Состояние коррупционной преступности. Уголовно правовая характеристика получения и дачи взятки

Содержание:

Состояние коррупционной преступности

Состояние коррупционной преступности

Основу криминологической характеристики коррупционной преступности обычно составляют данные уголовной статистики о ее качественных, количественных свойствах и динамике. В структуре коррупционной преступности лидирует взяточничество. Это получение взятки (ст. 290 УК РФ), дача взятки (ст. 291), посредничество во взяточничестве (ст. 291.1), мелкое взяточничество (ст. 291.2). На эти виды взяточничества приходится более половины всех регистрируемых преступлений коррупционной направленности. Коррупционными считаются и другие преступления в случаях, если они совершены с использованием служебного положения.

Это мошенничество (ст. 159–159.6), присвоение или растрата (ст. 160), злоупотребление полномочиями (ст. 201), коммерческий подкуп (ст. 204), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 286) и другие. С учетом этого, в характеристике коррупции принято использовать в основном статистику о взяточничестве, которая по количеству зарегистрированных преступлений имеет некоторую тенденцию к снижению (см. приложение, табл. 1). Снижение выявленных фактов получения взяток может быть обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, снижением активности правоохранительных органов (в первую очередь МВД) в этой сфере. Во-вторых, после того как функция по учету преступности два года назад была передана прокуратуре, осуществляется более строгий контроль обоснованности постановки на учет тех или иных преступлений, что способствовало уменьшению числа зарегистрированных преступлений коррупционной направленности. В-третьих, по мнению некоторых специалистов, тенденция к снижению

количества выявляемых правоохранительными органами преступлений коррупционной направленности, наблюдаемая в последние два года, вызвана отчасти снижением уровня «бытовой» коррупции в стране [32. С. 34]. В этой связи более объективной динамику преступности отражает судебная статистика. По данным судебного департамента РФ, пик активности правоохранительных органов по выявлению взяточничества приходится на 2014–2015 годы, что видно из таблицы (см. приложение, табл. 2).

Анализ статистики позволяет отметить последовательное снижение количества лиц, осужденных за получение взятки, на фоне роста лиц, осужденных за факты дачи взятки. При этом в структуре осужденных за совершение преступления о взяточничестве существенно доминирует дача взятки (ст. 291 УК РФ). На дачу взятки в 2016 году пришлось 57,4% от числа всех лиц, осужденных за взяточничество, и их было почти в три раза больше, чем лиц, получивших взятку. Снижение случаев получения взятки с 2011 г. в определенной степени объясняется появлением в УК РФ отдельной ст. 291.1 (посредничество во взяточничестве), до этого подобные деяния квалифицировались как соучастие в даче (ст. 291 УК РФ) или в получении взятки (ст. 290 УК РФ). Рост количества зарегистрированных фактов дачи взятки свидетельствует о том, что правоохранительные органы в борьбе с коррупционными преступлениями идут по пути наименьшего сопротивления, концентрируя усилия на регистрации преступлений, наиболее простых для выявления, уделяя при этом недостаточно внимания раскрытию фактов получения взятки или коммерческого подкупа. Расследование таких дел на сегодня, как правило, не представляет никакой сложности.

Для выявления потенциальных взяткодателей нередко заранее готовится помещение (машина), снабженное средствами видеофиксации, в котором и происходит контакт представителей правоохранительных органов с лицами предположительно готовыми дать взятку, чтобы избежать наказания за совершенное правонарушение (например, нарушение правил дорожного движения). Обвиняемые обычно соглашаются с предъявленным обвинением. В 2016 году 87,6% уголовных дел о даче взятки (ст. 291 УК РФ) рассмотрены в судах в особом (упрощенном) порядке в связи с согласием обвиняемого с обвинением. Следует признать позитивной тенденцию, при которой число выявленных фактов получения взятки при отягчающих обстоятельствах (ч. 3–6 ст. 290 УК РФ) за последние 9 лет увеличивается как в абсолютном количестве (почти в 9 раз), так и по удельному весу в процентах от числа всех лиц, осужденных за получение взятки (с 8,3 до 85,2%). Однако судебная практика по делам этой категории превзошла все допустимые пределы либерализации.

Так, если в 2007 году к лишению свободы осуждено 71,1% взяточников, совершивших преступление при отягчающих обстоятельствах, то в 2016 году лишь 32,0%, а в 2015 году на долю таких приговоров (с лишением свободы) приходилось только 26,2%. Следует отметить, что официальные статистические данные о некотором снижении коррупционной преступности в стране не подтверждаются результатами социологических исследований, проведенных как Академией Генеральной прокуратуры, так и другими организациями. По мнению правоохранителей-практиков, в стране к уголовной ответственности привлекается реально не более 0,2% лиц, совершивших коррупционные преступления. Даже по данным ВНИИ МВД России, девять из десяти граждан, столкнувшись с необходимостью дать взятку, в правоохранительные органы не обратились [32. С. 40]. Согласно данным опроса

Global Corruption Barometer («Глобальный барометр коррупции»), 26% населения России хотя бы раз в год давали взятки чиновникам, полиции, налоговикам, таможенникам, сотрудникам ЖКХ, врачам или представителям образовательных организаций [61. С. 4]. Наиболее объективным показателем распространенности коррупции принято считать сведения международной организации Transparency International по поводу индекса восприятия коррупции, который отражает распространенность коррупции в государственном секторе.

Россия в 2016 году здесь заняла 131-е место из возможных 176. Transparency International в ходе исследований принимает во внимание уровень взяточничества, степень вовлеченности государственных служащих в бизнес, наличие независимого правосудия и законодательства по борьбе с отмыванием денег, прозрачность правительства и его подконтрольность гражданскому обществу. Учитывая, что за десять лет, исходя из приведенных статистических данных (табл. 1, 2, 3), уровень коррупции фактически не изменился, можно согласиться с мнением Е. Панфиловой о том, что в России существует «коррупционная стабилизация», вследствие чего позиции страны в рейтинге сильно не меняются [62. С. 15–16]. Ущерб от коррупционных преступлений в стране, по сведениям Генеральной прокуратуры РФ, в 2016 году составил более 78 млрд рублей, в 2015 году он был на уровне 43-х млрд рублей, а в 2014 году – на уровне 39 млрд рублей. Это означает, что если число взяток в России сокращается, то средний размер взятки увеличивается. В условиях наступления государства на коррупцию чиновники не хотят рисковать по мелочам. В нашей стране практически нет государственных структур, не подверженных коррупции.

Согласно данным социологических исследований, к наиболее коррумпированным государственным органам относятся: таможенные и налоговые подразделения, ГИБДД и в целом правоохранительные органы, суды и прокуратура; организации, связанные с распределением имущества, собственности, природных ресурсов, электроэнергетики; вузы и др. Особенно впечатляют своим размахом коррупционные дела с участием высокопоставленных должностных лиц государственных компаний. Несколько менее коррумпированными можно признать армию, Министерство финансов, банки и органы здравоохранения.

На встречах с депутатами Государственной думы РФ фракции КПРФ избиратели все чаще стали затрагивать проблему коррупции в депутатском корпусе всех уровней. Как утверждает В.А. Коновалов, по оценке экспертов, в высшем законодательном органе страны, Государственной думе, наиболее значимые проявления коррупции располагаются в следующей иерархии: – лоббирование интересов различных коммерческих структур; – совмещение депутатами Государственной думы своего поста с занятием бизнесом; – передача обязанностей и функций законотворчества исполнительной власти (подготовка законодательных актов в правительстве и администрации и их лоббирование ведущей партией); – торможение принятия законов и правовых норм антикоррупционной направленности (об этом подробнее речь пойдет ниже); – коррупционное посредничество (перепродажа сведений заинтересованным лицам); – «торговля» депутатскими запросами; – лоббирование коррупциогенных правовых норм.

В законодательных органах субъектов Российской Федерации наблюдаются процессы, схожие с вышеописанными, с поправкой на локальность действия правовых норм. Говоря о депутатах муниципальных образований, по сообщению Коновалова, на основании работы в Санкт-Петербурге и других территориях эксперты выделили несколько иные уровни проявления коррупции в связи с меньшим масштабом предоставляемых властных возможностей: – откаты (коррупционные договоренности по поводу муниципальных заказов); – распределение земельных участков (лоббирование в муниципальном собрании интересов определенных коммерческих структур с выделением им участков под строительство); – благоустройство территорий (производящие благоустройство фирмы либо добиваются избрания лояльных депутатов, либо подкупают существующих); – бизнес-деятельность депутатов (в муниципалитетах немало депутатов, пришедших из бизнес-структур этого же региона) [43. С. 114–124].

Специалисты Академии Генеральной прокуратуры составили средний портрет взяткополучателя, а также того, кто дает взятки. Чаще всего – это мужчины в возрасте 35–45 и 45–55 лет, реже – в возрасте старше 55 лет. Как правило, это люди с высшим образованием, и они занимают должности в руководстве органов исполнительной власти муниципального уровня, реже – регионального. При этом до выявления преступления раньше эти лица не привлекались к уголовной, административной или дисциплинарной ответственности и были у начальства на хорошем счету. Они также добросовестно предоставляли сведения о своих доходах, имуществе и обязательствах, с ним связанных [18].

Другие новости и статьи

Запись создана: Среда, 27 Февраль 2019 в 18:53 и находится в рубриках Новости.

Проблемы квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Егиян Арминэ Мовсесовна

В настоящей статье рассматриваются сложные аспекты квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве . Отмечается, что в настоящее время возникают очевидные сложности при разрешении данных вопросов в рамках правоприменительной практики. В связи с этим основной задачей настоящей работы является попытка определения наиболее характерных особенностей объективной стороны двух видов посредничества во взяточничестве, регламентированных уголовным законом физического и интеллектуального посредничества.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Егиян Арминэ Мовсесовна,

PROBLEMS OF >This article deals with the complex aspects of the objective side classification of intermediation in bribery. It is noted that at the present time there are obvious difficulties in the resolution of these issues within law enforcement. In this regard, the main objective of the present work is an attempt to define the most prominent features of the objective side of the two types of bribery intermediation, regulated by criminal law physical and intellectual intermediation.

Текст научной работы на тему «Проблемы квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве»

?Егиян Арминэ Мовсесовна

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОБЪЕКТИВНОЙ .

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ

Егиян Арминэ Мовсесовна, соискатель кафедры уголовного права и процесса Южно-Сахалинский институт экономики, права и информатики, Южно-Сахалинск (Россия)

Аннотация. В настоящей статье рассматриваются сложные аспекты квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве. Отмечается, что в настоящее время возникают очевидные сложности при разрешении данных вопросов в рамках правоприменительной практики. В связи с этим основной задачей настоящей работы является попытка определения наиболее характерных особенностей объективной стороны двух видов посредничества во взяточничестве, регламентированных уголовным законом — физического и интеллектуального посредничества.

Ключевые слова: объективная сторона посредничества во взяточничестве, физическое посредничество во взяточничестве, интеллектуальное посредничество во взяточничестве, мнимое посредничество.

PROBLEMS OF CLASSIFICATION OF THE OBJECTIVE SIDE OF INTERMEDIATION IN THE BRIBERY

Egiyan Armine Movsesovna, applicant

Yuzhno-Sakhalinsk Institute of Economics, Law and Computer Science, Yuzhno-Sakhalinsk (Russia)

Abstract. This article deals with the complex aspects of the objective side classification of intermediation in bribery. It is noted that at the present time there are obvious difficulties in the resolution of these issues within law enforcement. In this regard, the main objective of the present work is an attempt to define the most prominent features of the objective side of the two types of bribery intermediation, regulated by criminal law — physical and intellectual intermediation.

Keywords : objective side of intermediation in bribery, physical intermediation in bribery, intellectual intermediation in bribery, false intermediation.

Постановка проблемы в общем виде и ее связь с важными научными и практическими задачами. Введение в уголовный закон новой статьи 291.1. УК РФ, криминализирующей посредничество во взяточничестве, несомненно, оправдано в контексте ужесточения государственной политики, направленной на борьбу с преступлениями коррупционной направленности. Вместе с тем, обратной стороной данного факта явилось развитие конкуренции уголовно-правовых норм, что объективно препятствует квалификации данной группы преступлений.

Это обстоятельство находит свое выражение в рамках современной правоприменительной практики. Зачастую судами схожие обстоятельства преступного деяния квалифицируются по — разному. В настоящее время возникают очевидные сложности при разрешении данных вопросов в рамках правоприменительной практики.

Анализ последних исследований и публикаций, в которых рассматривались аспекты этой проблемы и на которых обосновывается автор; выделение неразрешенных раньше частей общей проблемы. Следует отметить, что большинство научных работ, посвященных проблемам квалификации коррупционных преступлений, написано до 2011 г., то есть до введения в УК РФ ст. 291.1 «Посредничество во взяточничестве». Ранее, проблема взяточничества и посредничества во взяточничестве затрагивалась в трудах таких видных ученых, как В. В. Астанин, Г. Н. Борзенков, А. В. Бриллиантов, Л. А. Букалерова, Д. Гарбатович, Н. А. Егорова, О. С. Капинус, В. С. Комиссаров, С. В. Максимов, Г. К. Мишин, В. С. Овчинский, А. И. Рарог, П. С. Яни, и др.

Читайте так же:  Получение разрешения на смр. Получение разрешения на смр

В ходе написания статьи были использованы научные труды: Б. В. Волженкина, Н. С. Таганцева, А. Н. Трайнина, Моисеенко М.И. и др. Как положительный факт следует признать то, что ряд авторов уже писали в статьях о проблемах квалификации посредничества во взяточничестве, однако монографических работ пока нет, и проблема квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве остается неизученной.

Формирование целей статьи (постановка задания). Вышесказанное актуализирует вопросы квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве, поскольку, по нашему мнению, именно этот элемент состава преступного деяния выступает в качестве наиболее показательного критерия их разграничения. В

связи с этим основной задачей настоящей работы является попытка определения наиболее характерных особенностей объективной стороны посредничества во взяточничестве, двух видов, регламентированных уголовным законом — физического и интеллектуального посредничества.

Изложение основного материала исследования с полным обоснованием полученных научных результатов. В рамках настоящей работы нами определены наиболее характерные аспекты, которые необходимо учитывать при осуществлении квалификации объективной стороны преступного деяния, предусмотренного нормами ст. 291.1 УК РФ.

1. Буквальная трактовка диспозиции ч. 1 ст. 291.1 УК РФ, определяющая основной состав посредничества во взяточничестве, позволяет сделать вывод, что его легальное определение предполагает две формы совершения данного деяния: физическое и интеллектуальное посредничество. Несмотря на то, что обе эти формы получают регламентацию в рамках единой диспозиции п. 1. ст. 291.1 УК РФ представляется целесообразным квалифицировать объективную сторону их совершения, рассматривая их в качестве самостоятельных преступлений.

2. Объективная сторона совершения физического посредничества предполагает наличие факта непосредственной передачи предмета взятки должностному лицу, либо иностранному должностному лицу, либо должностному лицу публичной международной организации (взяткополучателю) по поручению взяткодателя или взяткополучателя. Другими словами, физическое посредничество следует рассматривать в качестве отдельного способа совершения преступного деяния данного вида, который характеризуется следующими признаками:

— передача взятки означает физический процесс перехода предмета взятки или его части к взяткополучателю. При этом как указал Верховный суд в специальном Постановлении [1] физическое посредничество во взяточничестве считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей, например с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является. На такую квалификацию в соответствии с п. 13 названного Постановления не влияет и то обстоятельство, что пере-

дача взятки осуществлялась в условиях оперативно-розыскного мероприятия (далее — ОРМ). Поэтому если в процессе ОРМ одновременно оказываются выявленными и взяткополучатель, и посредник, то оба эти лица несут ответственность за оконченные преступления — получение, соответственно, взятки и посредничество во взяточничестве;

— моментом окончания этого процесса знаменует собой окончание преступления. При этом, как справедливо указывает Б.В. Волженкин, получение взятки является состоявшимся фактом при наличии зачисления денежных средств, составляющих предмет взятки на банковский счет взяткополучателя, либо при появлении у него осведомленности относительно данного обстоятельства и получения им правомочия для пользования полученными денежными средствами как своими соб-ственными.[3] Важно отметить, что некоторые решения Верховного Суда вступают в противоречие материалы судебной практики противоречат указанной позиции Верховного Суда. В качестве примера можно привести Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25 февраля 2013 г. в соответствии с которым частичное принятие предмета взятки квалифицировалось в качестве покушения на получение взятки; [2]

— субъект преступления совершает преступное действие единолично в связи с чем выступает в качестве единственного связующего звена между взяткодателем и взяткополучателем и путем непосредственного личного контакта с ними передает предмет взятки. Вместе с тем, квалификация физического посредничества должна учитывать исключения, при которых передача предмета взятки осуществляется в результате взаимодействия целого ряда посредников, реализующих единый преступный замысел;

— в качестве единственного мотива действия посредника должно рассматриваться поручение взяткодателя или взяткополучателя, факт наличие которого одновременно определяет и обстановку совершения преступления. Другими словами, основанием для осуществления посредником своей преступной деятельности является полномочие, предоставляемое ему третьими лицами -участниками другого коррупционного преступления (взяткодателем или взяткополучателем). Наличие такого полномочия указывает, что посредник, совершая передачу предмета взятки, действует исключительно в интересах лица, которое наделило его таким полномочием. Это обстоятельство обуславливает отсутствие у посредника имущественных прав на предмет взятки, который, выражаясь категориями гражданско-правового регулирования, вверяется посреднику на праве доверительного управления. Таким образом, предмет взятки является для посредника чужим, вследствие чего у него отсутствует цель, связанная с извлечением личной выгоды от действий (бездействия) взяткополучателя.

Вместе с тем, следует учитывать, что действующее уголовное законодательство признает возможность инициаторства посреднических действий самим посредником, криминализируя само по себе предложение посредничества во взяточничестве в соответствии с нормами ч. 5 ст. 291 УК РФ;

— объективная сторона совершения физического посредничества предполагает различные способы поручения посреднику относительно порядка совершения им передачи предмета взятки. В частности, квалификация данного преступления предполагает использование как методов убеждения (обещание, уговор, подкуп), так и принудительных методов (угрозы, физическое насилие). На наш взгляд, установление факта реализации второй из указанной группы методов при квалификации физического посредничества должно восприниматься, с одной стороны, в качестве смягчающих обстоятельств преступления, предусмотренного ст. 291.1. УК РФ, а с другой — в качестве отягчающих для привлечения к уголовной ответственности по ст. 290 УК РФ (291 УК РФ).

Кроме того, необходимо согласиться с мнением М.И. Моисеенко, который указывает, что «если взяткодатель или взяткополучатель принуждает лицо к физическому посредничеству путем угроз или физического насилия, в действиях последнего возможна крайняя необходимость. В таком случае выполнение субъектом посреднических действий является средством предотвращения более серьезной угрозы для правоохраняемых интересов личности (жизни, здоровья, собственности), что при прочих условиях правомерности крайней необходимости исключает преступность деяния в действиях такого субъекта. Что касается уголовно-правовой оценки действий других участников взяточничества в такой ситуации, то содеянное ими следует квалифицировать как получение и дачу взятки лично (путем посредственного причинения) по совокупности с теми преступлениями, признаки которых содержатся в избранном ими способе принуждения потерпевшего к физическому посредничеству (ст. 111, 112, 115, 116, 117, 119 УК РФ и др.)». [4; c.48]

3. Объективная сторона интеллектуального посредничества во взяточничестве предполагает осуществление любого иного способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере. На наш взгляд, следует выделять следующие основные признаки объективной стороны данного преступления:

— квалификация объективной стороны данного преступления не предполагает непосредственное воздействие посредника на предмет взятки с целью осуществления его передачи субъектам коррупционных отношений. В связи с этим она включает в себя множество способов совершения преступного деяния, которые, как представляется, целесообразно разделять на две большие группы: способствование участникам коррупционных отношений в достижении соглашения между ними; способствование реализации достигнутого соглашения между ними;

— в нормах действующего уголовного закона отсутствует легальное понятие «соглашение между взяткодателем и взяткополучателем». На наш взгляд, о его наличии может свидетельствовать факт достижения договоренности о передачи предмета взятки, согласование его размера и содержания действия (договоренность о бездействии) взяткополучателя;

— исходя из этого, квалифицирующим признаком преступных действий первой из отмеченных групп интеллектуального посредничества, является непосредственное (личное) участие посредника в переговорах, результатом которых является появление вышеуказанных договоренностей относительно будущего акта коррупционного преступления. При этом личное участие посредника может заключаться, как было указано выше, в совершении разнообразных действий, таких, например, как подыскание для одного из участников взяточничества «контрагента» по преступной сделке, предоставление взяткодателю контактных данных взяткополучателя, представительство в переговорах между взяточниками, склонение одного из участников взяточничества к принятию условий соглашения, выдвинутых другой стороной, предоставление взяточникам помещения или средств связи для ведения переговоров, обеспечение конспирации переговорного процесса и т.п.

С учетом вышесказанного, следует заключить, что хронологические рамки совершения интеллектуального посредничества охватывают период с момента начала реализации посредников вышеуказанных действий и продолжаются до оформления консенсуса между участниками коррупционного сговора. Таким образом, интеллектуальное посредничество, направленное на достижение соглашения между участниками коррупционного преступления хронологически охватывает подготовительный этап событий объективной стороны дачи

Егиян Арминэ Мовсесовна юридические

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОБЪЕКТИВНОЙ . науки

— интеллектуальное посредничество, связанное с совершением действий, направленных на реализацию достигнутого соглашения между сторонами коррупционного преступления, предполагает либо оказание прямого содействия по выполнению возникших в результате передачи взятки обязательств, либо участие в их исполнении, либо бездействие, в случае, если его результатом будет достижение целей коррупционного соглашения. Другими словами, цели действий посредника при осуществления интеллектуального посредничества этого вида заключаются в обеспечении ускорения, облегчения, безопасности процесса дачи (получения) взятки. Закон не регламентирует конкретные способы достижения указанной цели из чего следует, что именно конечная цель преступления будет служить основным квалифицирующим признаком объективной стороны совершаемого преступления.

4. В соответствии с логикой действующего уголовного законодательства сумма предмета взятки отнесена законодателем к числу составообразующих признаков. При этом в соответствии с примечанием к статье 290 УК РФ значительным размером признается сумма предмета взятки, превышающая 25000 рублей. Иными словами, согласно действующей редакции ст. 291.1 УК РФ состав посредничества во взяточничестве будет отсутствовать, если сумма предмета взятки не выходит за пределы двадцати пяти тысяч рублей. Представляется, что такая позиция законодателя является необоснованной, поскольку размер взятки, априори являющейся важнейшей составляющей криминализации деяния не может быть, с другой стороны, основанием для его декриминализации. В этой связи действующая редакция вышеуказанной статьи объективно противоречит основополагающим принципам уголовно-правового регулирования, в первую очередь, законности и справедливости. Указанный вывод не меняет и то обстоятельство, что в соответствии с действующим уголовным законом ответственность в таком случае наступает за соучастие в даче (получении) взятки.

5. Таким образом, объективная сторона основного состава посредничества во взяточничестве предполагает осуществление либо физического действия, направленного на исполнение технической функции по передаче предмета взятки, (физическое посредничество), либо различного рода способствование (в первую очередь, засчет предоставления разного рода информации) реализации преступного соглашения между сторонами коррупционного соглашения (интеллектуальное посредничество). Формулировка диспозиции ст. 291.1. УК РФ позволяет установить связь между двумя регламентированными формами посредничества во взяточничестве. При этом, на наш взгляд, интеллектуальную форму следует рассматривать в качестве общей нормы, а физическую в виде специальной. Такое соотношение определено совокупностью количества способов совершения преступных деяний, относимых законодателем к физическому и интеллектуальному посредничеству. В этой связи мы считаем справедливым мнение М. И. Моисеенко о том, что «в сущности физическое посредничество, сводящееся к механическому перемещению взятки от взяткодателя взяткополучателю, является особо выделенной законодателем разновидностью способствования главным участникам взяточничества в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. По этой причине физическое посредничество выполняет роль специальной нормы, а интеллектуальное посредничество, охватывающее собой остальное многообразие способов посреднических действий, соответствует понятию общей нормы». [4; с.54] По этой причине представляется, что интеллектуальное посредничество обладает по сравнению с физическим большей общественной опасностью в связи с тем, что характеризуется многовариантностью возможных способов совершения. В этой связи, на наш 178

взгляд, единая диспозиция нормы п.1. ст. 291.1. УК РФ должна быть разделена на две части, регламентировавшие отдельно физическое и интеллектуальное посредничество, каждая из которых должна предполагать собственную санкцию.

6. При квалификации объективной стороны посредничества во взяточничестве наибольшие затруднения вызывает вопрос соотношения с так называемым «мнимым посредничеством» или «лжепосредничеством». В рамках отечественной уголовно-правовой доктрины данное понятие применяется для обозначения действий посредника, который получает материальные ценности в целях передачи их взяткополучателю, но отказывается от этого намерения, присваивает их себе. На наш взгляд, такое действие образует объективную сторону отдельного преступного деяния и обладает «множественностью квалифицирования». Наиболее типичные случаи квалификации действий посредника во взяточничестве выглядят следующим образом:

1. Умысел на дачу взятки возник у взяткодателя самостоятельно. Он передает лжепосреднику предмет взятки, учитывая его потенциальные возможности содействовать реализации коррупционной договоренности, о которых ему заявляет лжепосредник. Однако, последний, не собираясь передавать предмет взятки, завладевает им. Квалификация действий лждепосред-ника — мошенничество (ст. 159 УК РФ). При неудачи такого рода действия — соответственно как покушение на мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ст. 159 УК РФ по совокупности с приготовлением к даче взятки (ч. 1 ст. 30 и ст. 291 УК РФ).

2. Лжепосредник намеренно склоняет взяткодателя к передачи ему предмета взятки, уверяя о наличии у него возможностей выполнить функции физического посредника. В результате мнимый посредник завладевает предметом взятки. Квалификация его действий — по совокупности преступлений: мошенничество, а также подстрекательство к покушению на дачу взятки (ч. 4 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ст. 291 УК РФ).

3. Посредник реально передает взяткополучателю лишь часть предмета взятки, остальную его часть присваивает себе. Квалификация — посредничество во взяточничестве по совокупности с мошенничеством, либо с причинением имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверием (ст. 165 УК РФ), если мотив на обогащение за счет предмета взятки возник у посредника после фактического его получения от взяткодателя.

Читайте так же:  Госпошлина за регистрацию автомобилей и иных транспортных средств Размеры госпошлины в 2019 году. Госпошлина за гос регистрацию транспортных средств

Выводы исследования и перспективы дальнейших изысканий данного направления. Таким образом, в любом случае преступные действия мнимого посредника не подпадают под основной состав посредничества во взяточничестве, поскольку они не образуют объективной стороны преступления (в физическом, либо интеллектуальном смысле), что, в свою очередь, обусловлено отсутствием у мнимого посредника стремления способствовать достижению договоренности между взяткодателем и взяткополучателем. Основной мотив совершения такого преступления — завладение чужой собственностью, что, учитывая особенности способа его совершения (обман, введение в заблуждение) должно квалифицироваться, в первую очередь, в качестве мошенничества.

Представляется, что учитывая распространенность такого вида преступных деяний, а также в целях совершенствования юридической техники, целесообразно ввести в диспозицию статьи 291.1. отдельный пункт, регламентирующий состав действий посредника, связанный с присвоением взятки. При этом данный состав должен иметь квалифицированный вид, а его содержание фактически дублировать основной состав по статье 159 УК РФ.

Егиян Арминэ Мовсесовна ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОБЪЕКТИВНОЙ .

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 (ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничествеи об иных коррупционных преступлениях» // Российская газета, № 154, 17.07.2013.

2. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25.02.2013 N 78-013-10 [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система Консультант Плюс.

3. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики / Б.В. Волженкин. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С.213.

4. Моисеенко М.И. Посредничество во взяточничестве: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации / М.И. Моисеенко. Дисс. к.ю.н. — Тюмень, 2014. С. 54

Характеристика элементов состава преступления «получение взятки» Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Танцюра Марина Андреевна

В статье анализируются элементы состава преступления , предусмотренного статьей 290 Уголовного Кодекса РФ, а именно объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Указанным элементам дается характеристика и на примерах раскрываются их ключевые моменты.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Танцюра Марина Андреевна,

Текст научной работы на тему «Характеристика элементов состава преступления «получение взятки»»

?практическую и теоретическую работу по типологизации преступников, сделать

более эффективными работы по сбору и обработке информации о конкретном

лице, совершившем преступление.

1. Антонян Ю.М. Теория человеческой агрессии. Почему жестоки люди: монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2013. 311 с.

2. Антонян Ю.М., Эминов В.Е. Личность преступника: криминолого-психологическое исследование. М.: Норма: Инфра-М, 2010. 368 с.

3. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.: Наука, 1992. 287 с.

4. Личность преступника и уголовная ответственность. Правовые и криминологические вопросы : межвуз. науч. сб. / редкол.: Т.Г. Даурова, Ю.А. Демидов, И.С. Ной, М.С. Рыбак, К.Ф. Тихонов, Н.С. Шостак. Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 1981. С. 29-44.

5. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. М.: Волтерс Клувер, 2005. 912 с.

6. Резник Г.М. Личность преступника: правовое и криминологическое содержание / Г.М. Резник // Резник Г.М. Издательство: Изд-во Сарат. ун-та Место издания: Саратов Количество страниц: 29-44 Год издания: 1981.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЭЛЕМЕНТОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

«ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ» Танцюра М.А.

Танцюра Марина Андреевна — магистрант, Высшая школа экономики, управления и права Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск

Аннотация: в статье анализируются элементы состава преступления, предусмотренного статьей 290 Уголовного Кодекса РФ, а именно объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона. Указанным элементам дается характеристика и на примерах раскрываются их ключевые моменты. Ключевые слова: получение взятки, состав преступления, элементы состава преступления, коррупция, взяточничество.

Правильное и объективное понимание самых тяжелых общественно опасных деяний — преступлений — на основе законодательного построения их объективных и субъективных характеристик способствует осуществлению основ уголовного законодательства, благодаря чему интерес научной общественности к изучению данного вопроса не ослабевает. Это обуславливает актуальность настоящего исследования.

Родовым объектом преступления, предусмотренного статьей 290 Уголовного Кодекса РФ (далее — УК РФ) — «Получение взятки», являются общественные отношения, связанные с нормальным осуществлением государственной власти, а как раскрывает нам статья 11 Конституции РФ, её осуществляют Президент, Федеральное Собрание, Правительство и суды Российской Федерации [1].

Видовым объектом получения взятки являются общественные отношения, связанные с нормальным функционированием государственной власти в лице её органов, интересы государственной службы, а также интересы службы в органах местного самоуправления.

Раскрывая смысл видового объекта указанного преступления, следует отметить, что группа преступлений, изложенных в главе 30 УК РФ, нарушает порядок функционирования государственных органов, а также, что помогает нам понять примечание 1 к статье 285 УК РФ, — и органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации [2].

Также, для понимания сущности видового объекта получения взятки, упомянем, что интересы государственной и муниципальной службы заключаются в полном, чётком и своевременном выполнении задач публичного управления, стоящих перед каждым государственным органом, органом местного самоуправления и т.д. [3, с. 129].

Непосредственным объектом статьи 290 УК РФ является осуществляемая в соответствии с законом деятельность публичного аппарата власти и управления.

Говоря об объекте, также остановимся отдельно на предмете рассматриваемого преступления. Его исчерпывающим образом раскрывает диспозиция части 1 статьи 290 УК РФ, и при внимательном его изучении мы считаем важным отметить, что предмет данного преступления всегда имеет имущественный характер, т.е. ему всегда может быть дана имущественная оценка. Так, например, если предметом взятки являются услуги именно имущественного характера, т.е. оказываемые за плату, могущие получить денежное выражение и т.д. [2].

Общеизвестно, что наиболее типичным предметом получения взятки являются денежные средства, однако, на практике нередко встречаются и необычные предметы этого преступления. Так, в одном из изученных нами уголовных дел, таковым выступало незаконное безвозмездное оказание услуги по заправке топливом автотранспортного средства получателя взятки не более фиксированного количества литров ежемесячно. Для оказания данной услуги взяткодатель передал взяткополучателю топливную карту заправочной компании с указанным ежемесячным лимитом. Размер взятки при производстве предварительного следствия по указанному делу следователем был определен исходя из стоимости топлива, которое взяткополучатель фактически безвозмездно получил, используя указанную карту.

С объективной стороны анализируемое правонарушение выражается в получении должностным лицом взятки за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в должностные полномочия сотрудника либо он в силу должностного положения имеет возможность оказывать содействие таким действиям (бездействию), а в равной мере за общий протекционизм по службе.

Ключевым элементом объективной стороны указанного состава преступления, на наш взгляд, является то, что взятка неизменно вручается за деяния, исполняемые с применением должностного положения, реализацией полномочий.

Одним из квалифицирующих признаков получения взятки также является получение взятки за незаконные действия.

В ряде случаев при выполнении объективной стороны состава преступления получение взятки должностное лицо может выполнять сложную и длительную цепочку различных действий, при этом выполняя как действия, входящие в его служебные полномочия, так и такие, которым он мог способствовать в силу своего должностного положения, а также и незаконные действия. Так, например, в одном из изученных нами уголовных дел, Х., состоящий в должности заместителя начальника Управления муниципального жилищного фонда (далее — УМЖФ) Администрации МО «У», — начальника отдела по работе с нанимателями, выполняя государственные полномочия по приобретению жилых помещений для предоставления их детям-

сиротам, имея сведения о выделении бюджетных средств на приобретение в муниципальную собственность МО «У» квартиры, зная, что руководитель агентства недвижимости «Б» Г. заинтересован в извлечении дохода от посреднических услуг при реализации недвижимости незаконно предложил ему за взятку организовать приобретение квартиры именно у представляемого им клиента, а не у других лиц. Г., приняв предложение Х., подыскал продавца квартиры, о чем сообщил Х., пояснив, что продаваемая квартира не полностью удовлетворяет требованиям муниципального контракта. Х. подготовил письмо на имя и.о. руководителя контрактного агентства соответствующего субъекта РФ, с просьбой согласовать заключение муниципального контракта на приобретение указанной квартиры (выполнил действия, входящие в его служебные полномочия), а также, с целью введения в заблуждение начальника контрольно-ревизионной инспекции (далее — КРИ) соответствующего субъекта РФ, подготовил комиссионный акт осмотра указанной квартиры, в котором заведомо незаконно отразил не соответствующие действительности сведения о соответствии квартиры необходимым требованиям, после чего, без фактической комиссионной проверки состояния квартиры, подписал его сам, а также дал заведомо незаконное указание об его подписании подчиненным ему сотрудникам (выполнив заведомо незаконные действия). Начальник УМЖФ Администрации МО «У» подписал соответствующие сопроводительные документы, а руководитель КРИ согласовал заключение муниципального контракта с подысканным Г. продавцом. Затем он (Х.) с помощью подчинённых ему сотрудников подготовил проект указанного муниципального контракта и представил на подпись главе Администрации МО «У» который был введен в заблуждение относительно действительного состояния приобретаемого объекта недвижимости, и заключил контракт о приобретении квартиры в собственность МО «У» (действия по подписанию главой Администрации МО «У» контракта являются для Х. в данном случае такими, которым он мог способствовать в силу своего должностного положения).

Законодатель не акцентирует внимание на конкретном способе (например, прием, принятие) взятки. На практике часто встречается такой способ как попытка завуалировать получение предмета взятки под приём подарка — таким образом взяткодатель и взяткополучатель пытаются придать видимость законности передачи предмета преступления.

Началом передачи предмета взятки, в соответствии со следственной и судебной практикой считается установка действия по передаче хотя бы некоторой доли или целой части предмета взятки.

Именно с этого этапа отсчитывается осуществление умысла на дачу предмета взятки, то есть реализация объективной стороны. Это правило дает возможность обособить подготовку к даче взятки, как формирование требуемых условий, от посягательства на ее передачу, то есть начало непосредственно факта преподнесения хотя бы доли взятки.

По этому поводу в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 указано, что принятие и дача взятки, а также и незаконной награды при коммерческом подкупе, оказание посреднических услуг во взяточничестве в роли прямой передачи предмета взятки могут быть признаны оконченными с момента принятия хотя бы доли передаваемых ему материальных ценностей (к примеру, с обстоятельства передачи их непосредственно должностному лицу, перечисления с согласия должностного лица на банковский счет, собственником которого оно считается) [4].

При данных обстоятельствах не играет роли, получили ли обозначенные лица действительную возможность использовать или управлять переданными им предметами взятки по личному усмотрению.

Если взяткодатель (либо лицо, выполняющее функции посредника) предполагал передать, а лицо, выполняющее профессиональную функцию — принять взятку в

значительном, крупном либо в особо крупном размере, но при этом по существу принятое должностным лицом противозаконное награждение не сформировало перечисленный размер, свершенное необходимо квалифицировать как оконченные действия по передаче или же принятие взятки или оказание посредничества во взяточничестве так же в значительном, крупном или особо крупном размере.

Предположим, когда взятку в крупном размере планировалось вручить в два этапа, а взяткополучатель был задержан впоследствии дачи ему только первой доли взятки, не образующей подобный размер, свершенное необходимо квалифицировать по пункту «в» части 5 статьи 290 УК РФ.

Указанная практика не вполне соответствует общим положениям уголовного процесса, согласно которым в случае задержания взяткодателя при передаче части взятки его умысел, направленный на всю сумму взятки, ещё не реализован, то есть преступление — руководствуясь общими правилами — следует считать неоконченным на стадии покушения. Оконченным преступлением его следует квалифицировать только в случае полной реализации умысла, направленного на передачу всего предмета взятки, всей суммы.

Однако в силу высокой общественной опасности изучаемого нами деяния в настоящее время в практической деятельности применяется и «официально одобрена» квалификация деяния получения взятки как оконченного состава преступления в случае задержания преступника взяточника с поличным после принятия части суммы взятки (при доказанности умысла на получение этой суммы).

Субъект получения взятки специальный. Кроме общих показателей субъекта преступления (физическая природа, возраст и вменяемость) закон устанавливает дополнительные (специальные) признаки: это должностное лицо, обладающее одним из трех обязательных признаков, перечисленных в примечании 1 к статье 285 УК РФ (наличие функций представителя власти, выполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций) [2].

Кроме этого, субъектом данного преступления могут являться должностные лица другого государства или же должностные лица публичной международной организации, признаки которых определены в примечании 2 статьи 290 УК РФ [2].

На основании изученной нами следственно-судебной практики, можно выделить следующие особенности субъектов рассматриваемого преступления. Ими, как правило, выступают лица, занимающие «высокие» посты в крупных организациях, а также нередко ими являются и представители тех государственных органов, которые призваны противодействовать явлению коррупции. Большинству из них присущи такие черты как возраст не менее 35 лет, хорошая, а зачастую безупречная репутация, это люди с высоким доходом, представители так называемой социальной и интеллектуальной элиты, «белые воротнички». Лица, совершившие указанное преступление, часто имеют семью, часто — заграничный паспорт, недвижимое имущество в собственности за границей. Кроме того, многие из них в силу возраста также имеют серьёзные хронические заболевания (на что активно упирают защитники обвиняемых при избрании следователями меры пресечения в виде заключения под стражу).

Читайте так же:  Росреестр: как изменится жизнь дачников с 1 января 2019 года. Госпошлина за регистрацию объектов недвижимости в 2019 году

Что касается субъективной стороны получения взятки, то она характеризуется присутствием у виновного прямого умысла, то есть то, что взятка вручается ему именно за действия (бездействия), которые он может совершить или уже совершил с использованием своего служебного положения должно охватываться его сознанием.

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12

декабря 1993 г. // Российская газета, 2009. № 7. 21 янв.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации, 1996. №25. Ст. 2954.

3. Волков Ф.С. Объект преступлений главы 30 УК РФ // Вестник Омского университета. Серия «Право», 2008. № 2 (15). С. 127-131.

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 2013. №9.

ОСОБЕННОСТИ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА

ПЕРЦЕВ Д.В.
ПОЛИЩУК А.Н.

Коррупция, взяточничество, криминологическая характеристика, уровень латентности, степень общественной опасности, тенденции преступности, криминализация современного российского общества, противодействие коррупции.

В статье рассматриваются особенности криминологической характеристики взяточничества на современном этапе развития российского общества. На основе анализа статистических данных определяются количественные и качественные параметры взяточничества и тенденции, связанные с динамикой коррупционной преступности. По мнению авторов, эти тенденции обусловливают необходимость введения новых и совершенствования действующих норм антикоррупционного законодательства и превентивных мер их реализации. Указывается на то, что эффективно и результативно воздействовать на причины и условия взяточничества можно только с помощью системы мероприятий, которая будет целенаправленно и продуманно реализовываться с учетом социально-экономических факторов, ментальности населения и особенностей общественного правосознания.

Криминологическая характеристика преступлений определенного вида должна включать в себя основные количественные и качественные параметры: структуру, динамику, удельный вес, уровень латентности, степень общественной опасности, а также характеристику личности преступника, которая является типичной для данной категории преступлений. Криминологическая характеристика взяточничества позволит дать целостное представление об особенностях и специфике этого вида преступной деятельности. Такая характеристика проливает свет на причины и условия совершения взяточничества, его распространенности, выделяет криминологически значимые особенности личности преступника. Вся эта информация помогает нам увидеть единую картину вместо совокупности разрозненных однотипных деяний, а также способствует разработке системы, направленной на эффективное противодействие преступлениям рассматриваемой категории.

Для исследования структуры и динамики взяточничества необходимо изучить статистику деятельности правоохранительных органов по противодействию ему за достаточно длительный период времени. Для этого следует обратиться к статистическим данным, которые имеются в ГИАЦ МВД России. В абсолютных цифрах взяточничество в 80-90-е годы прошлого века имело следующие показатели: 1980 г. – зарегистрировано 3268 фактов взяточничества, 1981 г. – 3753, 1982 г. – 4244, 1983 г. – 4703, 1984 г. – 5334, 1985 г. – 5909, 1986 г. – 6562, 1987 г. – 4155, 1988 г. – 2462, 1989 г. – 2195, 1990 г. – 2691, 1991 г. – 2534, 1992 г. – 3337, 1993 г. – 4511, 1994 г. – 4921, 1995 г. – 4889, 1996 г. – 5453. Интересен факт, что удельный вес такого преступления, как взяточничество, в общем массиве преступности как в СССР, так и затем в постсоветской России никогда не превышал 0,5-0,6%. И это при любых неоднократно имевших место попытках активизировать противодействие взяточничеству или даже реализовать государственную кампанию по борьбе с ним.

Таблица 1.
Статистика фактов взяточничества и коммерческого подкупа за 1997-2019 гг.

На общую картину не оказало существенного влияния изменение уголовного законодательства, регламентирующего противодействие взяточничеству. Указанные изменения заключались в следующем: сначала исключение ответственности за посредничество во взяточничестве (ст. 174.1 УК РСФСР) и изменение конструкций ст.ст. 173 и 174 УК РСФСР; затем появление ст.ст. 290 и 291 УК РФ, квалифицирующих получение и дачу взятки в ныне действующем кодексе; следом – составов таких преступлений, как коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ), посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) и мелкое взяточничество (ст. 291.2 УК РФ) [1]. Необходимо отметить, что в первое время после установления ответственности за коммерческий подкуп произошло существенное перераспределение количества зарегистрированных фактов взяточничества в сторону именно этого нового состава преступления (см. таблицу 1).

В настоящее время ситуация стабилизировалась, и сегодня взяточничество по-прежнему имеет незначительный удельный вес в общем массиве зарегистрированных преступлений. Вместе с тем в качестве положительной динамики следует отметить значительный рост удельного веса взяточничества (более 50%) в массиве должностных преступлений (гл. 30 УК РФ).

На взгляд большинства специалистов, решение проблемы изменения статистических показателей в сторону их увеличения затруднено весьма высокой латентностью данного вида преступной деятельности [2]. Методов определения уровня латентности той или иной разновидности преступлений известно много, но наиболее часто в этих целях используется метод экспертных оценок [3]. В конце прошлого столетия в нашей стране коэффициент латент- ности преступности в целом был определен как 4,9, при этом средний суммарный коэффициент латентности преступлений, которые относятся к категории коррупционных, оценивался не ниже 10,0 [4, с. 60]. Коэффициент латентности взяточничества, по данным проведенного в 1989 г. опроса экспертов из числа участников заседания коррупционных бюро по проблемам уголовного права и криминологии, составил 18,0 [5, с. 14]. С 2000 г. коэффициент латентности взяточничества оценивался уже как 20,0 [6]. В современных исследованиях показатель уровня латентности достигает 50,0 [7]. Это свидетельствует прежде всего о необходимости активизации противодействия взяточничеству и проведения масштабных прикладных исследований для формирования его полноценной криминологической характеристики. Таким образом, следует признать, что количественные показатели взяточничества в виде минимальной доли указанных преступлений в общем массиве регистрируемых преступлений обусловлены высокой степенью латентности, которая свойственна преступлениям указанной категории.

Необходимо также отметить ряд проблем, связанных с установлением момента возникновения уголовного правоотношения, определением предмета и элементов состава взяточничества, назначением наказания и иных мер уголовно-правового характера [3]. Так, Н.Н. Брякиным указывалось, что причина разночтений между объемами фактически совершенных и официально зарегистрированных преступлений кроется в отсутствии единых объективных критериев оценки характера и содержания взяточничества, а также в методике статистических подсчетов, используемых для изучения этого явления [8, с. 13].

Интересным и не поддающимся первичному анализу и объяснению, на наш взгляд, является факт большого разрыва в статистических показателях таких составов преступлений, как дача взятки и получение взятки. Такое положение с точки зрения противодействия взяточничеству является аномальным и недопустимым, так как количество взяткодателей и количество взяткополучателей на практике являются взаимно уравновешенными показателями (одно лицо передало – другое получило взятку).

По нашему мнению, устойчивая тенденция превышения количества регистрируемых фактов получения взятки над количеством регистрируемых фактов дачи взятки (с 1 января 2017 г. статистика ведется и по ст. 291.2 УК РФ «Мелкое взяточничество», основную долю составляют уголовные дела о даче взятки в сумме до 10 тысяч рублей) объясняется тем, что, во-первых, значительная часть взяток вымогается; во-вторых, часть фактов дачи взятки не рассматривается как преступление в связи с реализацией права взяткодателя, зафиксированного в примечании к ст. 291 УК РФ, по которому он ценой явки с повинной со свидетельством против взяткополучателя избегает уголовной ответственности; в-третьих, часть преступлений, связанных с получением взятки, провоцируется сотрудниками правоохранительных органов под видом оперативного эксперимента.

Таблица 2.
Соотношение зарегистрированных фактов получения и дачи взятки

В настоящее время негативной тенденцией взяточничества становится его распространение на многие сферы экономики и отрасли управления. Согласно результатам опроса ВЦИОМ 2012 г., наиболее коррумпированными признавались местные органы власти (36%), ГАИ/ГИБДД (32%) и полиция в целом (26%), а также федеральная власть (26%) и судебная система (21%). Реже россияне указывали на коррупцию в парламенте (7%) и политических партиях (3%). По данным Генеральной прокуратуры, в 2019 г. в России стали чаще брать и давать взятки – на 10% по сравнению с прошлым годом. Средний размер взятки составил 23 тысячи рублей. Рейтинг коррупционеров прошлого года возглавили сотрудники МВД России, к уголовной ответственности были привлечены 790 лиц, представлявших органы внутренних дел. На втором месте по числу коррупционных преступлений находятся депутаты, 502 из них попали под следствие. Наибольший рост коррупции наблюдался в Москве, Подмосковье и на Кубани [9].

Такая ситуация не может не вызывать тревоги, поскольку свидетельствует о тотальной криминализации современного российского общества. В условиях, когда практически все сферы его жизнедеятельности либо уже поражены, либо находятся в процессе поражения взяточничеством, крайне сложно говорить об эффективном противодействии данному негативному социальному явлению. При столь значительных масштабах криминализации и продолжении ее распространения, в том числе и на правоохранительные органы и органы законодательной власти, невозможно планировать и проводить последовательную политику противодействия взяточничеству.

Завершая криминологическую характеристику взяточничества, необходимо рассмотреть портрет взяточника, являющийся собирательным образом взяткополучателя (должностного лица) и взяткодателя. Ниже приводятся результаты проведенного одним из авторов настоящей статьи анализа уголовных дел, возбужденных по фактам взяточничества. По половому признаку осужденные за взяточничество распределяются следующим образом: 87% – мужчины, 13% – женщины. В научной литературе справедливо отмечается, что эмпирические данные подтверждают большую криминальную активность мужчин [10, с. 48]. Основной контингент взяткополучателей и взяткодателей составляют лица в возрасте от 30 лет и старше, менее криминально активной группой являются лица в возрасте 18-29 лет. Найти объяснение этому не составляет труда. Причина, на наш взгляд, состоит в том, что более зрелые и опытные люди гораздо чаще назначаются на ответственные должности и вместе со служебными навыками приобретают коррупционный опыт, который состоит, в частности, в приискании возможностей для совершения действий (бездействия) в интересах взяткодателей с использованием своего служебного положения. Следует отметить, что именно с переходом в зрелую возрастную категорию, лицо обретает большинство имущественных и личных неимущественных прав и начинает активно контактировать с органами власти с целью реализации своих интересов в отношении этих прав, используя среди прочих и незаконные приемы и методы. Образовательный уровень субъектов взяточничества достаточно высок. Среди взяткополучателей доля лиц с высшим образованием приближается к 100%, среди взяткодателей этот показатель составляет около 60%.

Генеральная прокуратура составила свой портрет среднестатистического российского коррупционера. Как показали ее исследования, проведенные совместно с психологами, у коррупционеров есть типичные черты. В основном это лица, совершающие должностные преступления, мужчины, средний возраст которых составляет 40 лет, что в целом соответствует нашим данным. Вместе с тем среди лиц, совершивших преступления коррупционной направленности, доля женщин почти в два раза выше, чем среди лиц, совершивших все остальные преступления. Большая часть взяточников – это люди с высшим образованием, у которых есть семья и дети, что совпадает с результатами нашего анализа. Как правило, они не злоупотребляют спиртным, не принимают нар – котики и не нарушают общественного порядка. Коррупционеры отличаются энергичностью и коммуникабельностью. Они обладают большой эмоциональной устойчивостью, в том числе в стрессовых ситуациях, готовы много работать, хорошо владеют собой. Только треть осужденных по статьям, связанным со взятками, признались, что имели низкое материальное обеспечение. Две трети просто «хотели жить еще лучше, чем могли себе позволить» [11].

Таким образом, особенности криминологической характеристики взяточничества выражаются в том, что оно:

1) составляет основу коррупционной преступности;

2) как явление обладает повышенной общественной опасностью;

3) имеет возрастающий уровень латентно- сти;

4) отличается снижением абсолютных показателей регистрации преступлений данной категории;

5) поражает различные сферы общественной и экономической жизни.

Указанные тенденции обусловливают необходимость введения новых и совершенствования действующих норм антикоррупционного законодательства и реализации превентивных мер по противодействию взяточничеству. Представляется, что эффективно и результативно воздействовать на причины и условия взяточничества можно только с помощью системы мероприятий, которая будет целенаправленно и продуманно реализовывать- ся с учетом социально-экономических факторов, ментальности населения и особенностей общественного правосознания.

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.12.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 08.01.2019) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954; СПС «КонсультантПлюс».
2. Авдеев В.А., Авдеева О.А. Уголовно-правовая политика Российской Федерации в сфере противодействия преступлениям коррупционной направленности // Актуальные проблемы противодействия коррупционным преступлениям: Сб. материалов всеросс. науч-практич. конференции. Хабаровск, 2013. С. 2-5.
3. Ким Е.П., Быков А.В. Понятие коррупционного преступления: конфликт интересов на службе как основа коррупционного преступления // Актуальные проблемы противодействия коррупционным преступлениям: Сб. материалов всеросс. науч-практич. конференции. Хабаровск, 2013. С. 22-27.
4. Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990.
5. Савенков А.Н. Деятельность Совета Федерации по противодействию коррупции // Аналитический вестник. 2012. № 10 (453).
6. О масштабах коррупции в России: по материалам СМИ // Официальный сайт Института социально-политических исследований РАН // URL: http://www.isprras.ru/pics/File/tochka_ zrenia/Bogdanov%20Corruption.pdf.
7. Сидоренко Л.И. Новые криминологические параметры измерения коррупции в России // Вестник Московского университета МВД России. 2017. № 4. С. 121-125.
8. Брякин Н.Н. Криминологическая характеристика взяточничества в органах государственной власти: Автореф. … канд. юрид. наук. Саратов, 2010.
9. Россияне стали чаще брать и давать взятки // Новостной портал «Лента.ру» // URL: https://lenta.ru/news/2019/12/09/vzatki/ (дата обращения – 09.12.2019).
10. Лут С.С. Дача взятки: уголовно-правовое и криминологическое исследование: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2011.
11. Составлен портрет типичного российского коррупционера // Новостной портал «Лента.ру» // URL: https://lenta.ru/news/2019/12/06/genproc/ (дата обращения – 06.12.2019).

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 1 (55) 2019.

admin