Самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения. Ходатайство о применении амнистии следователю

Самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения

Тема заявления в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельного ходатайства об изменении в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу на иную меня как адвоката, практикующего по уголовным делам, привлекала давно. Необходимо сразу пояснить читателям, что под самостоятельным ходатайством защитника в суд я понимаю не альтернативное ходатайство об избрании менее строгой меры пресечения в процессе судебного рассмотрения ходатайства следователя о заключении под стражу или продлении сроков содержания под стражей, а именно адресованное суду отдельное ходатайство защитника.

В свое время один очень уважаемый мной коллега в кулуарной беседе рассказал, что он указанное ходатайство со ссылками на положения ст. 119–120 УПК РФ в одном из дальних регионов Российской Федерации подавал, и оно было судом рассмотрено. Я о подобном практическом опыте адвокатов не слышал, ни одного судебного решения, а тем более образца ходатайства защитника в открытых источниках не нашел. Наверное, найдутся читатели из числа адвокатов, которые скажут, что они такого рода ходатайства готовили и суды их рассматривали, но лично я слышал всего об одном случае, который публично не освещался, и никакой иной информации, несмотря на все предпринятые усилия, не нашел. Опросы большого числа коллег также не привели к желаемому результату, хотя мой профессиональный круг общения в силу вовлеченности в вопросы защиты по уголовным делам весьма обширен.

В общем-то это легко объяснимо: фактически необходимость подачи самостоятельных ходатайств возникает далеко не всегда. Следователи и так регулярно обращаются в суд с ходатайствами о продлении сроков содержания под стражей, и в процессе рассмотрения такого ходатайства ничто не мешает защитнику заявить ходатайство альтернативное. Наши судьи изменяют меру пресечения на менее строгую крайне неохотно и лишь при наличии каких-то совсем вопиющих и исключительных обстоятельств. А излишняя активность защитника по регулярной подаче самостоятельных ходатайств в тот же суд, который в дальнейшем будет рассматривать дело по существу, может быть расценена ими негативно и повлечь в связи с этим ухудшение отношения к потенциальному подсудимому. Разумеется, возможное раздражение судей от того, что их загружают лишней работой, адвокат может, да и, наверное, должен проигнорировать, если у него есть основания полагать, что его деятельность принесет позитивный для подзащитного результат. Но в большинстве случаев вопрос о заявлении суду самостоятельного ходатайства об изменении меры пресечения или заявлении такого же ходатайства, но через две недели уже в качестве альтернативного ходатайству следователя не носит принципиального характера: результат в обоих случаях предсказуем. Другая ситуация может сложиться, когда ситуация является исключительной и вопиющей. Например, речь идет о выявлении у обвиняемого тяжкого заболевания, препятствующего содержанию под стражей, истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности, амнистии, истечении предельных сроков содержания под стражей и одновременном затягивании следователем изменения меры пресечения. В таких обстоятельствах защитник просто обязан отреагировать и принять действенные меры к скорейшему освобождению обвиняемого, а одной из самых эффективных мер как раз и может стать самостоятельное ходатайство в суд по месту производства предварительного расследования об изменении меры пресечения. Размышления на эту тему привели меня к выводу, что, несмотря на огромное желание попытаться сформировать свою собственную, а возможно, и юридическую практику по этому вопросу в целом, следует дождаться подходящего случая.

Подобного случая в моей практике не было долго, но вот мой партнер по бюро, адвокат Алексей Касаткин, рассказал об одном деле, по которому он осуществляет защиту (вот он, главный плюс командной адвокатской работы – возможность обмена мнениями, советами, взаимной помощи, усиления позиции): обвиняемый содержится под стражей свыше предусмотренных ст. 108 УПК РФ сроков, при этом расследование не окончено. Он обвиняется в тяжком преступлении, и следователь за 30 суток до истечения предельного срока предъявил обвиняемому и защитнику материалы уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, после чего обратился в суд субъекта Российской Федерации с ходатайством о продлении сроков содержания под стражей. Суд данное ходатайство удовлетворил, и на следующий день после вынесения указанного судебного решения следователь вынес постановление о возобновлении производства следственных действий, приступив к дальнейшему активному расследованию, в том числе допросам новых свидетелей, выемкам, осмотрам документов, вынесению постановлений о выделении в отдельное производство материалов дела и т.п. Таким образом, хотя обвиняемый содержался под стражей более 12 месяцев, производство расследования продолжалось и освобождать подзащитного из-под стражи следователь не собирался, ссылаясь на продленный судом срок. Судебное решение о продлении сроков содержания под стражей было обжаловано в апелляционном порядке, однако в удовлетворении жалобы защитника суд вышестоящей инстанции отказал по тому мотиву, что он оценивает законность конкретного судебного решения на момент его вынесения, а не текущую ситуацию по делу и последующие манипуляции следователя. Не вдаваясь в оценку решения суда апелляционной инстанции, отмечу лишь, что никакого другого варианта для принятия незамедлительных мер к изменению в отношении содержащегося под стражей свыше установленных УПК РФ предельных сроков обвиняемого, кроме подачи соответствующего самостоятельного ходатайства в суд, у защитника, по сути, не оставалось, поскольку до истечения продленного ранее судом срока оставалось еще порядка 2 месяцев.

В связи с этим самостоятельное ходатайство в суд об изменении меры пресечения было подготовлено, и – обрадую читателей новостью о начале формирования определенной практики – оно было даже рассмотрено с вынесением решения.

В процессе подготовки указанного ходатайства мы столкнулись с рядом проблем:

  • специальных норм в УПК РФ, регламентирующих возможность подачи защитником ходатайства в суд об изменении меры пресечения, а тем более порядок рассмотрения такого ходатайства, не существует, то есть можно было ссылаться на общие положения ст. 119–122 УПК РФ;
  • судебной практики, несмотря на все предпринятые усилия, обнаружено не было;
  • какие-либо разъяснения Верховного Суда РФ, которые описывали бы порядок заявления таких ходатайств, сроки их рассмотрения, необходимость приобщения к ходатайствам копий материалов дела по этому вопросу также отсутствуют;
  • с учетом того, что срок содержания под стражей превышал 12 месяцев, возникал вопрос о том, в какой суд надлежит подавать ходатайство (районный суд или суд субъекта РФ);
  • учитывая, что вопросы избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде подписки о невыезде не входят в компетенцию суда, а предельные сроки содержания обвиняемого под домашним арестом также истекли, возможно было ходатайствовать лишь об изменении меры пресечения на залог.
  • В итоге ходатайство было подготовлено нами фактически по собственному усмотрению, и, учитывая, что суд дал ему юридическую оценку, можно уже сейчас утверждать, что его форма, а также порядок подачи нами были соблюдены. Оно содержало ссылки на общие нормы ст. 119–121 УПК РФ, позволяющие защитнику заявлять перед судом ходатайства; положения ст. 106 УПК РФ о том, что мера пресечения в виде залога избирается только судом и ходатайствовать об избрании меры пресечения помимо следователя может также подозреваемый, обвиняемый и иное физическое лицо; нормы ст. 110 УПК РФ, содержащие общие положения об основаниях изменения меры пресечения.

    Ходатайство было адресовано в районный суд по месту производства предварительного расследования с учетом положений ст. 106 УПК РФ о том, что ходатайство об избрании меры пресечения в виде залога подается именно в данный суд.

    Основная мотивировка заявленного ходатайства сводилась к тому, что с момента последнего продления срока содержания под стражей обстоятельства уголовного дела изменились, срок содержания обвиняемого под стражей превысил 12 месяцев, и при этом проведение расследования продолжается. Естественно, были сделаны ссылки и на отсутствие в уголовном деле каких-либо предусмотренных ст. 97 УПК РФ данных, указывающих на необходимость дальнейшего применения к обвиняемому самой строгой меры пресечения в виде заключения под стражу, описание данных о личности обвиняемого и иные стандартные и знакомые всем профессиональным защитникам доводы. Однако основной аргумент, подчеркиваю, сводился к вопиющей ситуации, связанной с содержанием обвиняемого под стражей по истечении предельных сроков, установленных ст. 109 УПК РФ.

    К ходатайству по аналогии с соответствующей процедурой, регламентированной для рассмотрения ходатайств следователей, были приложены копии материалов уголовного дела и иных документов, подтверждающих доводы защитника, в том числе копия постановления следователя о возобновлении следственных действий, копии протоколов проведенных следственных действий, иные документы, подтверждающие факт расследования по истечении предельных сроков содержания под стражей. Данные копии были заверены защитником, прошиты, пронумерованы и сопровождены описью.

    Ходатайство вместе с прилагаемыми документами было сдано в канцелярию районного суда по месту нахождения органа предварительного расследования.

    С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения судом, несмотря на регулярные напоминания о себе и заявления защитника, прошло в общей сложности 1 месяц и 17 дней. Уже из этого можно сделать вывод, что судья долго размышлял над тем, рассматривать ли ему данное ходатайство по существу и каким образом этого избежать. С момента подачи ходатайства до момента его рассмотрения активные следственные действия по делу проводились, а обвиняемый продолжал содержаться под стражей.

    К сожалению, результат рассмотрения ходатайства оказался отрицательным и весьма обычным для нынешней московской судебной практики. В удовлетворении ходатайства было отказано, довод об истечении предельных сроков содержания под стражей остался без какой-либо судебной оценки, хотя из самого текста судебного акта следует, что именно он приводился защитой в качестве основного. Суд ограничился общими формулировками о том, что с учетом обстоятельств уголовного дела есть основания полагать, что обвиняемый может скрыться от следствия или суда, угрожать свидетелям, продолжить заниматься преступной деятельностью, иным образом воспрепятствовать производству по делу. Конечно же, данное судебное решение обжаловано в апелляционном порядке, и нам остается надеяться, что суд апелляционной инстанции все же обратит внимание на положения уголовно-процессуального законодательства и даст наконец-то оценку факту истечения предельных сроков содержания под стражей. В случае же игнорирования данного довода со стороны суда апелляционной инстанции судебное решение будет обжаловано далее, уже в кассационном порядке.

    Из описанной ситуации можно сделать как минимум два вывода, один из которых можно охарактеризовать как положительный. Вывод № 1 (положительный) – практика рассмотрения судами самостоятельных ходатайств защитников об изменении в отношении обвиняемых меры пресечения существует, и автор публикации с удовольствием поделится с коллегами образцом заявленного ходатайства (естественно, без раскрытия данных обвиняемого и иных обстоятельств уголовного дела). Вывод № 2 (отрицательный) – московские суды, к сожалению, в большинстве случаев игнорируют самые вопиющие случаи нарушений процессуальных прав обвиняемых и идут на поводу у представителей стороны обвинения, покрывая тем самым совершаемые ими незаконные действия.

    Остается надеяться, что не все уголовные дела и отношение к ним у судей на территории РФ одинаковы (наша ситуация все же немного отличается с учетом специфики оперативного сопровождения, личности самого обвиняемого, иных обстоятельств, которые не имеют отношения к законности принимаемых решений, но неформально судьями учитываются), и наши коллеги воспользуются описанным опытом, что приведет не только к рассмотрению заявленного самостоятельного ходатайства об изменении меры пресечения, но и к его удовлетворению.

    Допустимость прекращения уголовного дела в ходе досудебного производства: больше вопросов, чем ответов Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

    Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Антонов И.А., Мамонтов А.Г.

    В статье поднимаются проблемы допустимости прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования и связанные с ними вопросы о разрешении уголовного дела по существу и признании лица виновным в совершении преступления не судом , а следователем ; о процессуальном статусе следователя , а также о контрадикторности функций следователя . При этом решать поставленные вопросы автор предлагает с применением функционально-содержательного анализа деятельности следователя .

    Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Антонов И.А., Мамонтов А.Г.,

    Текст научной работы на тему «Допустимость прекращения уголовного дела в ходе досудебного производства: больше вопросов, чем ответов»

    ?УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС. КРИМИНАЛИСТИКА

    И. А. АНТОНОВ, профессор кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, доктор юридических наук, профессор (г. Москва)

    I. A. ANTONOV, professor of department of management bodies investigation of crimes Academy of management of the Ufa Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia, doctor of law, professor (Moscow)

    А. Г. МАМОНТОВ, адъюнкт кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России (г. Москва)

    A. G. MAMONTOV, adjunct of department of management bodies investigation of crimes Academy of management of the Ufa Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia (Moscow)

    ДОПУСТИМОСТЬ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ХОДЕ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА: БОЛЬШЕ ВОПРОСОВ, ЧЕМ ОТВЕТОВ

    THE VALIDITY OF THE TERMINATION OF THE CRIMINAL PROCEEDINGS DURING PRE-TRIAL PROCEEDINGS: MORE QUESTIONS THAN ANSWERS

    Аннотация. В статье поднимаются проблемы допустимости прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования и связанные с ними вопросы о разрешении уголовного дела по существу и признании лица виновным в совершении преступления не судом, а следователем; о процессуальном статусе следователя, а также о контрадикторности функций следователя. При этом решать поставленные вопросы автор предлагает с применением функционально-содержательного анализа деятельности следователя.

    Ключевые слова: следователь, суд, прекращение уголовного дела, разрешение уголовного дела по существу, функция юстиции, функционально-содержательный анализ.

    Annotation. The article raises the problems of the admissibility of the termination of the criminal case at the stage of preliminary investigation and related issues on the resolution of the criminal case on the merits and the recognition of the person guilty of a crime not by the court but by the investigator; on the procedural status of the investigator, as well as on the counter. At the same time, the author proposes to solve the questions with the use of functional and content analysis of the investigator’s activity.

    Keywords: investigator, court, termination of the criminal case, resolution of the criminal case on the merits, the function of justice, functional and substantive analysis.

    Исследование вопроса о допустимости и обоснованности прекращения уголовного дела в ходе досудебного производства — принятие решения, которым фактически на стадии предварительного расследования осуществляется разрешение уголовного дела по существу, — несколько потеряло свою актуальность после выхода в свет решения Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова» [1]. И хотя заявитель оспаривал законодательные положения, ограничивающие его право на обжалование судебного решения о прекращении уголовного дела, Конституционный Суд РФ затронул важный аспект — самой возможности прекращения уголовного дела по нереа-билитирующим основаниям не судом, а иными субъектами уголовно-процессуальной деятельности, в частности, органами прокуратуры или предварительного расследования.

    Читайте так же:  Договор поставки и монтажа оборудования. Договор поставки нюансы

    Конституционный Суд РФ выделил четыре главные правозащитные идеи, на которых базируется принимаемое решение:

    1) в соответствии с Конституцией РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49);

    2) правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ);

    3) каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается возможность обжало-вать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц (чч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ);

    4) презумпция невиновности и право граждан на судебную защиту от-

    носятся к таким правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не подлежат ограничению ни при каких условиях.

    При этом Конституционный Суд РФ, как представляется, без достаточного обоснования указал, что принятое на основании ст. 6 УПК РСФСР решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

    Рассматриваемый случай прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки, если совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным, предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но только после того, как в ходе предварительного расследования будет установлено, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления, и в материалах уголовного дела найдет отражение процесс доказывания виновности лица в совершении преступления и его результат — утверждение, что именно это лицо совершило именно это уголовно наказуемое деяние. Соответственно, решение о прекращении производства по уголовному делу по рассматриваемому основанию не влечет за собой реабилитации лица (этим решением лицо не признается невиновным, а подтверждается законность и обоснованность осуществляемого ранее в отношении него уголовного преследования).

    Таким образом, вопрос о виновности лица при прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не просто остается открытым, как указывает Конституционный Суд РФ, (на этот вопрос в ходе предварительного расследования и принятым законным и обоснованным процессуальным решением следователя дан четкий и однозначный ответ) — лицо при-

    знается виновным в совершении преступления.

    В настоящее время, после принятия УПК РФ в 2001 году, к рассматриваемым основаниям, которые принято называть нереабилитирующими, относятся: истечение сроков давности уголовного преследования; смерть подозреваемого или обвиняемого; прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) и другие, определяемые пп. 5, 6 ст. 24 и ст. 25.1 УПК РФ.

    При этом, учитывая то, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования (ч. 3 ст. 24 УПК РФ), а также то, что уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых (ч. 4 ст. 24 УПК РФ), к системе нерабилитирующих оснований прекращения производства по уголовному делу в отношении конкретного лица относятся, в частности, издание акта об амнистии, прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, а также основания, определяемые п. 6 ч. 1 ст. 27 и ст. 28.1 УПК РФ.

    Уголовно-процессуальный закон учитывает, что указанные основания относятся к категории нереабилити-рующих, в связи чем допускает возможность прекращения уголовного дела при их наличии лишь с согласия лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование.

    На необходимость получения согласия лица на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям обращал свое внимание и Конституционный Суд РФ, отмечая, что это вело к нарушениям конституционного права на судебную защиту и презумпции невиновности. И это положение нашло свое закрепление в УПК РФ.

    Однако здесь нельзя не акцентировать внимание на то, что Конститу-

    ционный Суд РФ в целом поставил соблюдение прав лица, вовлекаемого в сферу уголовно-процессуальных правоотношений в качестве подозреваемого и обвиняемого, при прекращении уголовного дела, в том числе на стадии предварительного расследования, в зависимость от того, возражает ли это лицо против прекращения уголовного дела и ходатайствует о продолжении производства по делу или нет.

    Конституционный Суд РФ сильно упростил проблему. Его решение не снимает основного вопроса: может ли следователь на стадии предварительного расследования прекратить уголовное дело, приняв, таким образом, итоговое решение по делу, фактически разрешив его по существу? Конституционный Суд РФ лишь переложил рассматриваемую проблему на плечи подозреваемого, обвиняемого. Основываясь на его постановлении, можно указать, что решение о виновности лица в совершении преступления принимает сам подозреваемый, обвиняемый. Получается, что он дает согласие органам предварительного расследования на прекращение уголовного дела по нереабилитирую-щим основаниям, признавая свою виновность в совершении преступления со всеми вытекающими правовыми последствиями. Такой подход может нас завести в рассуждениях очень далеко -вплоть до возвращения к тому, что признание лица в совершении преступления является «царицей доказательств». Это совершенно недопустимый подход. Н. С. Алексеев, Л. Е. Ароцкер, А. Д. Бойков, Г. Ф. Горский, В. Г. Даев, Л. Д. Кокорев, Н. А. Комарова, А. Ф. Кони, Д. П. Котов, В. В. Леонен-ко, С. Г. Любичев, Н. А. Сидорова, М. С. Строгович, П. С. Элькинд [2-14] и многие другие ученые всю свою жизнь посвятили научному обоснованию настоятельной потребности отказа от обвинительного уклона в работе следователя и суда, отказа от признания обвиняемым своей вины в качестве доказа-

    тельства, которое может быть положено в основу обвинения и приговора суда. Именно их четкая обоснованная линия научных рассуждений, упорство в распространении гуманистических идей и их проецировании на сферу уголовно-процессуальных отношений привели к появлению в уголовно-процессуальном законе нормы о том, что показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым доказательствам (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

    Таким образом, исследование поднимаемого для обсуждения вопроса должно быть продолжено. А продолжать исследование, как нам представляется, необходимо в следующем ключе.

    Разрешение уголовного дела по существу — это функция суда в сфере уголовного судопроизводства. Разрешая уголовное дело по существу, суд осуществляет правосудие. При этом, разрешая уголовное дело, суд может как вынести приговор (оправдательный или обвинительный), так и прекратить уголовное дело, в том числе по нереабилитирую-щим основаниям, фактически признав лицо виновным в совершении преступления. Получается, что на стадии предварительного расследования следователь, обладая полномочиями прекратить уголовное дело, в том числе по нереа-билитирующим основаниям, фактически берет на себя полномочия суда и реализует функцию юстиции — осуществляет правосудие (признает лицо виновным в совершении преступления).

    Таким образом, решить научно-исследовательскую задачу о допустимости и обоснованности прекращения уголовного дела (его разрешения) в ходе досудебного производства мы можем только через анализ деятельности следователя. Требуется разрешить многие вопросы: назначение следственной деятельности,

    ценностные ориентиры в деятельности следователя, правовой статус следователя (права и обязанности), а также функции следователя (на наш взгляд, относить его к стороне обвинения и, таким образом, требовать от него реализации функции обвинения — недопустимо, как недопустим и обвинительный уклон в следственной деятельности).

    Основываясь в исследовании деятельности следователя на теории функционального анализа, уже на начальном этапе исследования мы выявили контрадикторность (противоречивость) функций следователя, которая чрезвычайно негативно влияет на содержание его деятельности (абстрагируясь от четкости научных определений, можно сказать, что следователь выполняет: функцию обвинения — собирая обвинительные доказательства, устанавливая отягчающие вину обстоятельства; функцию защиты — собирая (проверяя) оправдательные доказательства, устанавливая смягчающие вину обстоятельства; функцию юстиции -разрешения уголовного дела по существу — прекращая уголовное дело по нера-билитирующим основаниям).

    При этом в научных работах мы находим больше управленческий, организационный подход к анализу, в том числе следственной деятельности, — с использованием функционально-структурного анализа (или функционально-целевого анализа организации работы), что не подходит для нашего исследования (нас в рассматриваемом аспекте не интересует структура органов предварительного следствия и пути ее оптимизации).

    Мы учитываем, что наиболее важно для нас — получение системных знаний о содержании деятельности следователя, а также о его процессуальном статусе. В этой связи нам потребуется применение функционально-содержательного анализа деятельности следователя, который позволит выявить функции и существенные признаки следст-

    венной деятельности, ее свойства и качества, чтобы в последующем ответить на вопрос о едином предназначении следователя и судьи в решении двуединого правозащитного назначения уголовного судопроизводства, о едином ценностном подходе в их работе, а также, как следствие: либо говорить о функции расследования уголовных дел, которая является однородной по существу с функцией разрешения уголовного дела (таким образом, следователь выполняет самостоятельную функцию -функцию расследования, реализация которой связана с объективным, беспристрастным, всесторонним исследованием обстоятельств совершенного уголовно наказуемого деяния, и не относится к стороне обвинения); либо говорить о единой функции, осуществ-

    1. По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О. В. Сушкова: постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1996 г. № 18-П // Собрание законодательства РФ. 1996. № 45. Ст. 5203.

    2. Алексеев Н. С., Даев В Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980.

    3. Ароцкер Л. Е. Тактика и этика судебного допроса. М., 1969.

    4. Бойков А. Д. Нравственные основы судебной защиты. М., 1978.

    5. Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978.

    6. Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Судебная этика. Некоторые проблемы нравственных начал советского уголовного процесса. Воронеж, 1973.

    7. Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса: учебное пособие. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1993.

    8. Комарова Н. А., Сидорова Н. А. Судебная этика. СПб., 1993.

    9. Кони А. Ф. Избранные труды и речи. Тула, 2000.

    10. Котов Д. П. Вопросы судебной этики. М., 1976.

    11. Леоненко В. В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. Киев, 1981.

    12. Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980.

    13. Строгович М. С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984.

    14. Элькинд П. С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976.

    ляемой судом и следователем (и тогда придется настаивать на дополнительном внимании к поднимаемым сегодня вопросам о возрождении института судебных следователей, чья работа предшествует работе судьи и выступает в качестве начального этапа реализации единой функции отправления правосудия). Может быть, более рационально возложить полномочия по прекращению уголовных дел, в том числе по нереабили-тирующим основаниям, на суд, исключив это право органов предварительного расследования?

    Итак, вопросы поставлены, задачи, требующие решения, обозначены, исследование допустимости и обоснованности прекращения уголовного дела в ходе досудебного производства продолжается.

    Ходатайство о применении амнистии следователю

    Ходатайство содержит обоснование необходимости прекращения уголовного дела в отношении подзащитного на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

    Ходатайство об изменении меры пресечения

    В приведенном ходатайстве доводы в пользу замены меры пресечения в виде заключения под стражу более мягкой мерой подкрепляются ссылками на постановления Пленума Верховного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.

    Ходатайство об исключении недопустимого доказательства — протокола осмотра места происшествия

    Ходатайство заявляется в ситуации, когда под видом осмотра места происшествия фактически производился обыск. Защитник перечисляет нарушения, допущенные при производстве следственного действия, и указывает, какие требования УПК не были соблюдены.

    Ходатайство об исключении недопустимого доказательства — протокола осмотра места происшествия при задержании с поличным

    Ходатайство заявляется в ситуации, когда осмотр места происшествия был произведен с нарушением требований УПК РФ: подозреваемый участвовал в нем в отсутствие своего защитника.

    Ходатайство о постановке дополнительных вопросов эксперту-полиграфологу

    Нестандартное ходатайство, заявляемое защитником подозреваемого в случае, когда психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа проводится в отношении свидетелей обвинения для проверки достоверности их показаний. Ходатайство может быть заявлено с целью выявить истинные мотивы свидетеля и наличие у него заинтересованности в привлечении подозреваемого (обвиняемого) к уголовной ответственности.

    Заявление о признании потерпевшим по уголовному делу

    Ходатайство об истребовании (дополнительных) данных о телефонных соединениях абонента

    Ходатайство заявляется в случае расхождения данных (в данном случае — данных о месте нахождения подозреваемого), полученных следствием от оператора связи, с показаниями свидетеля обвинения.

    Ходатайство об определении порядка ознакомления участников со стороны защиты с материалами дела

    Ходатайство заявляется по окончании предварительного расследования. Рациональный способ ознакомления участников процесса со стороны защиты с материалами уголовного дела.

    Ходатайство об освобождении задержанного

    Ходатайство заявляется, если лицо было задержано с нарушением требований, установленных УПК РФ. Защитник ходатайствует об освобождении задержанного, которому еще не определена мера пресечения.

    Ходатайство об участии адвоката в производстве всех следственных действий

    Ходатайство о проведении всех следственных действий, официальных мероприятий и любых контактов с представителями правоохранительных органов только при условии реального обеспечения возможности и одновременного участия защитника. Данное ходатайство целесообразно подать сразу после возбуждения уголовного дела с целью предупреждения возможных нарушений закона со стороны следствия.

    Ходатайство о проверке алиби

    Пример ходатайства, поданного защитой в рамках уголовного дело по обвинению бывших директора и главного бухгалтера фирмы в присвоении денежных средств предприятия (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

    Ходатайство о допросе свидетелей

    Ходатайство защитника о допросе свидетелей, показания которых подтверждают версию о невиновности обвиняемого. Особенность дела: «заказное» уголовное дело с целью избавиться от неудобного сотрудника компании, связанное с обвинениями в присвоении средств организации.

    Ходатайство о допросе свидетелей и проведении очных ставок

    Пример ходатайства, поданного защитой в рамках дела по обвинению бывших директора и главного бухгалтера фирмы в присвоении денежных средств предприятия (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

    Ходатайство об исключении доказательства (протокола осмотра видеозаписи)

    Ходатайство защитника об исключении доказательств из материалов дела. В документе защитник ходатайствует об исключении из материалов дела протокола осмотра аудио и видеозаписи разговора обвиняемого по поводу передачи взятки, как составленного на основе записей плохого качества (устойчивыми помехами, шумами, искажением, отсутствием фактически всего изображения. Данное ходатайство было отклонено следствием, однако, было удовлетворено судом в ходе рассмотрения дела. Особенности дела: дело по ст. 290 в отношении инспектора ГИБДД, обвиненного в поучении взятки от водителя.

    Читайте так же:  Обмен автомобиля. Как оформить договор мены авто

    Ходатайство об исключении доказательств (протоколов допроса свидетелей)

    Ходатайство защитника об исключении доказательств из материалов дела. В документе защитник ходатайствует об исключении из материалов дела протоколов допроса свидетелей, как составленных с нарушением закона и показания в которых, изложены «под копирку» — абсолютно идентично друг другу. Особенности дела: дело по ст. 290 в отношении инспектора ГИБДД, обвиненного в поучении взятки от водителя.

    Ходатайство об исключении доказательств (протоколов, которыми оформлялось проведение оперативного эксперимента)

    Ходатайство защитника об исключении недопустимых доказательств из материалов дела. В документе защитник ходатайствует об исключении из материалов дела протоколов осмотра денежных средств, явившихся предметом взятки, а также всех документов (протоколов), составленных в целях проведения оперативного эксперимента. Аргумент защиты состоит в том, что оперативные сотрудники незаконно использовали одних и тех же понятых, как при подготовке документов для проведения оперативного эксперимента, так и при протоколировании результатов данного ОРМ.

    Особенности дела: дело по ст. 290 в отношении инспектора ГИБДД, обвиненного в поучении взятки от водителя.

    Ходатайство о признании экспертиз недопустимыми доказательствами и исключении их из числа доказательств по уголовному делу, а также о прекращении уголовного преследования

    Ходатайство о переквалификации действий Доверителя на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ и прекращении уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления

    Ходатайство о прекращении уголовного дела по ст. 159 УК РФ на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ

    Ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с непричастностью подозреваемого к совершенному преступлению. Особенность дела: «заказное» уголовное дело с целью избавиться от неудобного сотрудника компании (попытка обвинения в хищении средств организации).

    Ходатайство о прекращении уголовного дела по ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1ст. 24 УПК РФ

    Ходатайство о прекращении уголовного дела, возбужденного по ст. 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации». Особенность дела: типичное уголовное дело по ст. 199 УК РФ, в котором все обвинения основываются на версии и доказательствах следствия о фиктивности проведенных компанией сделок с фирмами-однодневками и о последующем незаконном уменьшении налогооблагаемой базы и принятии к вычету НДС. После заявления данного ходатайства дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

    Ходатайство о прекращении уголовного дела по ст. 204 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ

    Ходатайство о прекращении уголовного дела, возбужденного по ст. 204 «Коммерческий подкуп». Особенность дела: руководитель компании-должника ложно обвинил представителей компании-кредитора в попытке вымогательства и присвоения средств, предназначавшихся для погашения долга перед предприятием.

    Ходатайство о прекращении уголовного дела по ст. 241 УК РФ в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления

    Ходатайство о прекращении уголовного дела по ст. 241 УК РФ «Организация занятия проституцией». Защитник указывает на недоказанность обвинений и отсутствие в действиях «диспетчера» состава преступления.

    Ходатайство о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления

    Ходатайство о переквалификации действий подзащитного на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ и прекращении уголовного преследования в связи с изменением закона

    Ходатайство об освобождении от уголовное ответственности по ч. 2 ст. 228 УК РФ в связи с добровольной выдачей наркотического средства по итогам ознакомления с материалами уголовного дела

    Ходатайство о производстве выемки документов

    Пример ходатайства, о выемке документов в целях подтверждения данных о движении денежных средств. Ходатайство было подано защитой в рамках дела по обвинению бывших директора и главного бухгалтера фирмы в присвоении денежных средств предприятия (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

    Ходатайство о допуске защитника

    Данное ходатайство актуально для адвокатов, приглашённых для осуществления защиты родственниками (или другими лицами) задержанного (заключённого под стражу) обвиняемого (подозреваемого), который сам не имел возможности осуществить поиск и приглашение адвоката защитника по своему выбору.

    Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает допуск адвоката к участию в уголовном деле в качестве защитника подозреваемого, обвиняемого при наличии ордера на осуществление защиты и при предъявлении следователю удостоверения адвоката (ч.ч.2,4, ст.49 УПК РФ).

    Отраслевое законодательство — ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» определяет обязательным наличие у адвоката соглашения с доверителем, на основании которого адвокат выписывает ордер (ч.2, ст.6 ФЗ).

    Если соглашение заключено непосредственно с подозреваемым, обвиняемым, то, проблем с допуском адвоката не возникает. Адвокат осуществляет функции защитника пока соглашение на защиту не расторгнуто по инициативе подзащитного. Сам адвокат не вправе отказаться от принятой на себя обязанности по защите и, соответственно, не вправе по своей инициативе расторгнуть соглашение.

    Но, совершенно иная ситуация складывается, если адвоката находят родственники подозреваемого, обвиняемого (например, в связи с его задержанием и заключением под стражу в качестве меры пресечения), и соглашение с адвокатом заключают родственники подозреваемого, обвиняемого или другие лица (далее, родственники). В этом случае, в ч.1, ст.50 УПК РФ установлено, что для допуска такого адвоката для участия в уголовном деле в качестве защитника требуется поручение или согласие подозреваемого, обвиняемого на приглашение защитника родственниками, то есть, на заключение ими соглашения с адвокатом в интересах подозреваемого, обвиняемого. Что, в силу прямого указания в уголовно-процессуальном законе, позволяет следователю решать вопрос о допуске адвоката к участию в уголовном деле в качестве защитника (ч.1, ст.50 УПК РФ).

    По буквальному смыслу правового регулирования, установленного в ч.1, ст.50 УПК РФ, это разрешительный порядок. Следователь допускает к осуществлению защиты адвоката, которого пригласили родственники подозреваемого, обвиняемого только при наличии одного из двух альтернативных условий —

    а) наличие у родственников поручения на приглашение адвоката или

    б) дача подозреваемым, обвиняемым согласия на приглашение родственниками данного адвоката, то есть, одобрение им действий родственников, пригласивших адвоката защитника.

    Многие адвокаты не учитывают это нормативное регулирование и требуют допуска к своему подзащитному на том лишь основании, что с ними заключено соглашение родственниками подозреваемого, обвиняемого. Эти действия адвоката ошибочны, поскольку не учитывают положения ч.1, ст.50 УПК РФ.

    В этом случае следователь не вправе допускать адвоката к выполнению функций защитника, пока подозреваемый, обвиняемый не выразит на это своего согласия.

    При этом, следователю не установлены сроки, в течение которых надлежит выяснить у подозреваемого, обвиняемого, даёт ли он согласие на допуск защитника в лице адвоката, приглашённого родственниками подозреваемого, обвиняемого. Хотя эти сроки должны отвечать критерию разумности, здесь возможны злоупотребления со стороны следователя, когда он фактически навязывает подозреваемому, обвиняемому защитника в лице адвоката, приглашённого самим …следователем. Также следователь может получить у задержанного лица, не осведомлённого о своих правах, заявление, в котором задержанный сообщает следователю, что он (задержанный) никому не давал поручения на приглашение адвоката. А о том, что родственники пригласили адвоката и необходимо согласие подозреваемого, обвиняемого на допуск этого адвоката в качестве защитника, следователь может не сообщать подозреваемому, обвиняемому двое-трое суток и даже больше (известны случаи, когда адвоката не допускали к задержанному более недели).

    Исходя из сказанного, рекомендуется адвокатам, заключающим соглашение с родственниками подозреваемого, обвиняемого, выяснять у них, поручал ли им подозреваемый, обвиняемый найти адвоката. И если нет, то, адвокат не вправе заключать с ними соглашение, пока не будет получено согласие (поручение) подозреваемого, обвиняемого. Либо, адвокат заключает с ними соглашение с оговоркой, что оно вступает в силу с момента получения согласия (одобрения) подозреваемого, обвиняемого.

    Мы видим, что в рассматриваемой ситуации многое зависит не только от осведомлённости граждан о своих обязанностях и правах в уголовном судопроизводстве, но, также от знания, как их использовать.

    Пояснительная записка дана к предлагаемому варианту ходатайства адвоката, которого пригласили родственники подозреваемого, обвиняемого, задержанного или к которому применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

    Ходатайство о замене защитника

    Ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела доказательств защиты и допросе специалиста

    Версия защиты экспертом не проверяется, так как в постановлении о назначении судебной экспертизы следователь вообще не указывает на наличие иных версий, отличных от версии следователя. В результате заключение эксперта получается односторонним и необъективным. Для эффективного оспаривания заключения эксперта, адвокату рекомендуется прибегать к помощи специалиста в той же области специальных познаний, которые использовал эксперт.

    Ходатайство о переквалификации действий обвиняемого и прекращении уголовного дела

    Ходатайство о применении уголовного закона, как и любое ходатайство сторон, должно быть мотивированным, то есть, объясняющим, почему следователь или судья должны применить именно ст.159.4 УК РФ, а не ст.159 УК РФ, что в варианте предлагаемого ходатайства наглядно продемонстрировано.

    Ходатайство об отводе адвоката в соответствии со ст.72 УПК РФ

    Процедура отвода защитника встречается по уголовным делам намного реже, чем замена защитника и отказ от защитника, хотя, названные процедуры могут пересекаться по своим правовым основаниям. Например, в случае, если защитник своими действиями вредит интересам защищаемого (или представляемого) им лица, то от такого защитника можно не отказываться, а заявить ему отвод, что не противоречит положениям ст.ст.72, 69 и 61 УПК РФ. Более того, поскольку в ст. 72 УПК РФ предусмотрена прямая отсылка к положениям ст.69 УПК РФ, то, отвод защитнику можно заявить также в случае выявившейся его некомпетентности (неопытности), что несовместимо с конституционным установлением о квалифицированной юридической помощи, которую должен оказывать защитник.

    Вместе с тем, хотя в ст.69 УПК РФ содержится отсылка к ст.61 УПК РФ, вряд ли будет правильным заявлять отвод защитнику по основанию его заинтересованности в исходе дела (ч. 2, ст.61 УПК РФ), поскольку, в отличие от судьи, прокурора, следователя, обязанных быть объективными, такого требования к защитнику в УПК РФ не устанавливается.

    Таким образом, расширительное толкование ст.ст. 61, 69, 72 УПК РФ ограничивается иными положениями уголовно-процессуального законодательства, в частности, положениями п.11, ч.1, ст.53 УПК РФ, дозволяющими защитнику использовать иные, не запрещённые УПК РФ средства и способы защиты. Отсюда следует, что отвод защитнику по таким основаниям, как выявившаяся его некомпетентность или совершение действий, вредящих интересам защищаемого, может быть заявлен только его подзащитным. Но, такой отвод может быть не принят судом, следователем, особенно, если защитник назначен в порядке ст. 51 УПК РФ. Тогда подозреваемым, обвиняемым применяются процедуры отказа от защитника и замены защитника. В последние годы всё чаще встречаются случаи, когда судья, следователь не принимают заявленный отказ от защитника, даже если это защитник по соглашению. Но по нашему мнению, расторжение с адвокатом соглашения на защиту влечёт прекращение статуса защитника у такого адвоката ввиду отсутствия с ним соглашения на защиту. Представленный ранее адвокатом ордер на защиту, в котором обязательна ссылка на соглашение, утрачивает своё юридическое значение. А новый ордер адвокат выписать не может по причине отсутствия другого соглашения с данным подозреваемым, обвиняемым.

    Действия следователя, судьи, когда они выносят решение о назначении защитником в порядке ст. 51 УПК РФ данного адвоката, с которым соглашение на защиту было расторгнуто, не основано на законе и нарушает право подозреваемого, обвиняемого на защиту, в том числе, право на отказ от конкретного адвоката защитника и право на замену участвующего в уголовном деле адвоката защитника.

    Ходатайство о замене адвоката в соответствии со ст. 50, 52 УПК РФ

    Как показывает существующая практика по уголовным делам, замена участвующего в уголовном деле адвоката является одной из наиболее часто встречающихся процессуальных процедур.

    Причины для этого могут быть самые разные, и одной из таких причин является возникновение разногласий между подозреваемым, обвиняемым и его адвокатом (адвокатами).

    Право на приглашение защитника и на его замену является безусловным процессуальным правом подозреваемого, обвиняемого. Он не обязан объяснять, почему им принято решение об отказе от конкретного защитника и его замене. Однако, поскольку в силу прямого указания в законе (ч. 2 ст. 52 УПК РФ) отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя, судьи, то в случае, если подозреваемым, обвиняемым заявлен вынужденный отказ от защитника (например, в связи с невозможностью оплаты его услуг), то защитник может быть назначен в порядке ст. 51 УПК РФ.

    Если участие защитника в уголовном деле обязательно (ч. 1 ст. 51 УПК РФ), он должен быть назначен даже в случае заявления подозреваемым, обвиняемым отказа от помощи любого защитника, в том числе, от назначенного в порядке ст. 51 УПК РФ. Необходимо учитывать, что если подозреваемый, обвиняемый ходатайствует о назначении ему защитника, то в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ оплата услуг назначенного защитника относится к процессуальным издержкам и может быть возложена на осужденного в порядке возмещения государству расходов на участие защитника по назначению (ч. 2 ст. 132 УПК РФ). Исключение составляют только случаи, предусмотренные чч 4, 5 ст. 132 УПК РФ.

    Предлагаемое ходатайство обусловлено тем, что в силу положений чч 2, 4 ст. 49 УПК РФ допуск адвоката к участию в уголовном деле в качестве защитника осуществляется судом, следователем, дознавателем, поэтому для прекращения участия в уголовном деле конкретного защитника необходимо соответствующее процессуальное решение должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, о прекращении статуса защитника у данного конкретного адвоката в связи с расторжением с ним соглашения на защиту.

    О замене защитника во время проведения следственного действия делается отметка в протоколе данного следственного действия. Если уголовное дело находится в суде, то о замене защитника делается запись в протоколе судебного заседания.

    Для того, чтобы вновь вступающий в уголовное дело защитник подготовился к осуществлению защиты, в следственном действии или в судебном заседании может быть объявлен перерыв, о чём целесообразно заявить соответствующее ходатайство следователю, дознавателю, суду.

    Ходатайство о переквалификации обвинения и применении акта об амнистии

    Поскольку с тяжестью обвинения сопряжены вопросы применения мер пресечения, в том числе, связанные с заключением под стражу, то адвокату необходимо максимально внимательно отнестись к применению следователем уголовного закона при возбуждении уголовного дела, при предъявлении обвинения и при избрании меры пресечения.

    При этом, поскольку на первоначальном этапе расследования следователь не предъявляет доказательства, подтверждающие законность и обоснованность его действий (в отличие от суда первой инстанции, в который уголовное дело поступает для разрешения по существу), то оспорить и, тем более, опровергнуть утверждения следователя в постановлении о возбуждении уголовного дела, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в постановлении об избрании меры пресечения весьма проблематично. Хотя при избрании меры пресечения суд не связан только тяжестью обвинения, но как показывает судебная практика, именно уголовно-правовая квалификация предопределяет применение судом меры пресечения. Крайне редко суд отказывает в удовлетворении такого ходатайства органов расследования, руководствуясь именно процессуальными нормами – ст.ст. 97, 108, 109 УПК РФ.

    Читайте так же:  Предсказуемость судебного решения: миф или реальность. Заявление о внесении изменений в решение арбитражного суда

    Обращение к следователю о применении более мягкого уголовного закона представляется менее эффективным, чем направление жалобы руководителю следственного органа, прокурору или в суд в соответствии со ст.ст. 124, 125 УПК РФ. При этом судебное обжалование ещё менее перспективно, чем направление такого ходатайства следователю, если при разрешении ходатайства (жалобы) потребуется проверка законности и обоснованности обвинения.

    Судебная проверка становится действенной только после поступления уголовного дела в суд первой инстанции с обвинительным заключением.

    Тем не менее, поскольку обязанностью защитника является улучшение положения своего подзащитного, то в случае, если защитник выявит, что обвинение предъявлено по более суровому уголовному закону, он обязан предпринять все доступные ему средства и способы для переквалификации действий обвиняемого по более мягкому уголовному закону. И если потребуется, не ограничиваться направлением такого ходатайства следователю и подавать соответствующие жалобы и руководителю следственного органа, и прокурору, и в суд. Только при этом надлежит учитывать компетенцию суда на стадии предварительного расследования, сообразно положениям ст.ст. 29, 125 УПК РФ.

    Самое главное, не следует увлекаться обжалованием ради обжалования. Направление бесполезных ходатайств и жалоб характеризует некачественную защиту в той же мере, в какой это вытекает из бездействия защитника, то есть отсутствия ходатайств и жалоб тогда, когда они с необходимостью должны быть поданы, исходя из условий производства по уголовному делу. В любом случае, по своим критериям защита должна быть квалифицированной, профессиональной и эффективной.

    Ходатайство о перепредъявлении обвинения и дополнительном допросе обвиняемого

    Допрос обвиняемого – важнейшее следственное действие, как для органов расследования, так и для стороны защиты. Зачастую именно от действий обвиняемого и его защитника будет зависеть результат этого следственного действия.

    Процедура привлечения конкретного лица в качестве обвиняемого в совершении конкретных преступлений строго урегулирована в УПК РФ. Это не только ст.ст. 171, 172 УПК РФ, но также ст.ст. 11, 16 УПК РФ и другие положения УПК РФ, устанавливающие порядок производства следственных действий (допрос); участие в уголовном деле защитника; привлечение эксперта или специалиста; присутствие при допросе оперативных сотрудников и пр.

    Содержание постановления о привлечении конкретного гражданина в качестве обвиняемого должно быть внимательно изучено защитником, но не только для того, чтобы проверить, соответствует ли это решение следователя требованиям ст. 171 УПК РФ, но также и для того, чтобы выяснить, соответствует ли это решение следователя постановлению о возбуждении уголовного дела. Привлечь лицо в качестве обвиняемого можно только по возбужденному уголовному делу. Кроме того, описание фактических обстоятельств совершённого преступного деяния, изложенное в постановлении о возбуждении уголовного дела и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, должно соответствовать диспозиции статьи УК РФ, по которой возбуждено уголовное дело и по которой предъявлено обвинение.

    Хотя в УПК РФ не содержится требование о наличии в предъявленном обвинении ссылок на доказательства, которыми руководствовался следователь при вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого, но обвиняемый и его защитник вправе выяснить у следователя, что конкретно совершил обвиняемый, и почему эти его действия были квалифицированы следователем как преступление, предусмотренное теми или иными статьями УК РФ. Следователь обязан это разъяснить, выполняя требования ч. 5 ст. 172 УПК РФ. Конституционный Суд в своём определении №589-О от 21.12.06 указал, что требования уголовно-процессуального закона не допускают возможности привлечения лица в качестве обвиняемого, если вменяемые ему деяния, предусмотренные уголовным законом, не подтверждены.

    В ч. 4 ст. 7 УПК РФ установлены общие требования к постановлениям следователя. Эти требования в полной мере применимы и к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого. Защитник обязан проверить, соответствует ли предъявленное обвинение этим положениям уголовно-процессуального законодательства. И если возникают сомнения, то необходимо обратиться к следователю за разъяснениями. В силу требований ст.ст. 11, 16 УПК РФ, следователь обязан не только разъяснить права обвиняемого, но, обеспечить их реализацию. При этом согласно п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе осуществлять свою защиту всеми средствами и способами, которые не запрещены в УПК РФ. На практике крайне редко обвиняемый и его защитник обращаются к следователю за разъяснением именно этого положения уголовно-процессуального закона. Допрос обвиняемого – важнейшее следственное действие, как для органов расследования, так и для стороны защиты. Зачастую именно от действий обвиняемого и его защитника будет зависеть результат этого следственного действия. Будет ли этот протокол доказательством обвинения или защиты, зависит исключительно от обвиняемого и его защитника. Тактические возможности для реализации этой главной цели защиты должны быть включены в арсенал профессионального мастерства адвоката, практикующего по уголовным делам. Не надо забывать и о том, что обвиняемый вправе пригласить для своей защиты несколько защитников (ч. 1 ст. 50 УПК РФ). А если приглашённый защитник не может эффективно осуществлять защиту обвиняемого, то обвиняемый вправе заменить такого защитника. Эти права обвиняемого могут использоваться и для достижения определённых тактических целей.

    Ходатайство о производстве дополнительных следственных действий и дополнении материалов уголовного дела

    В предложенном варианте типового ходатайства адвоката защитника реализуется основная функция защиты – участие в собирании доказательств посредством обращения к следователю, как к должностному лицу, осуществляющему производство по уголовному делу. Сам адвокат не уполномочен собирать доказательства, получаемые в результате проведения следственных и иных процессуальных действий – на стадии предварительного расследования это сфера компетенции следователя. В суде – это компетенция председательствующего судьи.

    Ходатайство об отводе следователя

    Порядок отвода следователя регламентирован положениями Главы 8 (ст.ст.61,62,67) УПК РФ. Но, на практике эти положения УПК РФ применяются редко. Причиной тому – недостаточно ясное нормативное регулирование, трудно реализуемое в реальном уголовном деле.

    Поэтому, чтобы заявленный отвод мог быть удовлетворён, в ходатайстве (заявлении) об отводе должны быть приведены достоверные факты, неопровержимо и прямо указывающие на заинтересованность следователя в исходе дела или на его родство с лицами, имеющими такую заинтересованность

    Ходатайство об исключении из числа доказательств явки с повинной

    Доказательства обвинения по уголовным делам не могут быть произвольными. Их перечень и содержание исчерпывающе определены в ст.ст. 73, 74 УПК РФ.

    Все эти доказательства по уголовном делу формируются путём производства следственных и иных процессуальных действий. Их производство возлагается на следователя, который вправе поручить эти действия другим сотрудникам следственных органов и органов дознания. Никто, кроме следователя, не уполномочен собирать доказательства по уголовному делу иначе, как по поручению следователя.

    Если производство по уголовному делу осуществляет группа следователей, то назначается руководитель следственной группы, осуществляющий процессуальное руководство действиями других следователей, включённых в следственную группу. Оперативные сотрудники после того, как уголовное дело возбуждено, при необходимости общения с подозреваемым (обвиняемым) должны получить разрешение от следователя.

    При этом общение с подозреваемым (обвиняемым), содержащимся под стражей, разрешено им только в присутствии защитника, если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от услуг защитника, или если этот отказ не принят следователем.

    Если оперативные сотрудники наедине контактировали с подозреваемым (обвиняемым) в СИЗО, где получили от него какую-то информацию, то в силу прямого указания в законе (ст.75 УПК) эта информация не может использоваться в уголовно-процессуальном доказывании, если:

    • эта информация получена в отсутствие защитника;
    • эту информацию не подтверждает подозреваемый (обвиняемый).

    Нарушение процедуры собирания доказательств, несоблюдение установленных в УПК РФ условий получения того или иного вида доказательств, влекут их недопустимость и исключение из числа доказательств обвинения в соответствии со ст.75 УПК РФ.

    Ходатайство об исключении из числа доказательств протокола допроса подозреваемого

    Ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста

    Ходатайство о получении доказательств

    Правильное формирование доказательств по уголовному делу является важнейшей обязанностью органов предварительного расследования. Ошибки следователя, возникшие при собирании, проверке и оценке доказательств (ст.ст.85-88 УПК РФ) могут повлечь такие последствия, как незаконное привлечение невиновного лица к уголовной ответственности, незаконное осуждение и реабилитацию, что недопустимо в уголовном судопроизводстве.

    Поэтому, следователь должен внимательно рассматривать доводы каждого ходатайства обвиняемого и/или его защитника, содержащие обоснования, опровергающие выводы следователя, ставящие под сомнение доказательства, влекущие применение более мягкого уголовного закона, освобождающие от уголовной ответственности и иным образом улучшающие положение обвиняемого.

    Ходатайства о назначении судебной экспертизы

    По уголовным делам, связанным с нарушением технологических процессов, правил эксплуатации транспортных средств и правил дорожного движения, производство судебных экспертиз является обязательным , поскольку для правильного разрешения уголовного дела требуются специальные познания в технической сфере, не входящей в подготовку юристов. Поэтому от профессиональной подготовленности защитника по вопросам назначения и проведения соответствующих судебных экспертиз слишком многое зависит, чтобы игнорировать это обстоятельство при поиске, выборе и приглашении защитника.

    Обращение за помощью к специалисту в соответствующей области специальных знаний по такого рода уголовным делам является необходимым и, зачастую, обязательным.

    Ходатайство о рассмотрении жалобы на незаконные действия следователя

    Как показывает практика, адвокаты защитники практически не используют возможность обжалования действий следователя в судебных стадиях производства по уголовному делу. Многие из них считают, что обжалование действий и решений следователя может осуществляться только в порядке ст.125 УПК РФ. Однако, это мнение ошибочно.

    В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.03 г, № 18-П, было разъяснено, что обжалование незаконных действий (решений, бездействия) следователя должно осуществляться в суде, рассматривающем уголовное дело по существу. Но, в тех случаях, когда перенос на более поздние сроки обжалования действий (решений, бездействия) следователя может привести к нарушению конституционных прав и свобод гражданина (например, арест имущества), то, такие действия (решения, бездействие) следователя могут быть обжалованы в суд и до того, как уголовное дело будет направлено для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

    Ходатайство о передаче уголовного дела по подследственности

    Правильное определение и соблюдение подследственности уголовного дела является неотъемлемым условием законности предварительного расследования.

    В ходе расследования уголовного дела, такие критерии подследственности уголовного дела, как предметная и территориальная, могут измениться, в том числе, в связи с изменением обвинения, выделения уголовного дела, соединения уголовных дел и пр. В этих случаях, руководитель следственного органа, прокурор принимают решение о передаче уголовного дела по подследственности, руководствуясь положениями ст.ст.151-155 УПК РФ.

    Ходатайство о прекращении уголовного дела

    Поскольку каждое уголовное дело имеет свою специфику, то, единого трафарета ходатайства, применимого в любом уголовном деле, не существует. Тем не менее, в предлагаемом варианте ходатайства о прекращении уголовного дела, присутствуют все его характерные структурные части.

    Чтобы заявить ходатайство о прекращении уголовного дела, расследование которого продолжалось длительное время, у обвиняемого или у его адвоката защитника должны быть веские доводы. Эти доводы надлежит изложить в ходатайстве чётко и ясно, без излишнего теоретизирования.

    Ходатайство об отмене ареста имущества

    Хотя арест имущества производится по судебному постановлению, следователь вправе сам отменить арест имущества, если основания для применения этой меры процессуального принуждения отпадут. Получать для этого постановление судьи не требуется (ч.9, ст.115 УПК РФ). Соответственно, в обязанность профессионального защитника входит собирание документов, исключающих арест имущества или устанавливающих необходимость его отмены, либо иного смягчения наложенных ограничений. Отметим, что обязательное участие защитника в уголовном деле регулируется положениями ст.51 УПК РФ и на практике крайне редки случаи, когда в уголовном деле защитник не участвует.

    Ходатайство о возврате имущества собственнику

    Ходатайство о возврате имущества

    Повальное применение заключения под стражу характерно для российских следственных органов и судов. Поэтому, при наличии малейшей возможности для обвиняемого изменить эту самую строгую меру пресечения на любую другую, не связанную с изоляцией от общества, обвиняемый и его защитник должны использовать эту возможность.

    Более того, после заключения под стражу не надо отчаиваться. Необходимо «создавать» основания, позволяющие смягчить меру пресечения, учитывая индивидуальные особенности конкретного уголовного дела и личности конкретного обвиняемого, его социального статуса.

    При этом, если сведения о родителях и детях можно собрать без особых затруднений, то, иные сведения, учитываемые при избрании и продлении срока действия меры пресечения, могут оказаться труднодоступными или даже утраченными. Однако, это не препятствует их предоставлению следователю позднее, уже после того, как мера пресечения избрана.

    Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона

    Право на заявление ходатайства об исключение недопустимых доказательств относится к одному из наиболее трудно реализуемых процессуальных прав стороны защиты.

    Складывающаяся правоприменительная практика ориентирует следственные и судебные органы на разграничение существенных и несущественных отступлений от порядка уголовного судопроизводства. Соответственно, для того, чтобы допущенное нарушение процедуры было признано существенным нарушением закона, влекущим признание незаконности получения конкретного доказательства, это нарушение действительно должно быть вопиющим. Хотя в ст.75 УПК РФ подобного разграничения не предусмотрено, тем не менее, защитникам надо ориентироваться на реальную правоприменительную деятельность, на реальное состояние российского уголовного судопроизводства.

    Ходатайство о назначении трасологической экспертизы

    Судебная экспертиза по определённым категориям уголовных дел является основным источником доказательственной информации.

    Однако, для того, чтобы заключение эксперта являлось бесспорным доказательством, назначение и производство судебной экспертизы должно точно соответствовать требованиям не только норм Главы 27 УПК РФ, но, также положениям федерального законодательства о судебно-экспертной деятельности (иногда приходится обращаться и к другим правовым отраслям).

    Если по вопросам процедуры назначения и производства экспертизы достаточно знания уголовно-процессуального законодательства и законодательства о судебно-экспертной деятельности, то, при оспаривании содержания экспертных исследований и выводов эксперта стороне защиты целесообразно привлекать специалиста (ст.ст.47,53,58,80 УПК РФ).

    Ходатайство о приобщении к уголовному делу доказательств защиты

    Обязанность доказывания возложена на органы предварительного расследования. Однако по уголовным делам нередко возникает необходимость в восполнении неполноты собранных следователем доказательств. Последнее обусловлено распространённым обвинительным уклоном в деятельности органов расследования, когда доказательства защиты следователем не формируются, а если таковые обнаруживаются, то они игнорируются. Соответственно, на адвоката-защитника возлагается обязанность восполнять эти пробелы в доказательственной базе уголовного дела, что достигается заявлением следователю ходатайств о получении доказательств путем их истребования, производства следственных и иных процессуальных действий. Либо адвокат-защитник непосредственно предоставляет органу расследования дополнительные доказательства – документы, справки, вещественные доказательства, ответы на запросы адвоката, показания свидетелей, заключения специалистов и пр.

    Ходатайство об исключении очной ставки из числа доказательств

    Основой производства по каждому уголовному делу является доказывание (ст.85 УПК РФ).

    Посредством доказательств органы расследования устанавливают событие преступления, действия лиц, его совершивших. Эти лица подлежат допросу. Также должны быть допрошены все, чьи показания позволят установить обстоятельства, имеющие значение для правильного расследования уголовного дела и его последующего разрешения по существу в суде первой инстанции.

    Такой обязательный участник производства по уголовному делу, как адвокат защитник, обладает иммунитетом в отношении его допроса по уголовному делу по обстоятельствам, ставшими известными адвокату в связи с оказанием им юридической помощи подозреваемому, обвиняемому либо потерпевшему.

    admin