемые оперативно-служебные документы не соответствуют образцам, предусмотренным Инструкцией от 27.09.2013;

      — результаты ОРД, предоставляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и последующего формирования доказательств, не содержит сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены; при каких обстоятельствах имело место их обнаружение; отсутствуют указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства (имеют место случаи отражения лишь данных об организационно-тактических формах применения специальных технических средств: «НАЗ», «НВД», «НСИ» и т.п.).

      Резюмируя указанные требования к доказательствам, полученным в результате проведения проверочной закупки, следует указать одно непреложное правило документирования наркопреступлений:

      результаты проверочной закупки не должны быть единственным и основным доказательством по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

      Заключение

      Массовое использование в преступных целях безконтактных способов передачи запрещенных веществ, затрудняющих идентификацию сбытчика (службы мгновенного обмена сообщениями (ICQ), интернет-сайты с высокой степенью криптозащиты технических каналов, электронные системы взаиморасчетов, тайниковые операции и т.п.), а также фактическое общение субъектов теневой купли-продажи исключительно в виртуальном пространстве нивелируют эффективность и зачастую целесообразность ранее существовавших приемов и методов противодействия наркопреступности. В этой связи современное состояние оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов в условиях динамично развивающейся информационно-технической инфраструктуры общества, беспрецедентной активизации криминальных структур на рынке реализации новых типов наркотиков требует существенного совершенствования ее организации и тактики.

      Неукоснительное соблюдение требований российского законодательства и общепризнанных норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод становится фундаментальным принципом эффективного противодействия наркоугрозе, способствующем неотвратимости наказания участников организованных преступных формирований. При этом констатируемые в настоящее время шаблонность при организации и непосредственном осуществлении ОРД, отсутствие творческого подхода к решению ее задач в совокупности с юридической неграмотностью ряда оперативных сотрудников приводят к снижению наступательности в ликвидации наркотрафика. Лишь четкое понимание оперативным составом оснований и условий правомерной реализации своих полномочий, нацеленность на решение конкретных задач ОРД путем эффективного и комплексного использования имеющихся сил и средств будут способствовать укреплению законности в указанной сфере.

      При рассмотрении дел против Российской Федерации ЕСПЧ высказана неоднозначная позиция о том, что отсутствие четкой и предсказуемой процедуры санкционирования проведения проверочной закупки, ее разрешение посредством простого административного решения одного и того же органа дает возможность проводить мероприятие без какого-либо независимого контроля и необходимости обосновывать его осуществление. Делая подобный вывод, ЕСПЧ не учел нормативно закрепленные полномочия органов прокуратуры по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, в том числе при подготовке и проведении проверочной закупки.

      Вместе с тем возникновение подобной позиции суда неслучайно и во многом обусловлено неоднократными нарушениями закона при осуществлении ОРД, не пресекаемыми уполномоченными прокурорами из-за отсутствия системы реализации превентивных механизмов надзорной деятельности.

      Таким образом, особая роль в обеспечении законности при осуществлении ОРД несомненно принадлежит прокурорскому надзору.

      Управление по надзору за производством
      дознания и оперативно-розыскной деятельностью

      Этот материал вышел благодаря соучастникам «Новой газеты»

      Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

      Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

      Читайте так же:  Закон и бизнес-план: пять дел о корпоративных договорах. Договор о создании бизнеса

    admin