Страховой случай: как Данил Хачатуров обрел и потерял «Росгосстрах». Росгосстрах осаго банки

Страховой случай: как Данил Хачатуров обрел и потерял «Росгосстрах»

«Росгосстрах» — это большой корабль, на борту которого нам посчастливилось находиться. Вокруг нас плывут маленькие лодочки, но таких кораблей, как мы, нет», — не раз вещал капитан этого судна Данил Хачатуров в залах лучших провинциальных гостиниц, украшенных символикой «Росгосстраха». Руководство крупнейшей страховой компании страны регулярно выезжало с пышными мотивационными представлениями в регионы. Каждое мероприятие сопровождалось исполнением гимна: «Росгосстрах» — для нас нет предела, вся страна под сильным крылом».

Но к 2017 году «крылья» компании сломались: многомиллиардные убытки оказались непосильными для Хачатурова, фактического владельца «Росгосстраха». Страховщик вернулся в собственность государства, и ему пришлось выделить на починку прохудившегося «корабля» около 100 млрд рублей. Хачатуров лишился практически всех финансовых активов и выбыл из списка Forbes, а его брат Сергей, на которого формально был оформлен «Росгосстрах», с апреля находится за решеткой. Что случилось с крупнейшей страховой компанией страны и ее владельцем?

«Росгосстрах» называли Сбербанком страхового рынка из-за обширной сети, насчитывающей 2500 отделений по всей России. Имела значение и магия бренда — названия других страховых компаний не были так узнаваемы, вспоминает бывший заместитель председателя ЦБ Олег Вьюгин. Впрочем, в начале 2000-х «Росгосстрах» был небольшой страховой компанией со сборами 4,3 млрд рублей (у лидера рынка — «Промышленно-страховой компании» — было 43 млрд рублей). О ее приватизации 30-летний вице-президент «Славнефти» Данил Хачатуров узнал из объявления в бюллетене Росимущества. Он ничего не понимал в страховании, но неплохо разбирался в недвижимости, вспоминает источник Forbes, знакомый с обстоятельствами сделки. Недвижимость «Росгосстраха» сын строителя Хачатуров, окончивший Московский инженерно-строительный институт, оценивал значительно дороже самой компании. Но в портфеле «Росгосстраха» было от силы 15 привлекательных объектов, в остальном это были ничем не примечательные помещения в провинции, вспоминает Роман Борисович, работавший в 2007–2012 годах финансовым советником менеджмента компании. У Хачатурова была как минимум еще одна причина интересоваться «Росгосстрахом». В 2001 году в правительстве уже активно обсуждали введение обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) — открывался новый огромный рынок. Хачатуров это прекрасно понимал и, участвуя в приватизации «Росгосстраха», рассчитывал на ОСАГО, говорит еще один из знакомых бизнесмена.

Первые и весьма скромные деньги Хачатуров заработал на уличной торговле, но, поняв, что ларьки не слишком прибыльны, ушел заниматься ценными бумагами в Морской акционерный банк, рассказывает его знакомый. Играл на фондовом рынке с 1994 года. В 23 года заработал первый миллион, а в 25 накопил многомиллионные долги, рассказывал Хачатуров в интервью армянской газете «Еркрамас».

Приватизировать «Росгосстрах» скромному вице-президенту «Славнефти» помог инвестиционный банкир из высшей лиги Рубен Варданян. Его компания «Тройка Диалог» собрала консорциум инвесторов и несколькими лотами в 2001–2003 годах скупила 75% «Росгосстраха» за $64 млн. В 2002 году Хачатуров вошел в совет директоров «Росгосстраха», а конечным бенефициаром он признал себя лишь в 2005-м.

Хачатуров считал «Росгосстрах» своим детищем, с воодушевлением погрузился в дела компании и страховой бизнес, работал в режиме 24/7, особенно в первые годы, вспоминает один из его сотрудников. Компания досталась ему в состоянии разрозненных региональных филиалов, которые предстояло собрать в единую структуру. Хачатуров постоянно проводил мозговые штурмы, которые могли затянуться далеко за полночь, топ-менеджеры нередко выезжали вместе за город обсудить стратегию и тактику. Он был душой управленческой команды — например, мог пригласить десятка три подчиненных в Ташкент скромно отметить свой день рождения. «Было очень тяжело, но первый этап жизни «Росгосстраха» — возможно, один из интереснейших периодов в моей карьере», — признается собеседник Forbes.

Расчет на ОСАГО оправдался: Госдума приняла закон в конце 2003 года, и уже через девять месяцев «Росгосстрах» собрал почти 50% общероссийских премий по этому виду страхования. За 2004 год компания собрала 17 млрд рублей по ОСАГО, а в 2006-м заняла первое место по сборам всех видов страхования, из собранных ею 47,6 млрд рублей на ОСАГО пришлось 18 млрд. Словом, дела шли в гору.

Первый ощутимый удар финансовая империя «Росгосстраха» получила в 2008 году из-за недвижимости. После приватизации многочисленные помещения страховой компании оформили на фирму «РГС Недвижимость». Еще одна структура, «Легион Девелопмент», занялась строительством бизнес-центров. Деньги на девелоперский бизнес, по данным бывшего менеджера «Росгосстраха», направлялись из прибыли и резервов компании через приобретенный для этого Русь-банк (позже РГС Банк): страховым компаниям разрешено держать довольно большую сумму резервов на банковских депозитах, а банк направлял их на стройку.

У «Легион Девелопмента» было три крупных проекта в Москве, рассказывает Борисович, который помогал Хачатурову привлекать внешнее финансирование. Бизнес-центр из трех зданий на Ордынке Хачатуров купил уже построенным, но без отделки и внутренних работ. Помещения довели до ума и сдали в аренду. Еще два объекта — бизнес-центр в Замоскворечье и здание в виде корабля на Киевской — были построены с нуля. Кроме того, примерно 30 проектов в разной стадии реализации было в регионах. Хачатуров хотел строить модные по тем временам мультицентры, предназначенные для гостиниц, жилья, торговли и офисов, вспоминает Борисович. Такие здания радовали глаз губернаторов и мэров, но их невозможно было продать, поскольку брокеров интересует конкретное назначение объекта.

Хачатуров вложил в недвижимость около $300 млн, оценивает Борисович. К кризису 2008 года, который разорил многих девелоперов, ему удалось довести до конца менее 10 провинциальных проектов. Убыток Хачатурова, по подсчетам другого собеседника — бывшего менеджера «Росгосстраха», составлял сотни миллионов долларов. Он формировался из-за остановки строительства, долгов, передачи залогов кредиторам и т. п. В дополнение к этому «Росгосстрах» получил убыток около $70 млн из-за переоценки своих портфельных инвестиций на фондовом рынке.

Эти два фактора образовали снежный ком, проблем становилось все больше. Некоторое время их удавалось маскировать за счет роста страхового рынка, считает бывший менеджер «Росгосстраха».

Положение могла бы спасти реализация какого-нибудь актива, но переговоры о продаже Русь-банка в последний момент сорвались. «Это подтолкнуло нас задуматься о продаже самого «Росгосстраха», — вспоминает Борисович.

Предложений от реальных претендентов не было. Значительно позже, в 2011 году, Борисович вел переговоры с консорциумом инвесторов во главе с британским фондом Apax Partners, который якобы готов был заплатить $800 млн за треть «Росгосстраха». «Эта сделка была бы той соломинкой, которая спасла бы Хачатурова, — уверен Борисович, — но он пошел иным путем».

ОСАГО — это бомба с тлеющим фитилем, нужно повышать тарифы, неоднократно заявлял Хачатуров. Он не ошибся: для его компании это стало бомбой. «Росгосстрах» продавал полисы ОСАГО по всей России, включая такие регионы, как Кавказ, Дальний Восток и Северо-Запад, где частота страховых случаев и выплат выше, чем в среднем по России. При этом в регионах с невысокими доходами населения установлен более низкий тариф. Это сокращает разницу между сборами и выплатами страховой компании или же вовсе делает ее отрицательной, отмечает директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА Алексей Бредихин.

В кризис менеджмент советовал Хачатурову снизить долю «Росгосстраха» на рынке ОСАГО до 15%, иначе возникнет пирамида — компания будет покрывать убытки за счет роста бизнеса, а не за счет его прибыльности. Но тот не прислушался. Хачатуров на этапе приватизации «Росгосстраха» и Хачатуров в 2007–2008 годах — это два разных человека, объясняет бывший менеджер компании. Он поменял значительную часть управленческой команды. Люди, которые начинали с ним бизнес и были с ним на «ты», могли спорить, а ему это стало не очень удобно. Хачатуров считал, что одного «старого генерала» можно обменять на трех молодых. С новыми менеджерами он уже не приятельствовал, а на дни рождения, превратившиеся в пышные театрализованные действа, звал не подчиненных, а полезных для бизнеса людей. «Однажды для развлечения подожгли специально купленную для этого полицейскую машину. Большие деньги меняют людей», — резюмирует бывший менеджер «Росгосстраха». В офисе Хачатуров стал бывать реже. Приезжал в компанию, обсуждал стратегию, утверждал KPI, садился в свой ретроавтомобиль и в одиночестве уезжал, вспоминает один из собеседников Forbes. Менеджеры «второго призыва» не смели возражать Хачатурову. «Шаг влево, шаг вправо — расстрел, — рассказывает один из «бывших». — Все боялись сказать что-то поперек и лишиться бонусов».

Фактическое отсутствие отлаженной системы корпоративного управления усугубляло проблемы «Росгосстраха». Хачатуров никого не слушал. Компания сделала ставку на продажу полисов ОСАГО в регионах с минимальным присутствием конкурентов, чтобы расти быстрее рынка, рассказывает Бредихин. Но конкуренты не зря отказывались там работать — предвидели убытки.

Тарифы по ОСАГО устанавливает государство, и зачастую сборы по этому виду страхования не соответствуют реальным уровням страховых возмещений. А поскольку ОСАГО — это обязательное страхование, компания не может ограничить поток новых клиентов. Если государство не поднимает тарифы, сборы страховщиков съедает еще и инфляция. Хачатуров надеялся, что пролоббирует повышение тарифов, но опять просчитался, объясняет бывший менеджер «Росгосстраха»: «Хачатуров считал себя очень талантливым, так оно и было, но в какой-то момент он переоценил свои возможности и не уловил политическую конъюнктуру». Непопулярные меры вроде повышения ОСАГО — это не то, что было нужно властям в кризис 2008-го.

И тогда «Росгосстрах» начал решать проблемы убыточного ОСАГО более креативными способами. Компания перешла на «особый режим» выплат по полисам, рассказывает бывший менеджер, занижая их в расчете на то, что большинство граждан не станет разбираться и судиться. Так и вышло: «Росгосстрах» проигрывал суды, но в целом снизил выплаты. Вот еще пара приемов: переносить офисы из городов в сельскую местность, чтобы клиентам было неудобно туда добираться (электронных полисов не было), и навязывать к полисам ОСАГО дополнительные услуги вроде страховки от укуса клеща.

Тарифы на ОСАГО не повышались, но среда менялась в худшую сторону. В 2012 году Верховный суд постановил, что на споры клиентов по ОСАГО распространяется закон о защите прав потребителей. Обычно такие споры связаны с необоснованным отказом от выплат, их занижением или затягиванием. И клиенты пошли в суд. Убытки «Росгосстраха» росли.

Хачатуров и владельцы других компаний не теряли надежду продавить повышение тарифов по ОСАГО. Эльвира Набиуллина тогда работала в Администрации президента и поначалу сочувствовала страховщикам, но, ознакомившись с практикой клеща и сельского офиса, пришла в бешенство, рассказывает один из страховщиков. Делегации просителей, терпящих убытки по ОСАГО, бывали и в Белом доме у первого вице-премьера Игоря Шувалова. На одной из таких встреч Шувалов якобы, поглядев в окно, язвительно спросил: «А чьи это «роллс-ройсы» тут стоят?»

В июле 2014-го Госдума приняла в третьем чтении закон об увеличении лимитов на выплаты по ОСАГО. Лимит выплат по ущербу имуществу в ДТП вырос с 120 000 до 400 000 рублей, по ущербу жизни и здоровью — с 160 000 до 500 000 рублей. И тогда активизировались мошенники, устраивающие подставные аварии, вспоминает гендиректор «АльфаСтрахования» Владимир Скворцов. Псевдовиновные и потерпевшие, коррумпированные гаишники и «черные автоюристы» инсценировали ДТП, а страховщики должны были платить — таково общее мнение участников страхового рынка. И «Росгосстрах» как лидер рынка ОСАГО платил больше всех.

По итогам 2015 года убыток «Росгосстраха» достиг 5 млрд рублей именно из-за ОСАГО: выплаты по страховкам превысили премии на 9 млрд рублей, в то время как по другим видам страхования эта разница была положительной. Хачатуров стал частым посетителем офиса Центробанка на Неглинной — Банк России тогда уже стал мегарегулятором. Владелец «Росгосстраха» настойчиво просил, в том числе куратора страхового рынка — зампреда ЦБ Владимира Чистюхина, повысить тарифы на ОСАГО. В ЦБ понимающе кивали, но ничего не происходило. Терпение Хачатурова и менеджеров компании вскоре лопнуло: они уведомили ЦБ о готовности сдать лицензию на ОСАГО, рассказывает бывший менеджер компании. Но Набиуллина была неумолима: в таком случае надо сдавать лицензии и на другие виды страхования и уйти с рынка.

«Набиуллина лично обещала акционеру провести в Госдуме повышение тарифов в весеннюю сессию 2017 года», — рассказывает бывший менеджер «Росгосстраха». Вероятность реформы ОСАГО за год до президентских выборов была равна нулю, считает экс-глава рейтингового агентства НРА Павел Самиев: страховщики и так вызывали у граждан раздражение. Но даже если бы власти решились на реформу, то «Росгосстрах» рисковал не дожить до этого счастливого момента. В 2016 году убыток компании вырос до 33 млрд рублей, разрыв сборов и выплат по ОСАГО составил 30 млрд рублей. И тогда Чистюхин, проводивший в компании дни и ночи напролет, якобы предложил поискать инвестора. Банк России не стал давать комментарии для этой статьи.

Читайте так же:  Возражение на иск о расторжении брака. Образец возражения на иск о разделе имущества

Хачатуров надеялся, что инвестором «Росгосстраха» станет «Ростех» — в госкорпорации работает его приятель, заместитель гендиректора по финансам Игорь Завьялов, вспоминает бывший менеджер страховой компании (в «Ростехе» утверждают, что не рассматривали возможность покупки «Росгосстраха»). С Завьяловым Хачатуров сошелся еще в 2007 году, когда «Росгосстрах» покупал «Капитал страхование» у ИФД «Капиталъ» Леонида Федуна и Вагита Алекперова за $500 млн. Но потом появился совладелец «ФК Открытие» Вадим Беляев, предложивший объединить активы в крупную финансовую группу, и с декабря 2016-го менеджмент «Росгосстраха» уже активно общался с командой «Открытия».

«Инвестор не вызывал у нас вопросов. Это была компания с активами на 3 трлн рублей, находившаяся под регулированием ЦБ, и мы «получили» ее как покупателя от регулятора», — вспоминает бывший менеджер «Росгосстраха». Кто был инициатором сделки? У сторон разные версии. «Беляев будет утверждать, что о сделке его попросил Центробанк, регулятор будет настаивать, что акционеры сами все решили, а Хачатуров — что во всем виноваты ОСАГО и плохие тарифы», — говорит один из бывших менеджеров «Открытия».

Предварительное соглашение стороны подписали в декабре 2016 года в ЦБ в присутствии Эльвиры Набиуллиной и ее первого заместителя Сергея Швецова. После этого менеджмент «Открытия» занялся аудитом финансового состояния страховщика. Предполагалось, что «Росгосстрах» станет дочерней компанией «Открытие холдинга» и сестринской компанией банка «ФК Открытие» — такие ответы поступали из банка аналитику S&P Дмитрию Назарову на запросы о конфигурации сделки. Консолидация «Росгосстраха» в периметре банка негативно сказалась бы на его устойчивости и платежеспособности, объясняет он. Тем не менее оставались опасения, что «Открытие холдинг» использует ресурсы банка для поддержки страховой компании, поэтому S&P снизило рейтинги «ФК Открытие» в мае 2017 года.

Тем временем due diligence «Росгосстраха» показал реальный масштаб убытков. О состоянии компании и ее влиянии на баланс банка доложили Беляеву, но он отнесся равнодушно и назначил людей для операционного управления страховщиком, говорит бывший менеджер «Открытия». Это все полная ерунда, утверждает бывший менеджер «Росгосстраха»: для аудита страховщика Беляев нанял компанию Deloitte, которая сочла состояние резервов приемлемым. Пресс-служба Deloitte не ответила Forbes. В конце января 2017 года стороны ударили по рукам, и с тех пор Хачатуров в «Росгосстрахе» не появлялся.

Сделка должна была быть безденежной, в обмен на страховую компанию ему полагалось 10% или более в объединенной финансовой группе. Но когда в феврале 2017-го ЦБ начислил «Росгосстраху» новые резервы из-за убытков, рассчитывать на серьезную долю в «Открытии» Хачатуров уже не мог. Оперативное управление «Росгосстрахом» фактически перешло под контроль «Открытия» с марта, хотя сделку еще не закрыли. На ежегодный мартовский прием Набиуллиной для владельцев страховых компаний от «Росгосстраха» пришел уже Беляев.

Лето 2017-го на банковском рынке выдалось жарким: 29 августа Центробанк объявил о санации «ФК Открытие» вместе с «Росгосстрахом», РГС Банком и НПФ РГС. Попытка приобрести «Росгосстрах» подстегнула необходимость оздоровления «Открытия», говорил тогда первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин. Беляев, «Открытие холдинг», «ФК Открытие» не ответили на запросы Forbes.

После появления в «Открытии» и «Росгосстрахе» санаторов во главе с бывшим председателем ВТБ24 Михаилом Задорновым суть взаимоотношений компаний Беляева и Хачатурова начала проясняться.

В сделке с Хачатуровым Беляев появился неслучайно: структуры «Росгосстраха» с 2014 года держали 7,8% акций «ФК Открытие». В декабре 2016-го, когда ЦБ благословил их на слияние активов, «ФК Открытие» скупила облигации «РГС Недвижимость» и аффилированных с ней структур почти на 25 млрд рублей, рассказал источник Forbes, знакомый с деталями сделки. В марте 2017-го банк предоставил «Росгосстраху» 30 млрд рублей через сделку репо под залог 20% акций, в июле еще 10 млрд рублей. Менеджмент «Открытия» объяснял, что на возврат займов не рассчитывает, а акции «Росгосстраха» останутся у «ФК Открытие» в результате многоступенчатой сделки.

До начала слияния с «Открытием» в «Росгосстрахе» прошла серия странных сделок, рассказывает источник, близкий к страховой компании. Ликвидные активы якобы менялись на векселя офшоров, связанных с Хачатуровым, ЗПИФы, которые входили в инвестиционный портфель, продавали недвижимость в три раза дешевле рынка (по балансовой стоимости), оформлялись кредиты сроком на два дня под залог имущества, после чего следовали дефолт и реализация активов. Компания «Капитал Перестрахование» купила у «РГС Жизнь» облигации «РГС недвижимость» на 500 млн рублей, после чего последняя обанкротилась. «Новый» «Росгосстрах» оспаривает эту операцию в суде, считая ее попыткой вывода активов.

Еще одна странность: средние выплаты «Росгосстраха» по ОСАГО в первом полугодии 2017 года на 70% превышали среднерыночные — 98 000 против 57 600 рублей, заметило в октябре 2017-го агентство АКРА. А в I квартале 2019-го, когда «Росгосстрах» уже был на санации, общие выплаты по ОСАГО упали в 3,5 раза, с 21,3 млрд до 6,1 млрд рублей.

Идея Задорнова заключается в том, что государство не должно брать на себя одни лишь убытки, причиненные прежними акционерами и менеджерами. Практика привлечения к субсидиарной ответственности уже отработана, за вывод средств из компании или причинение ей ущерба привлекаются и члены совета директоров, и даже лица, которые вообще никаких формальных связей с компанией не имеют, объясняет партнер юридической фирмы Nektorov, Saveliev & Partners Роман Макаров: «Но доказать такие вещи достаточно трудно — для этого требуется немало свидетелей операций».

«Открытию» не удалось привлечь к ответственности Данила Хачатурова. По словам источника Forbes в «ФК Открытие», служба экономической безопасности банка теперь по всему миру ищет активы бывшего миллиардера. Хачатуров передал на баланс «Открытие холдинга» «РГС Недвижимость» и «Легион девелопмент», в январе 2019 года они обанкротились.

Найти активы Хачатурова будет сложно хотя бы потому, что на себя он, как правило, ничего не оформлял, даже владельцем «Росгосстраха» формально был его брат Сергей. На него же был оформлен РГС Банк. Теперь следствие обвиняет Сергея в хищении пакета страховой компании и неправомерной продаже его банку «Траст», который также находится в периметре санации «Открытия». Ущерб оценивается в 1 млрд рублей. Но адвокат Сергея Хачатурова Алексей Мельников говорил, что сделка проходила под контролем ЦБ и пакет был реализован правомерно.

Хачатуров-младший — полная противоположность блистательному брату. Он вел скромный образ жизни: светские тусовки практически не посещал, жил в неэлитном поселке. И хотя ездил на черном Porsche Carrera, до Данила с его парком ретро- и элитных авто ему было далеко, говорит источник, близкий к «Росгосстраху». Данил привязан к Сергею, и арест брата для него стал ударом. Другой бывший топ-менеджер «Росгосстраха» говорит, что братья нередко ссорились из-за бизнеса: «Данил выбирал обычно агрессивные и рисковые стратегии, Сергей же придерживался консервативных».

Нередко из-за конфликтов Данил отлучал Сергея от «Росгосстраха» и ссылал в другой семейный бизнес. «Но в восточных семьях не принято оставлять родственников, особенно младших братьев, в беде», — говорит собеседник Forbes.

Интересная история произошла с компанией «РГС Жизнь», платившей неплохие дивиденды: в 2015 году — 3,1 млрд рублей, в 2016-м — 2,5 млрд. Задорнов надеется, что «РГС Жизнь» перейдет в периметр «ФК Открытие». Но у компании внезапно объявился новый владелец. В апреле 2019-го президент ФК ЦСКА Евгений Гинер явился в офис «РГС Жизнь» и сказал, что он хозяин компании уже два года. Пока же Задорнов атакует эту компанию со всех сторон. В апреле в офисе компании прошли «следственные действия». Продажа ее полисов в офисе «Открытия» лимитирована. И наконец, «Росгосстрах» требует 150 млрд рублей за использование своего бренда, правда, пока проигрывает судебную тяжбу.

«Остается надежда, что найдутся привлекательные активы Хачатурова за рубежом», — разводит руками источник Forbes в «Открытии». «Мне возвращать в группу «Открытие» нечего, потому что я там кредитов не брал. Все, о чем мы договорились с акционерами «Открытия», мы честно выполнили», — сказал Хачатуров в интервью «Ведомостям» год назад. После ухода из «Росгосстраха» он чувствует себя помолодевшим — отоспался, отдохнул, съездил на Северный полюс и в Италию, живет в Москве. Его привлекает творческая работа в области культуры и образования. От интервью для этой статьи Хачатуров-старший и адвокат Хачатурова-младшего отказались.

Информация об участнике финансового рынка

Публичное акционерное общество Страховая Компания «Росгосстрах»

Данные предоставлены в соответствии с Единым государственным реестром субъектов страхового дела по состоянию на 28.06.2019

Тип организации Субъект страхового дела
Регистрационный номер 0001
ИНН 7707067683
ОГРН 1027739049689
Адрес юридического лица 140002 Московская область, город Люберцы, улица Парковая, дом 3
Федеральный округ Центральный федеральный округ
Телефон тел: 8 (495) 783-24-24; факс: 8 (495) 783-24-34; [email protected]; https://www.rgs.ru
Лицензия Лицензия на добровольное личное страхование, за исключением добровольного страхования жизни № СЛ № 0001, выдана: 06.06.2019, Действующая
Лицензия на добровольное имущественное страхование № СИ № 0001, выдана: 06.06.2019, Действующая
Лицензия на обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы в редакции ФЗ от 03.07.2016 № ОС № 0001 — 02, выдана: 06.06.2019, Действующая
Лицензия на обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств № ОС № 0001 — 03, выдана: 06.06.2019, Действующая
Лицензия на обязательное страхование гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте № ОС № 0001 — 04, выдана: 06.06.2019, Действующая
Лицензия на обязательное страхование гражданской ответственности перевозчика за причинение при перевозках вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров № ОС № 0001 — 05, выдана: 06.06.2019, Действующая
Лицензия на перестрахование № ПС № 0001, выдана: 06.06.2019, Действующая
Статус лицензии Действующая

Решения Банка России в отношении участника финансового рынка*

* Информация размещается с 01.02.2016, ранее данные публиковались в разделе «Финансовые рынки» / «Пресс-релизы».

О переоформлении лицензий ПАО СК «Росгосстрах»

Банк России 06.06.2019 принял решение о переоформлении лицензий на осуществление страховой деятельности в связи с изменением почтового адреса Публичному акционерному обществу Страховой Компании «Росгосстрах» (регистрационный номер по единому государственному реестру субъектов страхового дела 0001).

О направлении Публичному акционерному обществу Банку «Финансовая Корпорация Открытие» предписания в рамках осуществления государственного контроля за приобретением акций

Банк России 05.02.2019 принял решение о несоответствии изменений в обязательное предложение Публичного акционерного общества Банка «Финансовая Корпорация Открытие» в отношении ценных бумаг Публичного акционерного общества Страховой Компании «Росгосстрах» и направлении предписания

О переоформлении лицензии ПАО СК «Росгосстрах»

Банк России 18.08.2017 принял решение о переоформлении лицензии на осуществление страхования по виду страховой деятельности в связи с внесением изменений в наименование вида деятельности Публичному акционерному обществу Страховой Компании «Росгосстрах» (регистрационный номер по единому государственному реестру субъектов страхового дела 0001).

Банк России 01.06.2017 принял решение о регистрации изменений в решение о дополнительном выпуске и в проспект обыкновенных именных бездокументарных акций публичного акционерного общества Страховой Компании «Росгосстрах» (Московская область), размещаемых путем открытой подписки, государственный регистрационный номер дополнительного выпуска 1-03-10003-Z.

ПАО СК «Росгосстрах»

Банк России 16.02.2017 принял решение о государственной регистрации дополнительного выпуска и регистрации проспекта обыкновенных именных бездокументарных акций публичного акционерного общества Страховой Компании «Росгосстрах» (Московская область), размещаемых путем открытой подписки. Дополнительному выпуску ценных бумаг присвоен государственный регистрационный номер 1-03-10003-Z.

Банк России 23.08.2016 принял решение аннулировать индивидуальный номер (код) 005D государственного регистрационного номера 1-03-10003-Z-005D (дата государственной регистрации дополнительного выпуска ценных бумаг 21.04.2016, дата государственной регистрации отчета об итогах дополнительного выпуска ценных бумаг 19.05.2016), присвоенного Банком России дополнительному выпуску обыкновенных именных бездокументарных акций публичного акционерного общества Страховой Компании «Росгосстрах».

Банк России 23.05.2016 принял решение о переоформлении лицензий на осуществление страхования по видам деятельности в связи с изменением наименования и места нахождения Публичному акционерному обществу Страховой Компании «Росгосстрах» (регистрационный номер по единому государственному реестру субъектов страхового дела 0001).

Банк России 19.05.2016 принял решение о государственной регистрации отчета об итогах дополнительного выпуска обыкновенных именных бездокументарных акций публичного акционерного общества Страховой Компании «Росгосстрах» (Московская область), размещенных путем распределения среди акционеров, государственный регистрационный номер дополнительного выпуска 1-03-10003-Z-005D.

ПАО «Росгосстрах»

Банк России 21.04.2016 принял решение о возобновлении эмиссии и государственной регистрации дополнительного выпуска обыкновенных именных бездокументарных акций публичного акционерного общества «Российская государственная страховая компания» (г. Москва), размещаемых путем распределения среди акционеров. Дополнительному выпуску ценных бумаг присвоен государственный регистрационный номер 1-03-10003-Z-005D.

Банк России 03.03.2016 принял решение о приостановлении эмиссии обыкновенных именных бездокументарных акций публичного акционерного общества «Российская государственная страховая компания» (г. Москва), размещаемых путем распределения среди акционеров.

«Хотим иметь около 5% в основных сегментах банковского рынка РФ»

Ровно год прошел с начала санации банка «Открытие», который входил в десятку системно значимых кредитных организаций. Этот банк ЦБ первым спасал по новой схеме – через Фонд консолидации банковского сектора. Регулятор выделил на эти цели беспрецедентный объем займов — около 1 трлн рублей. Председателем правления «Открытия» 1 января был назначен бывший министр финансов Михаил Задорнов. В интервью «Известиям» он рассказал об основных итогах первого года «спасательной операции». А также сообщил, планируется ли продажа «Росгосстраха», какую долю рассчитывает занять «Открытие» в основных сегментах рынка и в чем заключаются главные риски для российской экономики.

Читайте так же:  Как поменять полис ОМС старого образца на новый. Мед.полис старого образца срок действия

В каком состоянии вашей команде достался банк «Открытие» и компании, входящие с ним в одну группу?

— В тяжелом, но уже с капиталом. Поскольку ровно год назад, 29 августа, в банк была введена временная администрация, которая оценила размер бедствия. В декабре была проведена докапитализация на 456 млрд рублей. Эти средства пошли на закрытие «дыры» в балансах «Росгосстраха» и трех негосударственных пенсионных фондов. Одновременно был сформирован капитал банка «Открытие» в размере 214 млрд рублей. Его достаточно, чтобы соблюдать практически все нормативы.

Величина капитала рассчитывалась не только временной администрацией, но и нашей менеджерской командой. Все предыдущие собственники банка — в том числе «Открытие Холдинг», компании, связанные с «Лукойлом», ВТБ, а также владельцы субординированных облигаций, потеряли вложенные в банк средства. «На бумаге» у банка был капитал примерно в 230 млрд рублей, и он был списан.

Сколько сейчас должны банку бывшие собственники?

— На начало года бывший основной акционер и одновременно основной должник — «Открытие Холдинг» — был должен банковской группе более 550 млрд рублей. Сейчас эта сумма составляет примерно 320–350 млрд рублей, при этом около 100 млрд рублей — долг именно перед банком «Открытие». Больше всего «Открытие Холдинг» должен банку «Траст», то есть банку непрофильных активов, и это, в основном, облигации.

Какая часть долга уже погашена?

— Прежде всего, закрыты сделки РЕПО с рядом ценных бумаг: на баланс «Открытия» и пенсионных фондов встали акции ВТБ всего на сумму более 100 млрд рублей. Фактически это и сократило долг «Открытие Холдинга».

Также на баланс банка переведены акции QIWI, «Полиметалла» (сейчас банк владеет 8% акций «Полиметалла») и еще ряд бумаг. Кроме того, нам были переданы «Таможенная карта» и ряд промышленных активов.

У «Открытие Холдинга» еще есть активы, которые могут пойти в погашение долга?

— Мы ведем переговоры по обмену долга на ряд активов, которые непосредственно связаны с деятельностью группы. Во-первых, это управляющая компания «Открытие», товарные знаки группы, «Балтийский лизинг», здание бизнес-центра «Вивальди Плаза». Также это промышленные активы, которые, с нашей точки зрения, имеют стоимость. Я надеюсь, что к середине сентября на несколько десятков млрд рублей долг будет погашен. Хотя очевидно, что у «Открытие Холдинга» нет такого количества активов, чтобы погасить всю задолженность перед «Открытием» и «Трастом». Другие бывшие акционеры, которые тоже остаются должниками банка, обслуживают свои долги, выполняют обязательства. Мы с ними работаем так же, как с остальными крупными заемщиками.

Сколько стоит бренд «Открытие»?

— Мы ведем подготовку сделки. Все товарные знаки, доменные имена, связанные не только с банком «Открытие», а в целом с группой, оцениваются примерно в 5 млрд рублей, включая НДС.

Управляющая компания «Открытие» все еще находится в собственности «Открытие Холдинга»? Какова реальная стоимость этой компании?

— Да, сейчас она принадлежит «Открытие Холдингу». Но операционный контроль уже полностью на стороне банка. Он подписал договор о приобретении компании, идет процесс ее передачи в собственность банка. Согласно независимой оценке, УК «Открытие» стоит 1,2 млрд рублей.

В январе, когда вы только пришли в банк, какие перед вами стояли цели?

— Прежде всего, сформировать команду менеджеров. Причем не только в самом банке, но и в «Росгосстрахе», в НПФ и дочерних финансовых компаниях. Задача выполнена на 90%. Остается пять–семь регионов, где идет выбор бизнес-лидеров и формирование штатного расписания уже объединенного банка «Открытие» + Бинбанк, включающего сеть «Траста». Вторая цель — сформировать новую структуру группы. Сейчас в нее де-факто входят уже четыре банка, включая Росгосстрах-банк, который также работает у нас в группе. Страховой бизнес сосредоточен на «Росгосстрахе», «Капитал-страховании», «Капитал-перестраховании». Эти компании к концу сентября будут объединены в одну под брендом «Росгосстрах». В середине августа мы завершили объединение трех НПФ, сейчас они работают под брендом «Лукойл-Гарант», но название будет меняться. И это второй в стране НПФ по объему пенсионных накоплений и пенсионных резервов — под его управлением около 600 млрд рублей активов.

Это очень большая ответственность как перед физическими лицами, так и перед целым рядом крупнейших компаний страны, которые свои корпоративные программы доверили этому фонду.

У банка уже есть долгосрочные цели?

— В мае на набсовете мы утвердили стратегию развития банковского бизнеса группы. Месяцем ранее — стратегию развития страхового бизнеса. И сейчас мы работаем над более детальными стратегиями развития Private Banking, инвестиционного бизнеса, лизингового бизнеса группы «Открытие». То есть, по сути, третья задача — определить стратегию развития на следующие три года для группы в целом и каждого из перечисленных бизнесов — уже решена.

Сейчас банки группы работают на разных технологических платформах. Вы планируете их объединить?

— В наследство «Открытию» достались ИТ-модули от семи банков, а Бинбанку еще от восьми. Мы должны к концу года завершить внутреннюю интеграцию платформ. Только в «Открытии» было девять платформ «Банк–клиент», сейчас их две. К концу года на одну из них, «Бизнес-портал», мы переведем всех клиентов малого бизнеса, индивидуальных предпринимателей. Затем на него перейдут клиенты Бинбанка. Эту работу нужно провести, не беспокоя клиентов, и это очень большая операционная работа. Параллельно мы трансформируем филиалы банка «Открытие» в региональные операционные офисы. В начале года было 22 филиала, к концу останется 10.

В январе 2019 года «Открытие» и Бинбанк должны объединиться. Вы планируете сокращать филиальную сеть?

— Объединение повлечет сокращение общего количества допофисов в объединенной сети с 970 до примерно 850. Мы закроем часть дублирующих подразделений. Но с середины 2019 года мы развернули программу создания новых офисов: переезд в более удобные для клиентов места, реконструкция, приведение их в единый формат. Поскольку даже внутри «Открытия» только половина офисов соответствуют бренд-буку. Например, есть офисы Ханты-Мансийского банка, которые так и работают под старым брендом.

Во сколько обойдется ребрендинг и обновление допофисов?

— Это недешевая работа. Всего около 500 млн рублей, включая Бинбанк, хотя это работа уже первого полугодия 2019 года.

А какие амбиции у банка — какую долю рынка хотите занять?

— Мы, уже как объединенный банк, хотим иметь около 5% в основных сегментах банковского рынка России. То есть примерно 5% кредитного портфеля юридических лиц, 4,5–5% депозитов и кредитного портфеля физических лиц. Занимать второе-третье место на рынке обслуживания малого бизнеса, то есть работать примерно с 500 тыс. малых предприятий и индивидуальных предпринимателей в 2020 году. В основном это расчетно-кассовое обслуживание и предоставление всех сервисов для малого бизнеса. Мы хотим, чтобы у нас до конца 2020 года было 4,2–4,5 млн клиентов – физических лиц, совершающих минимум одну операцию в месяц.

Каким будет капитал объединенного банка и какое место вы планируете занять в банковской системе по величине активов?

— Капитал будет от 320 млрд до 350 млрд рублей к началу следующего года. Точную цифру сложно назвать, потому что пока до конца не ясно, какой будет вычет из капитала по нашим дочерним финансовым организациям. Наши активы будут от 2,2 до 2,4 трлн рублей. Это пятая-шестая позиция после Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка и Россельхозбанка.

«Росгосстрах» и НПФ останутся в группе?

— Останутся. Но если найдется желающий купить большую долю «Росгосстраха», но не контрольную пока, то почему нет? Но не сразу. Мы не заинтересованы сейчас в продаже «Росгосстраха». Потому что достаточно быстро увеличиваем его капитализацию. Но через какое-то время, когда рынок убедится в устойчивости его бизнес-модели, это вполне возможно.

«Росгосстрах» долгое время был убыточным, сейчас компания показывает прибыль. Как вы изменили ее стратегию?

— Дело в резком сокращении убыточности ОСАГО, которая во многом была связана с неуправляемостью компании, как в центре, так и в регионах, очень большими выплатами по урегулированию и проигрышами в судах по всей стране, а также с работой в токсичных регионах. За последний год резко сократилась доля «Росгосстраха» на рынке ОСАГО. Мы закрыли практически все совместные офисы Росгосстрах-банка и «Росгосстраха». Поскольку сама идея продажи совместных продуктов страховой компании и банка в той форме, как это делалось, была обречена на неудачу и ничего, кроме убытков, не приносила. Заметно оптимизирована сеть и «Росгосстраха», и Росгосстрах-банка. Численность сотрудников сократилась на 15%. То есть работа ведется по многим направлениям. И сейчас постепенно наращиваются продажи.

Банк «Открытие» лично для вас долгосрочный проект? Или вы планируете только наладить процессы и покинуть группу?

— Наша текущая стратегия рассчитана на три года, и она нацелена на продажу 15–20% акций банка в 2021 году. Конечно, если для этого будет соответствующая конъюнктура. Но на этом мои задачи и задачи менеджерской команды не заканчиваются. Мы рассчитываем на гораздо более долгосрочный проект. Цель на три года — создать работающую бизнес-модель, стабильно получать прибыль и, благодаря этому, быть привлекательными для инвесторов. А дальше — это уже будет следующий этап.

А 15–20% продать, это какому-то стратегическому инвестору или на рынок?

— Мы ориентируемся на рынок, на массового покупателя — физические лица или компании. Пока сложно представить, что крупные российские или иностранные инвесторы придут на банковский рынок, исключительно в связи с неопределенностью и режимом санкций. Поэтому вариант продажи стратегическому инвестору пока не рассматриваем. С другой стороны, я не исключаю, что кто-то из наших партнеров может купить долю в «Открытии». Мы планируем достичь рентабельности активов на уровне 18% в 2020 году, а это сделает актив привлекательным.

Какую прибыль предусматривает стратегия?

— В этом году по бизнес-плану мы должны выйти в ноль, но за первое полугодие банк заработал около 6 млрд рублей чистой прибыли. Поэтому мы уверены, что и по итогам года прибыль будет. Если, конечно, исключить какие-то внешние шоки, которые затронут не только наш банк, а в целом экономику страны. В 2019 году планируем заработать около 20 млрд рублей прибыли. В 2020 году прибыль только от банковского бизнеса должна составить 70 млрд рублей, это ориентир нашей стратегии.

Какие риски вы видите для экономики до конца года?

— Прежде всего, внешние. Это еще одна волна санкций, так или иначе связанная с промежуточными выборами в конгресс США — до выборов и сразу после них. Это скажется на российском финансовом секторе, на устойчивости рубля. Второй риск — ослабление рубля, которое уже произошло в апреле и в августе и вызывает рост инфляционных ожиданий. Мы уже видим, что ориентиры на снижение ставок на рынке сменяются ожиданием повышения. Это перелом тенденции, которая продолжалась с 2015 года, путь к возможному сокращению спроса на кредиты. Хотя для банков это и означает увеличение маржи, но лишь сиюминутное. Перелом тренда в снижении инфляции и ставок — самое опасное для экономики. Третий риск в том, что экономика в силу первых двух причин замедляется, и не будет того экономического роста, на который мы рассчитывали.

«Открытие» не первый ваш антикризичный проект: вы были министром финансов в период дефолта 1998 года, вы руководили санацией Гута-банка. Как вы можете оценить итоги первого года оздоровления банков по новому механизму?

— Правильно будет подводить итоги через год-два, а окончательно — в 2021 году, когда мы продадим часть акций «Открытия» и будут ясны результаты работы «Траста». Когда непрофильные активы будут проданы на рынке. Но уже сейчас понятно, что санация 7% банковской системы России прошла безболезненно и незаметно для большинства клиентов. А это около 1,7 трлн рублей депозитов физических лиц, не говоря о компаниях и малом бизнесе. Это очень значительная часть экономики.

И то, что это прошло безболезненно, заслуга нового механизма. Он позволил действовать существенно быстрее: на оценку состояния банка и его докапитализацию уходит три месяца. То есть контроль над активами устанавливается быстро, ведь не секрет, что «бесхозные» активы со временем плохо управляются и теряют позиции на рынках.

Интервью генерального директора ПАО СК «Росгосстрах»

Николаус Фрай был приглашен в марте 2017 года возглавить «Росгосстрах» в качестве антикризисного менеджера под покупку холдингом «Открытие» страховых компаний, пенсионного фонда и банка группы «Росгосстрах». Эта сделка должна была привести к появлению крупнейшей частной финансовой группы в РФ, но у банка «Открытие» обнаружилась «дыра» в капитале размером 189,1 млрд рублей, он перешел в собственность ЦБ, который стал и конечным бенефициаром «Росгосстраха». Убыток страховой компании по итогам 2017 года составил 58 млрд рублей.

Читайте так же:  Долги бизнес-класса. Судебные приставы 54

Николаус Фрай, несмотря на эти события, остался на посту генерального директора «Росгосстраха». После утверждения стратегии развития банковской группы «Открытия» и «Росгосстраха» в ее составе на период до 2021 года перед страховщиком поставлены цели покончить с убытками, достичь лидерства в розничном и корпоративном страховании, увеличить агентскую сеть, построить партнерство с банками, модернизировать продукты и сервисы, усилить позиции в крупных городах РФ, рассказал Николаус Фрай. «Росгосстрах» планирует достаточно зарабатывать, чтобы полностью преодолеть кризис и вернуть государству деньги, потраченные на спасение страховщика.

— Сегодняшние задачи «Росгосстраха» и те, что стояли в момент вашего прихода в компанию в марте-апреле 2017 года, не могут быть одинаковыми. Какой вы нашли компанию тогда? За что пришлось браться в первую очередь?

— Это был период нестабильности во всем. Новости приходили с разных сторон, и все, как правило, плохие. В переходный период была достигнута договоренность о продаже доли прежнего акционера новому — «Открытие Холдингу». Но сделка не была завершена, действовали только принципиальные договоренности. А потому вроде новая команда была вправе принимать решения, но их надо было согласовать со старой командой. Не было ясности, кто же реально является владельцем компании в подобной ситуации. Все это накладывалось на серьезные финансовые проблемы, отток средств в компании был постоянным и увеличивался. Образовался страшный кассовый разрыв, и в какой-то момент казалось, что он не закончится никогда.

Сверх того, позже выяснилось, что банк «Открытие», который пришел нас спасать, сам нуждается в спасении. До конца августа сделка завершилась с участием ЦБ. Еще один удар — когда наши спасатели начали нам предоставлять финансовую помощь, она была тут же инвестирована в ценные бумаги «Открытие Холдинга» и его структур. Вскоре эта финансовая помощь обесценилась из-за падения стоимости таких активов.

— Рассчитывали на «золото», а получили «камни»? Дополнительные почти 30 млрд убытков в связи с обесценением бумаг «Открытие Холдинга « вдобавок к 30 млрд рублей убытков самого «Росгосстраха» по итогам 2017 года?

— Примерно так. Кризис разрешился в 2017 году с помощью ЦБ. Нам была предоставлена необходимая финансовая помощь в нужном объеме (106,2 млрд рублей). Кроме прочего, первый этап работы выявил: финансовое положение «Росгосстраха» оказалось хуже ожидаемого. Страховые и иные резервы были неправильно сформированы. Дебиторская задолженность была недорезервирована, а оценка некоторых объектов недвижимости (зданий) была явно завышена.

Все оценки были подтверждены новым аудитором, мы направили в Минфин и регулятору информацию о корректировках, которые были внесены в отчетность не только 2017 года, но и 2015-2016 годов. Вместе с тем большинство руководителей, имеющих отношение к прежним решениям, уже не работают в компании. Мы продолжаем внутреннее расследование по ряду спорных моментов. Одновременно мы меняем внутренние процедуры таким образом, чтобы повторение ошибок оказалось невозможным.

— Как определите характер основных управленческих нарушений?

— Нормальный процесс должен быть выстроен таким образом, чтобы параллельно с людьми, которые принимают решения, работали люди, которые контролируют воплощение этих решений. Такая модель не позволяет отклониться от установленных процедур в компании. Можно сказать, что ранее в «Росгосстрахе» не было достаточного контроля за ключевыми бизнес-процессами.

— День ото дня ситуация усложнялась, старая команда разбрелась, новая не сложилась. Не отчаивались? Как взаимодействовали с ЦБ?

— Эмоции неуместны. В такой ситуации описанное развитие ситуации — дело обыкновенное, это норма для кризиса. Мы начали останавливать «финансовые кровопотери», но инерция процессов в бизнесе велика. Оперативные меры дают результат спустя некоторое время, хотя определенные сдвиги в операционных показателях были заметны уже к концу 2017 года. Остановить прирост убытков, выйти «на ноль» удалось только в этом году. После убытков на протяжении трех лет подряд — с 2015 по 2017 год — в первом квартале 2019 года мы впервые показали небольшую прибыль. И это была первая победа. Закрепили тенденцию по итогам полугодия. Банк России, безусловно, более требовательно относится к нам. И это нас стимулирует и дисциплинирует. Вообще я убежден в том, что только честный разговор с регулятором и акционерами в кризисной ситуации дает надежду найти выход из кризиса. Самым трудным, пожалуй, могу признать период, когда прежние акционеры требовали от меня решений, с которыми я был внутренне не согласен. Это в прошлом, сейчас у всей команды есть общее понимание целей и стратегических задач.

— Что происходило в кризисный период в регионах, где представлен «Росгосстрах»?

— И я, и другие топ-менеджеры лично ездили в региональные филиалы компании. Коллегам там было сложнее переживать кризис. Есть люди, которые работают в «Росгосстрахе» 20, 30 и более лет, имеют заслуженные награды. Им больно было видеть, что с компанией происходило. Мы рассказывали, как планируем строить политику дальше, что делаем, что происходит. Людям легче работать, когда они понимают предстоящий путь шаг за шагом.

— В компании формируется новая команда менеджеров.

— Да, основной костяк уже создан, профессиональные люди продолжают приходить на новые проекты «Росгосстраха». Знаете, в трудные времена, когда я приглашал прийти к нам на работу известных менеджеров, они сомневались, колебались или отказывались от таких предложений. Теперь они сами к нам обращаются и хотят работать вместе — это свидетельство перелома ситуации в принципе.

— Вы согласны с «диагнозом» — главная беда прежнего «Росгосстраха» определялась сегментом ОСАГО?

— Безусловно. Именно поэтому при всей неопределенности переходного периода главная бизнес-задача тогда была предельно ясна: надо было разобраться с растущими убытками в ОСАГО. Что делать — тоже в принципе было ясно. Принимались решения о снижении доли «Росгосстраха» на рынке ОСАГО, о жестком контроле над качеством продаж, о пересмотре процесса выплаты убытков, в том числе, о применении в максимальных объемах натуральной формы возмещения. Это был первый срочный антикризисный пакет. Меры, направленные на общее оздоровление компании, составили второй антикризисный пакет.

— В разгар кризиса проблемы «Росгосстраха» обсуждались экспертами, выдвигались версии причин, приведших к нему. Говорили, дескать, компания слишком большая, много продает полисов ОСАГО в низкорентабельных или вовсе убыточных регионах, она не в состоянии противостоять автоюристам в судах, те и рады «рвать» ее на выплаты. Это так?

— Легко сегодня упрекать в прошлых ошибках. Я понимаю сложность проблем, с которыми столкнулся прежний менеджмент. С точки зрения поддержания cash flow прежним руководством компании было принято решение продолжать продавать ОСАГО. Это им давало мгновенный результат и деньги на текущие выплаты. Одновременно шел и прирост убытков, финансовая пропасть углублялась. Фундаментальное решение проблемы — перестать продавать ОСАГО в таких объемах. Но это приводило к дальнейшему росту убытков на первом этапе, обеспечивало очень неприятный эффект сокращения денежного потока. Такой эффект ослабевает постепенно — на горизонте год-полтора после сворачивания продаж полисов ОСАГО. Что касается автоюристов. Это было противостояние превосходящей по численности армии. В прошлом году «Росгосстраху» требовалось участие в 260 тыс. судебных заседаний по спорам в ОСАГО по всей территории страны. Физически невозможно. Сейчас вероятность возникновения исков значительно ниже, чем в предыдущие периоды.

— Вы сказали, что сделали ставку на натуральные выплаты в ОСАГО. Но другие страховщики ОСАГО считают эту меру малоэффективной, а «Росгосстрах»? В среднем по рынку доля таких выплат составляет около 20% по договорам, заключенным после вступления в силу закона о натуральных выплатах в «автогражданке». А по вашему портфелю доля какова?

— Приоритет натуральных выплат в ОСАГО нам очень помогает, около 90% клиентов компании по «автогражданке», на которых по закону распространяется право натурального возмещения, после страхового случая направляются для ремонта автомобилей на станции техобслуживания (есть ограничения по закону). Поскольку выплата в натуральной форме рассчитывается без учета износа деталей и узлов транспортного средства в ОСАГО, средняя выплата выходит дороже на несколько тысяч рублей. Но это лучше, чем те суммы пеней и штрафов, которые предъявляются недобросовестными посредниками к выплате СК, если дело доходит до суда.

— Второй антикризисный пакет.

— Он уже содержал меры, направленные на достижение общей финансовой устойчивости компании. Мы выправляли активы в соответствии с их реальной оценкой. Компания постепенно обретала стабильность, финансовое «кровотечение» было остановлено, начался процесс оздоровления. То, что мы видим сегодня в области оздоровления, — результат решений, принятых год назад. В этом году «Росгосстрах» работает на основании утвержденного бюджета, принятого советом директоров в новом составе в конце прошлого года. Чистая прибыль Группы «Росгосстрах» в I полугодии по ОСБУ составила 3 млрд рублей против убытка в 20,9 млрд рублей за такой же период годом ранее, доля ОСАГО в портфеле Группы «Росгосстрах» составляет 26%, остальное — в основном добровольные виды (каско, имущественное страхование) — 50%. Начисленная страховая премия Группы «Росгосстрах» в январе-июне составила 35 млрд рублей, выплаты — 26,9 млрд рублей. По итогам 2019 года планируем получить прибыль. Уже сейчас начали процесс бюджетирования на 2019 год.

В сотрудничестве с командой группы «Открытие» и при активном участии главы банка «Открытие» Михаила Задорнова в первом квартале 2019 года была разработана и принята стратегия развития компании до 2021 года и «дорожная карта». Наша стратегия — часть стратегии группы «Открытие». Она амбициозна и предполагает не просто финансовое оздоровление «Росгосстраха». За три следующих года новая команда должна вывести «Росгосстрах» на первую позицию на рынке розничного страхования в РФ и добиться «бронзы» в корпоративном страховании. Одним из ключевых направлений становится усиление позиций «Росгосстраха» в крупных городах, в том числе, конечно, в Москве. Демографические тренды накладываются так, что люди все больше хотят жить в крупных городах. Деньги, машины, страховки — все там. Изменения в наших подходах должны стать радикальными, а не косметическими. Это касается и продуктов, и сервисов, и технологии продаж. Разработка мобильных приложений, простота оформления покупки, четкость техники урегулирования убытка, поддержка клиента, качество коммуникации. Нам необходимо отвечать ожиданиям покупателей в крупных городах.

— Все чаще модель агентской страховой компании подвергается критике экспертов как отмирающая. Вы с этим согласны?

— Строить сегодня агентскую сеть «с нуля» вряд ли кто из конкурентов может себе позволить. Но для «Росгосстраха» это точно преимущество. Просто мы будем модернизировать сеть, как это делается в Германии, Франции или Италии. Агенты будут технически вооружаться. Мы планируем увеличить численность агентского корпуса «Росгосстраха» с нынешних 32 тыс. до 50 тыс. человек по всей стране. Компания будет обеспечивать им техническую поддержку через мобильные приложения, через администрирование, новые продукты, базы данных, маркетинговые материалы и обучение. Но требования по производительности труда к агентам резко повысятся.

— А банкострахованию какая отводится роль?

— Я считаю, что столетняя история присутствия «Росгосстраха» на российском рынке, клиентская база, профессионализм сотрудников и агенты компании — ключевые наши преимущества. Недостатком, пожалуй, можно было считать отсутствие в составе группы сильного банка. Теперь это меняется. Одни из самых интересных новых проектов развития «Росгосстраха» связаны с поиском синергии с банком «Открытие». Банкострахование — двигатель на пути роста страховщиков, это показывает опыт компаний групп Сбербанка, «Альфы» и ВТБ. Мы — часть финансовой группы «Открытие», один из ее ключевых активов.

— С другими банками сможете работать?

— Обязательно, сейчас работаем и будем увеличивать свою долю в этом канале продаж.

— После переходного периода «Росгосстрах» инициировал ряд судебных процессов. Есть претензии к бывшим собственникам. Какова их цель?

— Мы считаем, что незадолго до смены акционера в конце лета 2017 года в компании были совершены несправедливые и незаконные сделки. Они привели к обременению компании пустыми активами, а значит к уменьшению стоимости «Росгосстраха», поэтому они нами оспариваются. Не должно быть так, что государство платит, а прибыль и активы выводятся, убыток национализируется, а прибыль приватизируется. Если суд признает нашу правоту, спорные активы вернутся на баланс «Росгосстраха».

Надо понимать, что у регулятора не было планов приобретения каких-либо долей в частном банке или в частной страховой компании, ЦБ оказывал «Росгосстраху» оперативную помощь, чтобы поддержать стабильность в ключевых сегментах финансового рынка. Строго говоря, вложенные в компании средства поддержки должны вернуться в кассу государства после их продажи. Это будущее. А пока конкретно нам надо зарабатывать прибыль, чтобы вернуть государству средства, потраченные на спасение «Росгосстраха».

На территории Краснодарского края действует филиал ПАО СК «Росгосстрах», который включает 32 страховых отдела и агентства, а также 7 центров и пунктов урегулирования убытков и Региональный центр урегулирования убытков в Краснодаре.

ПАО СК «Росгосстрах» — флагман отечественного рынка страхования. На территории Российской Федерации действуют более 1500 офисов и представительств компании, в которых работает около 60 тыс. сотрудников и агентов.

admin