Спор из избы: как повысить доверие бизнеса к российскому арбитражу. Международный коммерческий арбитражный суд и морская арбитражная комиссия

Спор из избы: как повысить доверие бизнеса к российскому арбитражу

Согласно статистике ведущих мировых арбитражных центров, дела с участием российских сторон составляют значительную часть от общего числа споров. Россию выделяют в качестве одной из наиболее вероятных стран происхождения сторон за пределами государства — места арбитража: Стокгольмский арбитраж (SCC), Лондонский Международный Третейский Суд (LCIA), Арбитражный суд Международной Торговой палаты (ICC, Paris) и т. д. Не без влияния санкционной политики популярность у российских компаний приобрели Сингапурский арбитражный центр (SIAC) и Гонконгский арбитраж (HKIAC), который не так давно получил статус постоянно действующего арбитражного учреждения в России. Это объясняется рядом преимуществ арбитражного разбирательства, к которым традиционно относят исполнимость арбитражного решения практически во всем мире, конфиденциальность, возможность выбора арбитров, универсальность процедуры разбирательства, окончательность арбитражного решения и т. п. Кроме того, прежде государственные суды фактически признавали неарбитрабельность всех категорий корпоративных споров, что подчас не оставляло бизнесу выбора.

Меж тем международный арбитраж — это дорогой и эксклюзивный инструмент для разрешения споров, нацеленный в первую очередь на крупный и средний бизнес. Расходы на арбитраж зачастую превышают затраты на рассмотрение дела в государственном суде в десятки раз. При этом в государственном суде всегда есть возможность попросить об отсрочке или рассрочке уплаты пошлины. В арбитраже такой возможности нет. Если у стороны, заключившей арбитражную оговорку, закончились деньги, она фактически лишается права на судебную защиту — арбитраж не будет рассматривать спор без оплаты расходов, а государственный суд оставит иск без рассмотрения, поскольку стороны связаны арбитражным соглашением. Как и государственные судьи, арбитры не застрахованы от ошибки. В системе госсудов есть четыре инстанции, которые должны такую ошибку исправить. В арбитраже все сложнее: если стороны установили, что решение арбитров является окончательным, его практически невозможно пересмотреть по существу. Таким образом, при выборе форума разрешения споров необходимо взвешивать все за и против в каждом конкретном случае.

С 2016 года российское законодательство об арбитраже значительно изменилось. Скажем, по итогам деятельность по администрированию арбитража смогли продолжить только четыре арбитражных учреждения: Международный Коммерческий Арбитражный Суд (МКАС) и Морская Арбитражная Комиссия (МАК) при Торгово-промышленной палате РФ, Арбитражный центр при РСПП и Российский Арбитражный центр (РАЦ) при Российском институте современного арбитража, чего вполне хватает для современных потребностей бизнеса. 25 апреля 2019 года Минюст также предоставил право осуществлять арбитраж Спортивной арбитражной палате. Такой арбитраж сможет рассматривать трудовые споры спортсменов и вопросы, связанные с употреблением допинга. Подобные дела раньше рассматривались в зарубежных арбитражных институтах, в России отсутствовал свой арбитражный центр. Большинство экспертов сходятся во мнении: в результате реформы сократилось число российских арбитражных центров, но повысилось их качество.

Главное нововведение заключается в том, что сейчас законодатель не просто закрепляет арбитрабельность корпоративных споров, но и вводит новые юридические категории, разделяя корпоративные споры на неарбитрабельные (споры, связанные с нотариальным удостоверением сделок с долями), условно арбитрабельные (споры по искам участников об оспаривании сделок компании) и безусловно арбитрабельные (споры, связанные с принадлежностью акций и долей российских компаний). Такая конкретика выгодна и государству, поскольку позволяет оставить часть споров в российской юрисдикции, и бизнесу, который нуждается в понятном и прозрачном механизме разрешения конфликтов.

Кроме того, наконец начинают формироваться правила взаимодействия между государственными судами и арбитражами. Возможность истребовать доказательства, применять обеспечительные меры, а также использовать иные функции содействия со стороны государственных судов — все это способствует укреплению роли арбитражных институтов в качестве органов, рассматривающих коммерческие споры.

Приходится признать, что, несмотря на поправки в закон, ожидания пока далеки от реальности: на практике возникают проблемы с взаимодействием между государственными судами и арбитражами. Например, согласно официальным данным картотеки арбитражных дел, за 2019 год государственные суды пока не удовлетворили ни одного заявления о принятии обеспечительных мер в интересах сторон арбитражного разбирательства.

Тем не менее начало положено. Повышение привлекательности России как места арбитража невозможно без проарбитражного подхода со стороны государственных судов, в первую очередь Верховного суда. Еще в конце 2019 года Верховный суд РФ подготовил объемные разъяснения, связанные с выполнением государственными судами функций по содействию и контролю в отношении арбитража. Остается надеяться, что эти разъяснения помогут сформировать проарбитражный подход государственных судов на уровне всех инстанций, рассматривающих данные категории дел. Тогда мы сможем говорить о повышении доверия к институту арбитража в России со стороны бизнеса и перспективах возврата крупных споров. В этом случае арбитраж сможет более эффективно выполнять еще одну важную функцию — снижать нагрузку на государственные суды.

Негосударственные арбитражные органы (коммерческий арбитраж)

Третейский суд (коммерческий арбитраж) — негосударственный судебный орган, разрешающий споры по экономическим (хозяйственным) договорам юридических лиц между собой, юридических лиц и граждан, граждан между собой.

Система третейских судов является институтом саморегулирования гражданского общества, осуществляющим правоприменительную деятельность (разрешение гражданско-правовых споров) на основе взаимного волеизъявления сторон (третейского соглашения), одним из видов альтернативного урегулирования споров.

В арбитраж (третейское разбирательство) по соглашению сторон могут передаваться споры между сторонами гражданско-правовых отношений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Деятельность российских третейских судов регулируется на трех уровнях:

  • 1) вопросы международного коммерческого арбитража являются предметом международно-правового регулирования. Россия участвует в Европейской конвенции «О внешнеторговом арбитраже» и Конвенции ООН «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений». Образцом для регулирования деятельности международного коммерческого арбитража в России был типовой закон ЮНСИТРАЛ [1] о международном торговом арбитраже. Законодательство на основе данного типового закона принято в общей сложности в 67 государствах. При рассмотрении споров с участием хотя бы одного из иностранных субъектов деятельность третейских судов регламентируется Законом РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон о международном коммерческом арбитраже);
  • 2) организация и функционирование третейских судов определяются внутренними федеральными законами (от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах) и от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитраже (третейском разбирательстве));
  • 3) деятельность по рассмотрению споров третейского суда осуществляется также в соответствии с регламентом данных третейских судов и с учетом третейских соглашений сторон спора.

Закон об арбитраже (третейском разбирательстве) вступил в силу с 1 сентября 2016 г. Он полностью изменил порядок образования и деятельности третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений на территории РФ, а также арбитраж (третейское разбирательство). Данный Закон, как полагают его разработчики, должен упорядочить процедуру создания арбитражных учреждений и осуществления ими деятельности, что приведет к повышению авторитета и привлекательности третейского разбирательства, а это, в свою очередь, позволит снизить нагрузку на государственные суды.

В настоящее время происходит реформирование третейских судов. Закон об арбитраже (третейском разбирательстве) определяет, что порядок выдачи разрешений о предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения и порядок подготовки соответствующей рекомендации Советом по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России должны быть установлены Правительством РФ в течение трех месяцев со дня вступления в силу Закона об арбитраже (третейском разбирательстве). В этот же срок кабинету министров необходимо определить порядок депонирования в Минюсте России правил постоянно действующего арбитражного учреждения. Депонирование этих правил является обязательным условием допуска к администрированию споров арбитражными учреждениями, получившими разрешение Правительства РФ на осуществление третейского разбирательства (ч. 14 ст. 44 Закона об арбитраже (третейском разбирательстве)).

В течение года со дня, когда Правительство РФ примет соответствующие акты, существующим третейским судам следует получить правительственное разрешение на осуществление деятельности по администрированию арбитража, т. е. ориентировочно до 1 декабря 2017 г. (максимальный срок, предоставленный Правительству РФ для утверждения порядков). Поэтому при невыполнении этого условия и по прошествии указанного срока их деятельность будет признаваться незаконной (ч. 13 ст. 52 Закона об арбитраже (третейском разбирательстве)).

Третейские суды могут быть двух видов: третейский суд, назначаемый постоянно действующим арбитражным учреждением, и третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора.

Постоянно действующее арбитражное учреждение (ПДАУ) — подразделение некоммерческой организации (НКО), выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража. Новшеством Закона об арбитраже (третейском разбирательстве) является то, что в России ПДАУ теперь могут создаваться только при НКО, которые имеют право на осуществление функций постоянного арбитражного учреждения. Создание одного ПДАУ одновременно при двух и более НКО не допускается.

Закон об арбитраже (третейском разбирательстве) закрепил разрешительный порядок создания ПДАУ. Для создания ПДАУ необходимо получить разрешение Правительства РФ, которое будет выдаваться на основании рекомендаций Совета по совершенствованию третейского разбирательства в виде специального акта. Совет по совершенствованию третейского разбирательства наделен правом оценивать, соответствует или не соответствует создаваемое при НКО ПДАУ предъявляемым в Законе требованиям. Получение НКО положительной рекомендации от Совета возможно, если она отвечает требованиям, изложенным в Законе, к которым относятся: соответствие представленных правил ПДАУ требованиям Закона; наличие у ПДАУ рекомендованного списка арбитров, соответствующего требованиям Закона; достоверность представленной информации о некоммерческой организации, при которой создано ПДАУ, и ее учредителях (участниках); репутация НКО, при которой создается ПДАУ, масштаб и характер ее деятельности с учетом состава ее учредителей (участников).

ПДАУ как подразделение некоммерческой организации обязано разместить на своем сайте депонированные правила арбитража (третейского разбирательства) и рекомендованный список арбитров. Только в этом случае арбитражное учреждение вправе осуществлять свою деятельность.

Чтобы быть включенным в рекомендованный список арбитров, Закон об арбитраже (третейском разбирательстве) устанавливает особые требования к третейским судьям: не менее 1/3 арбитров должны иметь ученую степень, присужденную на территории РФ; не менее половины арбитров должны обладать опытом разрешения гражданско-правовых споров в качестве третейских судей и (или) арбитров в третейских судах (арбитраже) и (или) в качестве судей федерального суда, конституционного (уставного) суда субъекта РФ, мировых судей в течение не менее десяти лет, предшествующих дате включения в рекомендованный список арбитров. Одно лицо не может входить в рекомендованные списки арбитров более трех ПДАУ. Количество арбитров одного ПДАУ не может быть менее 30 человек. От каждого кандидата на его включение в список необходимо заручиться письменным согласием.

Исключение из правила о необходимости предоставления соответствующего акта Правительства РФ предусматривается только для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии, которые действуют при Торгово-промышленной палате РФ.

Правила об обязательном получении разрешения Правительства РФ на осуществление функций ПДАУ на территории РФ распространяются также на иностранные арбитражные учреждения. Единственное требование, предъявляемое к иностранным арбитражным учреждениям, — наличие широко признанной международной репутации. Важно, что в отсутствие разрешения Правительства РФ принятые таким третейским судом на территории РФ решения рассматриваются как арбитражные решения третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора (ч. 3 ст. 44 Закона об арбитраже (третейском разбирательстве)).

Читайте так же:  Как получить субсидию на покупку жилья (квартиры) в 2019 году: кому положена и что это. Субсидия на жилье очередникам в 2019 году

Не допускается создание ПДАУ: органами государственной власти и органами местного самоуправления; государственными и муниципальными учреждениями; государственными корпорациями, государственными компаниями; политическими партиями и религиозными организациями; адвокатскими образованиями и нотариальными палатами: одновременно при двух и более некоммерческих организациях.

Ранее в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона о третейских судах постоянно действующий третейский суд считался образованным, когда юридическое лицо принимало решение о его организации и утверждало как положение о нем, так и список третейских судей. Такой подход законодателя к образованию третейских судов приводил к тому, что многие юридические лица создавали собственные «карманные» третейские суды. Например, такие третейские суды любили создавать банки, заранее составлявшие для клиентов кредитные договоры с кабальными условиями и дикими процентами. Банк прописывал в договоре подсудность спора в «карманном» третейском суде, решение которого обязательно к исполнению и обжалованию не подлежит. Таким образом, применяя особенности российского законодательства, банки и другие бизнес-структуры в нашей стране использовали третейский суд как инструмент решения любого спора в свою пользу [2] .

ПДАУ вправе осуществлять только те виды деятельности по администрированию арбитража, которые указаны в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения. При этом под администрированием арбитража понимается выполнение функций по организационному обеспечению арбитража, в том числе по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров, ведению делопроизводства, организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению споров.

Виды деятельности по администрированию арбитража ПДАУ: администрирование международного коммерческого арбитража; администрирование арбитража внутренних споров; выполнение отдельных функций по администрированию арбитража, в том числе функций по назначению арбитров, разрешению вопросов об отводах и о прекращении полномочий арбитров, при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора, без общего администрирования спора.

Стороны своим соглашением могут поручить выполнение отдельных функций по администрированию арбитража ПДАУ, правилами которого предусмотрено осуществление этих видов деятельности. При этом выполнение указанных отдельных функций по администрированию спора постоянно действующим арбитражным учреждением при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора, не влечет за собой признания такого арбитража в целом администрируемым со стороны указанного учреждения.

Запрещается выполнение отдельных функций по администрированию арбитража организацией, не получившей в соответствии с Законом об арбитраже (третейском разбирательстве) права на осуществление функций ПДАУ.

Согласно ст. 11 Закона об арбитраже (третейском разбирательстве) стороны арбитража могут определять по своему усмотрению число арбитров. Если иное не указано в федеральном законе, число арбитров должно быть нечетным. Если стороны арбитража не определили число арбитров, то назначаются три арбитра. В отсутствие соглашения сторон при арбитраже с тремя арбитрами применяются следующие правила: каждая сторона избирает одного арбитра и два назначенных арбитра избирают третьего. Если сторона не изберет арбитра в течение одного месяца по получении просьбы об этом от другой стороны или если два арбитра в течение одного месяца с момента их избрания не договорятся об избрании третьего арбитра, по заявлению любой стороны назначение производится компетентным судом. В отсутствие соглашения сторон при арбитраже с единоличным арбитром предусматривается следующее: если стороны арбитража не придут к соглашению об избрании арбитра, то по просьбе любой стороны назначение производится компетентным судом. При назначении арбитра компетентный суд учитывает любые требования, предъявляемые к арбитру соглашением сторон, и такие соображения, которые могут обеспечить назначение независимого и беспристрастного арбитра. Если стороны не договорились об ином, арбитр, разрешающий спор единолично (в случае коллегиального разрешения спора это председатель третейского суда), должен соответствовать одному из следующих требований: иметь высшее юридическое образование, подтвержденное выданным на территории РФ дипломом установленного образца; иметь высшее юридическое образование, подтвержденное документами иностранных государств, признаваемыми на территории РФ.

Арбитром не может быть физическое лицо, не достигшее возраста 25 лет, недееспособное лицо или лицо, дееспособность которого ограничена; имеющее неснятую или непогашенную судимость; полномочия которого в качестве судьи, адвоката, нотариуса, следователя, прокурора или другого сотрудника правоохранительных органов были прекращены в Российской Федерации в установленном федеральным законом порядке за совершение проступков, несовместимых с его профессиональной деятельностью; которое в соответствии с его статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано (назначено) арбитром.

Основанием для принятия иска к рассмотрению третейским судом является третейское соглашение — письменное соглашение сторон о передаче спора по заключенному между ними договору в конкретный третейский суд.

Истец уплачивает третейскому суду третейский сбор в порядке и размере, установленных регламентом третейского суда.

Состав третейского суда для разрешения иска может определяться либо регламентом третейского суда, либо третейским соглашением. Он может быть единоличным или коллегиальным.

Результат третейского разбирательства оформляется судебным решением, которое незамедлительно становится обязательным, если в третейской записи стороны не предусмотрели иного.

Решение третейского суда подлежит немедленному добровольному исполнению. Если решение третейского суда не исполнено добровольно, то оно подлежит принудительному исполнению. В этом случае государственный суд вызывает стороны третейского разбирательства и предлагает им заявить о наличии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа (исчерпывающий перечень оснований установлен ст. 239 АПК РФ и 426 ГПК РФ). Если оснований нет, то выдается исполнительный лист, который взыскатель имеет право направить в Федеральную службу судебных приставов. В определенных законом случаях он может осуществить принудительное взыскание самостоятельно.

За неисполнение решения третейского суда проигравшей стороной добровольно третейским соглашением или регламентом может быть предусмотрен штраф. Обжалование решений третейского суда регламентируется нормами процессуального законодательства (гл. 46 ГПК РФ игл. 30 АПК РФ).

Принудительное исполнение решений третейского суда осуществляется на основании исполнительного листа, выдаваемого компетентным судом по заявлению стороны спора, после процедуры судебной проверки при отсутствии основания для отказа в его выдаче (гл. 47 ГПК РФ и гл. 30 АПК РФ).

Разновидностью третейских судов являются международные коммерческие суды. Такими судами являются Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) и Морская арбитражная комиссия (МАК) при Торгово-промышленной палате РФ (ТПП РФ).

Постоянно действующие третейские суды — Арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия были созданы и действовали при Торгово-промышленной палате СССР. В связи с прекращением ее деятельности постановлением Верховного Совета РФ от 20 января 1993 г. было установлено, что Арбитражный суд, Морская арбитражная комиссия и диспашеры при Торгово-промышленной палате СССР продолжают свою деятельность при Торгово-промышленной палате РФ, выполняя функции, возложенные на них прежним законодательством. С принятием Закона о международном коммерческом арбитраже Арбитражный суд стал именоваться Международным коммерческим арбитражным судом.

МКАС при ТПП РФ действует на основании Положения о Международном коммерческом арбитражном суде, утвержденного Законом о международном коммерческом арбитраже. В его компетенцию входит разрешение споров, связанных с договорными и иными гражданско-правовыми отношениями, возникающими при осуществлении внешнеторговых и других видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споров предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории РФ, между собой, споров между их участниками, а равно их споров с другими субъектами права РФ.

МАК при ТПП РФ действует на основании Положения, также утвержденного Законом о международном коммерческом арбитраже. Она решает споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, касающихся торгового мореплавания: из отношений по фрахтованию судов, морской перевозки грузов, буксировке судов, морскому страхованию, лоцманской и ледовой проводке, спасанию и подъему затонувших судов, а также связанных со столкновением судов и причинением повреждений рыболовным сетям, иным орудиям лова и др.

Корпус арбитров МКАС и МАК формируется президиумом ТПП РФ сроком на четыре года. Арбитром может быть лицо, обладающее специальными знаниями в области разрешения споров, принимаемых указанными органами к рассмотрению. Президиум утверждает также акты, регламентирующие работу МКАС и МАК: Положение об арбитражных сборах и расходах и об издержках сторон, Регламент МКАС, Правила производства дел в МАК и т. д.

Производство в этих органах ведется по правилам, сходным с правилами, действующими в третейских судах. МКАС и МАК принимают к рассмотрению дела при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на их разрешение уже возникшего или возможного спора. Каждая сторона участвует в выборе арбитров, рассматривающих спор, хотя их количество неодинаково. Так, в МКАС спор рассматривают три арбитра или единоличный арбитр, а в МАК каждая сторона избирает по арбитру из числа членов комиссии. Но если два избранных арбитра не придут к единому мнению, то они избирают третьего. Когда не удается достичь соглашения по выборам третьего арбитра, его назначает председатель МАК.

Споры могут разрешаться и в закрытом (по просьбе сторон) заседании. Допускается как непосредственное, так и заочное участие сторон в рассмотрении спора. Решения, выносимые данными органами, должны быть мотивированными и основываться на материалах, имеющихся в деле. При вынесении решений могут быть использованы не только российское законодательство, но и международные нормы и обычаи, а иногда и законодательство других государств.

Решения МКАС и МАК должны быть исполнены добровольно. Если сторона уклоняется от исполнения решения, то на основании исполнительного листа МКАС или надписи председателя МАК может состояться принудительное исполнение указанных решений.

Особым видом постоянно действующего третейского суда можно назвать Экономический суд Содружества Независимых Государств, созданный на основании Соглашения Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 6 июля 1992 г., подписанного представителями этих государств. В соответствии с Положением об этом суде к его ведению относится преимущественно разрешение межгосударственных споров, возникающих при исполнении экономических обязательств, принятых в установленном порядке в рамках СНГ, а также споров, связанных с определением юридической силы для государств — участников Содружества нормативных и других актов по экономическим вопросам. Споры рассматриваются по заявлению заинтересованных государств в лице их полномочных органов, а также по заявлениям институтов Содружества. Суд призван также и толковать правовые акты по вопросам экономического сотрудничества государств — участников Содружества.

Особенности арбитражных споров с китайскими партнерами

Дата публикации: 26.11.2019 2019-11-26

Статья просмотрена: 60 раз

Библиографическое описание:

Печёркина О. В. Особенности арбитражных споров с китайскими партнерами // Молодой ученый. ? 2019. ? №47. ? С. 137-140. ? URL https://moluch.ru/archive/233/54192/ (дата обращения: 28.06.2019).

Рассматриваются некоторые проблемы процедуры арбитражных споров на территории Китая. Автором статьи проводится краткий анализ арбитражного законодательства Китая, предлагаются способы правовой защиты российских контрагентов в спорах с китайскими партнерами.

Ключевые слова: Китай, закон КНР об арбитраже, арбитражная комиссия CIETAC, закон КНР о судьях.

Одними из основных условий внешнеторгового контракта являются применимое право и арбитраж. Успешно заключенный международный торговый контракт с китайской стороной не исключает споры между сторонами, которые не могут быть решены путем переговоров. Грамотное составление договора, знание структуры системы суда и обычаев торговых отношений Китая исключат долгосрочные разбирательства.

Читайте так же:  Основные вопросы квалификации различных видов убийств по уголовному законодательству РФ. Уголовный кодекс рф покушение на жизнь

Тем не менее, разрешение спора в суде имеет некоторые недостатки. Во-первых, стороны договора не всегда достаточно хорошо осведомлены о правилах судопроизводства государства своего оппонента. Во-вторых, та сторона, в стране которой происходит рассмотрение дела в арбитраже, получает преимущества, например, несет существенно меньше расходов, а также существует вероятность того, что суд встанет на сторону контрагента своей страны и вынесет решение в его пользу.

Обращаясь для разрешения спора в арбитраж, стороны ограничены в выборе компетентного суда. Так, процессуальное законодательство России и Китая допускают заключение соглашения о подсудности спора, и в то же время, соглашение не должно противоречить правилам родовой или исключительной подсудности. Например, запрещено выбирать Верховный народный суд КНР в качестве компетентного, если по правилам родовой подсудности спор рассматривается в народном суде основной или средней ступени. Также невозможно передать спор о недвижимости на рассмотрение шанхайского суда, в то время как объект собственности находится в другом регионе, соответственно этот спор находится в подсудности суда по месту нахождения объекта.

Кроме того, стороны ограничены в выборе языка судебного разбирательства, так как по общеустановленным правилам судопроизводство в государственных судах ведется на официальном языке. При рассмотрении спора все документы иностранного контрагента должны быть переведены на официальный язык суда разбирательства.

Стороны не могут выбирать судей и оказывать влияние на их назначение при рассмотрении спора. Однако, контрагенты имеют право требовать отвода судей по основаниям, предусмотренным процессуальным законодательством. В законе КНР об арбитраже список оснований для отвода арбитров закрытый и состоит из пяти обстоятельств:

– судья является стороной по делу и имеет прямые кровные отношения, в течение трех поколений являлся родственником по боковой линии;

– судья и близкие родственники имеют личный интерес к делу;

– судья по отношению к делу выступает свидетелем, защитником, представителем, экспертом;

– судья по отношению к защитнику, представителю в процессе имеет супружеские, родительские отношения, а также отношения сводных родственников (братьев и сестер);

– судья по отношению к любой из сторон имеет взаимосвязанные отношения, которые могут повлиять на беспристрастное рассмотрение дела.

Судом принимается решение в отношении отвода в течение трех дней с момента подачи заявления. Если судом принято решение об отказе в отводе, сторона договора может обраться за пересмотром решения, однако в течение срока пересмотра решения суда лицо, против которого сторона процесса заявила отвод, не отстраняется от рассмотрения дела. Пересмотр решения также осуществляется в течение трех дней.

В соответствии с пунктом 6 статьи 9 Закона КНР о судьях должность судьи может занимать лицо, закончившее колледж или университет не по юридическому профилю, но при этом обладающее профессиональным знанием закона. Соответственно, арбитр китайского суда может не иметь достаточных познаний в области юриспруденции и опыта для правильного разрешения спора, однако, как было уже рассмотрено, этот факт не является основанием для его отвода.

В отличие от арбитражной системы других стран, арбитраж КНР имеет существенные особенности. Так, например, чтобы не допустить коррупции судей в Китае была разработана и внедрена в жизнь коллегиальная структура для принятия решений — арбитражная комиссия. Только этот коллективный орган имеет право принимать решения по всем имущественным и хозяйственным спорам частных и юридических лиц, предпринимательских структур и государственных предприятий.

Основополагающим нормативным документом судебной системы Китая является закон об арбитраже, принятый в 1995 году. В этом нормативном документе впервые обоснована необходимость созыва специальных арбитражных комиссий. Впоследствии сфере арбитража в Китае было уделено внимание, когда разрабатывался и утверждался Гражданский процессуальный кодекс, а также подготавливался и принимался Свод арбитражных правил для Центральных арбитражных органов КНР. В названных документах закреплены следующие постулаты: процедура создания арбитражной комиссии; порядок функционирования новой коллегиальной структуры, процедуры арбитража и принятия решений; правовые вопросы, связанные с участием в арбитражных разбирательствах иностранных компаний; порядок достижения арбитражного соглашения. Все основные процедуры арбитражного разбирательства были коренным образом пересмотрены и адаптированы. Международные специалисты признали китайскую систему организации арбитражных разбирательств одной из самых совершенных в мире. Основополагающим принципом формирования компетентного мнения является использование местных норм закона при рассмотрении спора иностранных компаний, если по договорам не было указано — по законам какой страны следует производить арбитражное разбирательство.

Легитимным в Китае считается только арбитраж, проводимый официально признанными постоянно действующими учреждениями арбитража. Поэтому, выбирая Китай в качестве страны арбитража, стороны автоматически ограничивают себя в выборе применимых процедурных и основных норм. Кроме того, они смогут выбрать арбитров только из списков, предлагаемых учреждением арбитража в Китае, которое избрали стороны.

В Китае существует два вида арбитража: регулирующий споры, связанные с зарубежными странами, и участвующий в разрешении исключительно внутренних споров. В первую категорию входят два учреждения — Китайская комиссия по международной экономике и торговому арбитражу (China International Economic and Trade Arbitration Commission — CIETAC) и Морская арбитражная комиссия, в компетенцию которой входят споры по вопросам судоходства.

Китайская международная экономическая и торговая арбитражная комиссия CIETAC — основной арбитражный орган в КНР. CIETAC по своему статусу приравнивается к Международной торговой палате, ее решения признают во всем мире. Комиссия находится в Пекине, также существуют филиалы и арбитражные центры — Шанхайский филиал CIETAC, Южно-Китайский филиал CIETAC (г. Шэньчжэнь), Тяньцзиньский международный экономический и финансовый арбитражный центр (филиал CIETAC в г. Тяньцзинь), Юго-Западный филиал CIETAC (г. Чунцин), Арбитражный центр CIETAC в Гонконге.

У арбитражной комиссии CIETAC есть определенные правила, которые необходимо знать до подачи иска. Если противоборствующие стороны пришли к согласию после подачи иска, необходимо сообщить об этом Арбитражной комиссии. Пожелания, не противоречащие законам КНР, арбитрами учитываются. После обращения одной из сторон в арбитражную комиссию CIETAC, вторая сторона вправе подать иск в Народный суд Китая, чтобы оспорить специфику арбитражного спора, поставив под сомнение отношение спора к финансовым вопросам. В этом случае, до вынесения решения Народным судом арбитражная комиссия CIETAC не начнет рассматривать дело.

Чтобы начать арбитражную процедуру, необходимо подать письменную заявку в арбитражную комиссию CIETAC в пяти экземплярах. В соответствии с перечнем требуемых документов вместе в заявкой необходимо предоставить:

– свидетельство о регистрации юридического лица, доверенность на представителя;

– арбитражное соглашение либо в виде отдельного согласованного сторонами документа, либо арбитражная оговорка должна быть отражена в контракте;

– подтверждающие обоснованность претензий документы;

– обоснованная сумма заявленного иска.

При обращении в китайский арбитраж вносится обязательный регистрационный сбор, который рассчитывается по специальной шкале, а также варьируется в зависимости от размера иска. Но кроме суммы официального сбора каждый из участников процесса, как истец, так и ответчик, должны оплатить арбитражные расходы, причем каждый иск порождает очередные расходы. Традиционно, сумма сбора на покрытие арбитражных расходов составляет не менее десяти тысяч юаней, а арбитражный сбор составляет от десяти тысяч до астрономических тысяч юаней.

После подачи заявки в течение пяти дней секретариат арбитражной комиссии CIETAC направит уведомление каждой из сторон о принятии либо отклонении рассмотрения дела. В случае отказа регистрационный сбор не возвращается. Если же дело принято к рассмотрению секретариат направит правила рассмотрения споров и списки финансовых арбитров. Датой начала арбитражного процесса является день отправления уведомления об арбитражном разбирательстве.

После получения уведомления сторонам в течение семи дней необходимо назначить арбитров либо уполномочить на это председателя арбитражной комиссии CIETAC. Максимальный срок на формирование состава арбитров — двадцать дней. Если пропустить этот срок, арбитра уполномочен выбрать председатель комиссии. В состав комиссии входят не только граждане Китая, но и иностранные лица, которые имеют определенную подготовку в правовых вопросах. Но это вовсе не означает, что иностранная компания будет иметь возможность выбрать арбитра-соотечественника, так как председатель комиссии вправе отказать в назначении заявленного стороной лица без объяснения причин.

Уведомление секретариата арбитражной комиссии о дате заседания стороны получают в течение 30 дней до его начала.

Срок арбитражного разбирательства согласно законодательству Китая не превышает девяти месяцев. Принятое решение пересмотру и обжалованию не подлежит. Если какая-либо из сторон не исполняет вердикт арбитражного суда, подобные действия оспариваются в Народном суде КНР. Китайские контрагенты, являясь проигравшей стороной, не оставляют решения арбитражного суда без исполнения, но и в роли выигравшей стороны процесса всегда используют право на обращение в Международную торговую палату для защиты своих интересов.

Как показывает практика, российские предприниматели предпочитают выбирать арбитраж за пределами Китая. Во-первых, процедура обращения в арбитражную комиссию CIETAC достаточно сложна и требует больших затрат. Во-вторых, не вызывает доверие у представителей российского бизнеса квалификация и количество арбитров. В-третьих, китайские суды признают решения арбитражных органов Китая только в том случае, если эти органы входят в ограниченное число постоянно действующих учреждений арбитража. И, наконец, даже обладая знаниями особенностей процедуры арбитражного процесса Китая и законодательства, российским контрагентам следует юридически грамотно составлять международные контракты, отслеживать и документировать каждый момент договоренностей. Китайское арбитражное законодательство содержит достаточное количество нюансов, языковой барьер также является большим препятствием для защиты прав в суде, поэтому чем лучше прописаны условия контракта, тем больше шансов добиться успеха в разрешении арбитражного спора, равно как и выполнения обязательств от партнеров и не довести дело до суда.

РГО отказали в праве создать отраслевой арбитражный суд

Российское газовое общество в третий раз получает отказ в организации Третейского суда для решения внутриотраслевых споров

Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте РФ 27 декабря провел в форме заочного голосования заседание по вопросу о наделении Союза организаций нефтегазовой отрасли «Российское газовое общество» (РГО) правом осуществления функции постоянно действующего арбитража. Согласно документам, составленным Минюстом РФ и разосланным для голосования, членам совета предложено выдать рекомендацию правительству об отказе в предоставлении такого права.

Как пояснил президент РГО Павел Завальный, это уже третье подобное решение.

«Каждый раз организация получает отказ под новым предлогом. На этот раз поводом стало в том числе то, что РГО якобы имеет иностранное финансирование, что, впрочем, не запрещено законом об арбитраже»,

Диана Каплан, юрист адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры», дополняет, что в России действует Международный коммерческий арбитражный суд, Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ, а также иные коммерческие арбитражи, в том числе и в газовой отрасли: например, Третейский суд ПАО «Газпром».

«В основе идеи создания третейских судов лежат принципы независимости и беспристрастности арбитров, диспозитивности, состязательности сторон и равного отношения к сторонам (ст. 18 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ). В частности, в третейском разбирательстве стороны сами могут определить язык, выбрать судей и применимое право. Основной причиной выбора третейского разбирательства при возникновении споров между участниками бизнеса является удобство разрешения споров с иностранным элементом», – говорит Каплан.

Читайте так же:  Адвокатская палата Владимирской области. Алексей шмелев адвокат

С учетом того, продолжает юрист, что сама процедура третейского разбирательства полностью оплачивается сторонами при решении спора, а в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ иностранные юридические лица и граждане могут быть учредителями некоммерческих организаций, законодательством прямо не предусмотрен запрет иностранного финансирования третейского суда.

«Вопрос признания решений третейских судов регулируется Арбитражным процессуальным кодексом РФ, в соответствии с которым российские суды также признают решения иностранных третейских судов.

В связи с этим вопрос финансирования иностранными элементами третейского суда, созданного на территории России, считаем не противоречащим российскому законодательству»,

РГО образовано в 2001 г. как площадка для согласования интересов участников нефтегазовой отрасли, потребителей газа, государства и общества. Оно объединяет 90 организаций, включая «Газпром», «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», НОВАТЭК, «Газпромнефть», а также российские представительства Uniper, Wintershall, VNG-Verbundnetz Gas, OMV и Total. Штаб-квартира РГО находится в Москве, юридический адрес и банковский счет общества – российские.

«РГО – оптимальная платформа для создания в соответствии со всеми требованиями законодательства арбитража для решения внутриотраслевых споров.

Особенно остро в этом нуждается АО «Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа», испытывающая недостаток в оперативном и квалифицированном разрешении большого количества споров на торговой площадке», – говорит Завальный.

По его словам, при РГО в течение 15 лет функционировал Третейский суд, работа которого была высоко оценена отраслью. Изменения в законодательстве привели к прекращению его работы. Сегодня РГО прилагает усилия, чтобы вернуть этот институт уже в соответствии с новыми требованиями закона.

«Мы сталкиваемся с проблемами, которые трудно объяснить чем-то кроме предвзятости Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России. Сегодня в России работают два арбитражных учреждения, 22 члена совета из 50 являются действующими арбитрами этих организаций, т. е. лицами, не заинтересованными в создании конкурирующих структур», – заявил президент РГО.

В качестве иллюстрации Завальный привел коллизию, сложившуюся вокруг заочного голосования Совета, в очередной раз отказавшего РГО в создании Третейского суда. 28 декабря 2019 года вступил в силу Федеральный закон 531-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Изменения прежде всего касаются требований к Совету по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России для более ответственного подхода к принятию решений и обязывают Совет выдавать мотивированные рекомендации о наделении организаций правом осуществления функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Как отмечает Завальный, закон в новой редакции позволяет обжаловать такое решение Минюста России в суде. До этого некоммерческая организация, при которой создается постоянно действующий арбитраж, получая отказ, фактически лишалась права на судебную защиту, не имея перспектив доказать незаконность решения. А Минюст имел возможность принимать решение о разрешении или отказе на основании рекомендации Совета, которая не подлежит обжалованию, и не отвечал за его действия.

По словам главы РГО, закрытое заседание Совета, решением которого газовикам и другим НКО было отказано в предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения без мотивации решения, было проведено за день до вступления закона в силу.

«Фактически в обход уже принятого закона РГО в третий раз отказали в праве организации Третейского суда.

Мы намерены обжаловать решение Минюста в суде, поскольку считаем создание отраслевого арбитража необходимым для устойчивого развития нефтегазовой отрасли – одной из базовых отраслей российской экономики – и соответствующим интересам не только компаний – членов РГО и самой индустрии, но и государства»,

Андрей Ступников, руководитель практики разрешения споров и банкротства юридической компании Coleman Legal Services, не согласен с наличием коллизии, связанной с голосованием Совета за день до вступления в силу закона.

«В соответствии с ч. 1 ст. 3 указанного закона он вступает в силу по истечении 90 дней после дня его официального опубликования, то есть с 29 марта 2019 г. Не можем согласиться и с утверждением, что в действующей редакции закона № 531-ФЗ некоммерческая организация в случае получения отказа фактически лишалась права на судебную защиту», – говорит Ступников.

По словам эксперта, ч. 10 ст. 44 Федерального закона № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве)» практически дословно сохраняет действующую формулировку: «Отказ в предоставлении некоммерческой организации права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения может быть обжалован в суде». Нововведения закона лишь дополнительно определяют порядок взаимодействия НКО и государственного органа при отказе в предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Угроза для бизнеса: государственные суды отменили решения третейского почти на 300 млн рублей

Российская фармацевтическая компания заключила соглашение с иностранным производителем, а спустя несколько лет решила взыскать по нему долги и штрафы на общую сумму порядка 300 млн руб. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате удовлетворил иски, но зарубежная фирма отказалась заплатить добровольно. Тогда российская компания обратилась в государственный суд, выдающий исполнительные листы для принудительного взыскания долгов. Но вместо выдачи исполнительных листов суды отменили решения международного арбитража и объяснили почему.

Разрешать споры между коммерческими компаниями можно в государственных судах, а можно — в третейских. Государственные иногда критикуют за «конвейерный» подход. Доля правды в этом есть, потому что в экономически активных регионах нагрузка на арбитражные суды только растет. В 2017 году судья Арбитражного суда Москвы рассматривал в среднем 221 дело в месяц, а в 2015-м — порядка 190. Одним из способов разгрузить государственные учреждения считается третейское правосудие. В 2016–2017 годах власти провели реформу, чтобы избавиться от «карманных» арбитражей и повысить престиж оставшихся. В итоге от 1500 учреждений осталось всего четыре. Половина из них получили разрешение правительства, а еще двум его не потребовалось с учетом истории работы и репутации. Это Морская арбитражная комиссия и Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате, наследник Внешнеторговой арбитражной комиссии, работавшей с 1932 года.

Третейские суды независимы, и закон дает им гарантии самостоятельности. Решение частного арбитража вступает в силу сразу же, его нельзя пересмотреть в государственном суде, невозможно обжаловать в апелляции, кассации, надзоре. При этом, если оппонент отказывается добровольно отдавать долг, взыскатель может получить исполнительный лист в государственном суде, что, как правило, является простой формальностью.

В то же время законодатель предусмотрел исключительные случаи, когда решение третейского суда можно отменить. Исключительные и самые серьезные — для того чтобы опять-таки гарантировать независимость частных учреждений, в том числе — нарушение компетенции арбитража или публичного порядка. Первое ограничение связано с тем, что третейским судам запрещено рассматривать некоторые споры, например, те, что касаются недвижимости на территории РФ. С публичным порядком все сложнее. Это «основополагающие принципы российского права», но какие именно — в законе не говорится. Что это значит, разъяснял Высший арбитражный суд, но получалось все равно очень расплывчато. «Публичный порядок основывается на принципах равенства сторон гражданских отношений, добросовестности их поведения, соразмерности наказаний нарушениям» (информационное письмо президиума ВАС от 22 декабря 2005 года №96), «это фундаментальные принципы, […] которые составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства» (информационное письмо президиума ВАС от 26 февраля 2013 года №156).

Из-за такой неясности судам приходится самим определять, что такое публичный порядок, когда сторона спора требует отменить решение третейского суда из-за нарушения основных принципов российского права. Примером может служить дело латвийского производителя лекарств «Гриндекс» против российского «Фармстандарта».

В 2014 году иностранная фирма заключила с российской соглашение на торговлю препаратом «Милдронат» на территории России. За нарушение ряда положений указанного соглашения каждая из сторон обязалась уплатить штраф в размере €5 млн. Помимо прочего, производитель компенсировал траты на маркетинг кредит-нотами — документами, которые давали «Фармстандарту» скидку на следующую поставку. Стороны договорились разрешать споры в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ (МКАС).

«Фармстандарт» посчитал, что «Гриндекс» нарушил одно из условий соглашения, и в августе 2016 года направил иск о выплате штрафа. Латвийская фирма возражала против требований «Фармстандарта». Однако арбитры МКАС, известные профессора Андрей Шерстобитов, Александр Комаров и доцент Антон Асосков, единогласно решили, что нарушение все-таки было. Они присудили «Фармстандарту» €3,7 млн с учетом разницы курса валют.

Через некоторое время «Фармстандарт» отправил во МКАС новый иск на 194 млн руб. Такую сумму, по версии российской компании, «Гриндекс» задолжал по оплате маркетинговых услуг. Ответчик и тут был не согласен: он указывал, что эта сумма уже была выплачена по предыдущему спору. Дело рассматривала тройка именитых юристов: профессор Александр Сергеев, доценты Антон Асосков и Ольга Зименкова. Они взыскали в пользу «Фармстандарта» 52 млн руб. и при этом не нашли подтверждения, что взыскиваемые суммы выплачивались ранее.

«Гриндекс» решения не исполнил. Он избавился от имущества в России, перерегистрировав дочернюю фирму ООО «Гриндекс Рус» на другую латвийскую компанию. «Фармстандарт» обратился в государственный суд. В деле с оплатой маркетинговых услуг Арбитражный суд Москвы удовлетворил обращение российской компании, его поддержал Арбитражный суд Московского округа. «Гриндекс» обжаловал их решения в Верховный суд РФ и указал, что исполнение решений МКАС будет противоречить публичному порядку. Верховный суд направил дело на новое рассмотрение и предписал суду первой инстанции более тщательно исследовать доводы «Гриндекса» о том, что исполнение решения МКАС может противоречить публичному порядку. Получив дело на повторное рассмотрение, Арбитражный суд Москвы отменил решение МКАС.

В деле, которое касалось штрафа за нарушение соглашения, «Гриндекс» и «Гриндекс Рус» тоже просили об отмене решения МКАС. Судья арбитражного суда также отменил и его. Он решил, что арбитры МКАС, решая взыскать с нарушителя €3,7 млн, не учли принципа соразмерности и этим нарушили публичный порядок.

Таким образом, два решения МКАС были отменены Арбитражным судом Москвы с интервалом в три месяца.

Ответственный администратор Российского арбитражного центра Андрей Горленко полагает, что это негативные прецеденты для третейского правосудия: «К толкованию такого основания, как “нарушение публичного порядка”, необходимо подходить осторожно, так как оно не тождественно существовавшему ранее понятию “основополагающие принципы российского права”. Как видно из комментируемого судебного акта, заявители приводили различные доводы, и судам нижестоящих инстанций необходимо тщательно разобраться в том, имеют ли они правовое значение с точки зрения публичного порядка России. Неаккуратный подход к применению данного основания может иметь негативный эффект с точки зрения конкурентоспособности российской юрисдикции как места арбитража по сравнению как с признанными проарбитражными странами, так и с такими динамично развивающимися “арбитражными хабами”, как Сингапур и Гонконг».

Председатель президиума МКАС при ТПП Алексей Костин отказался от комментариев, сославшись на соблюдение принципов независимости и беспристрастности.

admin