Шура Каретный — въехал в Липецк. Костомарова адвокат

«Шура Каретный» въехал в Липецк!

Автор: Андрей Роменский , 2019-01-15 11:27:46

«Политическим» замом Игоря Артамонова, врио главы Липецкой области, стал бывший зампред правительства Подмосковья Александр Костомаров. Что он будет творить в регионе?

Александр Костомаров, экс-зампред правительства Московской области, по приглашению врио главы Липецкой области Игоря Артамонова будет курировать политический блок и организовывать избирательную компанию в сентябре 2019 г. Об этом сообщил корреспондент The Moscow Post. За чиновником тянется целый шлейф различных скандалов. Липецкая область «содрогнется»?

Свое место в правительстве Подмосковья Александр Костомаров потерял после осенних выборов прошлого года. Видимо, губернатор Андрей Воробьев, который набрал 63% голосов избирателей, несмотря на свое избрание, остался недоволен работой Александра Костомарова. И назначение в Липецк после «столичного» региона можно рассматривать как «ссылку».

На посту куратора работы трех управлений — внутренней политики, организационной работы и взаимодействия с органами местного самоуправления, а также управления административных органов – Костомаров сменит ближайших соратников экс-губернатора Олега Королева. Однако «хрен» может оказаться «редьки» не слаще. Возможно, что Александр Костомаров со своими столичными амбициями попытается стать «теневым губернатором» Липецкой области. И ее жители еще пожалеют об ушедшем в ставку Королеве.

Кандидатуру Александра Костомарова Игорю Артамонову «рекомендовали» из Москвы. И это значит, что врио губернатора будет полностью полагаться на своего заместителя. Возможно, в действиях тех, кто рекомендовал Костомарова, есть еще один расчет. Вся критика во время избирательной компании может быть перенесена с Игоря Артамонова на его заместителя. То есть Костомарову тайно уготована роль «громоотвода», о которой он даже не догадывается. А поводов для нападок на Александра Костомарова – предостаточно!

Неудобные вопросы Костомарову?

Имя Александра Костомарова связывают со скандалами муниципальной реформы в Подмосковье и организации избирательных кампаний. Честность которых вызывала сомнения у оппозиции. Однако это лишь «цветочки». Оппозиция и должна подвергать деятельность правительства сомнению, а муниципальная реформа с грехом пополам была проведена. Однако есть и другие вопросы, на которые Александру Костомарову не так уж легко будет дать ответ.

Зампред Подмосковного правительства заработал за 2017 г. 3.6 млн руб., годом ранее – 5.7 млн руб. А вот его дражайшая супруга в 2017 г., по информации РБК, заработала 192.5 млн руб., в 2016 г. – 196.5 млн руб. Откуда такие доходы? Возможно, что супруга Костомарова – финансовый гений.

А, возможно, чиновник мог «крышевать» в Подмосковье бизнес, в том числе и криминальный. Например, Подольской ОПГ, чей лидер Сергей Лалакин (Лучок) сейчас ходит в официальных бизнесменах. Могла «доля» переписываться на супругу чиновника? Это, кончено, лишь версия, однако такой разительный доход супругов вызывает явное недоумение.

Андрей Воробьев знал о бизнесе супруги своего заместителя?

Подозрение в связях с криминальными группировками появляется после детального ознакомления с биографией Александра Костомарова. В некоторых кругах его прозвали «Шурой Каретным» за любовь в автомобилям и быстрой езде. При этом речь идет не о спортивных трассах, а об обычных улицах, скорость передвижения на которых обычно ограничена законом, а не зависит от пристрастий владельца автомобиля.

Согласно информации «Ламаград», по базе исполнительных производств, у Костомарова порядка 15 неоплаченных штрафов за нарушение ПДД в 2015-2016 гг. и неуплата налогов. Отбросим предположение о том, что судебные приставы просто не знают, где найти Александра Костомарова. Факт наличия штрафов и долгов свидетельствует о явном неуважении российских законов Александром Костомаровым. Он считает, что ему все позволено?

В 1999 г. Александр Костомаров был осужден по части 2 статьи 264 УК РФ, за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения повлекшее по неосторожности смерть человека. Об этом также писал «Ламаград». Сам чиновник называет это выдумкой от начала и до конца. Хотя в подобном кто бы признался? Тем более, если это факт не упомянут в биографии при поступлении на госслужбу в правительство Московской области. Может, быть Генеральная прокуратура своей проверкой может решить насколько правдивы утверждения Костомарова?

Есть в биографии Александра Костомарова и один случай, характеризующий его, как любителя жестких методов общения с людьми. В 2017 г. заместителя Андрея Воробьева вызывали в суд в качестве свидетеля. Дело связано с нападением на муниципального депутата, адвоката Дмитрия Трунина, которое могло быть совершено по приказу Александра Костомарова.

Трунин в нарушение закона был не допущен на открытое заседание солнечногорских депутатов. Когда же адвокат попытался реализовать свое законное право, то к нему охранниками была применена грубая физическая сила.

Для Александра Костомарова все средства хороши?

На заседании депутатов решался важный вопрос – избрание нового главы Солнечногорского района. Видимо, Александру Костомарову не понравился один из кандидатов на это пост, так как занять его должен был нужный Андрею Воробьеву человек – Андрей Чураков, который уже с успехом превратил Мытищи в городской округ.

Желание угодить губернатору не должно выходить за рамки российских законов. Однако и в этом случае Александр Костомаров, видимо, на закон «забил». А всю вину переложил на Дмитрия Трунина, который якобы обвинил в избиении все правительство Московской области. Выкручиваться из неудобных для себя ситуаций Костомаров, наверное, мастак. А, может, дело в другом?

По слухам, избежать наказания в предполагаемом, но отрицаемом Костомаровым ДТП, помогло медицинское вмешательство. Это как? Юристы говорят, что в подобных случаях могла помочь справка о невменяемости водителя. Ничего себе! А ездить с такой справкой можно? Наверное, это все же не к Костомарову, который после того ДТП не только ездил, но и неоднократно нарушал правила ПДД. Даже представлять себе трудно, что мог бы натворить на дорогах или госслужбе человек со правкой.

Что ждет Липецкую область?

Александр Костомаров в Подмосковье отвечал за муниципальную реформу, в результате которой муниципальные образования преобразовывались в городские округа. Якобы с целью сокращения управленческого аппарата. На самом деле на каждый городской округ планировали поставить своих людей. В этом случае легче было бы продавливать решения о ведении того или иного бизнеса. Не с него ли доходы супруги Александра Костомарова?

Если заказчиком «подмосковных скандалов» мог выступать губернатор Андрей Воробьев, то в Липецкой области Александр Костомаров получил карт-бланш. Игорь Артамонов пока еще не состоялся как политик. И ему в помощь бросили проверенного в «битвах» Костомарова? За регион становится как-то страшно.

Понятно, что Костомаров будет пытаться доказать свою эффективность. Но какой ценой? Не будет ли он «ездить» по людям также беспечно, как ездит по дорогам. И, возможно, в Липецкой области появятся и другие любители быстрой езды и не только нее. В регион могут хлынуть «пираты» из Подмосковья? И что тогда ждет область?

Наверное, доход супруги Александра Костомарова может еще увеличиться. А в случае эффективной работы чиновник снова может вернуться в столичный регион. Пока Костомаров только начинает свою деятельность в Липецкой области. Есть подозрение, что ничего хорошего он ей не принесет.

«Эпидемия» Павла Костомарова наступает на страну

Иранский режиссер рассказал о жизни под 40-летними санкциями

21.04.2019 в 18:28, просмотров: 4751

В конкурсе 41-го Московского международного кинофестиваля участвует картина «Эпидемия. Вонгозеро» по роману Яны Вагнер «Вонгозеро», которой знаменитый оператор Павел Костомаров, по собственному признанию, уставший носить тяжелую камеру, дебютировал как режиссер полнометражного игрового кино. Снимавшийся как сериал фильм, волею продюсеров трансформировался в полный метр, пожалуй, слишком спешно. А кинематографисты из Ирана и Японии рассказали о том, что такое жизнь под санкциями и любовь к девушке в коме.

Павел Костомаров — талантливый оператор, работавший на документальных картинах Сергея Лозницы, «Прогулке» Алексея Учителя, «Дикий, дикий пляж. Жар нежных» погибшего в ЦАР Александра Расторгуева, «Мой друг Борис Немцов» Зоси Родкевич. Он отмечен на Берлинале «Серебряным медведем» за «Как я провел этим летом» Алексея Попогребского. С Антуаном Каттеном сделал как режиссер документальные фильмы «Мать», «Трансформатор», «Мирная жизнь», а потом был документальный проект «Срок» с Александром Расторгуевым и Алексеем Пивоваровым, сопровождавшийся в 2012 году допросами и обысками. В игровой режиссуре Павел дебютировал в сериале. В телепроекте «Чернобыль 2. Зона отчуждения», снятом частично в США, работал с американскими актерами. В «Эпидемии» он снял отечественных звезд: Кирилла Кяро, Викторию Исакову, Александра Робака, Марьяну Спивак, Юрия Кузнецова. И картине не хватило того, чего мы вправе ожидать от чуткого документалиста, — предельной достоверности.

На Москву надвигается эпидемия, способная поглотить все живое. Смертельный вирус превращает людей в зомби. Те, кто уцелел, пытаются спастись. Сергей в компании возлюбленной, ее сына-аутиста, бывшей жены и собственного маленького ребенка, отца и друга с семьей пытается поскорее покинуть пределы Московской области, чтобы отсидеться в Карелии, где у отца есть скромное жилище. Но от глобальной катастрофы так просто не уйдешь. В итоге выживут юные — мальчик-аутист и девочка-алкоголичка. Сценарист Роман Кантор стремился к тому, чтобы зритель мог представить героев своими соседями, знакомыми, родственниками, а каждый персонаж являл бы собой архетип современного русского человека.

Снимали, по словам оператора Давида Хайзникова, на задворках Москвы — в странном районе неподалеку от Внукова. Вдохновило ядовитое желтое небо в отражении гигантских теплиц, где выращивают овощи для столицы. Зловеще и страшно, на улицах орудуют мародеры, не ведающие сомнений. Для них человеческая жизнь как пыль. В какие-то моменты становится жутко, но все настолько наскоро сделано, детально не проработано, что хочется спросить продюсеров — а их легион, — почему режиссер, способный на гораздо большее, поставлен в такие условия.

Павел Костомаров вспоминает, как после проекта «Чернобыль», который был интересным, но тяжелым, ему предложили на выбор пять сценариев: «Я выбрал тот, что основан на романе Яны Вагнер. Мне он показался наиболее психологичным, это не просто каскад погонь и трюков. В нем было больше предпосылок к самому ценному — психологическим тонкостям взаимоотношений людей, проговоренных не только словами, но тем, что трудно ими выразить. Для меня эта история — эзопов язык, метафоричность. В них все то, что происходит со страной. Я вижу много параллелей между эпидемией, которая бушует в фильме, и эпидемией, которая не так ярко выражена, но накрыла всех нас довольно давно. Это и обычное желание интеллигенции куда-нибудь уехать и переждать. Я впервые начинал вести игровой проект с нуля. Был кастинг и утверждение актеров, а не данность, которая с предыдущего сезона кем-то другим сформировалась».

Читайте так же:  Продажа в интернет-магазине товаров и услуг других организаций: ИП является платежным агентом или посредником. Агентский договор для интер

На вопрос «МК», для чего, собственно, опытному документалисту понадобились звезды, почему он не остановил свой выбор на новых лицах — и тогда эффект был бы сильнее, — Костомаров ответил: «Вы говорите, что я должен был бы сделать, но не сделал. Я не обязан делать то, что вы мне говорите. Часть актеров выбирали продюсеры. Некоторые утверждались без проб. Но с актерами, которых выбирал сам, я был счастлив работать, потому что они сильные. Наверное, поэтому они и считаются звездами».

А дальше уже началась катастрофа. Продюсер Валерий Федорович тему развил: «Трудно найти возрастных актеров за 30–35 лет и при этом не звезд. Если вы скажете нашим кастинг-директорам, где они, мы с удовольствием их будем использовать». Странно слышать подобные высказывания от кинематографистов. Да хотя бы в Ярославль поезжайте, потом и поговорим. Удивительно, что Костомаров повторил эту нелепицу: «Если тебе 40 лет и ты не звезда, значит, что-то не так».

Молодое поколение, воспитанное совсем на других фильмах, усмотрело в «Эпидемии» параллели с «Властелином колец». И тут Павел Костомаров сделал признание: «Я не читал и не смотрел «Властелина колец». Интересно, как люди встраивают фильм в свою картину мира. Проблема XXI века в том, что, чего бы ты ни снял, все равно окажется, что у кого-то спер».

В конкурсной картине «Моя жизнь на втором курсе» иранского режиссера Расула Садрамели, начинавшего карьеру в 17-летнем возрасте в качестве журналиста, изучавшего социологию во французском университете, две подруги-студентки едут на экскурсию в другой город, и одна из них впадает в кому. Теперь красавица Махтаб должна сделать выбор между верностью подруге и тем, что ее манит. Она выберет верность, отказавшись от любви. И предмет ее воздыханий, попав под очарование Махтаб, продолжит заботиться о своей невесте в коме. Главную роль сыграла 22-летняя студентка Тегеранского института искусств Соха Ниасти. Картина — и ее дебют, и дебют исполнительницы роли девушки в коме. Их выбрали из 900 претенденток. Все фильмы Расула Садрамели о девушках: «Им непросто живется в нашей стране. Мы живем под санкциями последние 40 лет. Такая война тяжелее той, когда падают бомбы. 80 миллионов человек находятся под тяжелым давлением. Они мучаются от санкций».

На вопрос «МК», почему же герои иранских фильмов, как и сами режиссеры, остаются свободными людьми, Расул ответил: «У нас нет семьи, где бы не было поэта. В каждой из них есть как минимум один любитель кино. Вся страна в этом участвует. Экономическое положение плачевное. Нам никто не помогает, потому что это не позволено. Так что мне трудно рассуждать о счастье».

Любопытно, что и в «Импровизаторах» японского режиссера Сабу героиня тоже в коме и трепетный молодой человек совершает добрые дела, чтобы спасти ее. По словам режиссера, каждый персонаж символизирует ту или иную форму любви, а если человек не вкусил ее, то и не жил. Но у него есть шанс постичь любовь с приходом смерти.

Заголовок в газете: Невесты в коме
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27958 от 22 апреля 2019 Тэги: Кино, Конкурс, Выборы, Война Места: Япония, Иран, США, Карелия, Ярославль

Хороший юрист — мертвый юрист? Рецензия на книгу В.В. Оробинского

В.В. Оробинский в декабре ушедшего 2019 года порадовал нас двумя новинками. Помимо 4 части «Чему не учат на юрфаке», посвященной «тайнам договора» (об этом позже выйдет отдельная рецензия), Вячеслав Владимирович порадовал нас книгой «Хороший юрист, плохой юрист. С чего начать путь от новичка до профи», выпущенной издательством «Эксмо» в серии «Юридическая библиотека России».

Автор, будучи опытным юристом в консалтинговой сфере, после долгой работы представляет книгу, в которой пытается помочь как молодым, так и достаточно зрелым юристам развить собственные навыки для того, чтобы стать профессионалом в своем деле. Смешно сказать, но на юридических факультетах на сегодняшний день не учат тому, чтобы стать профессионалом. Высшие учебные заведения пытаются дать только знания по работе, с множеством пробелов, которые нужно самостоятельно восполнять по прошествии времени (а некоторые интеллектуалы вообще считают, что нужно давать знания только по профильным предметам, и вообще студент сам должен всему учиться).

Опытным юристам, к сожалению, не хватает достаточного количества необходимых качеств, чтобы стать профессионалами. В первую очередь, у людей не развита ответственность, а особенно воля, необходимая для того, чтобы брать ответственность на себя. Во всех проблемах у юристов, чаще всего, виноваты все, кроме них самих. Юрист же не виноват, что не доработал позицию, не добил обзор практики и не прочитал внимательно документы, прежде чем что-либо делать. Проблема знакомая (и не только понаслышке), и книга приводит примеры того, как это бывает и как этого можно избежать. Кроме того, затрагиваются вопросы личного характера, имеющие влияние на человека – любовь к жизни и профессии, занятия в свободное время, личные интересы, культурные предпочтение и желание смотреть на мир с широко открытыми глазами, в том числе правильно мыслить, устанавливать задачи, расширять кругозор, а также осваивать различные уловки.

Ценность работы в том, что она заставляет задуматься – правильно ли я делаю свою работу, чего мне не хватает в жизни и что мне нужно для этого сделать. Как ни странно, но после прочтения книги мне пришлось пересмотреть некоторые моменты своей жизни, в результате чего я понял, что необходимы перемены («Гарри Поттер…», однако, будет продолжен – здесь без перемен). Можно всю жизнь работать юристом за 30-50-100 тысяч, летать 2 раза в год отдыхать за границу, взять ипотеку и считать, что жизнь удалась. А можно начать сражаться за эту жизнь, расти и стремиться к большему (для этого не обязательно быть «решалой» или заниматься ещё какой-либо незаконной деятельностью) и, в конечном счете, выиграть. И эта книга (как и остальные книги В.В.) дает фундамент, отталкиваясь от которого можно идти вперед.

Однако в книге есть и моменты, к которым я отнесся достаточно критично.

1. «Атлант расправил плечи» в списке рекомендуемой литературы. По этому поводу я уже когда-то публиковал статью. Автор подменяет понятия, путает категории и несет губительную идеологию. Книга была настолько «популярна», что 3 фильма по её мотивам все как один провалились и на сегодняшний день вообще непонятно, кому они нужны. Но либеральная общественность одобряет.

2. Книги по истории. Читать сразу Соловьева, Ключевского и Костомарова неподготовленному мозгу юриста противопоказано, поскольку в голове может всёсмешаться и это в итоге плохо закончится (последних двух я читал, первого пока только начал, благо, все стоят в собраниях сочинений у меня на книжной полке). Для начала я бы рекомендовал ознакомиться с «учебником» Е.Ю. Спицына «История России» в 5 томах, где по всем периодам представлены всевозможные точки зрения, а из более академических изданий – 3-томный учебник Милова. Из книг по зарубежной истории можно выделить 3-томник С.А. Нефедова, однако подходить к нему нужно аккуратно – ряд понятийных конструкций, которые выстраивает автор, для изучаемого времени являются необоснованными.

3. Рекомендуемые книги по экономике. С этим ещё сложнее, поскольку на сегодняшний день нормальный книг с раскрытием всей системы экономической науки в нашей стране (да и в мире) нет. Нужно до всего доходить самостоятельно. Поэтому я бы добавил Адама Смита, «Капитал» Карла Маркса (да и вообще все экономические работы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина не помешают), «Империализм как высшая стадия капитализма» В.И. Ленина, «Капитализм. История и идеология денежной цивилизации» В.Ю. Катасонова, «Закат империи доллара и конец Pax Americana» М.Л. Хазина и работы С.Ю. Глазьева по экономике (есть в издательстве «Книжный мир»). И то необходимо осторожно и критически подходить к изучаемой информации, поскольку в некоторых тезисах у авторов имеются пробелы.

3. Стругацкие в рекомендуемой литературе. По Стругацким вообще можно написать отдельную работу, основываясь на «Науке логики» Гегеля как книге-доказательстве взаимоотношений братьев. У братьев достаточно разная литература, и если книги, описывающие ранний мир Полудня XXII века, ещё стоит читать, произведения времен «Обитаемого острова» можно читать, закрыв глаза на некоторые несоответствия, то поздние работы вроде «Улитки на склоне» или «Град обреченных» – это дикий ужас. Однако Стругацкие – один из тех культурных продуктов, повлиявших на развал СССР и идеологию приватизаторов в начале 90-х годов (Е.Т. Гайдар очень любил «Трудно быть богом», да и сам был связан со Стругацкими родственными связями). Так что при изучении данной темы также необходимо действовать аккуратно.

В целом, книга получилась достаточно полная, и как руководство к действию читать её нужно не один раз. Желательно с карандашом и блокнотом.

Состав Общественного совета при УФСИН России по Орловской области

президент Адвокатской палаты Орловской области (председатель);

Лагутин
Владимир Владимирович

Маслов
Дмитрий Александрович

Совместно с прокуратурой, представителями суда, центров занятости населения, пенсионного фонда, социальной защиты населения, Адвокатской палаты в исправительных учреждениях области проведены просветительские мероприятия для осужденных в формате «вопрос — ответ».

Организовано проведение месячников правовой помощи осужденным. Бесплатная юридическая помощь специалистами Союза адвокатов РФ Адвокатской палаты Орловской области оказана 106 осужденным. Особое внимание уделено инвалидам, осужденным из категории детей-сирот и малообеспеченным.

Орловской региональной общественной организацией «Ветераны боевых действий в лице Николая Федоровича Тришонкова проводится серьезная работа по патриотическому воспитанию: встречи, беседы, в сентябре 2019 г. восстановлено удостоверение «Ветеран боевых действий» осужденному, отбывающему наказание в ИК-2.

К работе с осужденными, страдающими алкогольной и наркотической зависимостью, привлечен Общественный фонд «ПАРК Преображение» Орловской области для проведения интерактивных воспитательных часов, направленных на повышение уровня информированности о негативном влиянии наркотиков, алкоголя, табакокурения на организм человека, пропаганде здорового образа жизни.

ИК-6 участвует в проекте по социально-психологической работе с лицами, имеющими алкогольную и наркотическую зависимость. В рамках воспитательно-профилактических мероприятий с данной категорией лиц работают сотрудники учреждения, медицинские работники, представители Русской православной церкви, общественных организаций и государственных учреждений.

Большую помощь медицинской части женской колонии оказывает проект «Женское здоровье» в лице Вероники Вячеславовны Катковой. В рамках этого проекта в марте, мае, августе текущего года в ФКУ ИК-6 организовано консультирование осужденных-женщин ведущими специалистами в области медицины г. Орла: психиатром, гинекологом, маммологом. Узкими специалистами проконсультировано 156 человек.

При участии Жаворонковой Тамары Васильевны организовано проведение в ИК-6 совместно с директором Дома-музея И.С. Тургенева цикл бесед с осужденными по теме: «Дорогами И.С. Тургенева». Заведующая музеем И.С. Тургенева Е.Г. Мельник посетила женскую колонию с программой, посвященной жизни и творчеству знаменитого писателя. В рамках празднования 200-летия со дня рождения И.С. Тургенева в октябре в музее проведена выставка работ осужденных.

В преддверии 75-летия со Дня освобождения города Орла от немецко-фашистских захватчиков проведены тематические уроки для осужденных членом Общественного совета старшим научным сотрудником областного краеведческого музея Ириной Юрьевной Скрюченковой.

Из исправительных учреждений области освобождено 33 лица, не имевших постоянного места жительства, всем оказана помощь в бытовом устройстве.

Лица без определенного места жительства, у которых не удалось восстановить социально полезные связи, направляются в ОГУ «Центр социальной помощи для лиц без определенного места жительства и занятий г. Орла», в который направлено 19 человек. Все они получили временную регистрацию по месту пребывания, психологическую, социальную помощь, им оказано содействие в трудоустройстве и получении материальной помощи в органах социальной защиты населения, а также проведены мероприятия по социальной адаптации к условиям самостоятельной жизни в обществе.

В учреждениях области совместно с представителями Общественного фонда «ПАРК Преображение» в преддверие Чемпионата мира по футболу FIFA прошли различные тематические мероприятия, направленные на популяризацию этого вида спорта и пропаганду здорового образа жизни: организованы встречи с известным футболистом А. Селиховым; спортивные соревнования по настольному теннису, армреслингу, гиревому спорту, футболу.

При содействии Лагутина Владимира Владимировича подготовлены баннеры социальной направленности и размещены в каждом исправительном учреждении.

На архив Бунина нацелились наследники?

В своё время за наследством первого русского писателя – Нобелевского лауреата Ивана Бунина охотилось КГБ. Однако в конце 60-х годов прошлого столетия ЦК КПСС не захотел приобретать бунинские реликвии. И архив оказался в Великобритании, сначала – в Эдинбургском университете, а затем в Лидском. А на днях орловский музей И.А. Бунина получил странный запрос от адвокатского бюро «Падва и партнеры». Столичные адвокаты прочитали интервью пятилетней давности с директором музея Инной Костомаровой, в котором она упомянула об аукционе, где продавали никем не виданную вещь – завещание писателя на французском языке. В нём он недвусмысленно завещает своей жене «всю… материальную и интеллектуальную собственность, без исключения и оговорок…». Столичные адвокаты спрашивают, а что ещё известно в Орле об аукционе, завещании и о покупателе?

Директор Музея И. А. Бунина Инна Костомарова.

Странный запрос заставил вспомнить ту беседу и даже найти каталог Дома антикварной книги «В Никитском» с анонсом уникального лота. А также вернуться к истории большого энтузиазма и великого пренебрежения к тому, что создаёт величие нашей страны. И полистать страницы интернета, чтобы понять, какие такие события сегодняшнего дня заставили окунуться в прошлое? Соединив три составляющие, получила детектив. Начну, пожалуй, со смерти писателя – к слову, не так давно – 8 ноября исполнилось 65 лет, как не стало нашего именитого орловца.

Спасибо разведчикам

Как известно, Иван Бунин не принял «революцию» 1917 года и эмигрировал во Францию. Последние годы своей жизни он много работал над систематизацией и описью своего архива, чтобы передать его в Русский архив при Колумбийском университете (США), временно, с условием, что он будет отдан в Москву, как только в России сменится режим. 7 ноября 1951 года ему сообщили, что директор Колумбийского университета «согласен на перевозку Архива в Москву в случае освобождения России». И Бунин отправил в Нью-Йорк 53 папки с описью материалов. То есть опись, не сам архив. Остальное не успел. Умер.

Его жена Вера Николаевна заняла выжидательную позицию. Возможно, потому что в СССР началась так называемая политическая оттепель – с имени Бунина сняли запрет, в 1956 году вышел пятитомник его сочинений, а в 1957 году в Орле открыли Музей писателей-орловцев, где одну из экспозиций посвятили творчеству писателя. Тогда же началась переписка с директором Музея И.С. Тургенева Леонидом Афониным, к которой подключился и друг семьи Буниных – Леонид Зуров. О чём? Конечно же, о наследии. Афонин прекрасно понимал его ценность, и поначалу его стремление обогатить им Советский Союз разделяло политическое руководство страны. Да, советская власть выразила готовность приобрести парижский архив писателя.

Получить и вывезти его из Франции было поручено органам внешней разведки КГБ во Франции. Секретную миссию возложили на молодого разведчика Бориса Батраева, который позже вспоминал: «Я работал «под крышей» атташе по культуре… и искренне удивился, когда получил необычное задание. Мне предстояло установить контакт с Верой Николаевной, причём на конспиративной основе, постараться расположить её, помочь поверить нам и не допустить исчезновения бунинского архива».

И у него получилось!

Вера Николаевна согласилась передать архив. Но не бесплатно. В обмен на пожизненную пенсию. И с января 1956 года она стала получать от Союза писателей СССР по 70 тысяч старых франков ежемесячно. Было так: Батраев приезжал, вручал деньги, а от неё увозил пакеты с рукописями Бунина и книгами из личной библиотеки писателя. Всё это поступало сначала в Посольство СССР в Париже, а затем по описи пересылалось в Москву в комиссию по бунинскому литературному наследию, созданную в Союзе писателей. Также вдове выплатили гонорар за изданный в СССР двухтомник избранных сочинений Бунина.

В результате в 1957 году Посольство СССР из архива уже получило «Митину любовь» на 176 рукописных страницах, три первые рукописные страницы «Тёмных аллей», «Бульварный роман» (Дело корнета Елагина»), «Божье дерево» и многое другое. В следующем году Вера Николаевна передала 18 книг и журнал с произведениями И.А. Бунина, переведёнными на иностранные языки, рукописи стихов с 1915 года (102 стихотворения), рукописи рассказов «В Париже», «Памятный бал», «Руся» и «Волки» и др. Часть книг уже тогда была библиографической редкостью.

В 1959 году Москва получит два экземпляра книги самой Веры Николаевны «Жизнь Бунина», изданной в Париже, а также рецензии эмигрантской прессы на книги писателя, пакет с рукописями стихов «Венки» и рассказов «Качели» и «Ловчий».

Однако Батраев не успеет завершить свою миссию. 3 апреля 1961 года В.Н. Муромцевой-Буниной не станет. По её завещанию все архивы, личные вещи, обстановка парижской квартиры перейдут к другу семьи Леониду Зурову. А ему пенсию никто платить не собирался…

Убийственные свидетельства

В фондах Орловского государственного литературного музея И.С. Тургенева есть папка под названием «Переписка по поводу приобретения Советским Союзом у Л.Ф Зубова мебели, вещей и архива И.А.Бунина». В ней 34 письма – переписка директора Музея И.С. Тургенева Леонида Афонина с людьми, от которых зависело, быть в России бунинскому наследию, или не быть, – с Зуровым, с исследователем творчества Бунина и редактором в издательстве «Художественная литература» Бабореко, литературоведом Мануйловым, с писателями Никулиным, Фединым, Воронковым, с Министерством культуры СССР. Сохранились письма участников тех событий и в Архиве внешней политики РФ, частично опубликованные в книге М. Рощина «Иван Бунин», вышедшей в серии ЖЗЛ в 2000 году. О чём писали?

Из письма посла СССР во Франции С. Виноградова – председателю Союза писателей СССР К. Федину: «Вызывает беспокойство то, что архив Бунина и все остальное его наследство находятся под угрозой реквизиции со стороны французских властей, т.к. за Буниной оказался долг в размере более 7 000 новых франков… Зуров, он не в состоянии оплатить эти долги, и имущество Бунина, включая архив, может быть продано с молотка. Подозрительный интерес к этому имуществу проявляют различные организации и деятели США. Считаем в этой связи целесообразным рассмотреть вопрос об оказании Зурову материальной помощи (7-8 тыс. новых франков) для погашения долгов…»

Неизвестно, дали ли Зурову деньги и в каком количестве, но 30 апреля 1961 года он обратился к Афонину: «На моих руках… вся жизнь Буниных… А квартира под ударом. Дети владельца дома хотят её получить. Надо спасти вещи». А как спасёшь? Железный занавес отрезал все пути-дороги личной инициативе.

Поэтому 21 мая Афонин с провинциальной хитрецой пишет первому секретарю Союза писателей ССР Константину Федину: «Я слышал, что парижский архив И.А. Бунина будет приобретён Союзом писателей СССР. Если это так, то нельзя ли вместе с архивом получить у Л.Ф. Зурова письменный стол и другие вещи И.А. Бунина, которые наследник писателя… хочет передать Государственному музею И.С. Тургенева?»

3 июня Федин ответит: «Пока мне ничего неизвестно о намерении Союза писателей приобрести архив Бунина…».

А в июле 1961 года французские власти выселят Зурова из бунинской парижской квартиры. Не потому, что не любили или не чтили Бунина, просто за долги. Капитализм – он и есть капитализм.

Слава Богу, перед тем, как вывезти все вещи, Зуров начертит план расположения мебели в комнатах, фотограф Лувра Шюзевилль сделает снимки столовой и кабинета Бунина, а бывший тогда в Париже академик Михаил Алексеев поможет Зурову перевезти бунинскую мебель на склад в Буживале в надежде, что она будет всё же востребована в СССР. Это всё очень даже пригодиться при оформлении парижского кабинета писателя в орловском музее.

Читайте так же:  Доверенность на получение товара и ТМЦ. На кого выписывается доверенность на получение тмц

Тем временем советник Посольства СССР во Франции В. Вдовин посвятит замминистра культуры СССР А. Кузнецова в детали: «Зуров согласен передать Советскому Союзу только мебель писателя И.А. Бунина. Что же касается личных вещей, и особенно архива Бунина, Зуров пока не собирается их передавать… Он ссылается на устное завещание Буниной-Муромцевой, в котором она якобы просила вначале разобрать архив, а затем передать его нам. В то же время Зуров заявляет, что в настоящее время он слишком занят, чтобы приступить к разбору архива».

Битва амбиций

О чём тогда думал Зуров – больной туберкулёзом, нищий, страдающий хронической шизофренией, – Бог весть, но предъявить такому человеку претензии сложно. Другое дело – позиция Союза писателей СССР. А факты таковы: до конца 1961 года Союз писателей не предпринял ничего, чтобы архив Бунина оказался в СССР. Читая документы, складывается впечатление, что тормозил процесс лауреат Сталинской премии третьей степени писатель Лев Никулин – «любимец спецкомисссий и загранотделов» по характеристике Бабореко. 14 ноября 1961 года он напишет Афонину: «Л.Ф. Зуров говорит, что в завещании нет ничего о передаче архива И.А. Бунина нам. Завещания никто не видел… Мне думается, что в переписке с ним… не следует поднимать вопрос об архиве и прочем». Такой вот совет орловскому музейщику. Дескать, и вспоминать о бунинском наследии не стоит.

Надо отдать должное Леониду Афонину – несмотря на недвусмысленный совет признанного тогда писателя остановиться, он рискнул напрямую обратиться к министру культуры Екатерине Фурцевой. Бил на политическую составляющую: «Дальнейшая отсрочка приобретения и отправки вещей И.А. Бунина в СССР могут быть неправильно истолкованы и даже использованы во вред нашей стране. В связи с этим прошу Вас через Посольство СССР во Франции оказать Л.Ф. Зурову необходимую помощь в отправлении вещей И.А. Бунина в Орёл за счёт соответствующих советских организаций».

НЕ получив ответа, пишет второе письмо. Наконец, Посольство его информирует: «…Мебель из квартиры И.А. Бунина… хранится на складе в течение почти целого года. По словам Л.Ф. Зурова, условия хранения плохие, так как склад не отапливается. Зуров Л.Ф. регулярно платит за хранение… Личные и мемориальные вещи Бунина И.А. (одежда, картины, письменные принадлежности, чемоданы, трости и др.) хранятся на квартире Л.Ф. Зурова и содержатся в плохом состоянии. Архивы… в неразобранном виде. Зуров Л.Ф. согласен вначале продать нам мебель и личные вещи Бунина И.А. при условии, что при передаче ему заплатят (исключая расходы на упаковку и перевозку) 7 500 новых франков… Архивы Бунина И.А. после их разборки и приведения в порядок Зуров Л.Ф. предлагает продавать нам по частям, явно преследуя при этом корыстные цели. Зуров Л.Ф. не сообщил, какую сумму он хочет получить за архив…».

Всё упёрлось в деньги, к слову, даже не в миллионы.

Тем временем в Союзе писателей «бунинское дело» поручили ответственному секретарю Константину Воронкову. 4 апреля 1962 года он просит посла СССР Виноградова: «Судя по тому, что Зуров уклоняется от прямого ответа на протяжении одиннадцати месяцев, что он либо не смог добиться выгодной сделки с американцами, либо уже сбыл им наиболее ценные материалы. Не исключено также, что он попытается сохранить ряд материалов для своих дальнейших коммерческих операций… Следует ожидать, что Зуров потребует за архив чрезмерно крупную сумму и притом попытается сбыть нам наименее ценные материалы Мы же заинтересованы в приобретении, в первую очередь, военных и других дневников И.А.Бунина, его писем и автографов… Необходимо прежде всего выяснить, какие именно архивные материалы намерен передать нам Зуров».

15 мая 1962 года Зуров пишет Афонину: «Вот выдержка из письма… Бабореко: «Сегодня виделся с Конст. Васил. Воронковым. Он горячо поддерживает мою просьбу относительно командировки в Париж…». Надо и выяснить, и убедить!

Но за рубеж из СССР без одобрения многочисленных инстанций выехать было невозможно. Начались бесконечные, «выматывающие душу» хождения к Воронкову и вышестоящие инстанции. В сентябре вопрос о командировке поступил на рассмотрение в ЦК КПСС и секретарю по идеологии всесильному Михаилу Суслову. Решили: командировать в январе следующего года. Однако в начале 1963-го поездку отменили – свою негативную роль в этом сыграл писатель Никулин. Как писал Бабореко Афонину, «Никулин написал длинное письмо Союзу писателей, мне читал его К.В.Воронков (это между нами). Я сразу же опроверг доводы Никулина и переубедил Воронкова, и он согласился, что вещи Бунина купить надо, и надо вести переговоры об архиве. Но когда согласились в Союзе писателей, Никулин написал Центральному Комитету письмо, пытаясь убедить, что приобретение бунинских вещей дело нестоящее, а в парижском архиве Бунина будто бы ничего ценного не осталось. Тогда я обратился к А.Т. Твардовскому».

Твардовский всё понял и 15 июля 1963 года добился приёма секретаря ЦК КПСС Л.Ф. Ильичёва. После чего литературный отдел ЦК дал положительное заключение. В августе командировка Баборенко в Париж получила поддержку не только литературного, но и международного отделов ЦК. Однако Бабореко в Париж вновь не пустили…

История почти трёхлетней борьбы за бунинские мемориальные реликвии закончилась драматически. 24 января 1964 года Бабореко послал Афонину копию полученного им письма Зурова от 15 января. Тот писал: «Уведомляю Вас, дорогой Александр Кузьмич, что бунинские вещи я хранил на складе до конца ноября. 20 ноября 1963 года часть вещей… рабочие перенесли в другое помещение. Большую часть… пришлось бросить на складе. От них Союз писателей отказался… 30 ноября 1963 года большая часть вещей была ликвидирована. И за ликвидацию этих вещей я заплатил складу 2 000 стар. франц. франков. Всё это произошло при свидетелях. За хранение оставшихся вещей надо вносить 500 стар. франц. франков в месяц…».

… В апреле 1964 года в Париж к Зурову поехал не Бабореко, а писатель Василий Ажаев. Вернувшись, он отписался «директивным органам»: «у Зурова архив не архив», а «стулья» Бунина нам не нужны».

24 апреля 1964 года Афонин с горечью напишет: «три года тянется эта постыдная канитель. Когда-нибудь люди о ней будут говорить с негодованием, ибо каждая бунинская рукопись – величайшее национальное достояние».

В сентябре того же года в ЦК КПСС приняли окончательное решение. Бабореко писал: «В ЦК решили на этом деле поставить крест»…

Мимо Отечества

Оставшиеся архивы Бунина и его жены, их личные вещи Зуров в 1971 году завещал доценту Эдинбургского университета Милице Грин, и они были вывезены в Шотландию. В 1988 году Милица Грин через академика Дмитрия Лихачёва передала орловскому музею бесценную коллекцию личных вещей Бунина: серебряные бювар, подстаканник, солонку и поднос, на котором в день вручения писателю Нобелевской премии в Стокгольме 10 декабря 1933 года ему преподнесли хлеб-соль; потрет Бунина работы Л.С. Бакста и портрет Л.Н. Толстого, выполненный его сыном Львом Львовичем Толстым; книги из личной библиотеки Ивана Алексеевича.

Парижский кабинет в орловском Музее И. А. Бунина.

Архивы же Милица Грин передала на хранение в Русский архив, основанный в Великобритании при Лидском университете. Что касается мебели из парижской квартиры Буниных, то с 1964 года она хранилась в семье писательницы Натальи Кодрянской. В 1973 году она прислала эту мебель в Орёл – в дар Орловскому государственному литературному музею И.С. Тургенева.

А в 1991 году в Орле открылся Музей И.А. Бунина. В экспозиции – и воссозданный парижский кабинет писателя. Бунинские «стулья» теперь наша гордость.

Раньше на этом можно было ставить точку. Однако жизнь сделала крутой поворот – судя по всему, нашлись люди, которые хотят закрепить свое право на бунинское наследие, хранящееся в Лидсе.

И кто лжёт?

Выдвинута версия, что архив Ивана Бунина находится в Великобритании незаконно. Так считают группа юристов из России и французская компания, специализирующаяся на наследственной генеалогии Coutot-Roehrig International. Отчего же?

Как известно, юристы опираются на формальные основания, а не на какую-то там правду-справеливость-целесообразность. Итак, в Русский архив университета Лидса бунинское наследие попало на основании завещания Милицы Грин. Но это можно расценить как нарушение законодательства, потому что она тогда… была жива.

Дальше – больше. «На момент смерти Бунина он и его жена были апатридами – лицами без гражданства, но на них распространялись нормы французского законодательства. А по ним писатель должен был составить завещание на супругу. При отсутствии этого документа имущество передавалось родственникам мужа. Так требовал действовавший тогда Кодекс Наполеона, который приравнивал права женщины к правам ребёнка. Окончательно эта норма права ушла лишь в 2006 году. Но завещания Иван Бунин не оставил! Вера Муромцева фактически приняла наследство и стала распоряжаться имуществом. – Сообщил неделю назад сайт Культуромания – Недавно проведенные исследования совместно с французскими нотариусами подтвердили, что завещания Бунина не существует в природе. Ни один французский архив такого документа не содержит, хотя в целом семья писателя была законопослушной и от ее жизни во Франции остались правовые «следы». Поэтому принятие Муромцевой наследства в отсутствие завещания не имело под собой юридических оснований. Но оспаривать факт наследования никому не пришло в голову, тем более племянникам писателя. А ведь именно их потомки, по последним данным, полученным с помощью французских генеалогов, являются наследниками Бунина».

Стоп! Исследования подтвердили, что завещания Ивана Бунина не существует в природе. Что же тогда в 2012 году продавал на аукционе Дом антикварной книги «В Никитском»?Лот под № 245 имел начальную цену в 100–120 тыс. рублей, в каталоге — фото и перевод.

Подделка? Или, наоборот, реальное завещание, которое претендует на литературоведческую бомбу и отрезает для потомков Бунина все пути и к Русскому архиву в Лидсе, и права на наследие? Похоже, ответ на этот вопрос ищут и столичные адвокаты.

Может, подскажет интернет? Вот оно, объявление об аукционе. Почитаем внимательнее… Фигушки! Не открывается документик.

Ссылки не работают.

Ссылка отсылает любопытных к… Маяковскому. Но почему? Кто и зачем убрал объявление о продаже бунинского автографа?

Такая вот детективная история на 65-м году смерти нобелевского лауреата.

Очевидно, что если завещание существует, то архив Бунина нам не светит, и винить в этом некого — сами отказались. Но если его всё же нет, то племянники писателя могут претендовать, том числе, на авторские отчисления за книги, опубликованные с 1953 года (после смерти Бунина) и за те, которые будут опубликованы вплоть до 2013 года. К слову, придётся тогда раскошеливаться и нашим орловским издательствам…