ЗНАЧЕНИЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ И УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ НАКАЗАНИЯ Текст научной статьи по специальности — Государство и право. Удо для простых

Содержание:

ЗНАЧЕНИЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ И УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ НАКАЗАНИЯ Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Эрхитуева Татьяна Ильинична, Щербаков Григорий Викторович, Мяханова Александра Николаевна, Дондокова Максара Юрьевна

Институты условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания способны достигать целей наказания . Например, добровольное возмещение осужденным ущерба, причиненного потерпевшему, свидетельствует о восстановлении социальной справедливости . Назначение условного осуждения законодатель связывает напрямую с целью исправления осужденного . Так, в ч. 1 ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации говорится о том, что суд назначает условное осуждение , если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания . Таким образом, возможность достижения цели исправления является главным условием применения условного осуждения .Путем назначения условного осуждения возможно достижение цели наказания в отношении случайных преступников, а также устранение тех вредных последствий, которые могут наступить при реальном исполнении наказания в виде лишения свободы. Назначение осужденным условного осуждения не связано с отрывом от привычной для них среды, потерей работы.Применение условно-досрочного освобождения законодатель также связывает именно с исправлением осужденного . Сущностью наказания является только карательная составляющая, поскольку в отношении осужденных , получивших одинаковое наказание , не может осуществляться одинаковое исправительное воздействие. Это противоречит смыслу исправления как индивидуализированного процесса. Исправительное воздействие не входит в содержание наказания и не может им достигаться. Решение о применении условно-досрочного освобождения должно быть взвешенным и обоснованным, поскольку имеет место досрочный выход лица из пенитенциарного учреждения. Решение суда должно основываться на фактах, которые могут спрогнозировать дальнейшее правопослушное поведение досрочно освобожденного лица.Формулировка в ч. 1 ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации о том, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания , является не совсем корректной, поскольку не определены критерии исправления. У правоприменителя возникают проблемы при трактовании понятия исправления. В связи с этим предлагается заменить термин «исправление» на термин «предвидение правопослушного поведения», как это сделано в уголовных кодексах Швейцарии и Австрии. Указанные изменения должны способствовать совершенствованию данного института, поскольку суды будут ориентированы при применении условно-досрочного освобождения на прогноз правопослушного поведения осужденного после его освобождения от дальнейшего отбывания наказания .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Эрхитуева Татьяна Ильинична, Щербаков Григорий Викторович, Мяханова Александра Николаевна, Дондокова Максара Юрьевна,

THE IMPORTANCE OF PROBATION AND PAROLE IN ACHIEVING THE OBJECTIVES OF PUNISHMENT

Institutes of parole and probation can achieve the goals of punishment . For example, when a convict has voluntarily compensated the damage caused to the victim, it proves the restoration of social justice. The legislator relates probation directly to the purpose of correction of a condemned person. So, in part 1 of article 73 of the Criminal code of the Russian Federation the legislator stipulates that the court shall appoint probation if it comes to conclusion about possibility of correction of a condemned without real sentence serving. So, the possibility to achieve the goal of correction is the important condition of probation .By imposing parole , it is possible to achieve the goal of punishing of occasional offender, as well as eliminating of harmful consequences that may occur during the real execution of the punishment in the form of deprivation of liberty. Imposition of parole for convicts doesn’t mean their release from their usual environment and loss of work.The legislator associates the parole with reformation of the condemned . Institutes of parole and probation can achieve the goals of punishment . For example, when a convict has voluntarily compensated the damage caused to the victim, it proves the restoration of social justice. The legislator relates probation directly to the purpose of correction of a condemned person. So, in part 1 of article 73 of the Criminal code of the Russian Federation the legislator stipulates that the court shall appoint probation if it comes to conclusion about possibility of correction of a condemned without real sentence serving. So, the possibility to achieve the goal of correction is the important condition of probation .By imposing parole , it is possible to achieve the goal of punishing of occasional offender, as well as eliminating of harmful consequences that may occur during the real execution of the punishment in the form of deprivation of liberty. Imposition of parole for convicts doesn’t mean their release from their usual environment and loss of work.The legislator associates the parole with reformation of the condemned . The essence of punishment is to penalize, as the condemned persons who sentenced to the same penalty cannot be reformed to the same extent. This contradicts the meaning of correction as an indiv >punishment and cannot be achieved by penalty. The decision to apply parole must be balanced and reasonable, as earlier release of a convict from the penal institution takes place. The court’s decision must be based on facts that can predict the further law-ab >parole the courts will be focused on prediction of the law-abiding behavior of the convicted person after his release from further sentence serving. function show_eabstract() < $('#eabstract1').hide(); $('#eabstract2').show(); $('#eabstract_expand').hide(); >ЎПоказать полностью

Текст научной работы на тему «ЗНАЧЕНИЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ И УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ НАКАЗАНИЯ»

ТАТЬЯНА ИЛЬИНИЧНА ЭРХИТУЕВА,

кандидат юридических наук, доцент, заместитель декана юридического факультета, Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Российская Федерация, e-mail: [email protected]; ГРИГОРИЙ ВИКТОРОВИЧ ЩЕРБАКОВ, кандидат психологических наук, доцент, заместитель начальника академии по научной работе, Академия ФСИН России, г. Рязань, Российская Федерация, e-mail: [email protected]; АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВНА МЯХАНОВА, доцент кафедры уголовного права и криминологии, Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Российская Федерация,

e-mail: [email protected]; МАКСАРА ЮРЬЕВНА ДОНДОКОВА, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры филологии стран Дальнего Востока, Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Российская Федерация, e-mail: [email protected]

ЗНАЧЕНИЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ И УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛЕЙ НАКАЗАНИЯ

Эрхитуева, Т. И. Значение условного осуждения и условно-досрочного освобождения для достижения целей наказания / Т. И. Эрхитуева и др. // Человек: преступление и наказание. — 2019. — Т. 26(1-4), № 1. — С. 57-63.

Аннотация. Институты условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания способны достигать целей наказания. Например, добровольное возмещение осужденным ущерба, причиненного потерпевшему, свидетельствует о восстановлении социальной справедливости. Назначение условного осуждения законодатель связывает напрямую с целью исправления осужденного. Так, в ч. 1 ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации говорится о том, что суд назначает условное осуждение, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. Таким образом, возможность достижения цели исправления является главным условием применения условного осуждения.

Путем назначения условного осуждения возможно достижение цели наказания в отношении случайных преступников, а также устранение тех вредных по-

© Эрхитуева Т. И., Щербаков Г В., Мяханова А. Н., Дондокова М. Ю., 2019

следствий, которые могут наступить при реальном исполнении наказания в виде лишения свободы. Назначение осужденным условного осуждения не связано с отрывом от привычной для них среды, потерей работы.

Применение условно-досрочного освобождения законодатель также связывает именно с исправлением осужденного. Сущностью наказания является только карательная составляющая, поскольку в отношении осужденных, получивших одинаковое наказание, не может осуществляться одинаковое исправительное воздействие. Это противоречит смыслу исправления как индивидуализированного процесса. Исправительное воздействие не входит в содержание наказания и не может им достигаться. Решение о применении условно-досрочного освобождения должно быть взвешенным и обоснованным, поскольку имеет место досрочный выход лица из пенитенциарного учреждения. Решение суда должно основываться на фактах, которые могут спрогнозировать дальнейшее правопослушное поведение досрочно освобожденного лица.

Формулировка в ч. 1 ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации о том, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, является не совсем корректной, поскольку не определены критерии исправления. У правоприменителя возникают проблемы при трактовании понятия исправления. В связи с этим предлагается заменить термин «исправление» на термин «предвидение правопослушного поведения», как это сделано в уголовных кодексах Швейцарии и Австрии. Указанные изменения должны способствовать совершенствованию данного института, поскольку суды будут ориентированы при применении условно-досрочного освобождения на прогноз правопослушного поведения осужденного после его освобождения от дальнейшего отбывания наказания.

Ключевые слова: наказание, меры уголовно-правового характера, условное осуждение, освобождение от уголовной ответственности, условно-досрочное освобождение, осужденный, предупреждение преступлений, исправление осужденных, восстановление социальной справедливости, профилактика преступности.

В доктрине уголовного права цели наказания рассматриваются как конечный резуль -тат, который стремится достичь государство, приговаривая виновного за совершение преступления к той или иной мере наказания и применяя эту меру [1; 2, 288; 3, с. 9].

Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) в качестве целей наказания опре -деляет восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43).

В условном осуждении социальная справедливость реализуется, поскольку оно применяется в тех случаях, когда суд, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания.

Социальная справедливость должна не только включать в себя справедливое наказание виновного, но и отражать интересы потерпевшего, вызывать у него чувство справедливости, порождать сознание неотвратимости наказания в обществе. Потерпевший будет считать, что социальная справедливость была восстановлена в случае назначения осужденному наказания в соответствии с законом, с учетом тяжести соде-

янного и его последствий для потерпевшего [4, с. 56]. Нельзя говорить о восстановлении социальной справедливости для потерпевшего без возмещения в полном объеме материального ущерба, причиненного преступлением, и морального вреда. Как справедливо отмечает М. Н. Становский, если эти вопросы останутся нерешенными, цель восстановления социальной справедливости не будет достигнута, как минимум, с позиции потерпевшего [5, с. 20].

В практике встречаются случаи, когда осужденный добровольно возместил ущерб, причиненный потерпевшему. Такое положение свидетельствует о восстановлении социальной справедливости. Добровольное возмещение ущерба потерпевшему суды рассматривают в качестве одного из оснований для назначения условного осуждения, данное обстоятельство свидетельствует не только о восстановлении социальной справедливости, но и о желании виновного загладить причиненный преступлением вред.

Отдельного рассмотрения требует и институт условно-досрочного освобождения, изучаемый в юридической литературе [6, с. 14-17; 7].

Согласно ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным установленных в законе сроков наказания (ч. 3 ст. 79 УК РФ).

Представляется, что восстановление социальной справедливости при условно-досрочном освобождении будет иметь место, когда осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб потерпевшему либо иным образом загладил вред в соответствии с требованиями ч. 1, 4.1 ст. 79 УК РФ.

Условное осуждение и условно-досрочное освобождение должно вызывать сознание справедливости и неотвратимости у общества. Освобождение от дальнейшего отбывания наказания не должно восприниматься обществом как корректировка приговора в меньшую сторону, иначе у общества может сложиться впечатление о безнаказанности.

Читайте так же:  О чем работник должен сообщать бухгалтеру. Заявление смена паспорта в отдел кадров

Цель исправления осужденного находит прямое закрепление в ч. 1 ст. 73 УК РФ, где говорится о том, что суд назначает условное осуждение, если придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания. Таким образом, возможность достижения цели исправления осужденного является главным условием применения условного осуждения.

УК РФ определяет ряд обстоятельств, которые направлены на достижение цели исправления осужденного. Так, ч. 1 ст. 74 УК РФ предусматривает возможность отмены условного осуждения до истечения его срока и снятия с осужденного судимости, если условно осужденный своим поведением доказал свое исправление, возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. Исправительное воздействие также оказывает ст. 74 УК РФ, где предусматриваются отмена условного осуждения или его продление. В ч. 5 ст. 73 УК РФ указано, что на осужденного могут быть возложены определенные обязанности: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, трудиться (трудоустроиться)

либо продолжить обучение в общеобразовательной организации. Кроме того, суд может возложить на условно осужденного исполнение других обязанностей, способствующих его исправлению. Цель исправления будет считаться достигнутой, если осужденный в течение испытательного срока не совершит нового преступления.

В УК РФ понятие исправления осужденного не дается, однако Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (УИК РФ) в ст. 9 определяет, что исправление осужденных — это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения. По мнению авторов комментария к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации, в указанной статье речь идет не только о юридическом исправлении осужденного, когда он не совершает нового преступления, но и о более глубоком явлении его нравственного исправления, когда осужденный осознает ценности человеческого общежития и соблюдает их не из-за боязни наказания [8, с. 17].

Исправление осужденного как цель наказания в уголовном праве ограничивается только юридическим исправлением, то есть недопущением криминального рецидива, поскольку моральное совершенствование личности в ст. 43 УК РФ не провозглашается целью наказания [9, с. 93].

Применение условно-досрочного освобождения законодатель тоже связывает именно с исправлением осужденного. При этом принимаемое судебное решение должно быть взвешенным и обоснованным, так как досрочный выход из пенитенциарного учреждения лица, процесс ресоциализации которого еще не завершен, может повлечь за собой совершение им нового преступления.

Следует согласиться с Я. И. Гилинским, что в последнее время отмечаются две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, рост репрессивного сознания как реакция на «страх перед преступностью», с другой стороны, понимание «кризиса наказания» и как следствие — предпочтение мер, альтернативных лишению свободы, гуманизация условий отбывания наказания в пенитенциарных учреждениях [10, с. 486].

Исправление — это комплекс психолого-педагогического воздействия, которое должно быть независимо от совершенного преступления и быть строго индивидуализированным, поставленным в зависимость от свойств конкретной личности. Предметом воздей -ствия при исправлении являются те или иные дефекты личности. В давней дискуссии о дуумвирате сущности наказания (кара и воспитательное воздействие) мы отдаем предпочтение точке зрения, согласно которой сущностью наказания является исключительно карательная составляющая [11, с. 246-247; 12, с. 12]. В противном случае можно прийти к выводу о том, что лица, получившие одинаковое наказание, требуют для своего исправления одинакового воздействия, что противоречит смыслу исправления как индивидуализированного процесса. Таким образом, исправительное воздействие не входит в содержание наказания и не может им достигаться.

Профессор И. С. Ной, не соглашаясь с мнением И. И. Карпеца о том, что в исправительных учреждениях продолжают содержаться лица, уже исправившиеся и перевоспитавшиеся, но не отбывшие положенный срок, писал: «Указанных лиц продолжают содержать в местах заключения отнюдь не по соображениям возмездия. Их не освобождают исключительно в связи со стремлением обеспечить общую превенцию» [13, с. 75]. Суд отказывает в ходатайстве об условно-досрочном освобождении, потому что усиливает в отношении некоторых осужденных кару, считая отбытый срок недоста -точным для достижения целей наказания.

Следует согласиться с мнением С. В. Щербакова, что «в качестве основных, продуцирующих рецидивное преступление факторов выступают особенности личности, ранее совершавшей преступления, а также обстоятельства внешнего по отношению к ней порядка, которые, с одной стороны, обусловливают сохранение и развитие негативных свойств этой личности, а с другой — препятствуют эффективной постпенитенциарной адаптации и реинтеграции осужденных» [14, с. 7].

Полагаем, что следует вообще исключить понятие «исправление» из ст. 79 УК РФ. Объективно при направлении лица для отбывания наказания в исправительные колонии государство и общество добиваются частично только двух заявленных в ст. 43 УК РФ целей наказания: восстановления социальной справедливости по отношению к потерпевшему и обществу и предупреждения совершения новых преступлений. Однако частично, поскольку, во-первых, после совершения некоторых преступлений ничто не может быть расценено как восстановление социальной справедливости, и, во-вторых, в колонии лицо также может совершить новое преступление.

Условное осуждение выполняет также цель предупреждения преступлений, поскольку имеет большое значение для предотвращения совершения преступлений другими лицами. Несмотря на то что законодатель не подразделяет цель предупреждения на общую и специальную превенцию, она, несомненно, содержится в законе.

Цель общего предупреждения будет достигнута не вследствие жестокости наказания, а вследствие неотвратимости, неизбежности назначения наказания или меры уголовно-правового характера лицу, совершившему преступление.

Цель частного (специального) предупреждения направлена на предотвращение преступной деятельности осужденного, по сути, она сливается с юридическим исправлением осужденного, поэтому некоторые авторы относят эту цель к цели исправления осужденного. К цели же предупреждения преступлений они относят только общую превенцию [15, с. 17].

Наиболее простым способом реализации частной превенции является лишение или ограничение возможности осужденного совершить новое преступление. Указанное ограничение состоит из таких факторов, как:

— создание условий, фактически препятствующих совершению преступления;

— осуществление режимных и оперативных мероприятий, затрудняющих сокрытие преступлений и облегчающих разоблачение преступников.

Такое деление является относительным, в любом ограничении можно найти и те и другие свойства, однако в одних мерах более выражены первые свойства, в других -вторые [16, с. 189].

Ограничивающее воздействие условного осуждения выражается в том, что в нем находят свое закрепление как условия, препятствующие осуществлению осужденным новых преступлений, так и мероприятия, затрудняющие сокрытие преступлений и облегчающие разоблачение преступников.

В течение испытательного срока к поведению осужденного предъявляются определенные требования, в случае невыполнения которых для него могут наступить негативные последствия в виде более жесткого наказания. Цель частного предупреждения достигается с помощью не только угрозы применения наказания в виде лишения свободы, исправительных работ, ограничения по военной службе или содержания в дисциплинарной воинской части, но и стимулирования законопослушного поведения со стороны осужденного.

Примером стимулирования правопослушного поведения осужденного является возможность отмены условного осуждения судом, если до его истечения условно осужден-

ный своим поведением доказал свое исправление (ч. 1 ст. 74 УК РФ), а также возможность отмены судом полностью или частично либо дополнение ранее установленных для осужденного обязанностей по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного (ч. 7 ст. 73 УК РФ).

Если осужденный является не закоренелым, а случайным преступником, страх испол -нения в отношении его определенного судом наказания может оказать более эмоциональное воздействие и способствовать его исправлению, чем реальное исполнение наказания.

Рецидивы преступлений в большинстве случаев совершаются лицами, в прошлом отбывавшими наказание в виде лишения свободы. Еще в конце XIX в. Н. С. Тимашев характеризовал тюрьму как «фабрику преступников» [17, с. 320]. Социальная адаптация лиц, отбывших наказание, связанное с лишением свободы, существенно затрудняется как отрицательным отношением к ним окружающих, так и их собственными ощущениями — страхом и стыдом, которые мешают им чувствовать себя уверенными в ранее привычной для них среде.

Условное осуждение является мерой уголовно-правового воздействия, способной достигать цели наказания в отношении случайных преступников. Вследствие применения этого вида наказания устраняются те вредные последствия, которые могут наступить при реальном исполнении наказания, особенно в виде лишения свободы. Назначение осужденным условного наказания не связано с отрывом от привычной для них среды, потерей работы, они не чувствуют себя отверженными обществом, что может способствовать быстрому возврату их к честной жизни.

Таким образом, при условном осуждении и условно-досрочном освобождении могут быть достигнуты цели наказания. Вместе с тем формулировка в ч. 1 ст. 79 УК РФ о том, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, является неконкретной, поскольку четко не определяются критерии исправления, у правоприменителя возникают проблемы при трактовании понятия исправления. По-разному складывается судебная практика по применению условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В связи с этим предлагается заменить термин «исправление» на «предвидение правопослушного поведения», как это сделано в уголовных кодексах Швейцарии и Австрии.

На наш взгляд, указанные изменения должны способствовать совершенствованию данного института, поскольку суды будут ориентированы при применении условно-досрочного освобождения на прогноз правопослушного поведения осужденного после его освобождения от дальнейшего отбывания наказания.

1. Беляев Н. А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Л., 1986. 176 с.

2. Карпец И. И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 1973. 287 с.

3. Чучаев А. А. Цели наказания в советском уголовном праве. М., 1989. 22 с.

4. Веливе С. А. Принципы назначения наказания. СПб., 2005. 386 с.

5. Становский М. Н. Назначение наказания. СПб., 1999. 480 с.

6. Кашуба Ю. А., Скиба А. П. Институт условно-досрочного освобождения: новый взгляд // Человек: преступление и наказание. 2011. № 1. С. 14-17.

7. Бабаян С. Л. Некоторые вопросы применения межотраслевого поощрительного института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания // Человек: преступление и наказание. 2012. № 3. С. 35-39.

8. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / под ред. А. И. Зубкова. М., 2001. 256 с.

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. 3-е изд., изм. и доп. М., 2002. 804 с.

10. Гилинский Я. И. Глобализация преступности и социального контроля // Научные основы уголовного права и процессы глобализации : материалы V Российского конгресса уголовного права. М., 2010. С. 482-486.

11. Наташев А. Е. Неприемлемость «прогрессивной системы» отбытия лишения свободы // Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства. Саратов, 1961. С. 246-247.

12. Стручков Н. А. Правовое регулирование исполнения наказания (основные проблемы советского исправительно-трудового права) : автореф. дис. . д-ра юрид. наук. М., 1963. 36 с.

13. Ной И. С. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве. Саратов, 1973. 192 с.

14. Щербаков С. В. Рецидивная преступность: криминологическая характеристика и проблемы предупреждения : автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2009. 26 с.

15. Комарицкий С. И. Наказания, не связанные с лишением свободы, и административный надзор: социальное назначение и правовые средства реализации // Применение наказаний, не связанных с лишением свободы : сб. науч. тр. М., 1989. С. 3-19.

16. Мицкевич А. Ф. Уголовное наказание. СПб., 2005. 329 с.

17. Тимашев Н. С. Условное осуждение. СПб., 1914. 347 с.

Карауловой после УДО предложили читать лекции о своем вредном опыте

«Таким образом на свободе она может быть гораздо более полезна, чем за решеткой»

16.04.2019 в 17:15, просмотров: 27824

«Варя — свободна», — на странице в соцсети, созданной Павлом Карауловым для защиты дочери, в самом верху теперь красуется эта надпись. Всполохами огня по красному фону. Комментариев и лайков не так уж и много.

Администрация исправительной колонии номер 1 УФСИН России по Вологодской области выступила категорически против УДО бывшей московской студентки и примерной отличницы, осужденной за попытку вступить в ряды запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство». Поэтому решение Вологодского городского суд о досрочном освобождении 21-летней Варвары Карауловой было довольно неожиданным.

Читайте так же:  Как стать инструктором по вождению? 2 способа работы, выгоды и подводные камни. Стаж для обучающего вождению

«Мы сейчас ждем десять дней на обжалование данного решения. Все может быть. Но пока окончательного результата нет, Варя будет по-прежнему находиться в колонии», — прокомментировал «МК» Сергей Бадамшин, адвокат девушки.

История Варвары Карауловой, которая бежала, да не добежала до Сирии, в свое время всколыхнула всю страну — может быть, потому что она такая была первая. В 2015-м году золотая медалистка школы и первокурсница философского факультета МГУ, познакомившись в социальной сети с неким «Владом» Айратом Саматовым, обратилась в ислам, попросила взять себя по переписке в жены и помочь переправиться в Турцию, а уже оттуда — пересечь границу с Сирией, чтобы в качестве законной мусульманской жены участвовать в военных действиях на стороне боевиков.

Искали сбежавшую Варвару родители, журналисты, спецслужбы. Всем миром девушку удалось вернуть обратно. Сначала она проходила по этому делу как свидетельница, но позднее была приговорена к 4,5 годам лишения свободы в колонии общего режима по статье 208 УК РФ «Участие в незаконном вооруженном формировании».

Доказать, что она ехала в Сирию по любви, а не из-за идейных соображений, Варвара не смогла. Чтобы о ней поскорее забыли, девушка даже сменила свои прежние имя и фамилию на бабушкины, став Александрой Ивановой, но и это не помогло ей уберечься от скандальной славы. Она отбывала срок в Вологодской колонии номер 1. Получала два высших образования, правда уже не в МГУ, откуда ее отчислили, работала на швейном производстве.

«Ее не хотели отпускать по УДО двум несущественным нарушениями — это расстегнутая пуговица и то, что после полной десятичасовой рабочей смены девочка пришла в расположение отряда и позволила себе прилечь на кровати», — подчеркивает адвокат Сергей Бадамшин.

Руководство ФСИН пыталось оспорить эти доводы, заявив, что расстегнутая во время работы куртка нарушает правила техники безопасности, а валяться на кровати нельзя не только в тюрьме, но и в армии, все прекрасно знают: «это однозначно наряда два, а то и три вне очереди».

Тем не менее, защита все же нашла нужные аргументы, чтобы прошение об условно-досрочном освобождении Карауловой-Ивановой (по некоторым сведениям осужденная уже сменила имя обратно) 16 апреля было удовлетворено.

Что ждет Варвару Караулову на свободе и удастся ли ей избавиться от своего прошлого, мы попросили рассказать Хеду САРАТОВУ, чеченскую правозащитницу, члена Совета по правам человека при главе Чечни.

Именно она напрямую работает с россиянками, завербованными ИГИЛ (запрещено в РФ) и потом вернувшимися на родину.

— То, что Варвару лишили свободы, вовсе не означает, что таким образом ее можно было исправить. Я думаю, она наверняка и так сама очень быстро поняла, что ее использовали и обманули. Зря усугубили ее положение еще и этим. Я не сторонницей такого рода наказания. Хотя наказывать нужно, конечно, но, я считаю, не так.

— Варвара — была первая из «невест ИГИЛ». Потом такие истории — «обещал жениться по интернету, вывез в Сирию или Ирак и заставил воевать и рожать солдат» пошли валом. Этот алгоритм вербовки «на любовь» все еще работает?

— Таких женщин и девушек до 3 тысяч. И эти списки постоянно увеличиваются. Там и Северный Кавказ, Чечня, Дагестан, граждане СНГ, другие европейские страны. К нам многие обращаются, чтобы помогли спасти дочерей. Есть государства, которые отказываются помогать таким женщинам и принимать их обратно. Кадыров пошел другим путем.

— Но после возвращения жен боевиков все равно судят?

— Сначала этих женщин тщательно проверяют на предмет связей с террористами. Они находятся под постоянным контролем. Да, их судят, но так как у большинства маленькие дети, есть и такие, кто родился на территории так называемого «исламского государства», то молодые мамы обычно получают отсрочку от отбывания наказания до их 14-летия. А дальше все будет зависеть от поведения.

— Чем же они потом занимаются — я знаю, что их жизнь в истинном «исламском государстве», где нищета, война, постоянное насилие, используют как антирекламу.

— Они встречаются с молодежью по всей стране, со студентами, в том числе престижных московских ВУЗов, рассказывают, что на самом деле исламом в среде террористов и не пахнет, что никакого «халифата» там и в помине нет, нет никакой романтики. Им верят — потому что они сами прошли через весь этот ужас, раскаялись, они говорят правду. Они могут объяснить, почему сами согласились на такую жизнь и как сделать так, чтобы этого не случилось ни с кем другим. Я считаю, что после освобождения Варя Караулова тоже должна заняться этим. Таким образом на свободе она может быть гораздо более полезна, чем за решеткой. Чтобы таких «Варвар Карауловых» больше не было.

Заголовок в газете: К студентам приставят Караулову?
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27954 от 17 апреля 2019 Тэги: Суд, Дети , Война, Ислам Персоны: Рамзан Кадыров Организации: ИГИЛ ФСИН Места: Ирак, Турция, Сирия, Чечня

Тюремная администрация оперативно отменила «благодарности», которые ранее втихаря вынесла Вячеславу Цеповязу, одному из главарей кровавой банды Цапков. Теперь у него меньше шансов на УДО. Таково первое последствие скандала с «пирами» Цеповяза. Случай этого отдельно взятого зэка заставил вспомнить: условно-досрочное – богатая почва для коррупции.

В четверг стало известно, что последний из лидеров банды Цапков Вячеслав Цеповяз, оказывается­­, успел получить в колонии 16 благодарностей от администрации и что теперь большинство из них отменены. Об этом сообщила зампред Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ева Меркачева.

Не произойди этой отмены, и Цеповяз, осужденный на 19 лет лишения свободы, получал бы хорошие шансы выйти из заключения по УДО. Теоретически это могло произойти уже в 2024 году, когда истекут две трети срока, так предусматривает закон. Более того, Цеповяз теоретически смог бы претендовать на освобождение еще раньше, поскольку принятый в июле закон приравнял один день отсидки в СИЗО к полутора дням отсидки в лагере. С 2011 по 2013 год в ожидании приговора убийца как раз и провел в СИЗО.

Тюремщики отменили свои «благодарности» убийце только после того, как в Сети появились фото, датированные 2015 годом. Как уже сообщала газета ВЗГЛЯД, на них Цеповяз сидит в камере в компании с некими людьми за столом, полным деликатесов. Фото попало в Сеть, видимо, благодаря бывшей жене Вячеслава Цеповяза, с которой он рассорился из-за раздела совместного бизнеса. Сам осужденный заявил, что скандальные фото с деликатесами были сфабрикованы.

Осужденный не видит ничего предосудительного в том, что тратил на себя в заключении миллионы. Виновным себя он по-прежнему не считает. «Это получается, не сидящее общество отказывает сидящей половине в праве нормально питаться, питаться деликатесами!» – заявил Цеповяз РБК через своих адвокатов.

Гнев блогосферы в четверг вылился в призывы ужесточить УК и УПК, в том числе в том, что касается условно-досрочного освобождения (УДО). Эта реакция понятна. Еще не забыта жестокость, с которой Цапки массово истребляли людей. Напомним, что 4 ноября 2010 года в кубанской станице Кущевской главарь банды Сергей Цапок и пятеро его подручных напали на дом директора местной агрофирмы Сервера Аметова. Был зверски убит он сам, его семья и семья Мироненко, пришедшая в тот день к нему в гости. Семью Аметова убивали у него на глазах. 8-месячную внучку директора бандиты сожгли живьем. Не пощадили они и 14-летнего соседского мальчика, ставшего случайным свидетелем казни.

Цеповяз в этом преступлении не участвовал. Но на суде было доказано, что он был правой рукой Цапка и одним из главарей банды, следовательно, не мог не знать о готовящейся расправе. В своем последнем слове Цеповяз отрицал, что имеет отношение к банде, и заявил, что считает себя невиновным. По его словам, он лишь общался с Цапком и ничего более.

Никакого раскаяния Цеповяз не проявил и на зоне. Его бывшая жена Наталья Стришняя считает его по-прежнему опасным человеком. В четверг заявила, что боится за свою жизнь из-за скандала.

Реакция ФСИН на скандал со снимками Цеповяза одной отменой благодарностей не ограничилась. Замдиректора ведомства Валерий Максименко сообщил, что проведена служебная проверка. Ее результатом стало то, что Цеповяз теперь содержится в штрафном изоляторе, в «жесточайших условиях».

Как и за что он получил благодарности, ФСИН пока не призналась. Это обстоятельство пока усиливает подозрения. Раз у Цеповяза на свободе остались деньги на крабов, то и на «благодарности» они тоже могли найтись.

Отметим, что российские законодатели ранее уже обсуждали идею лишить права на УДО вообще всех заключенных, осужденных по отдельным «тяжелым» статьям. Так, в 2016 году вносились поправки в УК, предполагавшие запрет на условно-досрочное освобождение для насильников-рецидивистов. К слову, этот законопроект вносила депутат Мария Максакова-Игенбергс. В том же году депутат Николай Макаров внес законопроект о введении запрета на УДО как дополнительного наказания для пожизненно осужденных.

Меркачева считает, что менять законы конкретно из-за банды Цапков не надо, поскольку и сегодня существует множество механизмов, которые не позволят отпускать раньше срока на волю таких персонажей, как Цеповяз.

«Если заключенный подал в суд, требуя себе УДО, то помешать этому могут потерпевшие. Администрация колонии тоже может убедить суд: этот человек не исправился, более того, он провоцирует сотрудников колонии на участие в коррупционных схемах, дает им деньги. Прокурор также может заявить: нет, ни в коем случае такого человека нельзя отпускать по УДО. Если при всем при этом судья все равно отпускает человека по УДО, следует сделать однозначный вывод: судья коррумпирован», – пояснила Меркачева газете ВЗГЛЯД.

Она опасается, что на фоне скандала с делом Цеповяза депутаты могут, что называется, вместе с водой выплеснуть и ребенка, принять необдуманные решения, которые в итоге принесут мало пользы, но много вреда. Меркачева полагает, что формальное ужесточение условий УДО приведет только к увеличению коррупции в системе исполнения наказаний. Те же, кто совершил тяжкие преступления и при этом обладает большими деньгами, все равно окажутся в выигрыше.

Адвокаты тоже призывают пока не трогать Уголовный кодекс, а лучше разбираться конкретно с персоналом колонии, проверяя, были ли допущены нарушения введенного порядка.

Заслуженный юрист России, адвокат Генри Резник напоминает: на судьбу заключенного, который ходатайствует насчет УДО, в значительной мере влияет тюремная администрация. «Администрация при предоставлении характеристики решает, были нарушения или нет, и либо поддерживает ходатайство, либо возражает. Вот в этом случае, в том, что он крабы кушает, я абсолютно не вижу основания, чтобы вносить изменения, да еще и в УК.

В чем нарушение со стороны Цеповяза? В том, что он поел от пуза?»

– риторически спросил Резник. Чтобы общественность не возмущалась подобным рационом заключенного, нужно сделать так, чтобы и общественность начала лучше кушать, считает адвокат.

УДО – это важный способ гуманизировать нашу систему наказания, а значит, и все российское общество, отмечает Меркачева. Досрочно вполне следует отпускать куда больше арестантов, чем отпускают сейчас, уверена она.

Что касается механизма коррупционных схем, то он действительно вокруг УДО давно уже сложился, уверена она. Причем он работает в обе стороны. С одной стороны, на волю досрочно выходят люди, подобные Цеповязу, а с другой – человека, действительно имеющего право на досрочное освобождение, не отпускают, пока он не заплатил.

«Часто жалуются: если не проплатил прокурору, не проплатил за характеристику из колонии и, в конечном итоге, еще и судье не дал, то будешь сидеть весь срок на полную катушку, – сказала зампред ОНК. – У нас огромное количество людей, которые должны выйти по УДО, но им мешают всякие препятствия».

Для того чтобы избежать коррупционных схем, связанных с досрочным освобождением, по ее мнению, должны появиться четкие механизмы, как за границей: если человек выплатил ущерб и потерпевшие не против освобождения, то человек автоматически выходит по УДО. «Автоматически. И мало ли что там скажет судья. Нужно сделать указанием закона, что в таком-то случае УДО происходит автоматически, тогда мы избавимся от многих коррупционных схем», – делает вывод Меркачева.

Читайте так же:  Лидер рынка ОСАГО отчитался о первых продажах после изменения тарифов. Согаз тариф осаго

Кстати, Меркачева также выражала возмущение тем, что Цеповяз в лагере пользовался сотовой связью: в отличие от поедания крабов, этот факт уж точно грубое нарушение режима. На этот упрек ФСИН оперативно откликнулась. Другой замдиректора ведомства Валерий Бояринев в четверг пообещал добиться законодательного запрета на распространение самого сигнала мобильной связи на территории колоний.

Требования простые: консула, псалтырь и теплое белье

Украинский политзаключенный Владимир Балух объявил новую голодовку в колонии

Владимир Балух. Фото: Антон Наумлюк, для «Новой»

  • В марте месяце украинский активист и политический узник Владимир Балух был этапирован из керченской колонии в распоряжение УФСИН по Тверской области. С адвокатом Даниилом Берманом, защищающим интересы Владимира Балуха в ИК-4 Торжка, беседует Виктория Ивлева.

    — Даниил, как получилось, что вы стали адвокатом Балуха, ведь у него есть адвокаты?

    — Ко мне обратился священник отец Григорий Михнов-Вайтенко. Он навещал Балуха недавно в колонии и сильно беспокоится за его жизнь и здоровье.

    — Сложно ли было попасть к украинцу?

    — Нет. В этом смысле у меня нет никаких претензий к администрации колонии, правда, ждать самого посещения пришлось довольно долго: с самого утра и почти до конца дня у начальника колонии на приеме был консул Украины, пытавшийся — уже не в первый раз — посетить Владимира Григорьевича. К сожалению, и эта попытка оказалась безуспешной, консула не допустили, он уехал, сразу после этого я и зашел. Встречался с Балухом два дня подряд, 25 и 26 июня.

    — О чем вы говорили, если это не тайна?

    — В первую очередь, поскольку мне стало известно, что мой подзащитный находится в штрафном изоляторе, я поинтересовался причиной этого. Как выяснилось, первое взыскание к нему было применено сразу же по прибытии с этапом в Тверь еще в середине марта. В Керчи Балуху обещали отправить вместе с ним его верхнюю одежду, но не отправили. И когда по прибытии в Тверь он вышел из столыпинского вагона, караульный кинул моему подзащитному какую-то куртку. Владимир Григорьевич отказался надевать чужую одежду. После чего конвойный небрежно бросил:

    «Что же вы сюда все такие зачарованные приезжаете? Вот сунем тебя головой в унитаз, и будешь как все!»

    За этот отказ взять куртку Балух получил 15 суток ШИЗО. Из них 14 он отбыл в Твери, а в последний день его отправили в Торжок, в ИК-4.

    — И сколько раз он уже был в ШИЗО в ИК-4?

    — Пять. Четыре раза по 15 дней, один раз 12. При этом во всех случаях основания для помещения в ШИЗО, — даже если допустить, что все эти нарушения имели место, — носили малозначительный характер и уж точно не должны были стать причиной для получения такого строгого наказания.

    — Что же такого, по мнению администрации, Балух совершил?

    — Не поздоровался с кем-то из сотрудников, хотя Владимир Григорьевич это отрицает, и, с его слов, дело было так: подбегает сотрудник — ты со мной не поздоровался. «Я же тебя не видел», — отвечает Балух. И здоровается. А тот — уже поздно.

    Таких случаев «нездорованья» было два. Цена — месяц ШИЗО.

    Потом основанием для ШИЗО послужила складка на воротнике куртки, задрался он, что ли — и Балух получил новые 15 суток. Следующий случай: нехорошо себя чувствовал, присел на шконку, даже не лег, — выписали еще пятнадцать.

    Ну и в последний раз: чувствовал себя плохо, головные боли, озноб, судя по всему, давление мучает (он, кстати, несколько раз во время разговора со мной замолкал и просто хватался за голову, сжимал ее, видно было, как человеку плохо и больно), Балух обратился к конвойному с просьбой вызвать врача. На что конвойный сказал, ладно, иди, сейчас решим. Владимир Григорьевич пошел и лег на шконку. И — новые 15 суток. Другие заключенные, совершающие проступки гораздо более тяжелые, получают значительно менее серьезные взыскания: ставят такого на «ласточку» на час-два — и пошел обратно. Даже если кому-то и назначается ШИЗО, то на значительно меньшие сроки.

    Владимир Балух. Фото: Антон Наумлюк, для «Новой»

    — Почему, вы думаете, такое избирательное отношение именно к Балуху?

    — Могу только предполагать — он не признал себя виновным, отстаивал свою позицию, не хочет мириться ни с какими нарушениями закона в отношении себя, в то время как другие зеки смирились. Ну и к политзаключенным всегда будет отношение более строгое — в назидание остальным.

    Его просто пытаются «загасить» в этой колонии.

    Балух небезосновательно считает, что как только второго июля закончится этот срок нахождения в ШИЗО, его сразу же снова туда поместят или будут применять иные формы взыскания, например, зачислив в злостные нарушители режима, переведут в ПКТ. Сегодняшнее содержание в ШИЗО фактически превратилось для Балуха в настоящую, не придуманную пытку — у него отобрали теплое белье и свитер. В изоляторе и так-то холодно, и в Тверскую область пришла на днях прохладная погода с дождем. Владимир Григорьевич радовался, что его подняли на встречу со мной в следственный кабинет, где он мог наконец-то согреться.

    — Теплое белье ему распорядилась выдать уполномоченная по правам человека в Тверской области Надежда Егорова…

    — Он об этом ничего мне не сказал, вероятно, ему это неизвестно. И еще — у Балуха в колонии в Керчи был псалтырь, который прошел цензуру и был все время с ним, но в Торжке по совершенно неизвестной причине псалтырь у него забрали. Мало того, что человек промерзает до костей, он не может помолиться так, как ему удобно это сделать. На недопустимость лишения человека права отправлять религиозные обряды, к чему, без сомнения, относится и право на молитву, неоднократно впрямую указывал ЕСПЧ, но, видимо, ИК-4 в Торжке он не указ.

    Владимир Балух. Фото: Антон Наумлюк, для «Новой»

    — Поступали ли Владимиру Григорьевичу угрозы со стороны заключенных?

    — Нет, я спрашивал специально.

    — А кто, в основном, в этой колонии сидит?

    — Народ разный, есть осужденные на длительные сроки, но нет рецидивистов. Все первоходы.

    — Оскорбляют ли Балуха по национальному признаку?

    — Об этом он мне ничего не говорил. Единственное, что там имело место быть — один из заключенных из числа хозобслуги отвел Владимира Григорьевича в сторону и спросил, а правда, что ты сжег российский флаг? Можно предположить, что таким образом среди заключенных пытаются посеять неприязненное отношение к моему подзащитному. При этом Владимир Григорьевич сам мне сказал вот такие слова: «Я никогда не желал зла России и ее гражданам».

    — О чем еще вы говорили?

    — Я выполнил поручение родных Владимира Григорьевича, его сестры Надежды, передал различные их пожелания. Кроме того, поскольку состояние здоровья Балуха, о котором сообщали немногочисленные публикации в СМИ, внушило опасения кардиологам, меня попросили врачи высокой квалификации задать ему ряд специальных вопросов. Он на эти вопросы ответил в первый день нашей встречи,

    я передал ответы докторам, и эти ответы обеспокоили их еще больше.

    Теперь вот мы пытаемся добиться посещения Владимира Григорьевича врачом — кардиологом высокой квалификации. Заявление на проход специалиста Балух уже написал — так требуется по правилам внутреннего распорядка. И вопрос допуска врача зависит целиком и полностью от начальника колонии.

    Ну и теперь самое главное. 25 июня, когда я пришел к Владимиру Григорьевичу, он уже знал, что к нему безуспешно пытался пробиться консул его страны. До этого Балух дважды подавал заявление, что если к нему не допустят консула Украины, то он объявит голодовку. Поскольку администрация все эти заявления проигнорировала, Владимир Григорьевич сообщил мне, что с вечера 25 числа начинает голодовку. Меня это заявление взволновало, я принял решение посетить его и на следующий день, 26 июня, — специально, чтобы справиться о состоянии его здоровья и дел. Встретил он меня радостно — можно было поговорить и опять погреться в кабинете.

    Подтвердил, что перестал принимать пищу и передал мне письменное уведомление для администрации о начале голодовки.

    — Он закончит голодовку, если к нему будет допущен консул?

    — Нет, есть еще требования: Владимир Григорьевич требует вернуть псалтырь, теплое белье и свитер. И я вам так скажу: даже если по правилам в ШИЗО нельзя иметь теплое белье, пусть я буду выглядеть непрофессионально, но мне плевать на эти правила, ибо я знаю, что целью наказания не должны быть унижение человеческого достоинства и прямые издевательства…

    — А хотя бы письма в ШИЗО он продолжает получать?

    — Получать продолжает, но ответить ничего не может, из ШИЗО отправка по системе ФСИН-письмо не осуществляется. Кроме того, он практически не может читать полученное, потому что в камере, где Балух содержится сейчас, очень слабое освещение, настолько плохое, что при нем невозможно читать вообще, да и зрение за время заключения у него здорово село. Очки ему требуются. Надеюсь, хотя бы это будет позволено сделать.

    Почтовый ящик семьи Владимира Балуха в Крыму. Фото: Антон Наумлюк, для «Новой»

    — Я знаю, что отец Григорий при посещении передал для Владимира Григорьевича витамины. Он принимает их?

    — Нет. Успел принять пару раз, после чего витамины отобрали без объяснения причин, я, к сожалению, не спросил, кто именно отобрал.

    — Как вы считаете, ваш такой откровенный пересказ беседы с Балухом может ему повредить?

    — Я точно знаю, что Владимиру Григорьевичу вредит, что он безвылазно находится в штрафном изоляторе, а теперь еще и в помещении почти без света, постоянно мерзнет, не имеет нормального медицинского обслуживания, которое ему, по всей видимости, необходимо. Как показала практика, огласка в данном случае — лучший адвокат. Именно поэтому мой подзащитный и попросил меня довести до общественности и СМИ причины, по которым он начал голодовку.

    На сегодня объявление голодовки и огласка происходящего с ним в этой колонии — это вынужденная и, возможно, единственная мера, последний способ добиться прекращения нарушения прав Балуха. Складывается впечатление, что администрация колонии намеренно создает все условия, чтобы Балух провел за решеткой как можно больше времени и не вышел по УДО.

    Шестьдесят дней в ШИЗО практически подряд — подобные меры давления не принимаются даже в отношении настоящих злостных нарушителей режима.

    — На чем вы расстались?

    — Владимир Григорьевич просил навещать его почаще. Я обещал. Мы пожали друг другу руки, нас вместе вывели из следственного кабинета. Слева от конвойного был я, справа — Балух. Нас провели по коридору, я пошел к выходу на КПП, а Владимира Григорьевича повели обратно в холод ШИЗО. Я немедленно передал его заявление о начале голодовки в канцелярию колонии и поехал в Тверь, где точно такое же заявление передал в УФСИН по Тверской области. Прокуратуру по надзору я известил по электронной почте, так же как и уполномоченных по правам человека по Тверской области и России. Надеюсь, что хоть кто-то откликнется.

    Считаю, что требования Балуха вполне понятны, адекватны, в исполнении его просьб нет ничего невозможного. Хотелось бы верить, что наше с вами интервью поможет хоть как-то прекратить противоправные действия в отношении этого человека.

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    admin