Требования к образовательному цензу педагогических работников. Требования к образовательному цензу педагогических работников

Требования к образовательному цензу педагогических работников

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 ноября 2019 г. № 41-П “По делу о проверке конституционности статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки И.В. Серегиной”

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, В.Г. Ярославцева,

с участием полномочного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации М.П. Беспаловой, представителя Совета Федерации — председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству А.А. Клишаса, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки И.В. Серегиной. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.Н. Кокотова, объяснения представителей стороны, издавшей и подписавшей оспариваемый акт, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации — М.А. Мельниковой, от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Заявительница по настоящему делу гражданка И.В. Серегина оспаривает конституционность статьи 46 Федерального закона от 29 декабря 2012 года N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», в соответствии с которой право на занятие педагогической деятельностью имеют лица, имеющие среднее профессиональное или высшее образование и отвечающие квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, и (или) профессиональным стандартам (часть 1); номенклатура должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций утверждается Правительством Российской Федерации (часть 2).

1.1. Как следует из представленных Конституционному Суду Российской Федерации материалов, И.В. Серегина с 1990 года работала воспитателем детского сада, в том числе с 1 февраля 2006 года — воспитателем в муниципальном бюджетном дошкольном образовательном учреждении «Детский сад N 22 городского округа — город Камышин». Согласно справке, выданной ректором федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Волгоградский государственный социально-педагогический университет», в 1992 году она завершила обучение по специальности «математика» в заочной форме обучения, государственную итоговую аттестацию не проходила.

По итогам аттестации 24 декабря 2007 года И.В. Серегиной была присвоена вторая квалификационная категория, а приказом министерства образования и науки Волгоградской области от 26 декабря 2012 года установлена первая квалификационная категория сроком на пять лет.

В августе 2017 года заявительница была уведомлена о том, что трудовой договор с ней будет расторгнут, в связи с тем что она не соответствует требованиям, предъявляемым к образованию педагогических работников частью 1 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»; ей была предложена иная должность — уборщик служебных помещений, от замещения которой И.В. Серегина отказалась. Приказом от 31 августа 2017 года она была уволена по основанию, предусмотренному пунктом 13 части первой статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации, — возникновение установленных данным Кодексом, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

Считая свое увольнение незаконным, И.В. Серегина обратилась в Камышинский городской суд Волгоградской области, который решением от 4 декабря 2017 года, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, отказал в удовлетворении ее исковых требований к муниципальному бюджетному дошкольному образовательному учреждению «Детский сад N 22 городского округа — город Камышин» о признании незаконным и отмене приказа о расторжении с ней трудового договора, восстановлении ее на работе в должности воспитателя, взыскании в ее пользу среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и возмещении судебных расходов.

По мнению заявительницы, статья 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 1, 2, 17 (часть 1), 18, 19, 37, 54 (часть 1) и 55, поскольку по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, позволяет увольнять педагогического работника в связи с отсутствием у него диплома о среднем или высшем педагогическом образовании, не принимая во внимание осуществление им трудовой деятельности до вступления в силу оспариваемого законоположения, компетентность работника и достаточный практический опыт педагогической деятельности, выполнение им качественно и в полном объеме обязанностей по занимаемой должности.

1.2. В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», проверяя по жалобе гражданина, объединения граждан конституционность законоположений, примененных в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, и затрагивающих конституционные права и свободы, на нарушение которых ссылается заявитель, Конституционный Суд Российской Федерации принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе.

Между тем часть 2 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», закрепляющая полномочие Правительства Российской Федерации по утверждению номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций, не устанавливает условий предоставления права на занятие педагогической деятельностью и не может расцениваться как затрагивающая конституционные права заявительницы.

Следовательно, в силу пункта 2 статьи 43 и статьи 68 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности части 2 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», подлежит прекращению.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является часть 1 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в той мере, в какой она служит нормативным основанием для решения вопроса об увольнении воспитателя дошкольной образовательной организации в связи с отсутствием у него среднего профессионального или высшего образования.

2. В Российской Федерации как правовом и социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, охраняются труд и здоровье людей (статья 1, часть 1; статья 7 Конституции Российской Федерации). Исходя из того что возможность собственным трудом обеспечить себе и своим близким средства к существованию представляет собой естественное благо, без которого утрачивают значение многие другие блага и ценности, Конституция Российской Федерации в числе основных прав и свобод человека, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения, признает свободу труда, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 17, части 1 и 2; статья 37, часть 1).

Свобода труда предполагает обеспечение каждому возможности на равных с другими гражданами условиях и без какой-либо дискриминации вступать в трудовые отношения, которые основаны на личном выполнении работником обусловленной трудовым договором работы и носят длящийся характер.

2.1. В силу неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позиции, утверждая приоритет личности и ее прав во всех сферах, Конституция Российской Федерации обязывает государство охранять достоинство личности как необходимую предпосылку и основу всех других неотчуждаемых прав и свобод человека, условие их признания и соблюдения и ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности. В сфере правового регулирования трудовых отношений это предполагает, в частности, — в соответствии с вытекающими из взаимосвязанных положений статей 1 (часть 1), 2, 17 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации принципами правовой определенности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства — обязанность государства гарантировать гражданам, длительное время состоящим в трудовых отношениях и успешно осуществляющим профессиональную деятельность, уважение достоинства и трудовой чести при изменении правового регулирования, с тем чтобы обеспечить учет их прав и законных интересов и не допустить изменения их правового положения исключительно на основе формальных критериев.

Такой подход согласуется и с конституционными принципами равенства и справедливости, из которых вытекает необходимость равного обращения с лицами, находящимися в равных условиях, и соблюдение которых означает, помимо прочего, запрет вводить не имеющие объективного и разумного оправдания различия в правах лиц, находящихся в одинаковых или сходных обстоятельствах (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2001 года N 8-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 10 ноября 2009 года N 17-П, от 24 октября 2012 года N 23-П и др.).

Следовательно, оценка соответствия выполняемой работе (занимаемой должности) лиц, занятых одинаковой профессиональной деятельностью (занимающих одинаковые должности), должна осуществляться с использованием одинаковых критериев, позволяющих принимать во внимание результаты профессиональной деятельности работников и их отношение к труду, их деловые качества, а не основываться исключительно на факте отсутствия у работника требуемого профессионального образования, притом что трудовой договор с ним был заключен на основании решения работодателя в рамках действовавшего правового регулирования.

2.2. Как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, в правовом социальном государстве, каковым является Российская Федерации, при осуществлении правового регулирования законодатель должен соблюдать баланс интересов как непосредственных участников соответствующих общественных отношений, так и лиц, для которых эти отношения имеют значение (постановления от 24 января 2002 года N 3-П, от 8 июня 2010 года N 13-П, от 14 мая 2012 года N 11-П, от 4 июня 2015 года N 13-П и др.).

В сфере образования, в том числе дошкольного, значение имеют не только интересы работников и образовательных организаций, но и — главным образом — интересы несовершеннолетних, создание условий для их личностного развития, самоопределения и социализации, формирования у них готовности к саморазвитию и ответственному отношению к своей жизни на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18 июля 2013 года N 19-П подчеркнул особую ответственность педагогических работников, профессиональная деятельность которых связана с реализацией закрепленного статьей 43 Конституции Российской Федерации права каждого на образование, включая дошкольное образование, и с обеспечением благополучного и защищенного детства как конституционно признаваемой обязанности государства, вытекающей из статей 7 (часть 2) и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

В силу приведенных конституционных предписаний на государстве лежит обязанность обеспечить такую организацию учебно-воспитательного процесса в образовательной организации, которая отвечала бы задачам получения качественного и соответствующего современным требованиям образования, гарантируя при этом надлежащую заботу о детях и бережное отношение к ним. Это требует в том числе формирования в каждой образовательной организации высокопрофессионального педагогического коллектива, каждый член которого по своим деловым и нравственным качествам способен участвовать в процессе образования. В целях достижения этой задачи государство вправе установить квалификационные требования, предъявляемые на основе принципа равенства ко всем лицам, которые, реализуя конституционное право на свободное распоряжение своими способностями к труду, избрали в качестве профессиональной педагогическую деятельность.

Такие требования, как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, должны быть обусловлены спецификой профессиональной деятельности (постановления от 27 декабря 1999 года N 19-П, от 16 июля 2007 года N 12-П и от 27 ноября 2009 года N 18-П; определения от 24 октября 2013 года N 1592-О и от 22 января 2014 года N 95-О), в том числе педагогической деятельности, заключающейся в непосредственном воздействии на личность ребенка.

3. Часть 1 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» устанавливает общие требования, предъявляемые к лицам, поступающим на работу, связанную с осуществлением педагогической деятельности.

Данному законоположению корреспондирует предписание части первой статьи 331 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающее, что к педагогической деятельности допускаются лица, имеющие образовательный ценз, который определяется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации в сфере образования.

Читайте так же:  Зуб раздора». Судебная практика по стоматологии

Предъявление повышенных требований к уровню образования лиц, отвечающих по роду своей деятельности за воспитание и образование несовершеннолетних, направлено на достижение такой конституционно значимой цели, как защита интересов несовершеннолетних, поскольку детство — это период физической, умственной и психологической незрелости и одновременно важнейший этап развития личности, на котором закладываются основы моральных и нравственных качеств, формируются мировоззрение и взгляды, определяющие жизненные принципы и перспективы (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2013 года N 19-П). Законодательное введение указанных требований согласуется также с пунктом 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 111 1958 года относительно дискриминации в области труда и занятий, предусматривающим, что всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на специфических требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией.

Таким образом, оспариваемое регулирование само по себе, будучи направленным на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних и обеспечение им надлежащего уровня образования, не выходит за пределы правотворческих полномочий федерального законодателя.

4. По своему предназначению в механизме правового регулирования трудовых отношений часть 1 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» направлена на исключение замещения должностей педагогов, воспитателей в образовательных организациях лицами, не имеющими профессиональной подготовки соответствующего уровня.

Следовательно, установленные ею требования должны, по общему правилу, применяться при решении вопроса о приеме на работу, поскольку именно на этом этапе оцениваются деловые качества гражданина, его способность выполнять работу по определенной профессии, должности, в том числе наличие профессионального образования. Как следует из подзаконных нормативных актов Министерства образования и науки Российской Федерации, возможность назначения на соответствующие должности педагогических работников лиц, не имеющих среднего профессионального или высшего образования, не исключается (пункт 23 Порядка проведения аттестации педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 7 апреля 2014 года N 276). Такое назначение осуществляется в порядке исключения по рекомендации аттестационной комиссии.

Что же касается периода до вступления в силу Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», то согласно сложившейся практике — в том числе на основании пункта 9 раздела «Квалификационные характеристики должностей работников образования» Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих (утвержден приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 августа 2010 года N 761н), которым была предусмотрена возможность назначения на соответствующие должности наряду с лицами, имеющими специальную подготовку и стаж работы, лиц, не имеющих такой подготовки, но обладающих достаточным практическим опытом и компетентностью, выполняющих качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности, — лица, не имеющие среднего профессионального или высшего образования, принимались на работу воспитателями дошкольных образовательных организаций, тем более если профессиональную педагогическую деятельность они совмещали с обучением в высшем учебном заведении.

Таким образом, граждане, не имеющие необходимого профессионального образования, могли занимать должность воспитателя дошкольной образовательной организации. При этом их правовое положение в процессе осуществления профессиональной деятельности ничем не отличалось от положения тех работников, которые при приеме на работу в полной мере соответствовали установленным квалификационным требованиям в части наличия профессионального образования соответствующего уровня, поскольку правовой статус работника в трудовых правоотношениях определяется главным образом выполняемой работой (занимаемой должностью) и условиями труда.

Следовательно, при введении в действие Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не предполагалось, что оценке будет подвергаться наличие требуемого в соответствии с ним профессионального образования у педагогических работников, уже состоящих в трудовых отношениях и успешно осуществляющих профессиональную деятельность.

Этот вывод подтверждается согласованной позицией Министерства образования и науки Российской Федерации и Профессионального союза работников народного образования и науки Российской Федерации о недопустимости расторжения трудового договора с воспитателем или учителем, который формально не соответствует требованиям части 1 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», однако принят на работу до вступления в силу указанного Федерального закона (письмо Министерства образования и науки Российской Федерации от 13 октября 2016 года N НТ-1295/12).

5. Согласно действующему правовому регулированию в сфере труда уровень квалификации лиц, состоящих в трудовых отношениях, их соответствие занимаемой должности, выполняемой работе могут быть предметом проверки в процессе проведения периодической, в том числе внеочередной, или однократной аттестации. При этом работодатель обладает широкими полномочиями, позволяющими ему обеспечить надлежащее исполнение работником трудовых обязанностей, в том числе расторгнуть с ним трудовой договор в случае несоответствия занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации (пункт 3 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации).

Воспитатель дошкольной образовательной организации, равно как и другие педагогические работники, подлежит периодической аттестации, в процессе которой всесторонне оценивается его трудовая деятельность и делается вывод о соответствии (или несоответствии) занимаемой должности.

Если аттестационная комиссия выносит решение о том, что профессиональные, деловые качества воспитателя дошкольной образовательной организации, не имеющего соответствующего образования, но длительное время осуществляющего профессиональную педагогическую деятельность, позволяют ему успешно выполнять обязанности, возложенные на него трудовым договором, а результаты его профессиональной деятельности оцениваются положительно, нет оснований полагать, что отсутствие у него требуемого уровня профессионального образования создает препятствия для добросовестного исполнения им трудовых обязанностей и, следовательно, нарушает интересы детей и их законных представителей.

Соответственно, для обеспечения эффективной организации трудового процесса в сфере дошкольного образования нет необходимости использовать иные правовые механизмы, которые без учета мнения работодателя и аттестационной комиссии допускают прекращение трудовых отношений с работником исключительно по формальным основаниям. В противном случае допускалось бы увольнение работника без учета его реальной способности осуществлять профессиональную деятельность, обусловленную заключенным трудовым договором, правовой природы трудовых отношений, основу которых составляет выполнение трудовой функции в интересах, под управлением и контролем работодателя, а также интересов и полномочий работодателя, который, как это следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения по подбору, расстановке и увольнению работников (Постановление от 24 января 2002 года N 3-П).

Согласно представленным материалам, на момент вступления в силу Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» (1 сентября 2013 года) заявительница состояла в трудовых отношениях и, несмотря на отсутствие среднего профессионального и высшего образования, была по итогам аттестации признана соответствующей должности «воспитатель»; приказом министерства образования и науки Волгоградской области от 26 декабря 2012 года ей была присвоена первая квалификационная категория, установленная по итогам аттестации сроком на пять лет. Таким образом, согласно пункту 30 Порядка аттестации педагогических работников государственных и муниципальных образовательных учреждений (утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 24 марта 2010 года N 209), действовавшего до вступления в силу приказа Министерства образования и науки Российской Федерации от 7 апреля 2014 года N 276, И.В. Серегина была признана педагогическим работником, который владеет современными образовательными технологиями и методиками и эффективно применяет их в практической профессиональной деятельности, вносит личный вклад в повышение качества образования на основе совершенствования методов обучения и воспитания, имеет стабильные результаты освоения обучающимися, воспитанниками образовательных программ и показатели динамики их достижений выше средних в субъекте Российской Федерации. Сомнений в ее способности осуществлять педагогическую деятельность по занимаемой должности не возникало, не исключено, что в том числе и по причине завершения И.В. Серегиной в 1992 году обучения по образовательной программе высшего профессионального образования без прохождения государственной итоговой аттестации, что согласно действовавшему ранее правовому регулированию признавалось в качестве первого уровня высшего профессионального образования, т.е. неполным высшим образованием (абзац первый пункта 3 статьи 6 Федерального закона от 22 августа 1996 года N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», утративший силу в связи с принятием Федерального закона от 24 октября 2007 года N 232-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)»; пункт 3.1 государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 года N 940, утратившим силу в связи с изданием постановления Правительства Российской Федерации от 21 января 2005 года N 36).

Таким образом, реализация оспариваемого законоположения в части требований к уровню образования педагогических работников, на момент вступления в силу Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» (1 сентября 2013 года) уже допущенных к профессиональной педагогической деятельности и осуществлявших ее в течение длительного времени, не могла игнорировать подтвержденную подзаконными нормативными актами Министерства образования и науки Российской Федерации практику и необходимость — в соответствии с конституционными требованиями — обеспечить всем работникам, занимающим одинаковые должности, равное отношение при оценке их соответствия занимаемой должности (выполняемой работе). Следовательно, само по себе отсутствие у таких педагогических работников соответствующего образования не может служить причиной увольнения их с работы, если они успешно осуществляют профессиональную педагогическую деятельность.

6. Увольнение И.В. Серегиной произведено в 2017 году, через четыре года после вступления в силу оспариваемого законоположения, и связано в том числе с введением в действие профессиональных стандартов.

6.1. Федеральным законом от 3 декабря 2012 года N 236-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статью 1 Федерального закона «О техническом регулировании» в трудовое законодательство было введено понятие профессионального стандарта — характеристики квалификации, необходимой работнику для осуществления определенного вида профессиональной деятельности (часть вторая статьи 195.1 Трудового кодекса Российской Федерации), а Федеральный закон от 2 мая 2015 года N 122-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статьи 11 и 73 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» закрепил правило о том, что профессиональные стандарты обязательны для применения работодателями, если данным Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации установлены требования к квалификации, необходимой работнику для выполнения определенной трудовой функции (часть первая статьи 195.3 Трудового кодекса Российской Федерации).

Порядок разработки и утверждения профессиональных стандартов, а также установления тождественности наименований должностей, профессий и специальностей, содержащихся в едином тарифно-квалификационном справочнике работ и профессий рабочих, едином квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и служащих, наименованиям должностей, профессий и специальностей, содержащимся в профессиональных стандартах, отнесен к компетенции Правительства Российской Федерации, которое устанавливает указанные правила с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (статья 195.2 Трудового кодекса Российской Федерации).

В связи с введением в трудовое законодательство понятия профессионального стандарта и принятием Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» федеральными законами от 2 июля 2013 года N 185-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу законодательных актов (отдельных положений законодательных актов) Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» и от 22 декабря 2014 года N 443-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике» в части совершенствования механизмов регулирования труда научных работников, руководителей научных организаций, их заместителей» в часть первую статьи 331 Трудового кодекса Российской Федерации были внесены изменения, закрепившие, что к педагогической деятельности допускаются лица, имеющие образовательный ценз, который определяется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации в сфере образования.

Таким образом, наряду с общим требованием к образованию педагогических работников, установленным оспариваемым законоположением, стали действовать профессиональные стандарты. В частности, приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 октября 2013 года N 544н был утвержден профессиональный стандарт «Педагог (педагогическая деятельность в сфере дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования) (воспитатель, учитель)», предусматривающий в качестве требований к образованию и обучению по должности «воспитатель» наличие высшего образования или среднего профессионального образования в рамках укрупненных групп направлений подготовки высшего образования и специальностей среднего профессионального образования «Образование и педагогические науки» либо высшего образования или среднего профессионального образования и дополнительного профессионального образования по направлению деятельности в образовательной организации. При этом требования к опыту практической работы названным стандартом не предъявляются.

В отличие от Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих профессиональный стандарт не предусматривает исключений для лиц, не отвечающих квалификационным требованиям к уровню образования, но обладающих достаточным практическим опытом и компетентностью, выполняющих качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности.

6.2. Данный профессиональный стандарт применяется работодателями при формировании кадровой политики и в управлении персоналом, при организации обучения и аттестации работников, заключении трудовых договоров, разработке должностных инструкций и установлении систем оплаты труда с 1 января 2017 года (пункт 2 приказа Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 октября 2013 года N 544н с учетом приказа Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 25 декабря 2014 года N 1115н).

Читайте так же:  Альплагерь Цей. Альплагерь проживание

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 июня 2016 года N 584 «Об особенностях применения профессиональных стандартов в части требований, обязательных для применения государственными внебюджетными фондами Российской Федерации, государственными или муниципальными учреждениями, государственными или муниципальными унитарными предприятиями, а также государственными корпорациями, государственными компаниями и хозяйственными обществами, более пятидесяти процентов акций (долей) в уставном капитале которых находится в государственной собственности или муниципальной собственности» установлено, что профессиональные стандарты в части требований к квалификации, необходимой работнику для выполнения определенной трудовой функции, применяются в том числе государственными и муниципальными учреждениями поэтапно на основе планов по организации применения профессиональных стандартов и реализация этих планов должна быть завершена не позднее 1 января 2020 года. При этом такой план должен содержать, кроме прочего, сведения о потребности в профессиональном образовании, профессиональном обучении и (или) дополнительном профессиональном образовании работников, полученные на основе анализа квалификационных требований, содержащихся в профессиональных стандартах, и кадрового состава организаций, и о проведении соответствующих мероприятий по образованию и обучению в установленном порядке.

Как указывает Профессиональный союз работников народного образования и науки Российской Федерации, дата вступления в силу конкретных профессиональных стандартов означает, что может быть начата организация работы по их применению, а дата, указанная в постановлении Правительства Российской Федерации от 27 июня 2016 года N 584 (1 января 2020 года), — это завершение организации работы по их применению, т.е. поэтапность предполагает наличие достаточно длительного организационного периода, в течение которого должны быть реализованы плановые мероприятия (приложение к письму Профессионального союза работников народного образования и науки Российской Федерации от 10 марта 2017 года N 122).

Согласно изложенной в письме от 22 апреля 2016 года N 14-3/В-381 позиции Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, являющегося федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в том числе в сфере труда, вступление в силу профессиональных стандартов не является основанием для увольнения работников. В этом же письме отмечается, что при применении квалификационных справочников и профессиональных стандартов лица, не имеющие специальной подготовки или стажа работы, установленных в разделе «Требования к квалификации», но обладающие достаточным практическим опытом и выполняющие качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности, по рекомендации аттестационной комиссии назначаются на соответствующие должности так же, как и лица, имеющие специальную подготовку и стаж работы.

Следовательно, как цель введения профессиональных стандартов, в частности в сфере образования, так и их предназначение в механизме правового регулирования не предполагали увольнения с работы лиц, не соответствующих в полной мере квалификационным требованиям к образованию, но успешно выполняющих свои трудовые обязанности, в том числе воспитателей дошкольных образовательных организаций. Решение вопроса о продолжении профессиональной деятельности должно осуществляться с учетом длящегося характера трудовых отношений на основе осуществляемой в ходе аттестации оценки способности работника выполнять порученную ему работу.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 68, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать часть 1 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1), 2, 7 (часть 1), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1) и 37 (часть 1), в той мере, в какой она — по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой в системе действующего правового регулирования, — используется в качестве обоснования прекращения трудового договора с воспитателями дошкольных образовательных организаций, принятыми на работу до вступления в силу Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», успешно осуществляющими профессиональную педагогическую деятельность и признанными аттестационной комиссией соответствующими занимаемой должности.

2. Прекратить производство по настоящему делу в части, касающейся проверки конституционности части 2 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

3. Правоприменительные решения, принятые по делу гражданки Серегиной Ирины Васильевны, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд
Российской Федерации

По Закону об образовании заниматься педагогической деятельностью вправе граждане со средним профессиональным или высшим образованием. Конституционный Суд проверил эту норму по жалобе гражданки с неполным высшим образованием, которая с 1990 г. работала воспитателем детсада и успешно проходила аттестацию. В 2017 г. ее уволили из-за несоответствия образовательному цензу.

Итог дела — норма неконституционна, поскольку позволяет увольнять воспитателей, которые приняты на работу до ее вступления в силу, успешно выполняли свои обязанности и проходили аттестацию.

Оспариваемая норма должна, по общему правилу, применяться при приеме на работу. При ее введении в действие не предполагалось, что будет оцениваться наличие профобразования у граждан, которые уже работают и успешно выполняют свои обязанности. Само по себе отсутствие у них соответствующего образования не может служить причиной их увольнения.

Конституционный суд решит, можно ли уволить работника без диплома

Ирина Серегина с 2006 года работала воспитателем в одном из детских садов города Камышин, что в Волгоградской области. За эти годы она прошла несколько аттестаций, повышала свою квалификацию, ее награждали грамотами и дипломами, а руководство учреждения выписывало ей благодарности. Все изменилось летом 2017 года, когда воспитателя уволили со ссылкой на закон об образовании, который устанавливает требование к педагогам: наличие высшего или среднего профессионального образования. У Серегиной же было только неполное высшее образование – то есть диплома у нее не было и она не отвечала формальным требованиям закона.

Оспорить увольнение женщине не удалось. Суды не приняли во внимание доводы о том, что после вступления в силу в 2013 году закона об образовании, она продолжала работать, а работодатель не предъявлял к ней никаких претензий, хотя при приеме на работу знал о наличии у нее лишь незаконченного высшего педагогического образования. Женщина обратилась в Конституционный суд. Она уверена: норма, которая позволила уволить ее с работы, противоречит положениям основного закона, поскольку позволяет увольнять лиц, не имеющих необходимого образования, без учета предыдущей педагогической работы и обстоятельств, характеризующих их личность. По мнению заявительницы, законодатель оставил без внимания ее права как педагогического работника на сохранение официально признанного статуса воспитателя 1-й категории.

Право детей на образование

Марина Беспалова, новый полпред Госдумы в Конституционном суде, напомнила: государственная политика направлена на обеспечение качества образования. Она объяснила существование образовательного ценза для педагогов тем, что воспитатели несут ответственность за развитие детей. А потому воспитатель должен обладать необходимой компетенцией для работы с подрастающим поколением.

«Мы всегда отдельно пытаемся определить, а были ли нарушены права заявителя, даже несмотря на конституционность положений закона. В данном конкретном случае нам кажется, что права нарушены не были: все-таки законодатель в 2013 году не принял принципиально новых требований, эти требования уже содержались в законе», – заявил Андрей Клишас из Совфеда. По его словам, образовательный ценз для педагогических работников был установлен более сорока лет назад законом РСФСР.

«Требование о наличии образования было сформулировано еще в законе РСФСР 1974 года. И никаких изъятий на уровне федерального закона с тех пор не было», – подтвердил Михаил Кротов, представитель президента. Лишь один подзаконный акт допускал наем на работу воспитателя без высшего образования в порядке исключения, и это исключение, по мнению Кротова, напрямую противоречило законодательству. «Но жизнь многообразна, и у нас действительно не во всех детских садах у педагогов было высшее образование», – сказал он.

Вообще-то, в отношении педработников действует еще одно обязательное условие – обязанность по повышению собственной квалификации. Что мешало заявительнице с 1992 года получить диплом хотя бы о среднем профессиональном образовании? Заявительницу приняли на работу в порядке исключения. Так сколько может длиться это исключение? На дворе уже 2019 год.

Сложное дело из простых элементов

Это очень сложное дело, состоящее из очень простых элементов, взял слово полпред правительства Михаил Барщевский. По его мнению, неправильно говорить о том, что поправки 2013 года имели обратную силу, «иначе мы не могли бы принять ни одного закона» – ведь закон так или иначе изменяет правовое регулирование.

Он напомнил, что Конституционный суд неоднократно отмечал: при новом правовом регулировании нужен переходный период, чтобы люди привыкли к новым законам. «А был ли у заявительницы переходный период? Кто-то из коллег считает, что переходный период был с 1971, 1974, 2013 года. Какая разница? У нее был достаточный переходный период, у меня это сомнений не вызывает», – заявил Барщевский. Похожее мнение высказал и Кротов: «В какой-то момент «переходный период» должен был закончиться. Это был достаточный период для того, чтобы педагоги осознали, что учить детей должны люди с образованием – иначе происходит нарушение прав детей».

Кто из вас сядет в машину в долгую поездку, заведомо зная, что у водителя никогда не было прав? У него, конечно, большой опыт: он управлял трактором в селе, может, даже ездил на машине. Никто? А почему мы должны доверять детей людям, которые не имеют высшего педагогического образования?

Обращаясь к своей специальности: я бы не хотел, чтобы моя судьба зависела от прокурора без образования, зато имеющего большой опыт работы. Даже если он пришел в прокуратуру 40 лет назад на основании комсомольского призыва – этот факт меня не успокоит, я больше доверяю юридическому диплому.

В конце своего выступления представитель кабмина рассказал о личном опыте общения с педагогами: «Моим младшим детям 13 лет. У них были разные няни. Были те, которые не имел педагогического образования – они работали 2–3 месяца и не справлялись, никакой пользы для детей не было. А те, которые имели образование, работали по несколько лет: они знали, как общаться с детьми и что им рассказывать». По его словам, такая работа требует высшего образования, а не просто любви к детям.

По словам Татьяны Васильевой, которая представляет в КС позицию Генпрокуратуры, «в каждом деле есть большие нюансы, а в этом деле есть большущие нюансы». И для его объективного рассмотрения необходимо учитывать две вещи: было ли нарушено конституционное право Серегиной на труд и были ли нарушены права детей, воспитателем которых она была. Она считает, что допуск заявительницы к образовательной деятельности не нарушил права детей, поскольку ее компетенция подтверждалась при аттестации.

«Несоответствие требованиям образовательного ценза не должно быть безусловным основанием к увольнению – должны учитываться и другие факторы», – заявила она и добавила, что правовые позиции, которые выскажет Конституционный суд по этому делу, будут иметь значительное влияние на судьбу не только Серегиной, но и большого количества педагогов, воспитателей и нянь. «Оспариваемая норма, безусловно, соответствует Конституции, но представляется, что проблематика жалобы должна быть разрешена с учетом баланса права педагогических работников на труд и детей – на образование», – заключила Мария Мельникова из Минюста.

Выслушав позиции сторон, председатель КС Валерий Зорькин завершил заседание. Решение по этому делу суд примет в закрытом режиме, обычно это происходит в течение месяца после рассмотрения.

Вторник, 20.11.2019, 08:10:44

Умеющим ладить с детьми, но не имеющим педагогического образования, разрешили работать воспитателями. Такое решение принял Конституционный суд России. Чиновники и эксперты неоднозначно оценивают практику применения действующего законодательства и перспективу деятельности педагогов-самоучек.

Действующий с 2013 года федеральный закон «Об образовании» предусматривает обязательное наличие у педагогов среднего профессионального или высшего образования, а также соответствие иным установленным квалификационными справочниками или профессиональными стандартами требованиям. В настоящее время воспитатель в дошкольных образовательных учреждениях (детских садах) должен иметь диплом по специальности «Образование и педагогические науки» либо пройти специальную переподготовку.

Читайте так же:  Футболистам Александру Кокорину и Павлу Мамаеву грозит реальный срок. Товарищ адвокат пусть говорят

Воспитание по стандарту

Схожие квалификационные требования были закреплены в нормативных актах как минимум 1977 года. Более того, еще в 1953 году Министерство просвещения РСФСР указало на необходимость повышения образовательного уровня всеми воспитателями и заведующими детскими садами, причем имеющим опыт свыше 15 лет разрешили заниматься самообразованием и посещать периодически созываемые курсы. Но после «перестройки» эти требования перестали быть обязательными.

Принятый в конце 2012 года федеральный закон установил жесткие квалификационные требования к воспитателям. Кроме того, действующий с 1 января 2017 года профессиональный стандарт «Педагог» также исключает занятие такой деятельностью не имеющими специального образования воспитателями.

Вместе с тем чиновники образовательного ведомства сочли возможным не применять новые требования к уже работающим педагогам. Министерство образования и науки РФ указало, что отсутствие профильного образования само по себе не может являться основанием для признания педагогического работника не соответствующим занимаемой должности при его аттестации, если работодатель представил «положительную мотивированную всестороннюю и объективную оценку профессиональных, деловых качеств и результатов профессиональной деятельности» сотрудника. Спустя год чиновники совместно с Общероссийским Профсоюзом образования подтвердили, что для трудоустроенных до вступления в силу федерального закона воспитателей или учителей отсутствие среднего профессионального образования или высшего образования не может служить основанием для увольнения.

Несмотря на такие разъяснения, в большинстве регионов руководители детских садов и школ начали «чистку кадров» – стали увольнять не имеющих надлежащего диплома педагогов. Трудовой кодекс РФ предусматривает право работодателя расторгнуть договор с сотрудником, не соответствующим занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации. Кроме того, не имеющие соответствующий образовательный ценз не могут допускаться к педагогической деятельности.

Попытки лишившихся работы учителей и воспитателей восстановиться чаще всего терпели фиаско – служители Фемиды указывали на императивную норму федерального закона, не допускающую любые исключения. Так, из-за ненадлежащего диплома была уволена заместитель директора по воспитательной работе средней общеобразовательной школы № 457 Выборгского района Санкт-Петербурга Татьяна Петрова, отказавшаяся перейти на должность гардеробщицы или уборщицы. В свое время она больше пяти лет отучилась по специальности «психология» в Ленинградском государственном университете им. А.С. Пушкина, но не смогла защитить дипломную работу. «В материалах дела отсутствуют доказательства соответствия квалификации Петровой Т.Г. замещаемой ею должности», – заключил Санкт-Петербургский городской суд, отклоняя требования уволенного сотрудника о восстановлении на работе. Такое же решение было принято в отношении москвички Валентины Файковой, работавшей в детском саду при «Школе самоопределения» (№ 734) – суд не признал доказательством соответствия квалификационным требованиям справку Российского государственного гуманитарного университета о неполном высшем образовании.

Работавшая в детском саду поселка Славянка Приморского края Ольга Анчугова представила диплом о прохождении профильных курсов переподготовки по специальности «Коррекционная педагогика». Отклоняя иск уволенной сотрудницы, суд указал, что такой документ не свидетельствует о получении истицей необходимой для замещения должности «воспитатель» подготовки. Более того, необходимость наличия профессионального образования для всех педагогов, по мнению суда, была закреплена в принятом еще в 1974 году законе РСФСР «О народном образовании».

Подтверждая законность увольнения воспитательницы детского сада № 12 Приморского района Санкт-Петербурга Хряпиной, служители Фемиды отвергли выданный Железнодорожным профессиональным лицеем диплом о присвоении квалификации «электромонтер станционного оборудования телефонной связи», а также факт обучения педагога на технологическом факультете Рязанского государственного агротехнологического университета. «Для занятия должности воспитателя работник должен иметь образование по направлению «Образование и педагогика», – отмечается в решении суда.

А вот рассматривая иск воспитательницы детского сада «Дюймовочка» в городе Минеральные Воды Манукян, Ставропольский краевой суд пришел к выводу, что не имеющие установленного уровня профессиональной подготовки педагоги могут быть приняты на соответствующие должности лишь в исключительных случаях и по рекомендации аттестационной комиссии. Но в данном случае такого решения аттестационной комиссией не принималось.

30 лет без права на работу

Лишилась работы и Ирина Серегина, три десятилетия занимавшаяся воспитанием детей. За это время она успешно прошла многочисленные аттестации, получала благодарности от руководства, награждалась грамотами и дипломами, не раз повышала квалификацию. В 1992 году она прервала обучение в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете. В 2012 году ей присвоили первую квалификационную категорию.

В августе 2017 года руководство детского сада № 22 города Камышин предложило формально имевшей только неполное высшее образование воспитательнице должность уборщицы, от которой опытный педагог отказалась. Признавая увольнение законным, служители Фемиды отклонили доводы истицы о недопустимости применения принятого в 2013 году федерального закона к ранее заключенным трудовым договорам, равно как и все заслуги работницы: «Приказы и удостоверения об аттестации не могут заменить документ о среднем профессиональном педагогическом образовании. Наличие у истца благодарностей и наград за добросовестный труд и творческий подход в области воспитания детей безусловным основанием для признания Серегиной И.В. соответствующей занимаемой должности служить не могут», – заключил суд. К такому же выводу пришла и апелляционная коллегия.

В поданной в Конституционный суд России жалобе Ирина Серегина оспаривала саму норму федерального закона, на практике позволившую лишить ее официально признанного статуса воспитателя первой категории. По мнению заявительницы, закон не учитывает осуществление трудовой деятельности до вступления его в силу, «компетентность работника и достаточный практический опыт педагогической деятельности, выполнение им качественно и в полном объеме обязанностей по занимаемой должности».

Представители государственных органов не усмотрели в установлении образовательного ценза для воспитателей нарушения гарантированного Конституцией России права «свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию». По мнению председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрея Клишаса, права Ирины Серегиной не были нарушены, так как уже на момент ее трудоустройства воспитатели должны были иметь профессиональное образование. Такие требования, по словам сенатора, закреплялись в законе РСФСР «О народном образовании».

Этого мнения придерживается и представитель Госдумы Марина Беспалова. Правда, все перечисленные ею правовые акты имели отсылочный характер и не устанавливали обязательность наличия конкретного образования. Впервые о необходимости наличия диплома о среднем профессиональном или высшем образовании упоминается в Типовом положении о дошкольном образовательном учреждении, введенном Министерством образования и науки РФ в 2012 году. Кроме того, парламентарий признала, что вплоть до 2013 года работодателям разрешалось по рекомендации аттестационной комиссии назначать на соответствующие должности не имеющих необходимого образования сотрудников. «Действующее законодательство позволяет таким педагогам продолжить деятельность, что исключает признание спорной нормы неконституционной», – заключила Марина Беспалова.

По словам представителя Президента России Михаила Кротова, закон никогда не допускал никаких исключений ни для ведомств, ни для профсоюзов. Но либеральная норма была введена, так как профессиональных педагогов не хватает. Однако с каждым годом уровень высшего образования в России растет и количество выпускников соответствующих профессий давно превышает ситуацию 1974 года, когда, по его словам, впервые закон предусмотрел образовательный ценз. «Нет никакого ужесточения. Переходный период длится с 1974 года, за это время педагоги должны понять, что без образования работать с детьми нельзя. Иначе мы снижаем гарантии для детей», – убежден Михаил Кротов. Кроме того, для Ирины Серегиной нужно прекратить делать исключения, так как пройдя в 1992 году обучение в вузе, она давно могла получить как минимум среднее профессиональное образование. По мнению советника министра юстиции России Марии Мельниковой, заявительницу следовало уволить еще в 2013 году.

В свою очередь, представитель Генерального прокурора России Татьяна Васильева считает допуск Ирины Серегиной к работе воспитателем законным. Ведь компетентность педагога была подтверждена аттестационной комиссией, что исключает нарушение прав детей. Введение нового закона и профессионального стандарта не является безусловным основанием для увольнения недипломированных воспитателей. «При решении этого вопроса должны учитываться иные существенные обстоятельства – деловые качества, предшествующий педагогический стаж, наличие поощрений за труд и результаты аттестации», – полагает Татьяна Васильева.

Исключительное исключение

Конституционный суд России пришел к выводу, что подзаконные нормативные акты Министерства образования и науки РФ не исключают возможности назначения не имеющих среднего профессионального или высшего образования на должности педагогических работников. Воспитатели дошкольной образовательной организации подлежат периодической аттестации, в процессе которой всесторонне оценивается их трудовая деятельность. «При положительной оценке нет оснований полагать, что отсутствие у него требуемого уровня профессионального образования создает препятствия для добросовестного исполнения им трудовых обязанностей и, следовательно, нарушает интересы детей и их законных представителей», – отмечается в постановлении суда.

Служители Фемиды заключили, что воспитатели детских садов, принятые на работу до 2013 года, успешно осуществляющие профессиональную педагогическую деятельность и прошедшие необходимые аттестации, не могут быть уволены в связи с отсутствием необходимого образования. Не препятствуют такой работе и введенные профессиональные стандарты.

Разъясняя принятое постановление, судья-докладчик Александр Кокотов пояснил, что оно адресовано исключительно воспитателям дошкольных образовательных организаций: «Конституционный суд России исходил из того, что применительно к детским садам воспитателям для профессиональной состоятельности не менее, чем наличие того или иного уровня образования, имеет значение опыт работы с детьми», – отметил судья.

Вынесенные по делу Ирины Серегиной решения подлежат пересмотру. На применение выводов высшей инстанции могут рассчитывать оказавшиеся в схожей ситуации педагоги, не уволенные или оспаривающие свое увольнение в суде. Тогда как ранее вынесенные решения по иным педагогам пересмотру не подлежат.

По последним данным Федеральной службы государственной статистики, в 48,6 тысячи дошкольных образовательных организаций трудится 652 тысячи педагогических работников и обучается 6,3 млн детей.

Михаил Авдеенко, заместитель председателя Общероссийского профсоюза образования

Рассматривая жалобу Ирины Серегиной, Конституционный суд России учел правовую позицию нашего Профсоюза. Большинство не имеющих специального образования педагогов увольнялось примерно два года назад, когда проходили проверки Рособрнадзора. Сейчас эта волна спала.

Чаще всего такие воспитатели поступили на работу примерно в 80-х годах прошлого века. Тогда требовалось срочно набирать педагогов, поэтому создали так называемые «педклассы» – к преподавательской деятельности учащиеся допускались после двух лет обучения. Сейчас они опытные сотрудники с 30-летним стажем. С другой стороны, за эти годы им, конечно, следовало получить нормальный диплом. Это вопрос и к самим сотрудникам, и к руководителям учреждений, в которых они работали.

На наш взгляд, в деятельности воспитателей опыт имеет более важное значение, чем формальное наличие «корочки». Можно иметь даже красный диплом, но детей научить не сможешь. Хотя и предметные знания, конечно, никто не отменял. В России вопрос допуска молодого специалиста к самостоятельной педагогической деятельности решается руководителем образовательного учреждения. Некоторым для наработки опыта достаточно года, иным – и пяти лет не хватит. Все очень индивидуально.

Михаил Барщевский, полномочный представитель Правительства РФ в Конституционном суде России

Конституционный суд России уже неоднократно высказывался, что при новом правовом регулировании необходимо дать переходный период, люди должны адаптироваться к новым условиям, принять разумные и достаточные меры. У заявительницы были десятилетия, чтобы получить диплом.

Мы живем в век непрофессионализма, и когда-то надо кончать этот бардак. Нельзя поощрять непрофессионализм и его множить. Тем более, когда речь идет о наших детях. Кто-то хочет, чтобы ими занимались люди без специальной подготовки. А кто-нибудь проверил, этот опыт положительный или отрицательный? Кто сядет в автомобиль к водителю, который никогда не сдавал на права? Даже если у него большой опыт – на селе трактор водил, лошадью с телегой управлял. Почему же мы должны доверять своих детей людям, которые не имеют педагогического образования?

Александр Горшков, первый проректор Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования

Конституционный суд России принял гуманное решение, но закон надо соблюдать – педагог должен иметь соответствующее образование. У кого нет диплома – пусть срочно идет в том числе в нашу академию и проходит профессиональную переподготовку по дошкольному или общему образованию. Ничего непреодолимого тут нет. Опытным воспитателям тоже следует получить диплом, это у нас самое востребованное направление. Занятия проходят в течение года в вечернее время (252 академических часа) и стоят около 20 тысяч рублей.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы первыми получать самые интересные новости пенсионной системы в России, статьи по вопросам законодательства и права, информацию о благотворительных и социальных программах, обзор культурных, спортивных, зарубежных и других новостей.

admin