ВС РФ разъяснил, как применять исковую давность по требованиям о взыскании неустойки за просрочку поставки товара. Гражданский кодекс рф 2019 статья 330

ВС РФ разъяснил, как применять исковую давность по требованиям о взыскании неустойки за просрочку поставки товара

В ситуации, когда основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности, к заявленному требованию о взыскании неустойки не может быть применено правило ст. 207 ГК РФ, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по основному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям. Требование о взыскании неустойки в этом случае подлежит удовлетворению в части, которая входит в трехлетний период, предшествующий дате предъявления соответствующего иска.

Реквизиты судебного акта

АО «Русатом Оверсиз»

ОАО Холдинговая компания «Электрозавод»

В октябре 2012 г. ОАО Холдинговая компания «Электрозавод» (далее — поставщик, ответчик) и АО «Русатом Оверсиз» (далее — покупатель, истец) заключили договор поставки, по условиям которого Холдинговая компания «Электрозавод» взяла на себя обязательства по поставке обществу «Русатом Оверсиз» оборудования для Нововоронежской АЭС-2 в соответствии с согласованной технической документацией и спецификацией, а покупатель обязался принять и оплатить оборудование.

Спецификацией установлены следующие сроки поставки оборудования:

31.05.2013 — два трансформатора, указанные в позициях 1, 3 спецификации;

30.04.2014 — два трансформатора, указанные в позициях 2, 4 спецификации.

Поставщик свои обязательства выполнил с нарушением установленных сроков. Фактически оборудование поставлено по 1-й и 3-й позициям спецификации 14.10.2014, а по 2-й и 4-й — 10.12.2015.

В связи с нарушением сроков поставки покупатель направил в адрес поставщика претензию от 27.04.2017 о ненадлежащем исполнении договора и начислении неустойки.

Поскольку претензия осталась без ответа, покупатель 29.06.2017 обратился в суд с иском к поставщику о взыскании договорной неустойки. Истцом представлен расчет, согласно которому сумма неустойки за нарушение сроков поставки оборудования с учетом ограничения, установленного в договоре, в соответствии с которым общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования, составила 44 млн руб.

Суды трех инстанций признали иск не подлежащим удовлетворению. Они исходили из того, что покупатель обратился с иском за пределами исковой давности.

В обоснование своего вывода суды ссылались на положения ст. 207 ГК РФ. Учитывая установленные договором сроки поставки оборудования 31.05.2013 и 30.04.2014, принимая во внимание дату обращения покупателя с иском в суд (29.06.2017), они пришли к выводу, что в связи с истечением срока исковой давности по основному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительному требованию о взыскании неустойки.

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение, исходя из следующего.

Определение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательства по поставке товара осуществляется по общим правилам, установленным ГК РФ. Согласно п. 1 и 2 ст. 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Согласно условиям договора в случае нарушения предусмотренного договором срока поставки оборудования поставщик за каждый день просрочки уплачивает покупателю неустойку в размере 0,25% от цены не поставленного в срок оборудования. Общий размер неустойки за все время просрочки не должен превышать 30% от цены оборудования. Таким образом, каждый день за период с момента нарушения обязательства до момента исполнения обязательства на стороне поставщика возникало обязательство по уплате неустойки.

Пунктом 25 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее — Постановление № 43) предусмотрено, что срок исковой давности по требованию о взыскании неустойки (ст. 330 ГК РФ) или процентов, подлежащих уплате по правилам ст. 395 ГК РФ, исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу, определяемому применительно к каждому дню просрочки. Поскольку основное обязательство было исполнено с просрочкой, но в пределах срока исковой давности, к заявленному требованию о взыскании неустойки не может быть применено правило ст. 207 ГК РФ, устанавливающее, что с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям. А потому требование о взыскании неустойки подлежало удовлетворению в части, которая входит в трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска о взыскании неустойки.

Кроме того, ВС РФ отметил, что в соответствии с ч. 5 ст. 4 АПК РФ гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Иные споры, возникающие из гражданских правоотношений, передаются на разрешение арбитражного суда после соблюдения досудебного порядка урегулирования спора только в том случае, если такой порядок установлен федеральным законом или договором. Как подчеркнул ВС РФ, нижестоящим судам при разрешении спора следовало учесть, что в силу указанных положений до предъявления к ответчику иска о взыскании неустойки истец 27.04.2017 в соответствии с условиями договора направил ему претензию, которая осталась без ответа.

По смыслу п. 3 ст. 202 ГК РФ соблюдение сторонами предусмотренного законом претензионного порядка в срок исковой давности не засчитывается, фактически продлевая его на этот период времени. Как следует из разъяснений, изложенных в п. 16 Постановления № 43, согласно п. 3 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом, в том числе к обязательному претензионному порядку. В этих случаях течение исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения этой процедуры, а при отсутствии такого срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Как резюмировал ВС РФ, суду первой инстанции в силу п. 3 ст. 202 ГК РФ и ч. 5 ст. 4 АПК РФ надлежало исследовать юридически значимые обстоятельства, касающиеся вопросов соблюдения истцом претензионного порядка с целью установления срока, подлежащего исключению из срока исковой давности.

Судебная неустойка: как складывается практика ее взыскания арбитражными судами?

Астрент представляет собой меру имущественного воздействия на должника в целях понуждения его к исполнению судебных актов. Данный инструмент предполагает установление в отношении должника обязанности по выплате пени, при этом размер пени может увеличиваться пропорционально периоду просрочки исполнения должником соответствующего судебного акта. Подходы судов ко взысканию судебной неустойки и примеры из судебной практики рассмотрим в материале.

Астрент активно применяется во многих странах, в частности во Франции, Италии и др. В российском праве конструкция, представляющая собой аналог судебной неустойки (астрента), получила легальное закрепление сравнительно недавно: в 2015 г. в Гражданском кодексе появилась ст. 308.3, которая как раз и внедрила новый механизм защиты прав кредитора в обязательстве.

В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1).

Разъяснения о порядке применения положений ст. 308.1 ГК РФ дал Пленум Верховного суда РФ в п. 22—36 постановления от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление № 7).

Цель судебной неустойки — стимулирование должника к исполнению обязательства, возникшего из судебного акта. При этом правила ст. 308.3 ГК РФ не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств: суд может назначить судебную неустойку только для случаев, когда должник не исполняет обязательство в натуре и гражданско-правовые обязанности (например, о передаче имущества, заключении договора, снесении самовольной постройки и т.п.).

Применение судебной неустойки возможно в делах о банкротстве. Например, в случае если бывший руководитель организации не передает документы компании арбитражному управляющему. Так, в Определении от 11.07.2017 № 307-ЭС16-21419 по делу № А56-42909/2014 Верховный суд, отменяя нижестоящие судебные акты, в которых суды отказали в удовлетворении заявления управляющего о начислении судебной неустойки, указал, что судам следовало определить суммы, которые обязан уплатить должник в пользу конкурсной массы на случай, если не исполнит судебное определение об обязании передать документы. Это побудило бы бывшего руководителя должника своевременно исполнить соответствующую обязанность в натуре.

Читайте так же:  Детские пособия в Челябинске и Челябинской области. Пособие за 3 ребенка в 2019 году в челябинске

Судебная неустойка присуждается только по заявлению истца (кредитора), поданного как в процессе рассмотрения дела до вынесения судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем, после вступления решения в силу при его неисполнении.

Следует отметить, что присуждение астрента является обязанностью суда, что прямо следует из п. 31 Постановления № 7, в котором ВС РФ указал, что суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Единственным условием для освобождения от уплаты судебной неустойки является доказанная объективная невозможность исполнения судебного акта (например, гибель вещи, которую ответчик был обязан передать истцу).

Стоит добавить, что размер судебной неустойки не привязан к возможному имущественному ущербу кредитора, назначается независимо от суммы убытков, понесенных кредитором, следовательно, данные обстоятельства вообще не исследуются судом.

Также следует обратить внимание на то, что уплата судебной неустойки не влечет прекращения основного обязательства (не освобождает должника от исполнения его в натуре), а также не освобождает должника от применения мер ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение, что прямо следует из п. 2 ст. 308.3 ГК РФ.

Основной проблемой, связанной с использованием судебной неустойки, является определение ее размера. Статья 308.3 ГК РФ, устанавливая порядок определения размера, использует оценочные категории: неустойка определяется судом на основании принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. Пленум ВАС РФ рекомендовал судам учитывать такие факторы, как степень затруднительности исполнения судебного акта, наличие у должника возможности исполнить судебный акт в добровольном порядке, имущественное положение должника и иные заслуживающие внимания обстоятельства (постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта»).

Таким образом, размер судебной неустойки определяется на основании судебного усмотрения. Суды по-разному разрешают вопрос о размере судебной неустойки, нередко учитывая пожелания истца — кредитора в неденежном обязательстве.

Основным правилом, которым руководствуются суды при определении размера астрента, является то, что размер судебной неустойки должен быть рассчитан таким образом, чтобы исполнение судебного акта оставалось для ответчика более выгодным, чем его неисполнение.

При определении размера присуждаемой судебной неустойки заявители и суды используют различные способы расчета, например, исходя из размера месячной арендной платы (1/30 размера платы, двойной ставки), стоимости работ по демонтажу объекта, прибыли от предпринимательской деятельности, которую осуществляют в здании, из цены приобретаемого имущества и т.д.

В таблице представлены примеры того, в каких размерах арбитражные суды присуждали судебную неустойку за неисполнение различных судебных актов.

Как видно из анализа судебной практики, порядок определения конечного размера судебной неустойки может быть различным: в твердой сумме, путем периодического начисления, в процентном соотношении, по прогрессивной шкале и т.д. Как отмечалось выше, основное правило, которому следуют арбитражные суды при определении размера судебной неустойки: размер астрента должен делать дальнейшее неисполнение судебного акта экономически невыгодным.

На наш взгляд, при формулировании требования о присуждении судебной неустойки истцу следует просить суд взыскать неустойку, состоящую как из фиксированной суммы (за неисполнение, имевшее место в период до установления неустойки), так и периодических платежей, размер которых возрастает по прогрессивной шкале, на будущие периоды неисполнения. Подобная мера позволит взыскать с ответчика компенсацию в фиксированной сумме за прошлые периоды неисполнения и вынудит ответчика исполнить решение из-за риска дальнейшего прогрессивного увеличения неустойки.

В то же время стоит помнить, что размер астрента в большей степени зависит от судебного усмотрения. Суды вообще могут не принять во внимание расчет судебной неустойки, представленный заявителем. Вместе с тем имеются дела, в которых суды полностью соглашались с расчетом, представленным истцом. В связи с этим считаем, что заявителям необходимо тщательно обосновывать требуемые к присуждению суммы, чтобы убедить суд в том, что именно данная сумма сможет побудить ответчика к исполнению и будет достойной компенсацией за неисполнение судебного акта.

Уголовный кодекс РФ Статья 330. Самоуправство

Вернуться назад на Уголовный кодекс РФ

Статья 330 УК РФ:

1. Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к статье 330 УК РФ:

1. Непосредственным объектом преступления является установленный нормативными актами порядок реализации гражданами своих прав либо интересов организаций. Дополнительным объектом могут быть собственность, иные права и законные интересы физических или юридических лиц.

2. Объективная сторона состава преступления характеризуется тремя обязательными признаками: 1) общественно опасным деянием в форме активных действий; 2) последствиями совершенных действий и причинной связью между совершенными действиями и наступившими последствиями в виде существенного вреда.
Действия виновного характеризуются следующими обязательными признаками: 1) действия совершаются вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку, самовольно, т.е. по собственной воле виновного; 2) правомерность таких действий должна оспариваться организацией или гражданином (юридическим или физическим лицом).
Виновный в таких случаях игнорирует требования норм права, регулирующих интересы физических или юридических лиц, совершая действия для удовлетворения своих собственных интересов, без учета интересов других лиц. Обязательным признаком преступности таких действий является несогласие с ними, их оспаривание другими лицами, чьи интересы были нарушены.
Обязательным признаком объективной стороны состава преступления является наступление последствий в виде существенного вреда, причиненного физическим или юридическим лицам совершенными действиями. Существенность вреда имеет оценочный характер. Его признаки определяются с учетом конкретных обстоятельств дела. Такой вред может быть имущественным, физическим, организационным и т.п. Между самоуправными действиями виновного и причинением существенного вреда должна быть причинная связь. Состав преступления — материальный.

3. Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

4. Субъективная сторона состава преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого или косвенного умысла.

5. Часть 2 ст. 330 УК предусматривает в качестве квалифицирующего признака самоуправства способ совершения преступления, выражающийся в применении насилия или угрозы его применения.

Применение насилия означает совершение действий, связанных с физическим воздействием на потерпевшего: побои, истязания, причинение физической боли, связывание, ограничение свободы, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Умышленное причинение при самоуправстве тяжкого вреда здоровью или смерти требует квалификации этого преступления по совокупности со ст. 111 или ст. 105 УК.
Угроза применения насилия означает высказывание намерений виновного применить любое по характеру физическое насилие, включая угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Такая угроза должна быть реальной и действительной.
Самоуправство следует отграничивать от иных составов преступлений, чаще всего от хищения или вымогательства. При самоуправстве, в отличие от хищения или вымогательства, виновный не преследует цели завладения чужим имуществом, а изымает или требует передачи имущества, принадлежащего ему самому или в отношении которого у него имеются определенные права.

Кроме этого, следует разграничивать уголовно-правовое понятие самоуправства и гражданско-правовое понятие самозащиты гражданских прав. Согласно ст. 14 ГК РФ при самозащите гражданских прав способы должны быть соразмерны нарушению и не должны выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. При самозащите гражданских прав не должны наступать последствия в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций. Например, самозащиту гражданских прав образует удержание кредитором находящегося у него имущества недобросовестного должника в обеспечение выполнения им обязательств (залог). Самовольное изъятие имущества должника кредитором в счет возмещения долга образует самоуправство.

Административная ответственность
Уголовная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение
Преступление

«Подводные камни» кассового метода при УСН для исполнителя договора

Автор: Гришина О. П., редактор журнала

Неустойка за ненадлежащее исполнение договора одной из сторон по своей природе является способом обеспечения исполнения обязательств, она может быть оспорена как по основанию возникновения, так и по размеру, а при наличии спора – уменьшена судом исходя из ст. 333 ГК РФ. В данной статье мы проанализируем особенности отражения в налоговом учете неустойки исполнителем по договору, применяющим УСНО.

Правила взимания неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств по договору.

Исполнение обязательств по договору может обеспечиваться в том числе взиманием неустойки (ч. 1 ст. 329 ГК РФ). По сути, это способ упрощенной компенсации потерь заказчика по договору (кредитора), связанных с нарушением исполнителем (должником) принятых им на себя обязательств.

Понятие «неустойка» раскрыто в ч. 1 ст. 330 ГК РФ как определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения[1]. Иными словами, неустойка – не только способ обеспечения исполнения обязательств, но и мера имущественной ответственности (штрафная санкция) за их неисполнение или ненадлежащее исполнение (см. Определение КС РФ от 23.06.2016 № 1365-О).

Частью 2 ст. 330 ГК РФ установлено, что если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, то кредитор не вправе требовать уплаты неустойки. Получается, что в иных случаях должник обязан уплатить неустойку даже при отсутствии у кредитора прямых убытков, обусловленных действиями должника.

В силу ст. 15 ГК РФ неустойка при усн может быть уплачена (возмещена) добровольно либо взыскана в судебном порядке.

Договорная неустойка устанавливается по соглашению сторон, при этом стороны вправе самостоятельно определить ее размер, порядок исчисления и взимания. Неустойка при усн может быть назначена за нарушение практически любого условия договора, но, как правило, такая выплата предусматривается за просрочку выполнения принятых сторонами обязательств. Обычно заказчик заинтересован прежде всего в установлении неустойки за просрочку выполнения работ.

Соответственно, подписывая договор, в котором содержится условие о неустойке, стороны априори выражают свое согласие на ее уплату в случае нарушения ими достигнутых договоренностей.

Чаще всего условие о взимании неустойки формулируется отдельным пунктом в основном договоре. Также положения об ее уплате могут быть оформлены в виде дополнительного соглашения, являющегося неотъемлемой частью основного договора[2].

Формально Гражданский кодекс позволяет сторонам установить в договоре любой согласованный размер неустойки.

Однако если должник докажет, что подлежащая уплате неустойка при усн явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, то суд на основании ст. 333 ГК РФ вправе уменьшить размер неустойки в несколько раз (см., например, постановления АС МО от 15.02.2017 № Ф05-20160/2016 по делу № А40-41264/2016[3], АС СЗО от 02.06.2015 № Ф07-2041/2015 по делу № А56-27771/2014). Соответственно, если должник докажет, что в неисполнении обязательства его вины нет, то взыскать с него неустойку не получится (см. Постановление АС ДВО от 21.12.2016 № Ф03-6095/2016 по делу № А16-369/2016[4]).

Суд вправе уменьшить неустойку на основании ст. 333 ГК РФ только при наличии заявления должника об этом (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81[5]) и при предъявлении им доказательств несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства (см. Определение ВС РФ от 07.06.2016 № 78-КГ16-15). Кредитору, напротив, необходимо представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

Если должник перечислит сумму неустойки в добровольном порядке, то в дальнейшем он лишится права требовать уменьшения явно несоразмерной ее величины (см. Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 ??7Ф от 24.03.2016 №??7 7).

Существенный момент: заявление должника о явном несоответствии размера неустойки последствиям нарушения обязательства по договору может быть сделано лишь при рассмотрении дела по правилам первой инстанции. Суд апелляционной инстанции не вправе снизить неустойку при рассмотрении апелляционной жалобы должника, если он не сделал заявление о снижении размера неустойки в суде первой инстанции. А суд кассационной инстанции не вправе отменить или изменить решения судов первой и апелляционной инстанций, касающиеся снижения размера неустойки, с направлением дела на новое рассмотрение соответствующим судом, а также изменить размер взысканной неустойки (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 81).

При этом арбитры в судебном акте должны отразить мотивы, по которым было признано допустимым уменьшение неустойки.

В соответствии с п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 № 17 критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть:

чрезмерно высокий процент неустойки;

значительное превышение суммой неустойки сумм возможных убытков, вызванных нарушением обязательств;

длительность неисполнения обязательств; и др.

Перечень доводов должника, которые не могут быть признаны судом в качестве оснований для снижения неустойки, приведен в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 81, в частности в нем названы:

тяжелое финансовое положение;

неисполнение обязательств контрагентами;

наличие задолженности перед другими кредиторами;

наложение ареста на денежные средства или иное имущество ответчика;

непоступление денежных средств из бюджета;

добровольное погашение долга полностью или в части на день рассмотрения спора;

выполнение ответчиком социально значимых функций;

наличие у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, процентов по договору займа).

В завершение добавим, что уплата (возмещение) неустойки по договору может быть осуществлена двумя способами (см. схему). Каждый из них имеет свои особенности в части налогового учета для должника, применяющего УСНО.

Расходы в виде сумм неустойки, уплачиваемые «упрощенцем».

Ситуация, когда исполнитель по договору, применяющий УСНО, уплачивает неустойку в связи с нарушением им договорных обязательств, была рассмотрена в Письме Минфина России от 07.04.2016 № 03-11-06/19835. Сделанный в нем вывод ничего хорошего для «упрощенцев» не несет: обозначенные затраты они не вправе учесть в составе расходов при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСНО (см. также Письмо Минфина России от 09.12.2013 № 03-11-06/2/53634).

И формально финансисты правы. Действительно, перечень расходов, учитываемых при определении объекта обложения налогом, уплачиваемым в связи с применением УСНО, приведенный в п. 1 ст. 346.16 НК РФ, является закрытым. И в нем не поименованы расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате им на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, в том числе неустоек.

ООО, применяющее УСНО, в соответствии с условиями договора подряда 12 февраля 2019 года выплатило заказчику неустойку в размере 120 тыс. руб. за невыполнение в срок работ, поименованных в договоре.

Расходы в размере 120 тыс. руб. ООО не вправе учесть в налоговой базе. Основание – подобные расходы не поименованы в п. 1 ст. 346.16 НК РФ.

Доходы в виде сумм неустойки, удерживаемой при оплате.

Как упоминалось выше, стороны договора вправе предусмотреть в договоре в качестве способа обеспечения исполнения обязательства право кредитора удержать неустойку из цены работ по договору (осуществить зачет). Скажем несколько слов о правовом аспекте подобного способа удержания.

Законность подобного способа была подтверждена еще в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 № 1394/12 по делу № А53-26030/2010. В качестве обоснования высшие арбитры привели следующие доводы.

В силу ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора. Они могут определять его условия по своему усмотрению, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В связи с этим стороны договора вправе по обоюдному согласию избрать в качестве способа прекращения обязательства заказчика по оплате выполненных проектных работ в случае просрочки их выполнения удержание неустойки при окончательных расчетах по договору. В таком случае требования исполнителя подрядных работ об уплате возникшей в результате удержания задолженности за выполненные работы с начисленными процентами не подлежат удовлетворению.

Анализ недавней судебной практики показывает, что позиция судов по данному вопросу не изменилась.

К примеру, в Постановлении АС ВВО от 12.12.2019 № Ф01-5861/2019 по делу № А43-10131/2019 арбитры указали, что в силу п. 2 ст. 154, ст. 410 ГК РФ зачет как способ прекращения обязательства является односторонней сделкой, для совершения которой необходимы определенные условия: требования должны быть встречными, однородными, с наступившими сроками исполнения.

Из материалов дела следует, что в договоре, заключенном между сторонами, предусмотрено право заказчика на удержание суммы санкций, начисленных подрядчику за нарушение сроков выполнения работ, при осуществлении окончательных расчетов. Таким образом, стороны в двухсторонней сделке согласовали основание прекращения обязательства заказчика по оплате выполненных работ, которое не противоречит требованиям гражданского законодательства.

Суд принял во внимание уведомление о зачете неустойки на основании соответствующего пункта договора и отказал подрядчику во взыскании денежных средств с заказчика (см. также постановления АС МО от 07.11.2019 № Ф05-18352/2019 по делу № А41-14560/2019, АС СКО от 20.04.2019 № Ф08-2648/2019 по делу № А32-13819/2017, АС СЗО от 27.03.2017 по делу № А56-23058/2016).

Как ясно из Определения ВС РФ от 01.06.2015 № 307-ЭС15-2021 по делу № А56-74169/2013, в таких случаях подрядчик вправе просить суд о применении к списанной неустойке положений ст. 333 ГК РФ (об уменьшении суммы удержанной неустойки ввиду ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств). В частности, подрядчик может предъявить требование о возврате излишне уплаченной суммы на основании ст. 1102 ГК РФ (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ № 81).

В соответствии с ч. 1 ст. 407 ГК РФ обязательства прекращаются полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. В силу ч. 2 ст. 154, ст. 410 ГК РФ для зачета необходимы определенные условия (названные выше). Причем для зачета достаточно заявления одной стороны.

Если доказательства направления заявления должнику отсутствуют, то оснований для удержания заказчиком взыскиваемой суммы неустойки нет (см. Постановление АС УО от 14.05.2019 № Ф09-1765/18 по делу № А60-38572/2017).

Итак, действующее законодательство предусматривает право заказчика на удержание суммы неустойки, начисленной подрядчику за нарушение сроков выполнения работ при проведении окончательных расчетов. Подобное удержание является основанием прекращения обязательства заказчика по оплате выполненных работ. Данное действие не является зачетом однородных требований, тем не менее, оно не противоречит ГК РФ (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2241/12 по делу № А33-7136/2011).

В случае удержания суммы неустойки при окончательном расчете с исполнителем, применяющим УСНО, последний должен отразить в налоговой базе доход, полученный от реализации работ, в полной сумме, без уменьшения на сумму неустойки, удержанную в момент оплаты работ. На это указано в Письме Минфина России от 04.12.2019 № 03-11-11/87325. В нем чиновники напомнили, что кассовый метод при усн признания доходов, определяемых в порядке, установленном в п. 1 и 2 ст. 248 НК РФ, имеет ряд подводных камней. В частности, согласно п. 1 ст. 346.17 НК РФ такой метод предполагает не фактическое получение средств на расчетные счета «упрощенца» (или в кассу), а всего лишь определяет момент, когда в целях налогообложения компания или предприниматель признает доход. При этом получение реального дохода в некоторых случаях вообще не имеет значения для целей признания дохода в рамках УСНО.

Как известно, в соответствии с п. 1 ст. 346.17 НК РФ датой получения доходов в целях исчисления «упрощенного» налога признается день поступления денежных средств на счета в банках или в кассу, получения иного имущества, работ, услуг, имущественных прав, а также погашения задолженности налогоплательщику иным способом.

Этот способ для анализируемой ситуации (когда удержание неустойки производится при оплате работ по договору) имеет ключевое значение. Как упоминалось выше, неустойкой в силу ч. 1 ст. 330 ГК РФ признается определенная законом или условиями договора денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (например, в случае просрочки исполнения обязательства).

А поскольку такой зачет (исходя из правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 № 1394/12) является основанием прекращения обязательства по договору, то исполнитель, применяющий УСНО, должен учесть в налоговой базе в качестве дохода от реализации работ оплату в полной сумме, без уменьшения на сумму неустойки. Соответственно, данный доход учитывается на дату поступления средств от заказчика (п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

Иначе говоря, «упрощенец» в силу кассового метода обязан признать в составе налогооблагаемых доходов в том числе суммы, которые не получены им в действительности.

Сумма неустойки за просрочку выполнения работ согласно условиям договора подряда составила 100 000 руб. При окончательном расчете с исполнителем работ, применяющим УСНО, заказчик удержал эту сумму и выплатил ему 20 февраля 2019 года лишь 421 000 руб.

Исполнитель, руководствуясь п. 1 ст. 346.17 НК РФ, Письмом Минфина России № 03-11-11/87325, в состав налогооблагаемых доходов, учитываемых при расчете «упрощенного» налога, по состоянию на 20 февраля 2019 года включит 521 000 руб. (421 000 + 100 000).

Отражение неустойки в бухгалтерском учете.

Согласно п. 76 Положения по ведению бухгалтерского учета[6] суммы неустоек, которые признаны должником или по которым получены решения суда об их взыскании, относятся на финансовые результаты и до их получения или уплаты отражаются в бухгалтерском балансе получателя и плательщика соответственно как дебиторская или кредиторская задолженность. Для их отражения согласно Плану счетов используется счет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», субсчет 2 «Расчеты по претензиям». Записи по нему делаются в корреспонденции со счетом 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 2 «Прочие расходы».

Соответственно, суммы предъявленных претензий, не признанные исполнителем или не присужденные ему, в бухгалтерском учете не отражаются.

У должника суммы неустойки за нарушение договорных обязательств (признанные им) являются прочими расходами (п. 11 и 14.2 ПБУ 10/99 «Расходы организации»), а у кредитора – прочими доходами (п. 7 и 10.2 ПБУ 9/99 «Доходы организации»). В учете у обеих сторон обозначенные суммы отражаются в периоде их признания или взыскания на основании решения суда (п. 18 ПБУ 10/99, п. 16 ПБУ 9/99).

[1] По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

[2] Целесообразнее прописывать условие о неустойке (о ее размере и порядке взимания) именно в основном договоре, поскольку это в дальнейшем намного упростит процедуру предъявления требований потерпевшей стороной.

[3] Определением ВС РФ от 02.06.2017 № 305-ЭС17-5665 оставлено в силе.

[4] Определением ВС РФ от 27.04.2017 № 303-ЭС17-3512 оставлено в силе.

[5] «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса РФ».

[6] Утверждено Приказом Минфина России от 29.07.1998 № 34н.

Гражданский кодекс рф 2019 статья 330

  • Главная
  • ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  • Защита прав потребителей
  • О правах потребителей, связанных с расторжением договора о реализации туристского продукта в Шри-Ланку
  • В связи с террористическими актами, произошедшими в Демократической Социалистической Республике Шри-Ланка (далее – Шри-Ланка), подтвержденными информацией МИД России от 22 апреля 2019 г. (http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3623287) Управление Роспотребнадзора по г.Москве разъясняет права потребителям, купившим путевки в Шри-Ланку.

    Каждый турист в соответствии с положениями статьи 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 года № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 132-ФЗ) при подготовке к путешествию, т.е. до наступления даты начала соответствующего тура, предусмотренного договором с турагентом (туроператором), в также во время его совершения, т.е. в период непосредственного нахождения в стране временного пребывания в соответствии с договором с турагентом (туроператором), имеет право на обеспечение своих потребительских прав.

    Правовые основы обеспечения безопасности туристов в странах временного пребывания закреплены статьей 14 Закона № 132-ФЗ. Согласно положениям указанной статьи, в случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни (таким свидетельством является официальное сообщение Ростуризма на его сайте — https://www.russiatourism.ru/news/16257, турист (экскурсант) вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристского продукта или его изменения. В этом случае при расторжении договора о реализации туристского продукта до начала путешествия «туристу и (или) иному заказчику возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия — ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг».

    Во взаимосвязи с соответствующими положениями статьи 10 Закона № 132-ФЗ вышеназванная информация уполномоченного органа о наличии в стране временного пребывания угрозы жизни туристов фактически является свидетельством очевидного ухудшения условий путешествия, указанных в договоре, что позволяет требовать изменения или расторжения договора о реализации туристского продукта в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при его заключении (см. статью 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ). Более того, согласно общим правилам изменения и расторжения договора, сформулированным в пункте 2 статьи 452 ГК РФ, «требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок».

    Это означает, что является правомерным предъявление со стороны потребителя в досудебном (претензионном) порядке до начала путешествия (т.е. до наступления даты, определенной договором, для совершения поездки в Шри-Ланку) требования о расторжении договора о реализации туристского продукта и возврате денежной суммы, равной общей цене туристского продукта, абсолютно правомерно, также как и досудебное требование потребителя, заявленное после начала путешествия, о возврате денежной суммы в размере, пропорциональном стоимости не оказанных туристу услуг, обусловленное его законным волеизъявлением прекратить пребывание в Шри-Ланке по причине информации об угрозе его жизни, доведенной в установленном порядке уполномоченным органом.

    Установленное Законом № 132-ФЗ специальное право туриста (экскурсанта) на расторжение договора никак не может быть обременено какими – либо штрафными санкциями со стороны туроператоров (турагентов), поскольку реализация потребителем своего законного права не является проявлением какой — либо недобросовестности в рамках обязательств по договору о реализации туристского продукта, в то время как согласно определению, приведенному в пункте 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации «неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения».

    Таким образом, с учетом вышеизложенного:

    1) туроператор (турагент) не имеет законных оснований препятствовать потребителям в их праве на досудебное предъявление требований, связанных с расторжением (изменением) договора о реализации туристского продукта по причинам, названным в статьях 10, 14 Закона № 132-ФЗ, в том числе в виде встречного требования (в любой форме) уплатить разного рода штрафы;

    2) при расторжении до начала путешествия по требованию потребителя договора о реализации туристского продукта по причинам, названным в статьях 10, 14 Закона № 132-ФЗ, туроператоры (турагенты) не вправе удерживать фактически понесенные ими расходами, ссылаясь на статью 32 Закона № 2300-1 и/или условия договора на этот счет, поскольку обстоятельства, свидетельствующие о возникновении в стране (месте) временного пребывания туристов (экскурсантов) угрозы безопасности их жизни, являются самостоятельным (отдельным) основанием для расторжения договора, которое не ставится ни в какую зависимость от расходов, понесенных туроператором.

    Обращаем внимание потребителей, что по фактам нарушения прав потребителей при возврате путевок в Шри-Ланку Вы можете обратиться в адрес Управления Роспотребнадзора по г. Москве, в том числе по телефону «Горячей линии»: 8(495)-785-37-41, лично в Общественную приемную Управления Роспотребнадзора по г. Москве (Графский пер., д. 4, стр.2-4) для получения безвозмездных консультаций и оказания практической помощи в составлении претензий в адрес турагентов (туроператоров) и исковых заявлений в суд.

    admin